За бабушкой нет теперь ухода

«Мама лежачая, я нищая»: уход за больными родственниками стал кошмаром – МК

За бабушкой нет теперь ухода

Даже мизерное пособие у государства приходится выбивать с боем

здоровых стран, составленный аналитиками Bloomberg на основании данных ВОЗ, отдела народонаселения ООН и Всемирного банка, показал, что по состоянию здоровья населения наша страна уступает даже Венесуэле.

Россия оказалась лишь на 95-й строчке рейтинга, рядом с такими государствами, как Кабо-Верде и Вануату, при этом существенно пропустив вперед не только европейские страны, Японию и Израиль, но даже Кубу, Белоруссию и Турцию.

В данный момент в РФ официально зарегистрировано около 12,1 миллиона инвалидов, то есть инвалидом является, по сути, каждый 12-й россиянин.

При этом, учитывая жесткие ограничения по заболеваниям для получения этого статуса, реально в стране намного больше людей с серьезными проблемами со здоровьем, особенно среди пожилых граждан.

В том числе ежегодно миллионы россиян нуждаются в постоянном уходе и не смогут выжить без чужой помощи. В большинстве случаев многолетний уход за лежащими инвалидами и пожилыми людьми ложится на плечи их близких.

Сиделки поневоле

Во многих случаях родственникам приходится ухаживать за больным годами, а иногда и десятилетиями.

Нередко на смену одному беспомощному старику приходит следующий умирающий, и вся жизнь семьи, по сути, превращается в бесконечный уход за немощным.

В большинстве регионов нет нормальных бесплатных учреждений для больных стариков и тяжелых инвалидов, а платные хосписы и сиделки стоят таких денег, какие большинство россиян даже в глаза не видели.

– Когда мне было 22 года, слегла с тяжелым инсультом моя бабушка, в тот момент ухаживать за ней, кроме меня, было просто некому, родители погибли в аварии за несколько лет до этого, — рассказывает Екатерина из Кирова. — В больнице бабуля медленно угасала, у нее стали проявляться жуткие пролежни, естественно, я забрала ее домой и стала выхаживать сама.

Работу (я была продавцом) пришлось оставить, в результате мы выживали на бабушкину пенсию и на те небольшие суммы, которые периодически присылали сердобольные дальние родственники.

Даже бесплатные памперсы от государства мне приходилось получать с боем.

При этом средства гигиены выдавали такого качества, что вместо месяца их хватало не более чем на 10 дней, либо ты должен держать больного сутки напролет в мокром подгузнике, а потом отстирывать всю кровать.

Противопролежневый матрас мне, к счастью, удалось купить подержанный у знакомых, цена даже на самый дешевый новый начинается от 10–15 тысяч, после его приобретения нам попросту месяц не на что было бы питаться.

После того как с Катиной бабушкой случился инсульт, врачи прогнозировали, что она не протянет и года. Однако благодаря хорошему уходу и любви внучки женщина прожила еще долгих 7 лет.

– Я очень любила бабулю, но, конечно, с ней было непросто. Все эти годы я жила как в тюрьме, ни свиданий, ни походов с подругами в кино и кафе, как у всех, — вспоминает Катя.

— Растеряла практически всех друзей, у девчонок были другие интересы, многие вышли замуж и нарожали детей, кому была нужна я со своими разговорами про пролежни и кормление лежачих больных.

Проблемы начались у меня и со здоровьем, я серьезно сорвала спину, когда переворачивала и поднимала бабулю во время мытья.

Правда, на последнем году бабушкиной жизни счастье наконец улыбнулось мне — отчасти благодаря ее болезни. На нашем участке появился новый молодой терапевт Андрей, он несколько раз приходил к нам домой осматривать бабушку, так мы познакомились, а затем и подружились.

Уже после смерти бабушки Катя и Андрей поженились. Через два года у них родились двое мальчиков-погодков, казалось бы, наконец-то можно было наслаждаться жизнью. Но беда как будто упорно не хотела покидать эту семью. Когда мальчики только вошли в детсадовский возраст, их дедушку, отца Андрея, сбил грузовик — так в доме появился очередной лежачий больной.

– Все это случилось три года назад, у свекра был перелом позвоночника и тяжелая травма головы, прогнозы врачей сразу прозвучали как приговор: после таких травм восстановиться невозможно, — объясняет Катя.

— Мать мужа давно умерла, поэтому никаких других вариантов, кроме как забрать свекра к себе, у меня снова не оставалось.

Андрею приходится работать с утра до вечера, чтобы прокормить всех нас, в результате, помимо заботы о детях, уход за лежачим больным опять полностью лежит на мне.

Свекор еще достаточно молодой, по словам врачей, у него хорошее сердце, поэтому он может прожить еще и 10, и 20 лет. И весит от значительно больше моей маленькой бабули, поэтому ухаживать за ним значительно тяжелее.

Я переживаю не столько за себя, сколько за детей — вместо веселых семейных мероприятий и поездок мальчишки все время должны быть привязаны к графику кормления и другим процедурам деда. Но не можем же мы выкинуть его и обречь на мучительную смерть в бесплатном интернате.

Тем более что его мозг абсолютно сохранен, он любит нас и все понимает, единственное, только не двигается и не говорит.

Борьба за копейки

Бедственное положение тяжелобольных людей и их родственников связано с полным безразличием государства к их судьбе.

За каждую копейку из бюджета инвалидам и их опекунам приходится бороться, пытаясь найти лазейку в очередном абсурдом законе.

В частности, уже не первый год инвалиды стучатся во все инстанции с требованием о внесении изменений в закон о выплатах опекунам, которые ухаживают за инвалидами I группы.

