Правомерно ли апелляцию провели в мое отсутствие?

Вс рф разъяснил, как суды должны оповещать граждан о начале слушаний

Правомерно ли апелляцию провели в мое отсутствие?

Важное разъяснение о правилах и порядке информирования граждан судебными повестками сделал Верховный суд РФ. Напоминание норм законодательства по поводу судебных повесток в последнее время стало крайне актуальным.

Сплошь и рядом суды рассматривают иски в отсутствие одной или обоих сторон спора, а в решениях пишут, что граждан они “известили надлежащим образом”, но те на заседание почему-то не пришли.

При этом суды полностью снимают с себя ответственность за неинформирование сторон спора, переводя стрелки на почту, – дескать, та плохо работает. Хотя в действительности, как показала ситуация, рассмотренная Верховным судом, почта выполнила свои обязательства перед гражданином.

Стоит ли говорить, что отсутствие в суде одной из сторон реально облегчает ведение процесса, экономит время, но является незаконным способом облегчения труда судебных чиновников.

Судебные приставы расширили возможности электронных кабинетов для граждан

В своем определении по гражданскому делу Верховный суд растолковал порядок извещения человека о будущем заседании. Это может оказаться полезным попавшим в аналогичную ситуацию.

Суть дела, по которому гражданин дошел до Верховного суда, проста – его не пригласили на судебное заседание, не выслушали его доводов, и дело рассмотрели в его отсутствие.

А в его законных требованиях гражданину отказали.

Наш герой оказался истцом по гражданскому спору. Речь шла о займе, который получила одна волгоградская семья на покупку готового жилья. Банк кредит одобрил, жилье купили, но кредит банку начал выплачивать за получателей денег наш истец.

Однако на каком-то этапе истец выплачивать чужой кредит перестал и обратился в суд, чтобы те граждане, кто реально получал кредит в банке, вернули ему уплаченную банку сумму.

В районном суде Волгограда подтвердилось, что юридически истец к кредиту никакого отношения не имеет – он не заемщик и не поручитель. Деньги в банк за ответчиков он платил добровольно.

Требований о возврате ему денег тогда не высказывал и был прекрасно осведомлен, что никаких обязательств перед получателем кредита у него нет. Вот исходя из такой формулировки суд гражданину в иске отказал. Апелляция в областном суде с такими доводами согласилась.

Зато не согласилась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда.

Отсутствие в суде одной из сторон является незаконным способом облегчения труда судебных чиновников

Верховный суд начал с того, что напомнил коллегам про Конституцию и ее 123-ю статью. В этой статье сказано, что судопроизводство у нас в стране осуществляется на основе равноправия и состязательности сторон.

А в Гражданском процессуальном кодексе (статья 155) записано, что разбирательство гражданского дела в суде должно проходить с обязательным извещением о времени и месте заседания всех, кто в процессе участвует.

Судам разъяснили, как при разводе делить дареное имущество

И в этом же кодексе, но в другой статье – 113-й – говорится, что граждане, участвующие в процессе, вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с таким же уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой или с помощью иных средств доставки, “обеспечивающих фиксирование судебного извещения и его вручение адресату”. Сообщение по закону будет считаться доставленным, если оно дошло до адресата, но по обстоятельствам, зависящим от этого адресата, ему бумагу в руки не вручили и он с ней не ознакомился. Проще говоря: повестка пришла, гражданину об этом сообщили, но он на почту специально не пришел.

В нашем случае, судя по извещению суда Центрального района Волгограда, рассмотрение жалобы гражданина в областном суде назначили на 8 июля прошлого года на 9.30 утра.

Это заседание прошло, и облсуд гражданину в иске отказал, как ему отказали и в районном суде.

В протоколе судебного заседания записано, что заявителя известили о заседании, как положено, но он не явился, и суд все решил без него.

На это утверждение Верховный суд заметил: в деле нет информации о том, что гражданину своевременно вручили извещение о времени и дате суда. Извещение о том, что суд будет 8 июля, человеку вручили 11 июля. И почта не виновата, так как, судя по ее штемпелю, письмо из суда поступило в почтовое отделение 9 июля, то есть на следующий день после суда.

