Заявление о заражении вирусом от бывшего молодого человека

Умышленное заражение ВИЧ: пока суд да дело

Заявление о заражении вирусом от бывшего молодого человека

Елена вспоминает, как поначалу ее уверяли, что вопрос разрешится быстро: уголовное дело передадут в суд еще до Нового года. Однако зимние праздники прошли.

Несколько раз она слышала, что необходимы дополнительные экспертизы, писала четыре ходатайства для ознакомления с материалами дела и о проведении нескольких проверок.

За все это время, как утверждает потерпевшая, она не получила от правоохранительных органов ни одного внятного ответа на свои запросы.

Постепенно Елена стала догадываться, что не все может быть так, как уверяют люди в погонах. Осенью она подала жалобу в суд на их бездействие.

Фото Василия Бучинского

— Знакомые говорили, что весь процесс нужно держать под контролем, постоянно подталкивать полицейских, интересоваться, как продвигается расследование, — говорит иркутянка. — Но мне казалось, что процесс уже запущен, в деле достаточно материалов, и беспокоиться не о чем. На практике вышло всё не так.

Сказка закончилась быстро

Любовь обернулась кошмаром для девушки в марте 2016 года.

Отношения с новым избранником, Алексеем, завершились неожиданно быстро, когда у Елены поднялась температура, которая держалась несколько дней и не сбивалась никакими средствами.

Диагноз «острая ВИЧ-инфекция» прозвучал для иркутянки как гром среди ясного неба. Из-за особенностей организма Елены болезнь, которая развивается обычно от нескольких месяцев до нескольких лет, проявилась спустя считанные недели.

А что до Алексея — он показал другие грани своей галантности, отключив телефон, удалившись из социальных сетей, предварительно попросив её больше ему никогда не звонить. Из-за резко ухудшающегося здоровья Елена устроилась работать в Центр СПИД в надежде, что это поможет ей встать ближе к началу очереди на терапию.

— Журналисты уже несколько раз писали о моей истории, — говорит Елена. — У кого-то сложилось впечатление, что наши отношения были поверхностны и скоротечны. Однако мы вместе занимались домом и работой, которая стала для нас общей.

Мы обсуждали то, какими у нас с ним будут дети. Планов было много, на долгую совместную жизнь. У нас было много общих интересов. Мне и в голову не могло прийти, что у такого взрослого солидного мужчины слова могут расходиться с делом.

Заявление на бывшего суженого в полиции сначала не хотели принимать, сославшись на отсутствие твёрдых доказательств: совместного видео, снятого в момент сексуального контакта, или показаний свидетелей их близости. Обращение в Следственный комитет, который передал уголовное дело назад в отдел полиции, помогло мотивировать служителей закона открыть делопроизводство.

Иркутянка терпеливо отвечала на деликатные вопросы, приходила на очные ставки. Алексей поначалу говорил, что не знает заявительницу. Потом — что у него не было с ней интимной связи. Но совместная фотография в его квартире, в постели в пижаме, которую он удалил с телефона Елены, и которую ей потом помогли восстановить её друзья, поставила под сомнение его показания.

Фото Василия Бучинского

Дело трижды приостанавливали

Судьба возбужденного уголовного дела оказалась непростой. В частности, сменился и дознаватель, расследующий это дело.

По мнению правозащитника Святослава Хроменкова, представляющего интересы заявительницы, обычно на практике такие обвинения действительно труднодоказуемы. Но не в этот раз. Центр СПИД провел для Елены редкий генетический анализ.

Тип вируса, с которым ходит девушка, оказался очень распространенным в Иркутске, но проведя дополнительное детальное исследование на 60 образцах, сотрудники лаборатории обнаружили, что подтип вируса совпал только у двух проб — потерпевшей и обвиняемого.

Последний, к слову, состоял на учёте уже более 10 лет, терапию не принимал, однако, по словам иркутянки, «забыл» предупредить.

— Среди моих знакомых нашлись давние друзья детства Алексея, — говорит Елена. — Одна женщина рассказала, как ломала ему руку, когда узнала, что он колется героином, чтобы выбить эту дурь из головы.

Его родителям сообщать об этом она не стала, поскольку они у него были довольно серьезными: мама — известный в городе адвокат, позднее переехавшая в Санкт-Петербург и продолжившая там успешную карьеру, дед имел отношение к компетентным органам.

Материалы проведённой в Центре СПИД экспертизы вызвали сомнения у дознавателя, поскольку, во-первых, государственная медицинская организация с одной из лучших в стране молекулярно-биологических лабораторией, «не имеет лицензии на проведение судмедэкспертизы», а во-вторых, работая там, «заявительница могла повлиять на результаты». Хотя работники Центра утверждают, что весь анализ проводится в автоматическом режиме без возможности человеческого фактора.

Со слов ведущего это дело сотрудника полиции, пробы необходимо направить на дополнительное арбитражное исследование в другой регион.

При этом за длительное время эта необходимость не вылилась в конкретные действия по проведению такой экспертизы, утверждает адвокат.

Однако за последний год люди в погонах не забывали трижды приостанавливать дело, ссылаясь, в том числе, на недостаточность доказательной базы. А с процессуальной точки зрения запрашивать эту экспертизу в условиях, когда дело приостановлено, неправомерно.