В данный момент, согласно Указу Президента РФ от 26.12.2006 №1455, получить смешную по нынешним временам выплату в размере 1200 рублей по уходу за инвалидом может лишь неработающий и не получающий пенсию или пособие по безработице опекун. Если же ухаживающий за больным человек трудоустроен или является индивидуальным предпринимателем, даже эта мизерная сумма ему уже не полагается.

В результате инвалиды и их родственники вынуждены искать неработающих граждан для оформления опекунства, чтобы получить от государства хотя бы эту жалкую подачку, чтобы купить лишний кусок хлеба или нужное лекарство.

«Я 4 года ищу опекунов из студентов или неработающих, но, естественно, реально ухаживать за лежачим больным за такую сумму никто не будет, — рассказывает один из читателей «МК» Алексей Сухарев. — Мы стучались во все инстанции с просьбой внести изменения в этот абсурдный закон, но везде нас только «футболят».

Мы обращались в Администрацию Президента, Госдуму и Мосгордуму и просили рассмотреть вопрос об увеличении оплаты опекунам до прожиточного минимума, так как прожить на 1200 рублей в месяц невозможно, но результата так и не последовало.

Депутаты Мосгордумы и Министерства социального обеспечения полностью согласны, что данный закон абсолютно абсурден, но у них нет полномочий его изменить.

Также мы дважды писали председателю Конституционного суда Зорькину по поводу данной ситуации, но нам сообщили, что для ответа сначала нужно оплатить пошлину 400 рублей».

Отсутствие нормальных выплат опекунам, ухаживающим за больными, приводит к тому, что тысячи семей, где есть лежащий родственник, оказываются за чертой бедности.

Родственники попадают в безвыходное положение — отдать своего близкого в бесплатный интернат означает ускорить его смерть, а чтобы ухаживать самостоятельно, приходится бросать работу и в большинстве случаев переступить черту бедности.

– В среднем сиделка на полный день или нормальный платный интернат стоят у нас в регионе 30–40 тысяч, — рассказывает Елена из Красноярского края. — Я мать-одиночка, на руках у меня двое детей, младших школьников, и лежачая мама.

Пока она не слегла, я работала учителем математики в школе с заплатой в 20 тысяч рублей. Причем эту сумму мне удавалось заработать только благодаря дополнительной нагрузке, в том числе кружкам в вечернее время.

Сейчас полноценно работать я не могу, надолго маму оставить одну нельзя, ее нужно переворачивать, а дети могут помочь только во второй половине дня, утром они в школе. В результате получается, что мы вчетвером живем на мамину пенсию, детские пособия и те копейки, которые сейчас мне удается заработать на школьных кружках.

Реально жизнью это, конечно, назвать нельзя, это выживание, у меня каждый раз начинается истерика по поводу рвущихся детских сапог или куртки, так как непонятно, где взять средства на новые. И сколько так будет продолжаться, одному богу известно, маме всего 65 лет…

Конечно, пособие по уходу за инвалидом в размере прожиточного минимума значительно улучшило бы наше существование. Но тут и 1200 рублей у государства целое дело получить, какой уж тут прожиточный минимум.

Но хуже всего приходится матерям, растящих тяжелобольных детей. Ведь их, помимо прочего, постоянно терзает мысль о том, что будет с тяжелым инвалидом с детства после смерти родителей.

– Мой ребенок с трудом ползает и даже не может взять кружку и попить сам, хотя ему уже 12-й год, — рассказывает Мария из Омска. — Его отец бросил нас, как только узнал, что сын родился неизлечимо больным, сейчас платит копеечные алименты. К счастью, моя профессия позволяет работать удаленно, поэтому с голоду мы не умираем.

Проблема в другом — я все время думаю, что будет с моим мальчиком, когда я умру, кому он будет нужен. Я много слышала про бесплатные интернаты для таких людей и бывала там — на мой взгляд, хуже это ничего нет. Я не хочу, чтоб мой ребенок мучился после моей смерти в интернате-концлагере, даже если он там проживет всего один-два года…

В СССР инвалидов нет

Привычка всячески замалчивать проблемы инвалидов, да и вообще их присутствие в стране, пошла еще с Советского Союза.

В 1980 году, когда в Москве готовились к проведению Олимпийских игр, советское правительство на вопрос учредителя Международного комитета по проведению Олимпийских игр для инвалидов о возможности таких игр в столице России ответило: «Московские стадионы не приспособлены для инвалидов».

И это было совершенно не удивительно, так как в те времена в СССР вообще ничего не было приспособлено для людей с ограниченными возможностями.

А изречение «В СССР инвалидов нет» опять-таки советское правительство прислало в ответ на вопрос организаторов спортивных игр в Англии, смогут ли советские инвалиды принять в них участие.

С тех времен, конечно, произошли существенные изменения, в том числе наша страна наконец обрела свою паралимпийскую сборную, однако во многом в плане отношения к тяжелобольным людям мы находимся будто в каменном веке.

И одна из главных наших проблем заключается в том, что в России до сих пор нет системы профессионального ухода за лежачими больными.

– Помимо повальной нищеты семей, где есть тяжелые инвалиды, мизерных пособий и отсутствия качественных бесплатных пансионатов, существует еще проблема отсутствия помощи опекунам этих несчастных, — объясняет Елена Иванникова, несколько лет проработавшая патронажной сестрой в США.

— Россияне, вынужденные ухаживать за своими родственниками, в большинстве случаев абсолютно не готовы к этому ни в физическом, ни в моральном плане. В связи с этим несколько лет ухода за инвалидом в некоторых случаях могут полностью подорвать здоровье и разрушить счастье его близких.

