Примет ли суд электронную переписку с сотрудником спортклуба?

Электронная переписка как доказательство | Адвокат Мугин Александр

Примет ли суд электронную переписку с сотрудником спортклуба?

Очевидно, что электронная почта обладает множеством достоинств и широко пользуются и в процессе ведения хозяйственной деятельности.

В настоящей статье предлагаю рассмотреть вопрос о юридической силе электронной переписки, как доказательства. Речь пойдет об обычной переписке, осуществляемой подавляющим большинством людей, без применения электронной цифровой подписи, либо иных аналогов собственноручной подписи.

Часто, в процессе беседы с доверителями по той или иной проблеме, выясняется, что либо договор был заключен путем обмена документами по электронной почте, либо вся или часть юридически значимой переписки сторон договора осуществлялась по электронной почте. Причем доверитель просто убежден в том, что без проблем докажет свою правоту ссылаясь на данную переписку и такой договор.

Встает вопрос, является ли данная переписка по электронной почте доказательством тех или иных обстоятельств? Что если процессуальный оппонент заявляет о том, что также может предоставить переписку, содержащую противоположные сведения, как придать переписке процессуальную форму и юридическую силу?

Пойдем от общего к частному.

Законодательное регулирование в области использования технических средств при оформлении доказательств явно недостаточное, понятийный аппарат, как таковой отсутствует, в разных нормативных актах одинаковые понятия зачастую определяются по-разному.

Не вдаваясь в технические особенности работы электронной почты, оставив Вас без пространных определений электронной почты, информационно-телекоммуникационных сетей и прочих понятий перейдем непосредственно к доказательствам в арбитражном процессе, так сказать немного теории.

Как нам известно,  доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном Арбитражным кодексом Российской Федерации (далее — АПК РФ) и другими федеральными законами  порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы (ст. 64 АПК РФ).

В свою очередь, письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

Согласно ст.

75 АПК РФ допускаются в качестве письменных доказательств документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в случаях и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами, иными правовыми актами или договором либо определены в пределах своих полномочий Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации.

Оставим без внимания теоретические споры в юридической сфере о том, является ли переписка по электронной почте письменным или вещественным доказательством, поскольку для требуемого результата (признание переписки как доказательства в суде) это не имеет большого значения.

Исходим из того, что переписка содержит сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, неважно что это – строительный спор, спор о взыскании задолженности по договору, либо любой иной спор.

Как мы видим, для того, чтобы электронная переписка отвечала критериям письменных доказательств и допускалась в качестве письменного доказательства, она должна отвечать, как минимум, следующим условиям:

– она должна быть выполнена способом, позволяющим установить достоверность документа;

– она должны быть получена в установленном АПК РФ, другими федеральными законами, иными правовыми  актами  или договором порядке.

Данные критерии и становятся камнем преткновения каждый раз при ссылке на электронную переписку в качестве доказательства тех или иных обстоятельств.

Формально, истинное содержание электронной переписки может быть установлено путем осмотра ее в месте нахождения по правилам ст.

78 АПК РФ (например, суд может потребовать от соответствующего лица предоставить доступ к электронной почте, осмотреть сообщение или вложенный файл).

Лично я никогда не сталкивался с тем, чтобы суды так поступали, хотя видел представителей, которые «рвались» с ноутбуком к судье.

Относительно «должна быть выполнения способом, позволяющим установить достоверность документа»:

Представляется, что едва ли не единственным возможным способом «овеществить» электронную переписку является ее распечатка на принтере. Но суды не охотно принимают такие распечатки в качестве доказательств, поскольку высока вероятность фальсификаций.

Всего не предусмотришь, но анализ судебной практики помогает выработать ряд практических мер, позволяющих придать электронной переписке «процессуальности».

Вот лишь несколько рекомендаций, которые приблизят вас к цели, приобщить переписку в качестве письменного доказательства:

Сделайте акт с указанием даты и точного времени составления. В акте укажите сведения о лице, которое произвело выведение переписки на экран и дальнейшую распечатку (ФИО, должность), таким лицом может быть как руководитель организации — стороны спора, адвокат (юрист), оказывающий помощь в арбитражном суде, любое иное лицо, имеющие отношение к спору.