— На первые два заседания суда по жалобе моей подзащитной предоставили материалы ненадлежащего качества, — считает Святослав Хроменков. — Копии документов были не читаемы, страницы были перепутаны и не прошиты.

Дознаватель, ведущая дело, сказала, что отправляла ответы на ходатайства без присвоения им реестровых номеров.

Кроме того, один из предоставленных суду отказов на ходатайство, якобы отправленных предыдущим дознавателем, на наш взгляд, содержит очень странную подпись, не похожую на то, как она расписывалась в других документах.

Опыт есть

По информации, переданной журналистам пресс-службой ГУ МВД России по Иркутской области, опыт в успешном ведении столь деликатных уголовных дел, закончившихся приговорами, в регионе есть.

В 2017 году дознаватели расследовали ещё четыре подобных случая в Братске, в Ангарске, в Усть-Удинском и Усть-Илимском районах. По двум из них уже оглашены приговоры.

Процессы длились по несколько месяцев.

— Почти двухлетнее разбирательство — это явное нарушение разумных сроков судопроизводства по определению Европейской конвенции по правам человека, — считает адвокат Святослав Хроменков. — Если бы его затягивали ещё один год, то дело можно было бы просто закрыть ввиду истечения срока давности.

5 декабря 2017 года заявление Елены суд постановил частично удовлетворить. Неудовлетворённым остался только пункт о неполучении ответа на ходатайство о признании её потерпевшей. По остальным трём пунктам заявления неправомерность действий людей в погонах была доказана. Сторона заявительницы надеется, что это поможет сдвинуть процесс с мёртвой точки.

— Даже если он получит условный срок, это послужит ему хорошим уроком, — говорит Елена. — Я просто хочу его остановить, ведь я уверена, что не являюсь его единственной жертвой.

Угроза висит над всеми

По словам главного врача Иркутского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями (Центр СПИД) Юлии Плотниковой, история Елены типична. Стереотипы о худых ссохшихся наркоманах, бросающих учёбу ради дурмана, и заражающих друг друга ВИЧ через инъекции одним шприцем, должны уйти далеко в прошлое.

— В Иркутской области вирус начал выходить в основное население в 2002 году, а в 2008 году количество незащищённые сексуальные контакты впервые превысили инъекционный путь по числу новых случаев инфицирования, — объясняет Юлия Плотникова.

— По данным за всю историю наблюдений, половой путь уже уверенно держится на первом месте среди причин заболевания. Сейчас в Прибайкалье живет более 35 тысяч человек с вирусом иммунодефицита в организме.

В таких условиях главной группой риска можно назвать все население региона. Нередки ситуации, когда вирус в семью приносит один из супругов.

Мы неустанно повторяем на наших акциях: любой незащищенный сексуальный контакт, даже с солидным взрослым человеком с престижной работой, высшим образованием, семьей и детьми — это опасность. Угроза висит над всеми.

Расширение Центром СПИД профилактики уже дало свои результаты. На самой проблемной территории — в Иркутске, где проживает 35% всех выявленных больных, — заболеваемость не растет уже третий год подряд.

Но высокая опасность заражения будет сохраняться долго.

А регион будут постоянно упоминать в списке неблагополучных с точки зрения распространения ВИЧ территорий РФ во всех объективных статистических отчетах.

Источник: https://www.irk.ru/news/articles/20171206/continue/

Изменение правил игры в интересах обеспечения здорового образа жизни и развития молодежи

Заявление о заражении вирусом от бывшего молодого человека

©GRASSROOT SOCCER/KARIN SHERMBRUCKER

Этим летом сотни миллионов всего земного шара следили за перипетиями и поворотами двух крупных футбольных турниров: Кубок Америки по футболу 2016 года, посвященный столетию, который состоялся в Соединенных Штатах Америки, и Чемпионат Европы по футболу 2016 года Союза европейских футбольных ассоциаций (УЕФА), который был проведен во Франции.

Свидетельством неиссякаемой силы этой прекрасной игры является то, за матчами, проходившими на таких аренах, как стадион «Роуз Боул» в Пасадине, штат Калифорния, и стадион «Велодром» в Марселе, следили болельщики не только в Америке и Европе, но и за их пределами. Люди со всех уголков земного шара приветствовали свои любимые команды и игроков. Футбол, как никакой другой вид спорта, способен преодолевать границы стран и континентов, и как таковой может использоваться как сила для перемен.

В сентябре 2015 года Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла Повестку дня в области устойчивого развития на период до 2030 года, в которой спорт был назван «одним из важных факторов» обеспечения развития и был признан его растущий вклад в дело мира.

Мы же знаем, что во всех странах земного шара уличная детвора любит побегать и поиграть в футбол, был бы мяч, да травяной газон или бетонная площадка.

Куда бы я ни поехал, я всегда встречаю девочек и мальчиков, которые вместе ставят разметки футбольных ворот и начинают гонять мяч.

Объединенная программа по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) Организации Объединенных Наций давно пришла к пониманию того, что футбол может играть важную роль в разъяснении опасности ВИЧ‑инфекции, прежде всего среди молодых людей, подверженных заражению этим вирусом.