Поэтому Верховный суд заявил, что ненадлежащее извещение не дало возможность гражданину реализовать свое законное право на предоставление доказательств. А это нарушило процессуальные права человека.

Поэтому Верховный суд, отменив прежнее решение, распорядился правильно оповестить человека и дело пересмотреть.

Источник: https://rg.ru/2017/05/01/vs-rf-raziasnil-kak-sudy-dolzhny-opoveshchat-grazhdan-o-nachale-slushanij.html

к статье:

Правомерно ли апелляцию провели в мое отсутствие?

О надлежащем уведомлении.

                                                                                       “Эти козлы снова прислали мне повестку.”

                                                                                        “Мое бурное прошлое.” Лорен Хендерсон

     Зачастую в судебном заседании в ходе рассмотрения гражданского дела, можно наблюдать следующую картину: в самом начале заседания, судом устанавливается явка сторон – истца и ответчика, а также и третьих лиц – если таковые имеются.     Установив, что имеет место неявка, скажем, ответчика, суд следующим шагом выясняет: был ответчик надлежащим образом уведомлен о месте и времени судебного заседания, или нет. Выяснив, что ответчик не уведомлен надлежащим образом, судья откладывает судебное заседание.     По моим наблюдениям, именно этот момент в рассмотрении гражданских дел приводит к написанию не менее трети всех жалоб, которые вообще приносятся на действия судьи.      Рикошетом достается и представителю истца от своего доверителя, поскольку истец считает, что тянуть дело не надо, можно решить его прямо сейчас, ему абсолютно непонятна позиция его представителя, который согласен с мнением суда.          Между тем, действия судьи, который в такой ситуации откладывает дело, приводит, как ни странно это звучит, вовсе не к затягиванию процесса, а наоборот, к наиболее быстрому его завершению.     Дело в том, что при рассмотрении, допустим, кассационной жалобы на решение, принятое судом первой инстанции, в том случае если суд вышестоящей инстанции установит, что имело место ненадлежащее уведомление ответчика, он отменяет принятое нижестоящим судом решение, будь оно хоть трижды верно по существу.      Если же посчитать, какое время будет затрачено на ожидание принесения кассационной жалобы ответчиком, пересылку жалобы вместе с делом в вышестоящий суд, рассмотрение там дела в кассационном порядке, пересылку дела назад, назначение дела вновь к рассмотрению, и т.д., то выяснится, что даже если суд при ненадлежащем уведомлении ответчика отложит дело на месяц, то он сэкономит истцу как минимум столько же, а скорее всего – минимум в полтора-два раза больше.           Что же является надлежащим уведомлением? Определения надлежащего уведомления ГПК РФ не содержит. Тем не менее, ст. 113 ГПК РФ содержит перечень возможных способов уведомлений сторон по делу: такими являются заказное письмо с уведомлением о вручении, судебная повестка с уведомлением о вручении, телефонограмма или телеграмма, факсимильная связь, либо иные средства связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.     Представляется, что надлежащим уведомлением стороны, признается такое уведомление, при котором суд, а также и другие стороны по делу, располагают убедительным и не зависящим от сторон и суда подтверждением того, что до адресата заблаговременно доведена информация, которая должна содержаться в судебной повестке, которая в соответствии с положениями п.2 ст. 113 ГПК РФ, является одной из форм судебных извещений и вызовов.   судебной повестки отражено в ст. 114 ГПК РФ. Статья 114. судебных повесток и иных судебных извещений 1. В судебных повестках и иных судебных извещениях должны содержаться: 1) наименование и адрес суда; 2) указание времени и места судебного заседания; 3) наименование адресата – лица, извещаемого или вызываемого в суд; 4) указание, в качестве кого извещается или вызывается адресат; 5) наименование дела, по которому осуществляется извещение или вызов адресата. 2. В судебных повестках или иных судебных извещениях, адресованных лицам, участвующим в деле, предлагается представить в суд все имеющиеся у них доказательства по делу, а также указывается на последствия непредставления доказательств и неявки в суд извещаемых или вызываемых лиц, разъясняется обязанность сообщить суду причины неявки.