Также в данном акте следует привести данные о программном обеспечении (указании на версию браузера) и использованной компьютерной технике.

Акт, содержащий вышеуказанные сведения, как минимум лишает вашего процессуального оппонента довода о том, что не представляется возможным установить кем, когда и с использованием чего произведено распечатывание переписки.

Я по крайней мере, возражая против приобщения переписки, всегда ссылаюсь именно на то, что представляемая суду переписка не отвечает критериям доказательств именно потому, что не понятно кем, когда и с использованием чего она произведена.

Письма же адресованные моему доверителю и не соответствующие моей позиции по делу всегда «отправляются в спам», не получал и все.

В самом акте обязательно укажите последовательность действий, произведенный при выведении переписки на экран и дальнейшей распечатке. Для примера можете взять протокол осмотра нотариусом письменных доказательств.

Теперь обратимся к достоверности электронной переписки.

Представляется, что под достоверностью в данном случае следует понимать убежденность в истинности переписки. Частью 3 ст. 71 АПК РФ установлено, что доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Каким же образом должна быть выполнена переписка, чтобы ее истинность не вызывала сомнения.

В первую очередь, из переписки должно быть понятно от кого и кому направлено письмо или документ.

Представляется, что об идентификации сторон переписки следует позаботиться заранее, предусмотрев в договоре адреса электронной почты сторон, поскольку доказать принадлежность того или иного адреса электронной почты конкретному лицу или организации может быть очень сложно (для регистрации электронного ящика не надо предоставлять какие либо документы, удостоверяющую личность, либо учредительные документы, регистрация обычно анонимна).

Как следует из п. 3 ст. 75 АПК РФ стороны вправе включить в договор условие о порядке индивидуализации своей электронной переписки (направление сообщений на согласованные адреса электронной почты) на предмет придания ей свойств достоверности.

Стоит отметить, что поскольку данный способ предполагает обязательное использование сторонами именно тех электронных адресов, которые прямо обозначены в договоре, что на практике редко осуществляется, то такой способ установления достоверности электронной переписки является не очень надежным.

Для примера посмотрите, например, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 16.11.2012 № Ф03-5177/2012 (Довод истца о передаче спорных претензий ответчику по электронной почте был отклонен, поскольку не свидетельствовал об их получении истцом. При этом в материалы дела не было представлено доказательств согласования сторонами использования электронных документов в претензионной работе).

В случае невозможности соотнесения стороны договора и конкретного адреса могу только порекомендовать ссылаться на п. 1 ст. 5 ГК РФ, обосновывая использование электронной почты в отсутствие соответствующего указания в договоре или ином двустороннем документе как обычай делового оборота, а также указать на отсутствие возражений процессуального оппонента на подобный обмен информации.

Также отмечу, что лицо, ведущее переписку по электронной почте от имени другого лица (или в его интересах), должно быть на это уполномочено.

Документы, оформленные противоречиво, без надлежащей конкретики, скорее всего будут отвергнуты судом по основанию недостоверности.

Что касается второго условия – «получения переписки в установленном АПК РФ, другими федеральными законами, иными правовыми  актами  или договором порядке».

Я не нашел в действующем законодательстве никакого порядке получения такого доказательства как электронная переписка. Представляется, что данная переписка не должна нарушать предусмотренное конституцией право тайны переписки.Заверение электронной переписки у нотариуса

Иногда участники процесса просят о приобщении нотариально заверенной электронной переписки.

Не буду описывать чем регулируется обеспечение доказательств нотариусом, кому интересно найдет сам, остановимся на вопросе обеспечения доказательств нотариусом вкратце.

Обратите внимание, что если производство уже возбуждено обращаться к нотариусу уже поздно. Да, допускаю, что к заверенным нотариусом документам суд может отнестись с большим доверием. Но такого требования в законе нет, а соответственно обращаться к нему не обязательно.

Обращу ваше внимание на следующие моменты:

– достоверность электронной переписки в данному случае ограничивается случаями, когда принадлежность адресов электронной почты сторонами не отрицается;

-нотариус обязан  известить о времени и месте  обеспечения доказательств стороны и заинтересованных лиц. Если нотариус этого не сделает и суд не установит не терпящих отлагательств случаев, то существует вероятность, что протокол осмотра вещественных доказательств (электронного письма) будет лишен доказательственной базы.