В 2010 году была развернута просветительская кампания «Защита ворот», которая была направлена на разъяснение опасности такого заражения в преддверии проведения в тот год Чемпионата мира по футболу в Южной Африке.

Эта кампания была продолжена при проведении в 2013 году турнира Африканского кубка наций, когда на гигантских экранах всех стадионов, где проводились матчи, прокручивались рекламные ролики по профилактике ВИЧ.

Капитаны каждой из 16 команд, участвовавших в соревнованиях, зачитывали заявление с призывом к игрокам, болельщикам и молодым людям поддержать кампанию.

Во время Мирового чемпионата по футболу, который проводился в Бразилии в 2014 году, в городах, где проходили игры, было роздано 2 миллиона презервативов, а в местах сбора болельщиков можно было сделать бесплатный экспресс-анализ на ВИЧ. Международные послы доброй воли ЮНЭЙДС Михаэль Баллак и Давид Луис использовали свой авторитет и участвовали в кампаниях ЮНЭЙДС по распространению среди миллионов людей важной информации о тестировании и профилактики ВИЧ. Еще одной мощной инициативой, признающей потенциал футбола зажигать сердца и умы людей, является организация «Грассрут соккер».

Эта организация была создана группой бывших профессиональных футболистов при поддержке центров контроля и профилактики заболеваний Соединенных Штатов, министерством начального и среднего образования Зимбабве и экспертами здравоохранения. В своей работе она сочетает три эффективных принципа обучения:

  • Молодые люди лучше обучаются на примере тех, кого уважают. Подростки прислушиваются и подражают своим кумирам. Поэтому организация приглашает профессиональных игроков и других известных людей в качестве педагогов по профилактике ВИЧ.
  • Обучение — это не спорт для стороннего наблюдателя. Подростки лучше усваивают знания, когда они сами активно участвуют в передаче полученных знаний другим.
  • Решать проблемы всем миром.  Авторитетные кумиры могут изменить сознание молодых людей, однако обучение на протяжении всей жизни должно подкрепляться такой же длительной поддержкой общества.

В настоящее время эта фантастическая программа насчитывает более 1,3 миллиона девочек и мальчиков-подростков, прошедших курс комплексного обучения в области профилактики ВИЧ и приобретения жизненных навыков. Особое значение имеют навыки, позволяющие молодым людям самостоятельно решать проблемы, присущие подростковому возрасту.

Нынешнее поколение молодежи является самым многочисленным и представляет в развивающихся странах не только большие проблемы, но и огромные возможности.

Если сейчас страны будут инвестировать в подростков, чтобы они были здоровыми и крепкими, то через 10‑15 лет они получат солидные демографические дивиденды, которые помогут им построить сильное общество, способное выдержать любые испытания в будущем.

Знания и навыки, передаваемые их кумирами и сверстниками через футбол и другие виды спорта, помогают молодым людям воспитать уверенность в себе, обмениваться опытом, контролировать свою жизнь, делать осознанный выбор в отношении полового поведения, предохранять себя от заражения ВИЧ и других инфекционных заболеваний, не допускать нежеланной беременности и твердо войти во взрослую жизнь.

Подростки должны стремиться завоевать весь мир, быть сильными, здоровыми, полны жизнелюбия и надежд на будущее. К сожалению, слишком часто бывает вовсе не так. Более того, в нынешнем мире подростки остаются брошенными, особенно девочки-подростки. Они бывают забытыми, не получая никакой защиты от ВИЧ.

В 2015 году, согласно оценкам, во всем мире было 250 000 новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией среди подростков в возрасте 15‑19 лет, причем доля девочек этой возрастной группы в показателе новых случаев инфицирования составила 65 процентов.

Заболевания, связанные со СПИДом, являются главной причиной смерти среди подростков в регионе Африки к югу от Сахары и второй причиной смерти среди молодежи по общемировому показателю.

Распространение гендерного насилия, гендерное неравенство, вредные гендерные обычаи, стигматизация жертв и гендерная дискриминация зачастую не позволяют женщинам и девочкам узнать о зараженности ВИЧ‑инфекцией и получить доступ к услугам профилактики и лечения этого заболевания. Такая нравственная несправедливость просто не может продолжаться.

Футбол и другие виды спорта помогают вооружить нашу молодежь знаниями как защитить себя и принять осознанные решения в сфере охраны своего здоровья, но мы должны двигаться еще дальше.

Мировое сообщество должно в неотложном порядке скорректировать свое отношение к здоровью и благополучию подростков. Молодые люди больше не хотят оставаться пассивными получателям помощи; они становятся по своему собственному праву участниками перемен.

Они могут быть полезными партнерами законодателей в выработке эффективных мер защиты от ВИЧ‑эпидемии, которые должны быть научно-обоснованными и подтверждены на практике.

Взрослые люди, занимающие влиятельные посты, тоже должны в неотложном порядке скорректировать свои взгляды и менталитет; ведь приобретение новых жизненных навыков – это пожизненный процесс, который не ограничивается подростковым возрастом.