Конечно, в первую очередь необходимо обучать опекунов тому, как правильно осуществлять уход за лежачим больным, как его мыть, кормить и переворачивать таким образом, чтобы не навредить своему здоровью и затрачивать на эти действия как можно меньше времени и сил.

В Америке тоже есть люди, которые не хотят отдавать своих родственников в интернаты (хотя там эти заведения выше всяких похвал) и ухаживают за ними самостоятельно дома. В таких случаях к ним в обязательном порядке приходит медсестра, которая помогает в уходе и одновременно показывает опекуну, как осуществлять те или иные действия правильно.

А у нас человек оказывается в полном информационном вакууме, врач в поликлинике в лучшем случае посочувствует свалившейся беде и выпишет таблетки, а медсестры могут и сами не знать, как в домашних условиях правильно ухаживать за лежачим больным. В результате уже через несколько месяцев ухаживающий напоминает загнанного зверя, а после нескольких лет такого ухода некоторые сами тяжело заболевают.

По словам Елены, не менее важно и психологическое состояние опекуна. В нашей стране люди, длительное время ухаживающие за больными, находятся в состоянии тяжелого морального истощения и депрессии, часто из-за этого распадаются семьи, а дети, растущие в гнетущей атмосфере, предоставленные сами себе, окончательно отбиваются от рук.

– С качественной психологической помощью в России дела по-прежнему обстоят очень плохо, бесплатно ее получить практически невозможно, — говорит медсестра. — При этом большинство людей, ухаживающих за больными, в ней очень нуждаются.

Я знаю много случаев, когда от жены, ухаживающей за больной матерью, уходил муж или наоборот. Часто это происходит из-за того, что ухаживающий полностью замыкается на больном, создает в собственном доме атмосферу трагизма.

То же касается и отношения детей к лежачему больному. Если ребенок видит, что забота о лежачем родственнике в его доме норма, он будет спокойно воспринимать данную ситуацию. Вполне можно просить детей чем-то помочь в уходе за родственником или просто поговорить с ним, чтобы он не чувствовал себя одиноким.

Никакого вреда детской психике это не принесет, наоборот, вырастая, ребенок будет с пониманием относиться к тому, что в старости люди чаще болеют и нуждаются в помощи. А если стараться изолировать малыша от беспомощного человека, это, наоборот, спровоцирует у ребенка отторжение старости и болезней.

К сожалению, все эти и многие другие базовые знания непонятны и недоступны большинству людей, впервые столкнувшихся с необходимостью ухода за больным близким. И, на мой взгляд, любое вменяемое государство, которое не может обеспечить больных нормальным медицинским уходом и выплатами, должно хотя бы оказывать реальную помощь родственникам, готовым осуществлять этот уход своими силами.

Источник: https://www.mk.ru/social/2019/03/11/mama-lezhachaya-ya-nishhaya-ukhod-za-bolnymi-rodstvennikami-stal-koshmarom.html

Как ухаживать за пожилым человеком и получать пенсионный стаж и пособие

За бабушкой нет теперь ухода

В 2015 году я оформила в ПФР уход за 80-летней бабушкой мужа.

Мария Герасименко

ухаживала за бабушкой

На тот момент у меня не было официальной работы, но за полгода государство начислило мне 0,9 пенсионного балла и заплатило 7200 рублей.

Рассказываю тонкости общения с пенсионным фондом.

Что вы узнаете

За теми, кому меньше 80 лет, тоже можно ухаживать, но, чтобы оформить это официально, надо получить заключение из больницы. Оформить уход за пенсионером может только официально неработающий гражданин, который не имеет никакого дохода. Под это определение попадают:

  • неработающие граждане, которые не стоят на учете в центре занятости населения и не получают там пособий;
  • студенты очной формы обучения, даже если они получают стипендию. По закону стипендия доходом не считается;
  • несовершеннолетние от 14 лет. Им для оформления ухода за пенсионером нужно письменное согласие одного из родителей и разрешение органов опеки и попечительства.

Как получать стипендию 20 тысяч рублей

Не могут оформить уход:

  • другие пенсионеры, так как пенсия считается доходом;
  • индивидуальные предприниматели, даже если они не ведут никакой деятельности и не получают доходов.

Родственные связи не обязательны: пенсионер может быть вам дедушкой, соседом по лестничной площадке или вообще никем.

Расскажем, как копить, экономить и вкладывать так, чтобы безденежье обошло стороной

Пожилых людей под крыло можно брать сколько угодно, за каждого будут начислять 1200 рублей в месяц, но стаж будет идти как за одного.Например, если в 2016 году человек ухаживал за бабушкой и дедушкой целый год, то он получит 28 800 Р (по 14 400 Р за каждого), стаж и 1,8 пенсионного балла.

Деньги за уход будут начислять не вам лично, а пенсионеру, за которым вы ухаживаете. Его задача — передать компенсацию вам. Пенсионеру разрешено доплачивать вам или оставлять себе часть перечисленных денег — как договоритесь.

Но может возникнуть ситуация, когда пенсионер начнет требовать больше услуг, чем вы оговаривали. Или сляжет с тяжелой болезнью, и ему потребуется серьезный уход, который вы не готовы оказывать. Как тут быть — решать вам. Договор на уход за пожилым человеком вы оформляете добровольно и в любой момент в одностороннем порядке можете его расторгнуть. Нужно просто написать заявление в ПФР.

Прийти вдвоем в пенсионный фонд. Чтобы оформить уход, нужно прийти вместе с пенсионером в отделение ПФР, в котором пенсионер получает пенсию, и написать заявления. Пенсионеру — о согласии на уход, вам — о назначении компенсации.

Вот такое заявление заполняете вы:

Вот такое заявление заполняет пенсионер:

Если пенсионер не может прийти, можно взять у него нотариальное разрешение или вызвать мобильную клиентскую службу ПФР.