– нотариус не обеспечивает доказательств по делу, находящемуся на момент обращения заинтересованных лиц к нотариусу в производстве суда или административного органа.

В завершение сделаем несколько выводов:

Является ли переписка по электронной почте письменным доказательством каждый раз определяется на усмотрение суда.

Учитывая недостаточное законодательное регулирование вопроса использования электронной переписки в хозяйственном обороте говорить о предрешенной силе переписки как доказательства не приходится.

Учитывая, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (п. 1 ст. 71 АПК РФ), нельзя говорить переписка будет принята судом в качестве доказательства, а если и будет, то не возможно предугадать какую оценку суд даст такой переписке.

Соответственно позиция, основанная только на электронной переписке крайне слаба.

Нельзя сказать, что суды замечательно воспринимают электронную переписку в качестве доказательства, хотя бывают случаи и благожелательного отношения к такому виду доказательств, как современному, удобному, надежному, широко распространенному способу передачи информации (см. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2006 по делу № А40-20963/2005).

В общем, в войне все средства хороши и использовать надо все возможности по максимуму.

Надеюсь настоящая статья пригодится Вам в работе.

Если Вам понравилась настоящая статья подписывайтесь на рассылку и оставляйте свои комментарии.

Update

Смотрите интервью с экспертом, осуществляющем заверение электронной переписки

С наилучшими пожеланиями,
Адвокат Мугин Александр С.

Источник: //www.advokat-mugin.ru/elektronnaya-perepiska-kak-dokazatelstvo/

Смс и переписка в мессенджерах как доказательство в суде по гражданским и арбитражным делам

Примет ли суд электронную переписку с сотрудником спортклуба?

Долгое время вопрос о возможности использования в суде переписки по СМС либо в мессенджерах (What’s App, Viber, Telegram и т.д.) являлся дискуссионным, однако к настоящему времени позиция судов вполне сформировалась: переписка в принципе может использоваться в доказывании.[1]

Обновленная редакция ч. 1 ст.

71 ГПК РФ[2] отнесла материалы, полученные в том числе с помощью информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», либо выполненные иным позволяющим установить достоверность документа способом, то есть подход, заложенный ранее в ст. 75 АПК РФ (тоже о письменных доказательства) был перенесен и в гражданский процесс (теперь АПК РФ вышел даже более консервативным).

В связи с этим, наибольшую актуальность приобретает не сам по себе вопрос о том, можно ли в принципе использовать такую переписку в качестве доказательств, а то, каким образом оптимально использовать её. Иным словами, как оформить эти доказательства?

Представляется, что основных варианта у нас два: обеспечение доказательств у нотариуса, либо самостоятельное закрепление доказательств.

Обеспечение доказательств у нотариуса.

Такой вариант представляется предпочтительным. Обеспечение доказательств производится нотариусом в порядке ст.ст. 102 – 103 Основ законодательства о нотариате[3] В данной ситуации нотариус фактически выполнит функции суда, осмотрит телефон, и составит протокол.

Этот протокол будет соответствовать всем формальным требованиям как доказательство, соответственно, дальнейшее будет зависеть: а) от полноты содержания этого доказательства и б) от того, сможете ли вы доказать остальные имеющие юридическое значение обстоятельства (например, принадлежность номера абонента конкретному лицу).

Недостатком этого способа является лишь его относительная дороговизна (в сравнении с обеспечением доказательства самостоятельно, которое, само собой, бесплатно), и хлопотность (необходимо идти к нотариусу, извещать стороны, и так далее – в последний момент сделать не удастся).

Однако, все эти «неудобства» полностью компенсируются самим фактом того, что вопрос формы доказательств у суда точно никаких сомнений не вызовет. Тем более, что с 01.01.2015 г. обеспечивать доказательства можно даже если дело уже находится в суде (т.е. подали иск и тут же к нотариусу – теперь так можно).[4]

Самостоятельное оформление.

Здесь жестких правил нет, поэтому каждый выходит из положения как может. Некоторые делают т.н. «скриншоты» и заверяют их (а иногда даже не заверяют, а просто предоставляют суду – чаще такое можно встретить в гражданских делах в суде общей юрисдикции).