Чтобы остановить эпидемию СПИДа к 2030 году, нам необходимо внедрить всестороннее половое воспитание для всех, проявлять уважение к потребностям молодых женщин иметь доступ к услугам в области охраны сексуального и репродуктивного здоровья и возможность реализации их репродуктивных прав, а также признать, что каждый человек где бы он ни находился имеет право на охрану здоровья. Молодые люди должны привлекаться к разработке и реализации программ и услуг, которые направлены на удовлетворение их потребностей.

За последние 15 лет был сделан значительный прогресс в области смягчения последствий ВИЧ‑инфекции. К концу 2015 года антиретровирусную терапию прошли 17 миллионов человек.

Число смертей вследствие СПИДа снизилось с пикового уровня, составившего 2 миллиона человек в 2005 году, до 1,1 миллиона человек в 2015 году.

Четыре страны — Армения, Беларусь, Куба и Таиланд — получили от Всемирной организации здравоохранения свидетельства о подтверждении элиминации новых случаев передачи ВИЧ‑инфекции детям.

В период с 2009 года было отмечено снижение на 60 процентов случаев заражения ВИЧ‑инфекцией детей в 21 стране в районе Африки к югу от Сахары, которые были особенно сильно поражены этой эпидемией. Тем не менее, показатель числа новых ВИЧ‑инфекций в 2015 году упорно остается высоким на уровне 2,1 миллиона человек, едва снизившись с уровней 2010 года, причем особенно уязвимыми по‑прежнему остаются молодые женщины и группы риска.

В июне 2016 года на заседании высокого уровня Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, которое состоялось в Нью‑Йорке, была принята новая Политическая декларация об искоренении СПИДа.

Она предоставляет странам широкий, наступательный мандат обеспечить в ускоренном режиме избавление человечества от эпидемии СПИДа к 2030 году в рамках реализации целей в области устойчивого развития.

Для выполнения этой задачи мы должны снизить к 2020 году общемировые показатели новых случаев зараженности ВИЧ‑инфекцией и смертности вследствие СПИДа до уровня менее 500 000 человек и искоренить практику стигматизации и дискриминации жертв ВИЧ‑инфекции. При этом мы не сможем достичь этих целей без сокращения числа таких инфекций среди молодых людей и групп риска.

В ходе заседания высокого уровня делегации указывали на то, что ни одной стране не удалось добиться элиминации СПИДа и что ни одна страна не может позволить себе ограничиться лишь мерами борьбы с ВИЧ‑инфекцией.

Важную роль играет спорт в мобилизации молодых людей, которые должны занять активную позицию в реализации задач в области развития, ограждать себя и своих сверстников от ВИЧ и других инфекционных заболеваний и вносить свой собственный вклад в искоренение эпидемии СПИДа.

К сожалению, одного этого еще недостаточно.

Для устранения всех препятствий на пути реализации программ защиты подростков и обеспечения им доступа к услугам, мы должны продвигать более широкие подходы, охватывающие весь спектр проблем, включающих здравоохранение, образование и доступ к правосудию.

Позволю себе использовать еще одну аналогию со спортом: в борьбе с ВИЧ‑инфекцией надо переходить на ускоренный темп бега, позволяющий выполнить задачи Политической декларации по ВИЧ к 2020 году и обеспечить искоренение эпидемии СПИДа как общей угрозы человечеству к 2030 году. 

Источник: https://www.un.org/ru/chronicle/article/21950

122. Делятся позитивом

Заявление о заражении вирусом от бывшего молодого человека

В течение девяти лет полицейский из Калининграда на личном автомобиле, но иногда прямо в форме, предлагал незнакомым женщинам подвезти их, а потом требовал заняться с ним сексом.

Если попутчица отказывалась, то бывший инспектор ГИБДД заезжал в безлюдное место и там ее насиловал.

После этого он убеждал жертву не подавать заявление, говоря, что сам работает в органах и сможет «замять» дело.

В январе 2015 года полицейскому предъявили обвинение по трем эпизодам по пункту «б» части 3 статьи 131 УК (изнасилование, повлекшее заражение потерпевших ВИЧ-инфекцией) и по части 2 статьи 122 УК (заражение ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни).

Все контакты были незащищенными. Следствие установило, что с 2005 по 2014 год мужчина передал ВИЧ как минимум девяти женщинам. Об уголовной ответственности за заражение экс-полицейского предупредили в 2001 году, когда поставили диагноз.

Сообщения о привлечении к ответственности по 122 статье появляются в СМИ регулярно. ВИЧ-инфицированный спал с женщинами в Чите. Женщина обратилась в полицию, как только узнала о вирусе, который передался ей от неоднократно судимого ярославца.

Возбуждено уголовное дело в отношении мужчины, заразившего бывшую подругу, которая ждет от него ребенка. На три года колонии строгого режима осужден мужчина, заразивший мать двоих детей, с которой он познакомился по переписке, отбывая предыдущий срок.

30-летнего архангелогородца с ВИЧ приговорили к полутора годам колонии общего режима и двум миллионам штрафа. Жительнице Волгоградской области грозит до пяти лет лишения свободы за заведомо ложное сообщение об изнасиловании и заражение оговоренного мужчины вирусом иммунодефицита.

Возбуждено уголовное дело в отношении гражданки Казахстана, заразившей гражданского мужа на комплексе «Байконур». Молодой человек признался в болезни своей девушке после того, как встретил ее в СПИД-центре.

