Сервисный ремонт и расторжение договора купли продажи

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2017 г. N 78-КГ16-79 Суд отменил апелляционное определение и направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции дело о расторжении договора купли-продажи автомобиля, поскольку судом не учтено, что при передаче автомобиля на гарантийный ремонт истец не знал о необходимых существенных временных затратах на проведение ремонта, не был поставлен об этом в известность сервисным центром официального дилера и не давал согласия на проведение ремонта свыше сроков, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей

Сервисный ремонт и расторжение договора купли продажи

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н., Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Кириллова A.М.

к ООО “БалтАвтоТрейд Ф”, ООО “Дженсер Сервис Ю7” о расторжении договора купли-продажи, взыскании неустойки, процентов, убытков, компенсации морального вреда, штрафа по кассационной жалобе Кириллова A.М.

на решение Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 октября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 апреля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Кириллова А.М., его представителя Рытвинскую Е.В., поддержавших жалобу, представителя ООО “Дженсер Сервис Ю7” Титаева В.В., возражавшего против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Кириллов А.М.

обратился в суд с иском к ООО “БалтАвтоТрейд Ф”, ООО “Дженсер Сервис Ю7” о расторжении договора купли-продажи автомобиля и возврате уплаченной за автомобиль суммы, взыскании неустойки за нарушение сроков устранения недостатков товара и неустойки за нарушение сроков удовлетворения требований потребителя о возврате уплаченной за товар суммы, взыскании убытков, вызванных нарушением прав потребителя и связанных с оплатой процентов по кредиту, заключением договоров ОСАГО, ДАГО, КАСКО, проездом, приобретением колёс для автомобиля, прохождением технического обслуживания, а также о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов.

В обоснование заявленных требований указал, что приобрёл автомобиль у ООО “Дженсер Сервис Ю7”, впоследствии в автомобиле выявлены недостатки, в связи с чем он был передан для ремонта в сервисный центр официального дилера ООО “БалтАвтоТрейд Ф”, где находился в ремонте свыше срока, установленного п. 1 ст. 20 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 “О защите прав потребителей” (далее – Закон о защите прав потребителей).

В связи с нарушением ООО “БалтАвтоТрейд Ф” сроков устранения недостатков автомобиля истец обратился с претензией к продавцу товара ООО “Дженсер Сервис Ю7” с требованием о замене автомобиля, а в случае невозможности замены просил расторгнуть договор купли-продажи и возвратить ему денежные средства за автомобиль.

ООО “Дженсер Сервис Ю7” отказало в удовлетворении претензии.

Кириллов А.М.

полагал, что превышение максимально допустимого срока для устранения недостатков, предусмотренного Законом о защите прав потребителей, свидетельствует о наличии в автомобиле существенного недостатка и даёт ему основание требовать возврата уплаченной за автомобиль суммы и возмещения убытков.

Решением Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 октября 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 апреля 2016 г.

, удовлетворены исковые требования Кириллова А.М. к ООО “БалтАвтоТрейд Ф” о взыскании неустойки за нарушение сроков устранения недостатков товара в размере 542 636 руб. 40 коп., компенсации морального вреда в размере 10 000 руб., штрафа в размере 271 318 руб.

, в удовлетворении остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 13 января 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст.

 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 апреля 2016 г.

в кассационном порядке.

При рассмотрении дела судом установлено, что 13 августа 2014 г. между Кирилловым А.М. и ООО “Дженсер Сервис Ю7” заключён договор купли-продажи автомобиля …, … г. выпуска, цвет белый, …, гарантийный срок составлял 24 месяца (л.д. 46-47).

20 августа 2014 г. Кириллов А.М. получил автомобиль по акту приёма- передачи (л.д. 49).

12 сентября 2014 г. Кириллов А.М. обратился в сервисный центр официального дилера в г. Санкт-Петербурге в ООО “БалтАвтоТрейд Ф”.

В период с 12 сентября 2014 г. по 26 декабря 2014 г. автомобиль находился на гарантийном ремонте у ООО “БалтАвтоТрейд Ф” (л.д. 95-97).