Другие печатают текст сообщений на бумаге, называют его «акт осмотра» или «распечатка», и предоставляют в таком виде суду (актуально для т.н. «обычных» телефонов, «не-смартфонов»). Однако, в любом случае суду необходимо будет представить непосредственно сам телефон с перепиской.

Без него доказательственная сила ваших «распечаток» и «скриншотов» стремится к нулю. И тут мы осознаем самое главное слабое место такого способа оформления доказательств. Что если телефон будет утерян, либо из памяти удалятся (по любой причине, будь то вирус, ошибка пользователя, и т.д.) сообщения? Ответ прост.

Доказательств у вас, вероятнее всего, больше не будет. Соответственно, экономя на нотариусе, мы рискуем остаться ни с чем.

Более того, в некоторых случаях такие самодеятельные доказательства суд может и не принять в принципе, как это случилось при вынесении Постановления Арбитражного суда Уральского округа от 18 ноября 2016 г. N Ф09-9930/15 по делу N А50-7834/2015, где было отмечено, что суд не принимает «таблицы вызовов по телефону (не заверенные оператором связи), фотоснимки смс переписки (не заверенные оператором связи)».

Нюансы использования.

Однако, мало доказать наличие СМС-переписки (а равно и переписки в мессенджере). Принимать-то суд её принимает, да вот возникают сразу два типичных вопроса. Первый: а как доказать, что именно этот номер принадлежит именно тому лицу, о котором идет речь?

Здесь есть несколько вариантов.[5] Если сотовый телефон зарегистрирован на нужное вам лицо, достаточно запросить эти сведения у оператора (наряду с другими сведениями, о чем ниже) в порядке истребования доказательств. А если телефон оформлен на иное лицо или на организацию? Тут уже необходимо проявить некоторую изобретательность.

В первую очередь, факт принадлежности может следовать из самой переписки (или переписки с другими людьми – например, если отправитель представился). Далее, телефон может быть указан в официальных документах (письмах, договорах, соглашениях) или, на худой конец, на визитках.

Не лишним будет сослаться на интернет-сайт, если там есть такая информация (содержание страницы тоже рекомендуется удостоверить у нотариуса). В общем, использовать все доступные способы.

Второй актуальный вопрос – доказать сам факт передачи сообщений. Другая сторона может оспаривать, что она направляла или получала какие-либо сообщения (например, заявляет, что переписка сфальсифицирована).

В случае с СМС это легко проверяется детализацией сообщений (её лучше запросить заранее, во избежание недоразумений).

Естественно, переписку лучше соотнести с детализацией еще до процесса с целью выявления возможных фальсификаций.

Лично я предпочитаю оформление таких соотнесений в табличке вроде этой:

Дата, времяСобытие по данным оператораСобытие в памяти телефона
11.01.2018 г. 10:12СМС-сообщениеСМС-сообщение от абонента «Василий Сидоров» с текстом «На работу не выйду, буду увольняться!»

Можно, конечно, воспользоваться любым другим вариантом. В любом случае, суду будет легче дать оценку этим доказательствам и это, возможно, зачтется!

С мессенджерами ситуация несколько сложнее. Операторы фиксируют интернет-трафик, но идентифицировать его как сообщение проблематично. Здесь остается только ссылаться на то, что добросовестность стороны предполагается (ч. 5 ст.

10 ГК РФ) и предложить другой стороне доказать факт фальсификации (как минимум, предоставить данные своего телефона). Скорее всего, простого отрицания другой стороне не хватит.

В особо важных случаях возможно пойти путем проведения, например, компьютерно-технической экспертизы, которая, вероятно, установит подлинный либо фальсифицированный характер переписки в мессенджерах.

не менее важно, чем форма.

И последнее по порядку, но не по значимости, что часто не берется в учет при использовании переписки, является её неполнота. Как все знают, в сообщениях часто используется сокращения, разговорный язык, который при буквальном прочтении может показаться стороннему исследователю неявным. Сами по себе сообщения часто не понятны вне контекста.

Так, в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17 января 2017 г. N 08АП-13836/16 суд указал, что «Из содержания переписки не следует, какие именно документы, кто и у кого запрашивал, какая именно ситуация является предметом переписки (нет описаны обстоятельства утраты груза, реквизиты судна, капитан, договор и т.п.).