Суд продлил срок содержания под стражей женщине без работы и постоянного места жительства, подозревающейся в заражении нескольких человек в Амурской области. Два года колонии строгого режима получил житель города Балаково, не предупредивший партнершу о диагнозе, с которым жил семь лет.

Доказать, что знал

Первый случай заболевания ВИЧ в СССР зарегистрировали в 1987 году. Тогда же законодатели криминализировали умышленную передачу вируса, и в Уголовном кодексе РСФСР появилась статья 115.2, позже превратившаяся в 122 статью УК РФ.

Она применяется, если предполагаемый преступник знал о своей болезни, — иначе он считается невиновным, потому что в его действиях не было умысла.

Заражение также не считается преступлением, если партнера каким угодно способом предупредили о риске, но он все равно согласился вступить в контакт.

«Важно установить, знал ли обвиняемый о болезни.

Если он утверждает, что не знал, то направляются запросы в СПИД-центры, потому что когда человека ставят на учет, с него берут расписку, что он предупрежден о возможной уголовной ответственности по 122 статье», — объясняет юрист Сергей Петряков. По его словам, довольно часто люди узнают диагноз после медицинского обследования в учреждениях ФСИН.

Уголовная ответственность наступает не только за фактическое заражение (часть 2 статьи 122 УК), но и за поставление в опасность заражения (часть 1 статьи 122 УК) — например, если человек, зная о своем статусе, не предупреждает о нем партнера, но в итоге вирус не передается. Тогда обвиняемому грозит до трех лет ограничения свободы, принудительные работы сроком до одного года, либо арест сроком до шести месяцев; максимальное наказание — год колонии. Если вирус все-таки передался, то преступник может получить до пяти лет реального срока.

Отягчающие обстоятельства — это заражение двух или более лиц, либо несовершеннолетнего (часть 3 статьи 122). В этом случае виновному грозит до восьми лет лишения свободы. Также заражение ВИЧ может быть отягчающим обстоятельством в пункте «б» части 3 статьи 131 (изнасилование) и статье 132 (насильственные действия сексуального характера), но на практике это применяется не всегда.

«Самое сложное — доказать наличие полового акта, если это не изнасилование. При этом нужно доказать, что потерпевшие не употребляли наркотики, им не делали переливание крови и так далее.

Был случай, когда девушка с точностью до сантиметра описала домашнюю обстановку своего бойфренда. К делу также приобщили справки, что она не проходила операционного лечения и не стоит на учете как потребитель наркотиков.

Все это легло в основу обвинения, но сурового приговора не было. Зачастую суд просто назначает “условку” с испытательным сроком», — рассказывает Петряков.

По его мнению, при вынесении приговоров большую роль играет человеческая психология — или представление о ней председательствующего в процессе судьи: «Судья думает, что девушка влюбилась, доверилась, а ее молодой человек, сволочь такая, взял и заразил ее.

Вполне возможно, что так оно и было, но к вопросу доказательств нужно подходить педантично. То, что у девушки не было других половых партнеров, доказать почти невозможно, если это, конечно не необитаемый остров.

Следственным органам приходится собирать большие пакеты информации».

Мифы и статистика

По данным судебного департамента, с 2009 по 2014 год по статье 122 осуждены 227 человек. Еще 49 дел прекращено — в основном, по примирению сторон.

К лишению свободы приговорили 75 человек, остальным дали условные сроки или ограничение свободы. Большинство осужденных привлечены за фактическое заражение.

По данным на 2014 год, больше половины осужденных — люди в возрасте от 30 до 49 лет, примерно треть — женщины.

В 2014 году за заведомое постановление другого лица в опасность заражения ВИЧ (часть 1 статьи 122) были осуждены 19 человек, за фактическое заражение — 20, за то же деяние, совершенное в отношении двух или более лиц, либо несовершеннолетнего суд вынес приговор двоим обвиняемым.

Статья 122 во многом схожа со статьей 121 — умышленное заражение венерической болезнью, — но предусматривает более строгое наказание.

К примеру, за заражение партнера сифилисом, гонореей и некоторыми другими болезнями предполагаемому преступнику грозит штраф в размере до двухсот тысяч рублей либо до шести месяцев ареста.

За заражение двух или более лиц, либо несовершеннолетнего максимальное наказание — два года колонии.

В комментарии к уголовному кодексу опасность ВИЧ объясняется так: во-первых, заразившийся может долго не знать о своем статусе и представлять опасность для окружающих, во-вторых, болезнь фактически неизлечима, «больной в течение короткого времени уходит из жизни». Последнее — больше стереотип, чем правда: без лечения инфицированный проживет еще 10-20 лет, но благодаря антиретровирусной терапии у него появляются шансы дожить до старости.

В 2012 году судья Игорь Кусакин прекратил уголовное преследование жительницы Тольятти, укусившей свою знакомую за запястье. «Имея умысел на заведомое поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией В.

, достоверно зная о своем заболевании и будучи предупрежденной о том, что несет уголовную ответственность по статье 122 УК, если поставит другое лицо в опасность заражения заболеванием СПИД, в ходе конфликта умышленно нанесла телесное повреждение», — говорится в судебном постановлении. Дело закрыто в связи с примирением сторон.