Пенсионеру: паспорт, СНИЛС и трудовую книжку.

Безработному: паспорт, СНИЛС, трудовую книжку, справку из центра занятости населения о том, что вы не стоите у них на учете. Еще понадобится справка ПФР с места жительства или пребывания безработного — ее ПФР запросит самостоятельно.

Несовершеннолетнему: паспорт, СНИЛС, трудовую (если есть), разрешение одного из родителей (усыновителя, попечителя) на осуществление ухода несовершеннолетним в свободное от учебы время, разрешение органов опеки и попечительства.

Я не получила заранее справку из службы занятости, и нам с бабушкой пришлось сходить в ПФР дважды. Сейчас закон требует от сотрудников отделения ПФР запрашивать эту справку самостоятельно. Но в разных городах может быть по-разному. Лучше заранее позвонить в свое отделение и уточнить, какие справки нужно захватить, а какие они получат самостоятельно.

У ПФР есть 10 дней, в течение которых они будут рассматривать ваше заявление, но выплаты начнутся с того месяца, когда вы его подали. Если вы подали документы 30 ноября, за ноябрь вам полагается полноценная компенсация в 1200 рублей.

Будьте честны с пенсионным фондом. ПФР не проверяет, как вы ухаживаете за пенсионером, но это не значит, что государство вас не контролирует. О любых изменениях вы должны уведомить государство, иначе вас заставят вернуть положенные за уход деньги по суду.

Уведомите ПФР, если:

  1. Вы устроились на работу, оформили пособие по безработице или пенсию. В течение 5 дней посетите ПФР и напишите заявление о прекращении ухода. Теперь у вас есть доход и вы больше не имеете права на компенсацию. Выплаты прекратят со следующего месяца. За этот месяц пенсионер получит их за вас полностью, даже если заявление вы написали в начале месяца.
  2. Вы получили разовое вознаграждение (гонорар, оплачиваемая практика и т. д.). В течение 5 дней с момента перечисления вам денег лично уведомите об этом пенсионный фонд. Договор с вами не расторгнут, но компенсация за месяц, когда вы получили доход, начислена не будет.
  3. Умер опекаемый пенсионер. В течение пяти дней сообщите об этом в ПФР. Вам перестанут начислять компенсацию и стаж.

Я ухаживала за бабушкой мужа полгода, потом устроилась на работу, сообщила об этом в ПФР и без всяких проблем закрыла эту историю. После меня уход за бабушкой оформила соседская девушка-студентка Лена.

По устной договоренности компенсацию бабушка и Лена делили пополам — каждой по 600 рублей. Летом у Лены была оплачиваемая практика, о которой она не сообщила в пенсионный фонд.

Через четыре месяца ПФР узнал о доходе и попросил Лену вернуть незаконно полученную компенсацию — 1200 рублей. Право продолжить уход за бабушкой у Лены осталось.

  1. Мне накапало немного рабочего стажа, и я заработала немного денег.
  2. Если в будущем я временно окажусь безработной, смогу таким способом продлить стаж и немного заработать.
  3. Оформлять документы не так страшно, как кажется.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/stazh/

Как решают проблему ухода за больными и пожилыми людьми в разных регионах

За бабушкой нет теперь ухода

Доля граждан старше трудоспособного возраста в России к 2025 году увеличится до 27,7 процента и составит 40,5 миллиона человек. Такие цифры приводятся в демографическом прогнозе Росстата.

Уже сейчас, по данным волонтерских организаций, в постоянном уходе в нашей стране нуждаются около 5 миллионов человек.

Это население нескольких областных городов! Между тем, согласно официальной статистике, только около 1,1 миллиона человек являются получателями социальных услуг на дому. В основном же ухаживать за лежачими больными годами приходится их родственникам.

В рамках нацпроекта “Демография” предусмотрено создание системы долговременного ухода за инвалидами и пожилыми людьми, которые не могут за собой самостоятельно ухаживать.

С этого года к проекту по уходу за пожилыми подключаются уже 12 регионов: Мордовия, Татарстан, Камчатский, Ставропольский края, Кемеровская, Кировская, Костромская, Новгородская, Рязанская, Тульская области и Москва.

Как сейчас живут люди, вынужденные рассчитывать на помощь окружающих, и кто им помогает, рассказали наши собкоры.

В Севастополе пожилых людей обучат виноградарству

Накопить на сиделку

Жительница Петрозаводска Галина Широкорад с диагнозом ДЦП пишет петиции в разные инстанции. Инвалид с детства не просит денег, не требует помощи, не ругает конкретных чиновников. Она просит узаконить для особой категории людей с ограниченными возможностями такой социальный институт, как сиделки-помощницы. Сама Галина не владеет руками, не может ходить и за собой ухаживать.

Галине 45 лет, живет в двухкомнатной квартире. Здесь все устроено так, чтоб удобно было передвигаться на инвалидной коляске.

– Это мама сделала, – говорит улыбающаяся Галина. – Она позаботилась о моей судьбе, накопила деньги на сиделку.

Инфографика “РГ”/Александр Чистов/Ольга Бухарова

С самого детства Галя была окружена любовью и вниманием близких. С увлечением училась по школьной программе на дому. А потом умер от тяжелой болезни отец, тогда ей было двенадцать. Не стало и мамы. Есть только тетя, которой за 70.

– Мне нужен постоянный уход, я даже поесть сама не могу. В дом инвалидов попасть не хочу. Да и кто туда захочет пойти добровольно, – говорит Галина.

Вот и приходится искать сиделок с условием совместного проживания. Иначе никак. Такого особенного инвалида нельзя оставить одного в квартире. Платить слишком много Галя не может. Пока еще использует мамины запасы. Из пенсии позволить себе помощницу она не в состоянии. На руки получает около 17 тысяч рублей, а из этих денег еще нужно и коммунальные услуги оплатить.