Переписка не подтверждает факт передачи груза ответчику». В Постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 5 марта 2018 г.

N 02АП-606/18 отмечено, что «В указанной переписке отсутствуют реквизиты договоров, помещение не индивидуализировано, личность Олега не установлена и не подтверждено материалами дела наличие полномочий у указанного лица действовать от имени и в интересах ООО».

Иным словами, необходимо не только внимательно отнестись к формальному закреплению этого доказательства (предпочтительно у нотариуса), получению дополнительных доказательств факта переписки (у оператора связи), но и доказыванию связи сообщений с фактическими обстоятельствами дела. Здесь помогут показания свидетелей, документы и иные письменные доказательства, и т.д.

Выводы.

  1. Переписка по СМС или в мессенджерах однозначно может использоваться в доказывании по гражданским делам.
  2. Фиксацию переписки лучше проводить у нотариуса во избежание утраты доказательств в будущем. Переписка, закрепленная «кустарным» способом, является доказательством в суде, но требует предъявление на обозрение суда телефона. Если переписка по каким-то причинам в телефоне не сохранится – собранные доказательства не будут иметь никакого значения.
  3. Помимо оформления переписки как доказательства, необходимо запросить подтверждение факта телефонных соединений и выхода в Интернет у оператора связи.
  4. переписки необходимо тщательно проанализировать на предмет её доказательственного значения и восполнить пробелы дополнительными доказательствами (показаниями свидетелей, документами, и так далее).
[1] Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 13 марта 2017 г. N Ф08-1154/17 по делу N А77-986/2015, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 ноября 2016 г. N Ф09-9930/15 по делу N А50-7834/2015, Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 5 марта 2018 г.

N 02АП-606/18, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 ноября 2017 г. N 09АП-50243/17, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 октября 2015 г. N 15АП-17545/15, Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 06 апреля 2017 г.

по делу N 33-5779/2017, Апелляционное определение СК по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 07 февраля 2017 г. по делу N 33-3261/2017, Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 20 мая 2016 г. по делу N 33-8564/2016, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 февраля 2018 г.

N 09АП-71125/17, Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 15 декабря 2017 г. N 06АП-6318/17, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2017 г. N 13АП-12179/17.

Во всех указанных случаях суды давали оценку СМС переписке и переписке в мессенджерах, а если и вели речь о её недопустимости, то скорее в контексте конкретных обстоятельств дела (по причине недостоверности или неполноты), чем принципиально.

[2] Изменения внесены Федеральным законом от 23 июня 2016 г. N 220-ФЗ и вступают в силу с 01.01.2017 г. [3] Основы законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-I [4] Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. N 457-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” [5] Вариант, когда другая сторона сама признает этот факт, здесь не рассматриваем. Если так – нет проблемы!

Источник: //zakon.ru/Blogs/sms_i_perepiska_v_messendzherah_kak_dokazatelstvo_v_sude_po_grazhdanskim_i_arbitrazhnym_delam/74472

Патох Шодиев: главаря казахской мафии разыскивает Интерпол

Примет ли суд электронную переписку с сотрудником спортклуба?
24 декабря 2019 г.
Патох Шодиев: главаря казахской мафии разыскивает Интерпол

«Казахгейт, или Дело государственной важности». Под таким заголовком издание «Ле Монд» публикует статью о сделке пятилетней давности между Францией и Казахстаном на сумму 2 миллиарда евро.

И все бы ничего, если бы не сомнительные договоренности в кулуарах, о которых газете удалось узнать.

Следствие предполагает, пишет сайт RFI, приводя цитаты французской газеты, что Парижу удалось подписать этот крупный контракт (В 2010 году Париж продал Астане 45 вертолетов и 295 локомотивов) в обмен на оказанную Астане услугу.

Есть подозрения, что французские власти повлияли на Брюссель с целью добиться прекращения уголовного преследования против двух близких к власти казахских олигархов Александра Машкевича и Патоха Шодиева.

По данным «Монд», руководил операцией бывший глава администрации президента Франции Клод Геан, который в 2011 году занял должность министра внутренних дел в эпоху Николя Саркози.

Журналисты «Монд» рассказывают, что переговоры по сделке велись весной 2009 года в курортном городе Сен-Жан-Кап-Ферра, на Лазурном берегу.