«Мифы о ВИЧ — серьезная проблема, — считает Илья Лапин, активист движения “Пациентский контроль”. — Любой человек должен знать, что через укус, поцелуй или посуду ВИЧ не передается. Он передается только тремя способами. Во-первых, через кровь. Во-вторых, половым путем, через обмен биологическими жидкостями.

Третий способ — от матери к ребенку в процессе беременности или грудного вскармливания. Я могу покусать кого угодно, но чтобы заразить вирусом, я должен прокусить вены себе и другому человеку и умудриться каким-то образом перелить свою кровь в его кровь.

Нельзя забывать, что когда мы, например, порезались, кровь течет наружу, чтобы вымыть всю гадость, которая может попасть внутрь. Это защитная реакция организма».

В множестве случаев заражения ВИЧ точная причина передачи вируса неизвестна. По имеющимся данным центров профилактики и борьбы со СПИДом, в 2014 году ВИЧ чаще передавался через нестерильные шприцы при употреблении наркотиков (58,4%).

Глава Федерального центра СПИДа Вадим Покровский считает, что снизить количество заражений помогла бы заместительная терапия, которая запрещена в России. На втором месте — гетеросексуальные половые контакты (около 40%). Через гомосексуальные акты заразилось чуть более 1% опрошенных.

Также в 2014 году зафиксировано 11 случаев заражения в больницах, из них четыре — через нестерильные инструменты, пять — через переливание крови.

Вич в белом халате

За заражение другого лица в результате ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей (часть 4 статьи 122 УК) виновному грозит до пяти лет принудительных работ, либо лишение свободы на тот же срок. Суд может запретить ему работать в определенной сфере максимум на три года. По данным судебного департамента, с 2009 года по части 4 статьи 122 не было ни одного обвинительного приговора.

«Заражение происходит либо через нестерильные инструменты, либо из-за халатности врачей, которые работают на станциях переливания крови — не проверили донора, например. Это системная проблема.

В некоторых регионах до сих пор стерилизуют использованные шприцы.

В деревнях и поселках фельдшеров не обеспечивают новыми одноразовыми инструментами, и они не могут ничего сделать», — рассказывает Лапин из «Пациентского контроля».

В 2011 году гинеколог из «Преображенской клиники» Екатеринбурга Елена Ярушина вводила женщинам, желающим забеременеть, донорскую кровь. Обычно ее сдают мужья пациенток, но на этот раз донором стала одна из медсестер.

Три женщины, проходившие процедуру, заразились ВИЧ. В ходе проверок выяснилось, что образцы крови никак не проверялись, а сотрудники учреждения не проходили необходимых медосмотров.

Более того, у клиники не было лицензии для проведения таких операций.

Главврач «Преображенской клиники» Андрей Сысолятин, уволившийся после возбуждения дела, на суде утверждал, что медработники не обязаны были проводить тестирование — ответственность за это лежит на донорах, которые должны приносить справки об отсутствии заболеваний. Сысолятин и ВИЧ-положительная медсестра проходили по делу как свидетели обвинения. Позже факты незаконной предпринимательской деятельности в клинике выделили в отдельное производство.

В основном деле по части 4 статьи 122 единственной подсудимой стала Ярушина. В 2014 году Кировский районный суд Екатеринбурга приговорил гинеколога к четырем годам колонии общего режима. Свою вину Ярушина не признала.

Сразу после вынесения приговора судья объявил, что она освобождена по амнистии, приуроченной к 20-летию российской конституции. Прокуратура пыталась обжаловать это решение и и требовала посадить гинеколога на шесть лет, но Свердловский областной суд оставил решение первой инстанции в силе. Ярушина продолжает работать в клинике.

Доказать вину врача, заразившего пациента ВИЧ, непросто.

В таких случаях адвокат обвиняемого, скорее всего, будет настаивать на том, что потерпевший вел беспорядочную половую жизнь или употреблял наркотики, говорит юрист Сергей Петряков: «Например, был случай: жена осужденного вступала с ним в незащищенный половой контакт.

Он узнал диагноз при помещении в СИЗО, а потом анализ не подтвердился. Мужчина встречался на длительных свиданиях с женой, заразил ее, а она передала вирус ребенку.

Тут виноваты медики ФСИН, которые не проконтролировали достоверность первого анализа и не обеспечили достаточное преемство при переводе из СИЗО в колонию. Опять же, сложно доказать, что жена не имела других половых партнеров и не употребляла наркотики. Все неустраненные сомнения будут толковаться в пользу медиков».

По данным ВОЗ, два года назад частота выявления ВИЧ в России составила 55,6 случаев на 100 тысяч человек — это самый высокий показатель в Европе. К маю этого года в стране зарегистрировали 933 тысячи носителей вируса.

Реальную цифру узнать невозможно, но, по словам Покровского, она превышает официальную в два раза. С 1987 года в России умерли более 192 тысяч ВИЧ-положительных, из них 24,4 тысячи — в прошлом году.

Каждый день врачи выявляют около 300 новых случаев заражения.