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований к ООО “Дженсер Сервис Ю7”, суд исходил из того, что по смыслу ст. 18 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе выбрать один из способов защиты своего права и не может одновременно требовать безвозмездного устранения недостатков товара и отказаться от исполнения договора либо потребовать замены товара.

Суд пришёл к выводу, что поскольку Кириллов А.М. воспользовался предоставленным ему правом выбора способа защиты нарушенного права, передав автомобиль для проведения гарантийного ремонта, то он не вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи автомобиля и требовать возврата уплаченной за автомобиль суммы.

Также суд указал на недоказанность истцом наличия в автомобиле существенного недостатка.

С данными выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушены нормы действующего законодательства и согласиться с его выводами нельзя по следующим основаниям.

При рассмотрении дела судом установлено, что автомобиль находился на гарантийном ремонте 106 дней.

Поскольку срок выполнения гарантийного ремонта превысил 45 дней, выявленный недостаток автомобиля является существенным, так как он не мог быть устранён без несоразмерной затраты времени.

Согласно п. 1 ст.

 20 Закона о защите прав потребителей, если срок устранения недостатков товара не определён в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортёром) незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней.

Пунктом 1 ст.

 18 Закона о защите прав потребителей установлено, что в отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нём недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчётом покупной цены в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в одном из следующих случаев:

обнаружение существенного недостатка товара;

нарушение установленных настоящим Законом сроков устранения недостатков товара;

невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.

Как следует из п.п. “в” п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г.

N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”, под существенным недостатком товара (работы, услуги), при возникновении которого наступают правовые последствия, предусмотренные ст.

 18 и 29 Закона, следует понимать недостаток товара (работы, услуги), который не может быть устранен без несоразмерной затраты времени, то есть, такой недостаток, на устранение которого затрачивается время, превышающее установленный соглашением сторон в письменной форме и ограниченный сорока пятью днями срок устранения недостатка товара, а если такой срок соглашением сторон не определён, – время, превышающее минимальный срок, объективно необходимый для устранения данного недостатка обычно применяемым способом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 38 указанного постановления Пленума, отказ от исполнения договора купли-продажи либо требование о замене технически сложного товара могут быть удовлетворены при нарушении установленных Законом о защите прав потребителей сроков устранения недостатков товара (ст. 20, 21, 22 Закона).

С учётом приведённых норм права и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации выводы суда о том, что истец, производя гарантийный ремонт, лишён возможности требовать расторжения договора, основаны на неправильном толковании Закона о защите прав потребителей и противоречат положениям ст. 18, 20, 23 названного Закона.

Истец выбрал и реализовал своё право на устранение недостатка товара и с учётом нарушения срока устранения недостатка в соответствии с нормами п. 2 ст.

 23 Закона о защите прав потребителей был вправе предъявить по своему выбору иные требования, предусмотренные ст. 18 настоящего Закона, что и было им сделано 28 ноября 2014 г.

посредством предъявления претензий к продавцу ООО “Дженсер Сервис Ю7” об отказе от исполнения договора купли-продажи.

При передаче автомобиля на гарантийный ремонт истец не знал о необходимых существенных (более 45 дней) временных затратах на проведение ремонта, не был поставлен об этом в известность сервисным центром официального дилера ООО “БалтАвтоТрейд Ф”, согласия на проведение ремонта свыше сроков, предусмотренных п. 1 ст. 20 Закона о защите прав потребителей, не давал. О своём намерении отказаться от исполнения договора купли-продажи истцом было заявлено продавцу до того момента, когда автомобиль был возвращён после ремонта.

Суд также не учёл положения п. 6 ст.

 18 Закона о защите прав потребителей, распределяющего бремя доказывания между потребителем и продавцом, и возлагающего на ответчика ответственность за недостатки товара, если он не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Допущенные судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения.

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (п.

 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 “О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции”), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (ст. 6.

1 ГПК Российской Федерации),

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает нужным направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 7 апреля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.