Встреча представителей Елисейского с казахами проходила в роскошной вилле, где когда-то жили голливудская звезда Дэвид Нивен и Чарли Чаплин.

Теперь этот особняк находится во владении 62-летнего казахского миллиардера Патоха Шодиева. Правда, он сейчас там не живет.

Патох Шодиев стал объектом преследования французской юрисдикции. «Монд» сообщает, что 20 мая следователи побывали на его вилле, провели следственные действия и конфисковали машину Rolls-Royce Phantom. Сейчас, по данным «Монд», олигарх близкий с Путиным и Назарбаевым находится в Москве.

Слева направо: Алиджан Ибрагимов, Александр Машкевич и Патох Шодиев

 За дело казахского олигарха взялась 55-летняя адвокат из Ниццы Катерин Дегуль. К работе она приступила в 2009 году, когда против миллиардера и еще двух его соотечественников возбудили уголовное дело в Бельгии по 48 статьям, в том числе и по обвинению в коррупции.

Катерин Дегуль потратила 4663 часа работы, за которые получила 7,5 миллионов евро. Как пишет «Монд», адвокат говорила, что «работала во благо Франции», пытаясь выпутать тройку олигархов из этого дела.

Ведь это позволит ее стране торговать с Казахстаном, — считала Катерин Дегуль. «Монд» пишет, что она испытывала чувство гордости, хорошо заработала, и, видимо, была наивной.

Сегодня она проходит по делу о соучастии в коррупции.

В мае 2011 года она воспользовалась «неожиданным» изменением бельгийского законодательства, которое позволило закрыть дело против трех казахских олигархов в обмен на выплату штрафа в размере 22,5 миллионов евро.

Казалось бы, на первый взгляд, ничего подозрительного, однако в ходе дачи показаний суду Катерин Дегуль призналась, что в сентябре прошлого года некоторым лицам были выплачены комиссии, иногда наличными.

Выясняется, что запрос на выплату денег был дан бывшим советником экс-президента Франции, а также одним французским сенатором. Ими оказались Жан-Франсуа Этьен де Розе и Аймери де Монтескуа.

Позднее выяснилось, что у экс-советника президента с 2010 по 2012 год на счет поступило 800 000 евро, еще 200 000 он получил наличными якобы от одного бельгийского инженера на пенсии по имени Ги Ванден Берг. Советником Жан-Франсуа Этьена де Розе и Ги Ванден Берга является не кто иной, как Катерин Дегуль, которая занималась делом казахских олигархов в самый разгар переговоров по крупной сделке.

Напомним, что они проходили на вилле у Шодиева на Лазурном берегу. Именно во время этого «тайного сборища» готовился визит Николя Саркози в Казахстан 6 октября 2009 года. Год спустя после этого визита Елисейский дворец с гордостью заявляет о продаже 45 вертолетов и 295 локомотивов Казахстану.

«Монд» пишет, что Назарбаев и Саркози понимали друг друга. В Елисейском сделали все, чтобы казахский президент остался доволен. Об этом свидетельствуют найденные следователями доказательства. Одно из них — письмо, которое Жан-Франсуа Этьен де Розе направил 19 июня 2011 года помощнице Клода Геана. Газета приводи отрывок из этой электронной переписки:

«В пятницу, 17 июня в 17.30 министр юстиции Бельгии закрыл дело против казахского бизнесмена Патоха Шодиева (хорошего друга Назарбаева), который просил два года назад президента найти в Бельгии политическое решение для своего друга и двух его соратников Машкевича и Ибрагимова.

Я следил за этим делом в течение 17 месяцев для Дамиана Лораса (прим. Ред. дипломатического советник Саркози с января 2011 по май 2012 годы). В Бельгии была создана рабочая группа, которой руководила Катерин Дегуль… Чтобы решить эту проблему, месяц назад был принят закон, инициированный Арманом де Декером», — говорится в письмо.

Арман де Декер — адвокат, бывший глава Сената Бельгии.

Напоследок Жан-Франсуа Этьен де Розе добавил, что у Шодиева — большой долг перед Францией. «Этим все сказано, за операцией по „спасению солдата Шодиева» следил не кто иной, как Клод Геан», — полагает «Монд». Газета обратилась к бывшему министру за комментарием, однако тот от них отказался и заявил, что был в курсе казахского досье, но никогда не занимался этим делом.