«Статью называют “мертвой”, потому что по ней небольшой процент возбуждаемых дел, — поясняет Петряков. — Не уверен, что ее нужно менять, только увеличить сроки наказания по первым трем частям, хотя возможность привлечения лиц по ним все равно незначительная.

Что касается части 4, то там все упирается в сплоченность медицинского сообщества: врачи всегда будут защищать друг друга, отрицая признаки халатного поведения. В общем, законы у нас хорошие, а исполнение плохое.

Эта норма могла бы стать “живой”, если бы была возможность качественно подходить к расследованию дел».

Источник: https://zona.media/article/2015/17/11/codex-122

Положительное заключение

Заявление о заражении вирусом от бывшего молодого человека

Число преступлений по статье «Заражение ВИЧ-инфекцией» за минувший год возросло на 75%. Такие данные привели 22 мая в МВД.

В Минздраве в целом фиксируют снижение темпа заболеваемости ВИЧ, однако говорить о своем диагнозе открыто до сих решаются немногие.

Почему россиян стали чаще привлекать к уголовной ответственности за заражение партнеров и с какими трудностями сталкивается человек, решивший начать тяжбу с бывшим возлюбленным — разбирался портал iz.ru.

Число ВИЧ-инфицированных в России остается стабильно высоким. В стране живет свыше 950 тыс. носителей вируса иммунодефицита человека — чуть меньше процента от общей численности населения. И это только зарегистрированные случаи.

Если раньше основным способом передачи вируса считалось повторное использование игл, то теперь на первое место вышли гетеросексуальные контакты.

Причем речь идет вовсе не о людях, ведущих беспорядочную половую жизнь: группа риска значительно расширилась.

«Половой способ передачи становится доминирующим. Это гетеросексуальные контакты. 53,5% новых случаев зараженных отрицают употребление наркотиков и гомосексуальность», — отметил сообщил руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик РАН Вадим Покровский.

Как следствие, распространение инфекции через гетеросексуальные половые контакты ведет к увеличению числа детей, рожденных с диагнозом ВИЧ. За последние годы существенно вырос охват тестирования: ежегодно анализы сдают свыше 25 миллионов человек.

В Роспотребнадзоре отмечают, что в минувшем году темп прироста новых заболевших снизился на два процента. «Охват обследованиями ВИЧ также вырос с 2012 года в 1,3 раза», — уточнила глава Роспотребнадзора Анна Попова.

Она отметила снижение заражения ВИЧ среди подростков и молодежи.

Страшно сказать

Тем не менее, в 2017 году заболеваемость ВИЧ в России достигла максимума в нынешнем десятилетии. На фоне неутешительной статистики растет и число уголовных дел по статье 122 «Заражение ВИЧ-инфекцией».

Узнав о диагнозе, многие россияне стремятся наказать бывшего партнера, наградившего их неизлечимой болезнью. По закону носитель инфекции обязан предупредить нового партнера о том, что он является носителем вируса. За сокрытие этой информации следует уголовная ответственность.

Наказание за подобное деяние составляет до пяти лет лишения свободы. 

Страх — первая естественная реакция людей, узнавших о своем диагнозе. Многие больные скрывают положительный ВИЧ статус даже от близких родственников: родителей или детей. Ведь ВИЧ — не та болячка, на которую можно пожаловаться в дружеской беседе. Вполне вероятно, что ВИЧ-инфицированные есть среди ваших знакомых, коллег или соседей, но вы даже не догадываетесь об этом.

Эксперты фонда UNAIDS уверены, что число ВИЧ-положительных в России значительно выше официальной статистики, однако подавляющее большинство носителей вируса никогда не сдавали анализы и не знают о своем диагнозе.

«Рост числа уголовных дел — это предсказуемая ситуация, почва для которой создалась в России уже давно, — считает координатор проектов некоммерческого партнерства «Е.В.А.» Мария Годлевская. — Люди перекладывают ответственность за сохранение своего здоровья на половых партнеров, а это статья лишний раз дискредитирует людей, живущих с ВИЧ».

Специалист центра, оказывающего помощь людям с диагнозом ВИЧ, видит взаимосвязь между повышением числа тестирующихся и появлением новых уголовных дел.

«Неинформированные граждане страдают, боятся и мстят вместо того, чтобы принимать свой диагноз, обращаться за медицинской помощью и жить полноценной жизнью дальше.

Очень многие на этапе принятия диагноза в стадии гнева ищут виноватых и таким образом пытаются переложить ответственность за свое здоровье на своих половых партнеров, которые могли быть даже не в курсе наличия у них инфекции», — подчеркивает Годлевская, которая не скрывает свой положительный статус.

Отрицал до последней

Специалисты сходятся во мнении, что случаи сознательного заражения большого числа людей в нашей стране — большая редкость. Впрочем, не так давно в 2016 году на скамье подсудимых оказался 26-летний житель Новосибирска Дмитрий Мартель.

Его обвинили в том, что он скрывал свой статус от 37 половых партнерш, среди которых оказалась и несовершеннолетняя девочка. Своими сексуальными подвигами новосибирский рэпер похвастался в соцсетях, чем и привлек внимание правоохранительных органов.

Анализы несовершеннолетней девушки подтвердили, что ее заразил Мартель.