Купленный гражданином автомобиль, в котором обнаружились недостатки, находился в сервисном центре на гарантийном ремонте более 45 дней, установленных Законом о защите прав потребителей.

Как указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, в таком случае недостаток является существенным, поскольку он не мог быть устранен без несоразмерной затраты времени.

При передаче автомобиля на гарантийный ремонт потребитель не знал о необходимых существенных (более 45 дней) временных затратах. Он не был извещен об этом сервисным центром официального дилера, не соглашался на ремонт свыше сроков, предусмотренных законом. О намерении отказаться от исполнения договора потребитель заявил продавцу до того, когда автомобиль был возвращен после ремонта.

В этой ситуации потребитель может отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата денег либо потребовать заменить товар с соответствующим перерасчетом покупной цены.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71521038/

ВС: право потребителя расторгнуть договор

Сервисный ремонт и расторжение договора купли продажи

ВОЗВРАТ ПОТРЕБИТЕЛЕМ ТЕХНИЧЕСКИ СЛОЖНОГО ТОВАРА

Потребитель вправе расторгнуть договор купли-продажи технически сложного товара и потребовать возврата уплаченной за такой товар денежной суммы по основаниям нарушения продавцом срока проведения гарантийного ремонта и существенного характера выявленного недостатка товара.

Гражданин обратился в суд с иском к автосалону (продавцу автомобиля) о расторжении договора купли-продажи автомобиля, взыскании стоимости автомобиля и установленного дополнительного оборудования, неустойки, убытков, причиненных вследствие продажи товара ненадлежащего качества, штрафа, компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований гражданин указал, что приобрел у автосалона автомобиль. В ходе эксплуатации приобретенного автомобиля неоднократно возникала неисправность: горела контрольная лампа неисправности двигателя. В связи с этим К. обращался в сервисные центры с целью ее устранения.

При обращении к автосалону ремонт автомобиля превысил максимальный срок устранения недостатков, установленный, который составляет 45 дней.

Требования гражданина К. о расторжении договора купли-продажи автомобиля в связи с пропуском гарантийного срока устранения недостатка автомобиля автосалоном (ответчиком) в добровольном порядке удовлетворены не были.

Суд первой инстанции удовлетворил требования гражданина к автосалону частично:

договор купли-продажи автомобиля суд расторг, в пользу гражданина (истца) взысканы денежные средства, уплаченные им за автомобиль и дополнительное оборудование, неустойка, компенсация морального вреда, штраф.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, принял новое решение, которым в удовлетворении требований гражданина отказал.

Гражданин подал кассационную жалобу в Верховный суд. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, определение апелляционной инстанции отменила и направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию с указанием следующего: Пунктом 1 ст.

20 Закона о защите прав потребителей предусмотрено, что, если срок устранения недостатков товара не определен в письменной форме соглашением сторон, эти недостатки должны быть устранены изготовителем (продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) незамедлительно, т.е. в минимальный срок, объективно необходимый для их устранения с учетом обычно применяемого способа. Срок устранения недостатков товара, определяемый в письменной форме соглашением сторон, не может превышать сорок пять дней.

Согласно п. 1 ст.

18 Закона о защите прав потребителей в отношении технически сложного товара потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара. По истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению в одном из следующих случаев: обнаружение существенного недостатка товара; нарушение установленных названным Законом сроков устранения недостатков товара; невозможность использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.

Из разъяснений, содержащихся в п. 38 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”, следует, что обнаружение существенного недостатка товара или нарушение срока устранения недостатков товара являются самостоятельными и достаточными основаниями для удовлетворения требований потребителя.

Требования истца о расторжении договора купли-продажи и возврате уплаченной за товар денежной суммы обоснованы нарушением ответчиком срока проведения гарантийного ремонта и существенным характером выявленного недостатка товара.

Удовлетворяя заявленные истцом требования о расторжении договора купли-продажи, суд первой инстанции исходил из того, что ответчиком нарушен гарантийный срок устранения недостатка автомобиля, который находился на ремонте в период с 16 августа 2013 г. по 13 октября 2013 г. (59 дней).