– Вот у меня и возникает вопрос: почему наше государство не предоставляет сиделок-помощниц инвалидам первой группы и хотя бы частично не оплачивает их труд? Во многих странах – Швеции, Германии, Израиле, США – она существует. Там тяжелым инвалидам государство предоставляет помощников бесплатно. Почему в нашей стране такие “особые люди” должны страдать, унижаться и бояться сгнить в инвалидном доме? – с горечью спрашивает Широкорад.

Корреспондент “РГ” попыталась сама найти сиделку. Объявления на эту тему есть. На звонки отвечали как лично предлагающие свои услуги, так и небольшие фирмы. Просят от 100 рублей за час. Если же клиент “особый” – цена возрастает.

За отказ обслуживать инвалидов или пенсионеров будут штрафовать

– Нет, я не готова жить с инвалидом постоянно. У меня своя семья, дети. Подрабатываю, чтоб помочь дочери, у нее двое маленьких детей, ипотека. Нужны деньги. Но вечером я хочу вернуться к себе домой и отдохнуть, – ответила Мария Сергеевна.

Можно посчитать, в какую сумму выливается только дневная оплата сиделки. В мини-пансионатах стоимость проживания на полном обеспечении в месяц – 25 тысяч рублей. И хотя там обещают, что придут на помощь по первому зову, все же индивидуальных сиделок в штате нет.

– У нас в этой сфере услуг работают только частные фирмы, а у них такие расценки, что ни один инвалид на свою пенсию не сможет сиделку содержать, – говорит Галина Широкорад.

– Если бы государство хотя бы 50 процентов оплачивало инвалиду первой группы, мы бы действительно чувствовали себя защищенными.

Только это нужно решать на уровне государства, чтобы и права помощниц были защищены официально, чтобы инвалиды не боялись и сиделки тоже знали, что, например, через 10-15 лет работы они получат жилье от государства и пенсию. Тогда у нее отпадет желание зариться на жизнь и квартиру инвалида.

Галя разговаривает, сидя у компьютера. Весь ее мир, вся ее жизнь – в нем. На полу стоит клавиатура, работает она ногой. Быстро, ловко набирает текст без ошибок. Она постоянно ищет работу, которую могла бы выполнить на компьютере. Но предложений нет.

А накопленные мамой деньги заканчиваются. Где она возьмет 20 тысяч, чтобы платить ежемесячно сиделке? Галина боится, что тогда придется расплачиваться собственной квартирой, пойдет рента. И через пять-шесть лет инвалид останется без жилья.

– Я не выживать хочу, а просто жить в своей стране, не страшась, что будет со мной завтра. Помогите быть услышанной.

Помощникам – отдельная ставка

После публикации в “РГ” инвалиду-нижегородцу установили в доме пандус

В Костромской области удалось ввести отдельные ставки сиделок для помощи пожилым и ослабленным клиентам социальных центров. Здесь недавно приняли областной закон о социальном обслуживании граждан. В Буйском комплексном центре социального обслуживания населения уже появились должности сиделок.

В Оренбуржье тоже можно рассчитывать на услугу “социальной сиделки”.

В отличие от обычного надомного обслуживания, “социальная сиделка” предполагает более широкий спектр услуг: в зависимости от конкретной ситуации это могут быть регулярные посещения больного от одного до трех раз в день продолжительностью до трех часов, а также ежедневный уход в дневное время по рабочим дням. В основном “социальную сиделку” заказывали пожилые люди и инвалиды, полностью утратившие способность к самообслуживанию.

Другой вариант – медико-социальные группы, куда входят участковые врачи-терапевты, а также специалисты по социальной работе. Их услугами в Оренбургской области могут воспользоваться и граждане, не состоящие на социальном обслуживании. Рассчитывать на помощь могут и родственники, ухаживающие за лежачими больными. Специалисты обучают их правилам реабилитации, консультируют.

В регионах все чаще открываются школы, где можно пройти обучение уходу за больными и пожилыми. Пять лет назад журналист из Уфы Альфия Галиуллина открыла школу правильного ухода “Ваша сиделка”, в которой прошли обучение уже более 900 человек.

В Орловской области тоже начала работать школа ухода за лежачими пациентами. Эксперимент пока стартовал в Ливенском районе. Обучение в школе – бесплатное. Первыми еще в прошлом году обучение прошли социальные работники.

На днях в школе набрали первую группу учеников. В нее вошли десять горожан, которым необходимо ухаживать на дому за лежачими родственниками. Занятия с ними проводит квалифицированная медсестра.

Кроме того, консультировать учеников будут психолог и священник.

“Дедсад” для бабушки

Бюджет профинансирует частные группы по уходу за маленькими детьми

В городе Волжском Волгоградской области для дневного пребывания пожилых людей открыли так называемый “дедский” сад – его “воспитанникам” уже за 60. Причем платить за это родственникам не надо.

Пенсионеров объединили в группы по 20 человек. С ними занимаются адаптивной физкультурой. Кружки и секции, утренники и чаепития. Двухразовое питание по расписанию. В “дедсаду” разработана специальная программа для тренировки памяти, внимания, мелкой моторики рук.

Эти группы созданы в помощь родственникам пожилых людей, которые могут передать бабушку или дедушку в надежные руки и в течение дня спокойно заниматься работой.

Есть возможность сэкономить на сиделке, но при этом нет необходимости на долгое время полностью отрывать пожилого человека от семьи.