 3. Одновременно с судебной повесткой или иным судебным извещением, адресованными ответчику, судья направляет копию искового заявления, а с судебной повесткой или иным судебным извещением, адресованными истцу, – копию объяснений в письменной форме ответчика, если объяснения поступили в суд.

     Типичная судебная повестка по гражданскому делу, выглядит следующим образом. Она вручается стороне по делу. При этом нижняя ее половина отрывается при вручении и получении росписи в получении, и выглядит вот так. При наличии такой росписи, уведомление стороны считается надлежащим.

      Отмечу, что ряд вопросов возникает в том случае, когда ответчик по делу, просто-напросто отказывается от вручения повестки. Статья 117 ГПК РФ предусматривает, что адресат, отказавшийся принять судебную повестку или иное судебное извещение считается извещенным о месте и времени судебного разбирательства или совершения отдельного процессуального действия. Об отказе от вручения, в соответствии с поло-жениями той же ст. 117 ГПК РФ, лицом, доставляющим или вручающим повестку, дела-ется отметка на самой повестке или ином уведомлении, которое возвращается в суд. 
       Имеется приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. № 36 “Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде”, который опубликован в “Российской газете” от 5 ноября 2004 г. N 246. Здесь он вместе с прилагаемой инструкцией не приводится, поскольку имеет значительный объем ( 99 листов вместе с приложениями). Однако необходимо отметить, что правила вручения данной повестки, предусмотренные указанной инструкцией, отличаются от правил вручения, предусмотренных ГПК РФ. 
Так, указанная выше инструкция в правилах вручения повестки по гражданскому делу, предусматривает следующее:

 1. Повестка вручается адресату лично под расписку на второй половине повестки, подлежащей возврату в суд.
 2. Если лицо, доставляющее повестку, не застанет адресата по месту его жительства или работы, то повестка вручается под расписку для передачи ему взрослым членам семьи или администрации по месту его работы.

Лицо, принявшее повестку, обязано при первой возможности вручить ее адресату.
 3. При временном отсутствии адресата лицо, доставляющее повестку, отмечает на второй половине повестки, куда выбыл адресат и когда ожидается его возвращение.
 4.

При отказе адресата принять повестку доставляющее ее лицо делает соответствующую отметку на повестке, которая возвращается в суд.

      ГПК РФ же предусматривает несколько иной порядок вручения повестки, а именно: 

– п.2 ст. 116 ГПК РФ : “В случае, если лицо, доставляющее судебную повестку, не застанет вызываемого в суд гражданина по месту его жительства, повестка вручается кому-либо из проживающих совместно с ним взрослых членов семьи с их согласия для последующего вручения адресату”.     Таким образом, в соответствии с упомянутой инструкцией, повестка вручается кому-либо из совместно проживающих членов семьи без их согласия, и это дает возможность при отказе этих лиц от получения повестки, делать отметку об отказе от вручения, что в соответствии с нормами ГПК РФ будет являться надлежащим уведомлением.      Однако, ГПК РФ предусматривает, что повестка вручается кому-либо из проживающих совместно с ним взрослых членов семьи только с их согласия.      В соответствии с принципом верховенства закона, нормы ГПК РФ имеют высшую юридическую силу, и таким образом, вручение повестки по гражданскому делу кому-либо из совместно проживающих со стороной по делу лиц без их согласия – неправомерно, соответственно, отказ совместно проживающих с адресатом лиц от вручения повестки – не должен приравниваться к надлежащему уведомлению.      Учитывая то, что ст. 115 ГПК РФ, предусматривает возможность вручения повестки не только почтой, но и лицом , которому судья поручил их доставить, возникает вопрос о том, как избежать злоупотреблений в случае когда повестку взял для вручения истец, который естественно, кровно заинтересован в скорейшем рассмотрении дела.     На практике этот вопрос решается таким образом: если повестка отдана для вручения истцу, он берет с собой двух человек, которые , в случае отказа во вручении повестки, расписываются в акте произвольной формы, о том, что тогда-то, по такому-то адресу, такой-то отказался данную повестку принять. Подробностей может быть много, но смысл действия именно такой.      Потом эти люди могут быть допрошены в качестве свидетелей, дают расписку об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, и, таким образом, надлежащее уведомление будет подтверждено.       Отдельный вопрос связан с оформлением судами уведомления сторон о месте и времени судебного заседания телефонограммой. 