Молодой человек причисляет себя к ВИЧ-диссидентам, которые отрицают существование болезни и называют вирус фальсификацией. Он решил массово совращать девушек, чтобы доказать свою правоту.

Кроме того, в своем творчестве рэпер призывал слушателей не верить в существование ВИЧ. Новосибирские следователи предъявили Мартелю обвинение в совращении и намеренном заражении 14-летней девочки.

Остальные партнерши рэпера не участвовали в судебном процессе.

«О таких случаях стали сообщать. Еще лет пять назад люди очень боялись огласки, сейчас же стали обращаться в правоохранительные органы. С юридической точки зрения доказать причастность партнера к заражению не так уж и сложно.

Сначала потерпевший определяет круг лиц, с которым у него были половые контакты, а дальше проводятся экспертизы. При этом совместные фотографии не являются обязательными для доказательства близости партнеров.

Ими могут, например, служить показания свидетелей, которые знали о проживании лиц или совместном досуге», — пояснил адвокат Коллегии адвокатов города Москвы Шамиль Шихшаидов.  

Источник портала iz.ru в правоохранительных органах рассказал о случаях задержания криминальных элементов, которые пытались манипулировать своим ВИЧ-статусом, чтобы избежать ареста.

Некоторые из них носили с собой зараженную кровь в небольших емкостях, которую угрожали плеснуть оперативникам в глаза. Вероятность инфицирования в случае попадания на слизистую достаточно высока.

Иные грозились прокусить руку, однако при контакте со слюной заражения не происходит.

С момента появления этой статьи в 1997 году было вынесено более 500 приговоров по всем четырем частям, рассказала порталу iz.ru председатель правления ассоциации «Е.В.А.» Наталья Сидоренко.

Причем большая часть осужденных шли по части первой — постановление другого лица в опасность заражения, то есть пострадавший в итоге не был инфицирован вирусом иммунодефицита. По ее словам, правоохранительные органы зачастую присоединяют 122 статью о заражении ВИЧ-инфекцией к другим составам преступления.

«Например, если человек с диагнозом совершил грабеж, ударил кого-то кулаком в зубы, ему пытаются присоединить 122 статью. Якобы он поставил в опасность заражения другого человека», — поясняет Сидоренко.   

Они боятся сказать

Чтобы избежать перспектив уголовного преследования, некоторые пары доходят до абсурда — пишут расписки о том, что уведомлены о ВИЧ-статусе партнера перед тем, как вступить в интимную связь. В текущих условиях это один из немногих способов обезопасить себя от мести бывших сожителей или супругов.

«Некоторые люди живут с абсолютно открытым статусом, то есть не скрывают диагноз ни от кого, но на такое решится далеко не каждый. Чаще всего люди все же боятся рассказывать.

Когда человек узнает о диагнозе, он пребывает в состоянии шока или даже отрицания.

В этот момент ему подсовывают расписку о том, что он может стать уголовным преступником, если планирует строить с кем-то отношения», — добавляет Сидоренко.

Она рассказала о недавнем случае из практики: у девушки из детдома был диагностирован ВИЧ в 15 лет. Спустя два года она вступила в интимные отношения с 30-летним мужчиной, у которого работала уборщицей.

В момент возникшей близости девушка предложила использовать презерватив, но постеснялась рассказать о своем диагнозе, мужчина отказался использовать средства контрацепции. Спустя время она рассказала выдуманную историю о своей подруге, у которой обнаружили инфекцию. Мужчина настоял на проведении анализов, которые подтвердили его отрицательный, а ее положительный статус.

Несмотря на то, что партнер не был заражен, он подал заявление по части 1 статьи 122 УК РФ — «Заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией».

«Я не встречала людей, которые хотели бы кого-то нарочно заразить. Чаще всего это происходит из-за того, что человек боится огласки, либо сам не знает о диагнозе. Такие случаи часто бывают после разрыва.

Был такой случай: после разрыва парень написал начальнику своей бывшей девушки, что у нее ВИЧ. Она работала в ресторане, и ее тут же уволили. Еще до расставания парень был в курсе диагноза, он принимал терапию и сдавал анализы. Результат был отрицательный.

Теперь он угрожает, что, если результат станет положительным, он пойдет в полицию», — поделилась Сидоренко.

Помимо уголовной статьи, существует еще и административная — за сокрытие источника заражения. Эпидемиологи всегда проводят расследование после выявления новых случаев заболевания, чтобы выяснить, от кого человек мог заразиться. Если же пациент не рассказывает, ему угрожают судом. Хотя на самом деле наказание по этой статье не столь суровое — штраф 500 рублей.

«Женщина из небольшого северного городка узнала о своем положительном ВИЧ-статусе. Она лесбиянка, город маленький, разумеется, свою ориентацию скрывает.

Когда врач спросил у нее, со сколькими мужчинами у нее были половые контакты, та честно ответила, что ни с одним. Эпидемиолог обвинил ее во лжи, и на нее подали в суд. В итоге вынесли этот штраф.

Можно было его опротестовать, но она решила, что проще его заплатить, чем раскрывать себя», — резюмировала председатель правления ассоциации «Е.В.А.»

Источник: https://iz.ru/746892/anastasiia-chepovskaia/polozhitelnoe-zakliuchenie

Окно права
Добавить комментарий