Для оформления в отделение необходимо получить в поликлинике по месту жительства справку о состоянии здоровья, а также копию индивидуального плана лечебно-реабилитационных мероприятий от врача гериатра или невролога. Основное условие – человек должен быть транспортабелен. И не важно, ходит он с палочкой, ногами или ездит в инвалидном кресле.

Конкретно

Топилин рассказал о доплатах к пенсии и социальных контрактах

– выполняет санитарно-гигиенический уход за опекаемым;

– контролирует режим дня опекаемого (прием пищи, прием лекарств, сон);

– принимает врача и выполняет его назначения;

– контролирует температуру и артериальное давление;

– осуществляет смену постельного и нательного белья;

– поддерживает порядок в комнате и вещах опекаемого;

– осуществляет машинную стирку белья и одежды опекаемого;

– готовит пищу для опекаемого и помогает в приеме пищи.

Источник: https://rg.ru/2019/03/26/reg-pfo/kak-reshaiut-problemu-uhoda-za-bolnymi-i-pozhilymi-liudmi-v-raznyh-regionah.html

Беда с бабушкой!

За бабушкой нет теперь ухода

Приветствую всех жителей форума. Читаешь и понимаешь, что ты не один. Хочу просто выговориться!

Итак, есть бабушка. Любимая бабушка. Бабуле 80 лет. Она работала статистиком в медицине. Стаж 40 с небольшим лет. Все время цифры, подсчеты, годовые и квартальные отчеты. Незаменимый сотрудник так сказать. 

Когда ей стукнуло 68 лет, она упала, идя на работу. Был перелом руки сложный и больничный. За время больничного решила она глаза свои проверить. От окулиста срочно отправилась в больницу, оперировали глаукому. Сначала один глаз, потом второй.

Плюс у нее сильная близорукость. Больничный затянулся на 6 месяцев и встал вопрос о том, что пора заканчивать работать. Надо зрение поберечь. И вот так с 68 лет она стала неработающей пенсионеркой. Оформили инвалидность по зрению.

Дали 2 группу бессрочно. 

Так и жили годика 3. На улицу выходить не хотела. Ссылалаясь на плохое зрение и боязнь упасть. Ходила я с ней раз в месяц на почту за пенсией. На обратном пути в магазин. Вот такие прогулки у нас с ней были раз в месяц.

Обслуживала бабуля себя сама, помыться, постирать и т.д. Принимала гостей, приходили с работы бывшей ее знакомые и сотрудники. Ну как сказать принимала. Я ходила в магазин. Покупала вкусности и пару салатов делала.

Она только общалась с гостями. 

Так мы жили и не тужили. Были скандальчики, но все в рамках было. У бабушки здоровье было нормальное, пила только волокордин. С утра и к ночи. Ну и глазные капли, так как глаза плохи были. Смотрела телевизор. Очень любила нашего нынешнего президента. Не пропускала ни одних новостей. Спать ложилась в час ночи. Вставала в 10-11. Все приемлимо.

И вот за месяц до своего 78 летия стала жаловаться на боль в бедре. Не могу говорит ходить я. Вызвали мы скорую. Экг оказалось не очень хорошая и ее забрали в больницу. В больнице исключили острый коронарный синдром (инфаркт), зато нашли перелом шейки бедра!!!! Для нас это был шок. Она не падала. Ничего такого не было. Как случился перелом одному богу известно.

Предложили нам операцию по эндопротезированию, т.к в принципе здоровье позволяло. Предупредили о рисках. Но это единственная возможность была для нее чтоб ходить. Мы согласились. Осталось только согласие бабушки. Она тоже согласилась. И вот настал день х. Операция прошла успешно. Да, мы дали на лапу анестезиологу, врачу хирургу и заведуюшему.

Но разве жалко было денег в тот момент? Да нет конечно. Наняли сиделку. Сиделка была золотая. Она не только ухаживала за бабушкой, но и на 3 день после операции заставила ее ходить с ходунками. Мы ее уговорить не могли. С врачами она скандалила. Вызывала психиатра прямо в больницу. Он нам сказал, что бабуля адекватная. А она прямо расцвела после его ухода.

Правда незнала, что он психиатр. Ладно. Пережили эти моменты. Выписали нас домой и вот тут то и началось самое интересное.

Сначала она все собиралась куда то идти. Встанет. Оденется сама. Плащ. Берет. Обувь.. т.е не в домашней одежде. А как положено. В уличной. Сама не уходила. Говорит помогите мне спуститься вниз. Меня там друг ждет. Какой? Неизвестно. Перестала смотреть телевизор вообще. Повытаскивала все свои вещи из шкафа и разложила по дивану.

Паспорт и другие документы прятала под подушку. Потом стала подозрительной. В ее комнату входить было нельзя. Не дай бог что пропадет. Подозревала меня внучку и мою маму (ее дочь) во всех грехах. Да, я срывалась. Кричала на нее. Мама бывало тоже. Но все было терпимо. Т.е жить можно было. В туалет ходила сама. Готовили и кормили ее мы с мамой по очереди.

Приготовишь, поставишь на столе. Она придет. Сядет и поест. Потом к себе пойдет отдыхать в комнату. Всегда в комнате у нее было много фруктов. Хурма, мандарины, яблоки. Очень любила хурму она. А еще сладкое любила. Конфеты и шоколадки. И так изо дня в день. Мыться пойти – это из под палки. Доказывала, что она мылась. Хотя бывали просветления.

Иногда она могла пойти почистить зубы. Зубы у нее все свои кстати. Затем начались ночные крики. То ли слышала она что-то и кричала на кого-то. То рассказывала, что кто-то там ходит. Чужие. Но опять же без агрессии и т.д.  В основном ходила и бормотала себе под нос что-то. Спала когда, ноги внизу согнуты, голова на подушке. По дому ходить стала в уличной одежде.