В 2014 году Жан-Франсуа Этьен де Розе рассказывает судьям, каким образом он начал заниматься этим делом. В 2008 году к нему обратился дипломатический советник Николя Саркози Дамиан Лорас. Он рассказал, что Париж готовился подписать крупный контракт с Казахстаном.

По его словам, «трое друзей казахского президента имеют проблемы во Франции и Бельгии». «Дамиан Лорас дал мне понять, что Назарбаев может быть положительно настроен на сделку, если мы найдем решение для его друзей», — рассказывает судьям экс-советник президента.

По команде господина Лораса, Жан-Франсуа Этьен де Розе должен был найти адвоката, который возьмется за это дело. Им оказалась Катрин Дегуль. Из свидетельств следует, что с тех пор экс-советник президента регулярно докладывал Дамиану Лорасу и Клоду Геану все подробности этого дела.

Le MONDE: французы требовали наличных

Французские следователи раскопали множество свидетельств коррупционных отношений между бывшим руководством республики и Казахстаном. Называя имена свидетелей, места встреч и суммы предполагаемых взяток, журналисты «Монда» рисуют неприглядную, но очень знакомую казахстанцам картину. […]

Сегодня мы представляем вашему вниманию вторую часть этой статьи в «Ле Монд». Построена она на показаниях адвоката Катрин Дегуль, принимавшей деятельное участие на всех этапах сделки, но сейчас осознавшей, в какую скандальную ситуацию она попала.

По информации журналистов, суд теперь пытается оценить последствия вмешательства экс-президента Николя Саркози и бывшего главы его администрации Клода Геана в эту историю. К сожалению, жесткие диски компьютеров, которые использовала помощница последнего Натали Гонсалес-Прадо, были стерты, как и записи его на бумаге.

Однако 9 октября 2014 года, обнадеживают авторы статьи, полиция нашла в Национальном архиве коробку с надписью: «Казахстан, двусторонние отношения (2007—2011), государственный визит премьер-министра (2009), визит Назарбаева во Францию». Внутри были десятки документов с важной информацией. Некоторые из них имеют штамп «Секретно» или «Конфиденциально», но судьи будут просить о рассекречивании.

Примеры этих документов: предложение наградить Патоха Шодиева орденом Почетного легиона от 7 ноября 2011 года, собственноручная записка Этьена де Розе от 19 декабря 2010 года об «остром вопросе Eurocopter», письмо от 22 декабря 2009 года, информирующее Клода Геана о том, что «старшая дочь президента Казахстана передает сообщение» для генерального секретаря Елисейского дворца. И, наконец, «письмо-поручение» от 17 мая 2010 года, подписанное самим Николя Саркози и адресованное… сенатору де Монтескье.

Франция не жалела расходов на встречи с казахстанцами, замечают журналисты. В сентябре 2009 года фигуранты досье отужинали в парижском ресторане «Амброзия» на 11000 евро.

Среди них — депутат от партии «Союз за народное движение» (партия Саркози) Патрик Балкано и Патох Шодиев.

Когда Балкано сказали, что не ожидали увидеть его на этом вечере, он ответил, что не помнит, когда это было, но признал, что знает г-на Шодиева.

Таким образом, подозрения полиции подтвердились: Елисейский дворец собрал целую команду для давления на дружественную Бельгию, чтобы предотвратить преследование олигархов и выгоднее продать свои вертолеты. Но если во Франции роли были хорошо распределены, то в Бельгии только предстояло найти нужного человека.

Как рассказывает «Монд», этот человек должен был быть достаточно влиятельным, чтобы продвинуть изменения в закон, и, по возможности, сдержанным. По этим параметрам подошел Арман де Декер.

Этот бывший президент сената снова становится юристом и мобилизуется для Шодиева и Ко. «Он работал с нами», — утверждает Дегуль.

Она заявила, что выплатила в период с марта по декабрь 2011 года 734346 евро де Декеру и 160000 евро другому бельгийскому политику, советнику де Декера Джонатану Бирману.

Однако, как сообщил судья Груман, нет никаких письменных свидетельств об участии де Декера, его имя никогда не упоминалось. Тем не менее г-жа Дегуль видела в де Декере лоббиста, который открыл все двери, подтверждает бельгиец Ги Ванден Берге.