С названными выводами суда первой инстанции в части удовлетворения иска К. не согласился суд апелляционной инстанции.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе гражданину в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что истец обратился с требованиями о расторжении договора купли-продажи за пределами установленного гарантийного срока. При этом доказательств наличия существенных недостатков товара, возникших в период гарантийного срока, не представил.

Однако суд апелляционной инстанции при определении даты окончания гарантийного срока не учел положения п. 3 ст.

20 Закона о защите прав потребителей, в соответствии с которыми в случае устранения недостатков товара гарантийный срок на него продлевается на период, в течение которого товар не использовался.

Указанный период исчисляется со дня обращения потребителя с требованием об устранении недостатков товара до дня выдачи его по окончании ремонта.

Согласно сервисной книжке, сертификату ограниченной гарантии, а также условиям договора купли-продажи автомобиля, на автомобиль истца установлен гарантийный период 3 года или 100 тыс. км пробега с момента передачи транспортного средства потребителю, а на механизмы двигателя и детали коробки передач — 5 лет или 120 тыс. км пробега.

Судом первой инстанции установлено нахождение автомобиля на гарантийном ремонте в течение первого года гарантии — 10 дней, в течение третьего года гарантии — 59 дней.

С учетом времени нахождения автомобиля на гарантийном ремонте датой окончания основной гарантии является 17 декабря 2013 г., в то время как истец обратился к официальному дилеру с требованием о расторжении договора купли-продажи 15 ноября 2013 г., а с иском в суд — 13 декабря 2013 г.

Поскольку К. обратился к продавцу с требованием о расторжении договора в период гарантийного срока, суд апелляционной инстанции не учел положения п. 6 ст.

18 Закона о защите прав потребителей, в соответствии с которыми в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.

13 постановления Пленума Верховного Суда РФ “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”, под существенным недостатком товара (работы, услуги) следует понимать в том числе недостаток товара (работы, услуги), который не может быть устранен без несоразмерной затраты времени, — недостаток, на устранение которого затрачивается время, превышающее установленный соглашением сторон в письменной форме и ограниченный сорока пятью днями срок устранения недостатка товара, а если такой срок соглашением сторон не определен, — время, превышающее минимальный срок, объективно необходимый для устранения данного недостатка обычно применяемым способом.

Судами установлено, что автомобиль находился на гарантийном ремонте 59 дней. Поскольку срок выполнения гарантийного ремонта превысил 45 дней, выявленный недостаток автомобиля является существенным, так как он не мог быть устранен без несоразмерной затраты времени, что не было учтено судом апелляционной инстанции.

Отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции также исходил из того, что, отремонтировав автомобиль, К. выбрал и реализовал свое право на устранение недостатка товара.

Однако суд не учел, что в соответствии с п. 1 ст. 10 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Свободный и осознанный выбор потребителем способа устранения недостатков мог иметь место лишь в случае, когда он с достоверностью знал о необходимых существенных (более 45 дней) временных затратах на проведение ремонта и при этом согласился с таким способом устранения недостатков товара.

По смыслу закона обязанность по информированию потребителя о сроках ремонта лежит на продавце (изготовителе).

Также о согласии потребителя с таким видом устранения недостатков, как ремонт, может свидетельствовать длительная эксплуатация товара после окончания ремонта.

Автомобиль после устранения недостатков продолжал находиться на станции технического обслуживания после 13 октября до 10 ноября 2013 г. для устранения повреждений кузова, допущенных в период гарантийного ремонта.

Свое намерение расторгнуть договор К. выразил непосредственно после возврата ему машины, написав соответствующую претензию продавцу, а после получения отказа сразу обратился в суд. Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

(№ 5-КГ15-60)

Источник: https://xn----otbbxhhbg2c8c.xn--p1acf/informaciya/verhovnyy-sud/vs-pravo-potrebitelya-rastorgnut-dogovor

Окно права
Добавить комментарий