Говорила, что холодно. Спала также в берете на голове и накрывалась плащом.

А неделю назад случилось страшное. Я была на работе, а мама с гриппом лежала. Я пришла с работы часов в 10. Смотрю – бабушка лежит на полу и руками крутит. Что случилось? Неизвестно. Бабушка обьяснить не может. Давление при этом в норме. Мама грохота не слышала как от падения. Подняли ее. Уложили на кровать. С тех пор она не встает. Есть не просит.

Я приношу – она в ответ грубо мол опять жрать. В туалет не заставить сходить. Рядом стоит стул-туалет – не фига. Поднимаю ее, усаживаю на стул – она орет на всю квартиру. Я спрашиваю тебе больно? Она говорит нет. Жесть. Я не понимала. И не понимаю. Памперсы? Я бы могла их одеть ей. Но так нет же. Она терпит. Т.е недержания нет. Терпит до последнего.

А когда помочь хочешь – вопит что стены дрожат.

Я стала грешить – может опять перелом? Сделали снимки (чего нам это стоило одному богу известно). Переломов нет. Эндопротез стоит как родненький. Все в порядке. Почему не ходит? Значит из за мозгов. Но нам то в больнице психиатр сказал, что бабушка в адеквате. Ну вызвала я еще раз его. Только из клиники Бехтерева.

Долго он с ней общался. Час точно. Диагноз? Деменция. Полная отстраненность от реальности. Свое имя называет четко и фамилию тоже. Мое и мамино тоже. Но не понимает, что я внучка, а мама моя дочка. Мы просто соседки, с которыми она давно дружит. И только с помощью наводящих вопросов она согласилась, что мы родственники.

Что нам выписали? Выписали ноотропил утром и днем. Выписали циннаризин 3 р в день. И еще утром натощак берлитион по 2 таб сразу. Пьем уже неделю. Результата пока нет. Хотя врач предлагал стационар. Мол капельницами за 10 дней приведут в чувство. Затормозить смогут. Но дорого. Сутки 6 тысяч. А это 60 тысяч за 10 дней.

Для нас большая сумма. Вот пьем таблетками. Что будет дальше – незнаю. Врач сказал, что она от нас потихоньку уходит. На данный момент имеем растение. Она только спит. Криков нет. Тишина, будто и нет ее. Кушать не просит. Я приношу и просто уговариваю поесть. Туалет у нас раз в день. И то я ее усаживаю сделать свои дела.

Уговариваю так сказать.

Думаю о плохом. С одной стороны – это не жизнь. С другой стороны я ее очень люблю. Много воспоминаний с ней моих детских. Поддержки нет никакой. Только моя мама. У подруг все бабушки в разуме. Молодому человеку выговаривала, но опять же поддержки не ощутила. 

Как себя вести тоже не знаю. Не заставлять ее есть? Так она совсем истощает. Кормлю ее 2 раза в день и так. Совсем понемногу. Пробовала вкусненького ей давать – тоже самое. Реву часто. Понимаю, что это начало конца.

И не хочу чтобы этот конец наступил. Речь у нее пока не нарушена. Глотает тоже сама. Начиталась ужасов про зондовое питание. С ужасом жду каждого дня. Кажется будто мне самой психиатр нужен. Наболело. Простите за много букв.

Написала и как будто чуть легче стало.

Источник: https://memini.ru/discussions/30731

Как сооснователь Qlean придумал «Uber по уходу за пожилыми людьми»

За бабушкой нет теперь ухода

«Близкие.ру» — это сервис для поиска в Сети специалистов, способных «под ключ» профессионально взять на себя заботу о пожилых и маломобильных людях. «Близкие» работают с апреля 2018-го, оборот сервиса составляет более 3 млн руб.

Задуматься о создании сервиса по уходу за пожилыми Александра Коровина заставили личные обстоятельства​ ( из личного архива Александра Коровина)

«По моим ощущениям, это тема не только социальная, но и очень денежная. Например, только на борьбу с деменцией, по данным Всемирной организации здравоохранения, тратится $800 млрд в год.

Население стареет, и в ближайшие годы рынок услуг для пожилых людей будет только расширяться.

Получается, на пенсию начнут выходить либо состоятельные люди, у которых есть деньги, чтобы платить за свой комфорт, либо те, у кого есть богатые дети», — рассуждает о сервисе «Близкие.ру» первый инвестор проекта, сооснователь CarPrice Эдуард Гуринович.

«Близких» он называет «Uber по уходу за пожилыми». Это сервис для поиска в Сети специалистов, способных «под ключ» профессионально взять на себя заботу о пожилых и маломобильных людях. Придумал проект еще один известный ИТ-предприниматель, сооснователь и бывший гендиректор Qlean Александр Коровин. «Близкие» работают с апреля 2018-го.

Коровин давно обратил внимание на рынок социального ухода — еще во время работы в Qlean он искал возможности для расширения бизнеса. Новый проект не связан с уходом из компании по организации уборок (это случилось в январе 2018-го), подчеркивает предприниматель: задуматься об основании стартапа его заставили обстоятельства личного характера.

«У меня есть бабуля. И неожиданно она начала немного чудить. Теперь-то я знаю, что это называется деменция. А тогда пришлось погружаться в историю и разбираться», — вспоминает Коровин. «История оказалась совершенно дикая: найти для бабушки специалиста по уходу, особенно в провинции, нереально. Не говоря уже о том, чтобы специалист был обученным и квалифицированным», — говорит он.

Тогда бизнесмен начал изучать, как устроен рынок ухода за пожилыми в западных странах: выяснилось, что там есть государственные стандарты для этой сферы, а также школы и институты, где обучают сиделок.

«В России нет ничего подобного.