Дело могло остановиться на начальной стадии, но принципы морали были принесены в жертву государственному разуму, философствуют авторы статьи. В Елисейском дворце хотели побольше выжать из казахского бизнес-трио, в том числе в финансовом отношении.

Возьмем, например, сенатора Монтескье. Как выяснили в полиции, в период с февраля по май 2011 года Ванден Берге заплатил почти 200000 евро Аймери де Монтескье.

Сам сенатор заявил, что деньги получены от продажи пяти полуторалитровых (размера магнум) бутылок бургудского вина Жевре-Шамбертен и древних рукописей.

Г-жа Дегуль между тем назвала это просто оправданием комиссионных, выплаченных де Монтескье в связи с его ролью в деле Шодиева. «Аймери де Монтескье попросил меня найти источник финансирования», — добавила она, смутившись.

Следователям Ванден Берге заявил, что никогда не покупал произведения искусства у де Монтескье. После этого был поднят вопрос о лишении сенатора депутатской неприкосновенности (что и произошло 18 марта).

Есть также доказательства, что де Монтескье незаконно получил сумму 199000 евро за участие в сделке по продаже вертолетов Eurocopter Казахстану. Сам де Монтескье все отрицает.

Но круговорот денег уже раскрыт: в сентябре 2011 года у Ванден Берге готово 306000 евро для другого фигуранта дела — сенатора Этьена де Розе, который хочет купить дом в Нормандии.

Месяц спустя г-жа Дегуль, которая получила к этому времени миллионы от г-на Шодиева, переводит ту же сумму на счет Ванден Берге, который таким образом возмещает 306 000 евро, «одолженных» де Розе. Он поставил меня перед фактом, говорит г-жа Дегуль.

Первоначально она пыталась получить деньги прежде, чем отдавать, но ей дали понять, что лучше двигаться дальше.

Как предполагают авторы материала, в ход пошли угрозы. «Все это из-за комиссионных, это было чисто вопрос денег», — говорила г-жа Дегуль. Когда Этьен де Розе получал 421000 евро от Ванден Берге, он попросил Дегуль «организовать ему ширму».

Но его советник Джоэл Блюменкранц убежден в невиновности клиента: заключался крупный международный договор, и это нормально — выделить деньги. Советник Этьена де Розе Пьер Копп согласен с ним: 421000 евро соответствуют плате за консультационные услуги, а 306000 евро — это личный заем.

«Если бы это было отмыванием денег, он бы пытался скрыть происхождение средств. Этого не было».

По словам г-жи Дегуль, де Монтескье и Этьен де Розе не довольствовались комиссионными по перечислению: дуэт также требовал и получал наличные деньги. Де Монтескье просил наличные у Шодиева, подтверждает она, на встрече в Елисейском дворце. Адвокат описывает передачу 800 000 евро в конце 2010 года в баре отеля «Бристоль» в Париже, недалеко от Елисейского дворца.

Судя по всему, казахский олигарх иногда затягивал с оплатой, продолжают авторы статьи.

Г-жа Дегуль вспомнила об одном очень крупном разговоре в брюссельском «Шератоне»: «Шодиев отказывался платить, Этьен де Розе настаивал. Обстановка была очень напряженная.

Этьен де Розе сказал, что если Шодиев не заплатит, они примут ответные меры и выйдут из дела». Шодиев и два казахских компаньона опровергают все обвинения.

«Монд» приводит все новые подробности расследования. Так, адвокат Дегуль также упоминала еще одну «передачу» в декабре 2011 в Цюрихе, в отеле «Хайят», в присутствии Патоха Шодиева и Эрика Ламберта. «Г-н Шодиев велел принести средства г-ну Ламберту.

Сумма была равна 5 миллионам евро. Они были уложены в чемоданчик.

Чемоданчик был открыт в моем присутствии, там были пачки банкнот по 500 евро, — утверждает она, уточняя: — По моему мнению, это было предназначено Этьену де Розе и его людям, я думаю, и сенатору Монтескье».

Источник: //kompromat1.live/articles/139347-patoh_shodiev_glavarja_kazahskoj_mafii_razyskivaet_interpol

Окно права
Добавить комментарий