Поэтому нам как новому сервису, с одной стороны, сложнее развиваться в отсутствие аналогичного опыта, но нам как бизнесу это, наоборот, открывает дополнительные возможности», — отмечает он.

По словам Коровина, в стране практически нет компаний, которые старались бы гарантировать клиенту результат. «Это как рынок уборки до появления Qlean. Или как рынок такси до появления Uber и «Яндекс.Такси».

Возможно, сравнение пошлое, но ситуация очень похожа», — говорит он.

При этом старение населения подтверждают данные Минтруда: по прогнозу ведомства, к 2025 году в России будет до 40 млн пожилых, их доля вырастет с нынешних 24,6 до 27%.

Самым распространенным способом поиска сиделки остается «сарафанное радио», но и в его случае, по словам предпринимателя, речь идет «не о результате, а о минимальной гарантии, что человек никого хотя бы не убьет и не обворует».

Соинвестор проекта Эдуард Гуринович считает, что основными клиентами «Близких» будут люди с доходом от 100 тыс. руб. ( из личного архива Эдуарда Гуриновича)

Коровин сам сделал сайт проекта и начал его тестировать, когда у сервиса не было ни штата специалистов по уходу, ни даже офиса. Тогда же пользователи стали оставлять первые заявки. «Приходилось делать «извиняшки», говорить, что мы пока тестируем продукт и сообщим, когда запустимся», — вспоминает основатель «Близких».

На следующем этапе развития проекта Коровин максимально подробно изучил, как устроена система ухода за пожилыми в России.

Главным экспертом «Близких» выступила сотрудница фонда «Старость в радость», преподаватель кафедры «Управление сестринским делом» РУДН Лена Андрев. Для сервиса она разработала программу по организации ухода, а также системы обучения и контроля качества.

С экспертизой также помогают фонды — та же «Старость в радость», а также «Живи сейчас» (помогает людям с боковым амиотрофическим склерозом).

Каждый сотрудник «Близких», которому доверяют уход, должен пройти обучение продолжительностью до трех дней. На этих экспресс-курсах ему расскажут, как передвигать и кормить человека, проводить гигиенические процедуры и выстраивать общение в зависимости от особенностей заболевания подопечного.

По итогам обучения компания делает вывод о «благонадежности исполнителя», уточняет Коровин. Но опыт, по его словам, все равно «нельзя проверить, пока люди не приступят к работе», поэтому «Близкие» разработали особый регламент. Прежде чем допустить до пожилого человека специалиста, с ним встречаются эксперты.

Они оценивают состояние подопечного и составляют программу ухода, которой обязан следовать исполнитель. Отчет о работе специалисты оставляют в специальном мобильном приложении. Если они работают с подопечными, не способными самостоятельно дать обратную связь, весь их рабочий день фиксируется на камеру.

В целом контроль качества услуг помог наладить опыт создания службы поддержки в Qlean, признается предприниматель.

С «Близкими» сотрудничают уже около 120 исполнителей в возрасте от 35 лет. Большинство — пенсионеры. Такие «сиделки» редко допускаются к «сложным» подопечным, которым, например, требуется подселение.

Зато они хорошо справляются с более простыми задачами: например, с компаньонством, «когда надо приходить один-два раза в день, готовить и гулять», рассказывает Коровин.

У исполнителей, по его словам, обычно есть личный опыт ухода за близкими или работы в санаториях и пансионатах.

В базе сервиса около 80 клиентов. Оборот превышает 3 млн руб. в месяц. «Близкие» пока работают в Москве, выход в регионы только в долгосрочных планах. По оценке Коровина, в столице повседневный уход необходим примерно 600 тыс. человек. Согласно исследованию ассоциации «Патронаж» в России в регулярном уходе нуждаются 3–4 млн человек, из них 1,5 млн — это лежачие больные и престарелые.

Для запуска «Близких» потребовалось 20 млн руб. Половину суммы Коровин вложил из личных накоплений, еще 10 млн руб. привлек от инвесторов. Сооснователь CarPrice Гуринович, который не раскрывает сумму инвестиций, владеет 3% юрлица сервиса — компании «Надежные исполнители».

«Когда Саша [Коровин] разводился с инвесторами Qlean и продавал свою долю, я сразу сказал, что буду инвестором его нового проекта. Тогда он рассказал мне про идею «Близких», — вспоминает первый инвестор.

Вложилась в сервис и директор компании по работе с инвесторами в CarMoney (на момент публикации), управляющий партнер Startupconsult Анастасия Олимпиева.

Инвестиции пошли на операционную деятельность — создание тренинг-центра, зарплату команде и маркетинг. «Мы не пытались сразу пилить космический корабль. На старте была лишь проверка гипотезы и минимальный запуск.

Сейчас ведем переговоры с несколькими фондами, в начале следующего года планируем закрыть раунд инвестиций, вот тогда уже будем больше вкладываться в разработку ИТ-решений и увеличивать команду», — объясняет Коровин.

Основными клиентами «Близких» будут пенсионеры с пассивным доходом от 100 тыс. руб. (минимальный размер пенсии в Москве в 2018-м — 17,5 тыс. руб.), считает Гуринович. Коровин же хочет расширить число услуг сервиса за счет реабилитации пациентов после различных заболеваний, например инсульта.

Уход можно было бы начинать еще в больнице с последующим переходом на надомный режим, говорит предприниматель. «У нас есть такая амбиция, но все дико зависит от рынка и от наших темпов роста.

Пока у «Близких» не будет четко налажена система с уходом, мы ни в какую реабилитацию лезть не будем», — заключает он.

Источник: https://www.rbc.ru/magazine/2018/11/5bbb4d759a794707f17b0cf0

Окно права
Добавить комментарий