     Вот типичное оформление судом уведомления в виде телефонограммы. Оно в корне неверно, и надлежащим уведомлением не является, поскольку не обеспечивает те требования, которые предъявляет к надлежащему уведомлению ст. 113 ГПК РФ. 

     Дело в том, что на самом деле, телефонограммой является услуга, предоставляемая оператором связи , и имеющая код 032310 по общероссийскому классификатору услуг населению (ОКУН). Иначе она называется “Разговор за абонента”. Можно ознакомиться также с содержанием этой услуги на сайте РЭК Томской области.      Пункт 28 поименовывает такую услугу и далее оговаривает условия ее предоставления. Вообще же первоисточником, как уже говорилось является ОКУН. Между прочим, обратите внимание: эта услуга, насколько мне известно, вообще не предоставляется операторами связи с передачей телефонограммы на мобильный телефон.     Так вот, суд в данном случае должен обратиться в организацию связи с заявкой о предоставлении такой услуги, оплатить ее, передать оператору связи текст телефонограммы, который оператор связи в свою очередь, обязан передать абоненту, после чего оператор связи обязан исполнить данную услугу, передав суду квитированное подтверждение передачи телефонограммы.       Все прочее – от лукавого, и те писульки, которые составляются секретарями суда и гордо именуются телефонограммами – на самом деле таковыми не являются. Так что, если сторона уведомлена о месте и времени рассмотрения дела такой вот “телефонограммой” и более никак – она вполне может обжаловать решение суда, если оно было вынесено в ее отсутствие, а надлежащее уведомление подтверждено только таким образом.      

     Относительно факсимильного извещения стороны: вот интересный образец несостоявшегося извещения ответчика путем факсимильной связи. Обращают на себя внимание, по которым уведомление не состоялось (подчеркнуто:-).

Безусловно, на месте производителя факса, имеет место очень своеобразная локализация программного обеспечения факсимильного аппарата.

Представляется, что при извещении стороны таким путем, в материалах дела должно быть какое–либо подтверждение принадлежности номера, по которому пересылается факсограмма – стороне по делу. 

      В противном случае, такое уведомление теряет всякий смысл, поскольку при обжаловании решения, которое состоялось в ее отсутствие, сторона, чьи интересы затронуты решением , задаст закономерный вопрос: каким образом уведомление, посланное на неизвестно кому принадлежащий телефонный номер, подтверждает уведомление именно данной стороны ?           Отдельным моментом стоит надлежащее уведомление стороны, в отношении которой ведется производство по делу об административном правонарушении ( водители, приготовиться!)     Дело в том, что хотя Кодекс об административных правонарушениях РФ, иногда ошибочно именуемый Административным кодексом, и содержит в себе нормы процессуального права, следует признать, что нормы процессуального права не являются сильной стороной КоАП РФ.      В частности, п.4 ст. 29.7 КоАП РФ, ” Порядок рассмотрения дела об административном правонарушении”, предусматривает, что при рассмотрении дела в судебном порядке выясняется, извещены ли участники производства по делу в установленном порядке, выясняются причины неявки участников производства по делу и принимается решение о рассмотрении дела в отсутствие указанных лиц либо об отложении рассмотрения дела.     Однако, нормы КоАП РФ не содержат сведений о том, что считается извещением сторон в надлежащем порядке.

     Тем не менее, постановление Пленума Верховного Суда РФ 24 марта 2005 г. N 5 “О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях” п.

6 указывает, что таковое “может быть в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть произведено с использованием любых доступных средств связи, позволяющих контролировать получение информации лицом, которому оно направлено (судебной повесткой, телеграммой, телефонограммой, факсимильной связью и т.п.)”.

Источник: http://advokat.tom.ru/pages/4/?25

«Московское дело». Апелляция на приговор Евгения Коваленко

Правомерно ли апелляцию провели в мое отсутствие?
10:36

​По версии обвинения, 48-летний охранник железной дороги Евгений Коваленко во время акции 27 июля толкнул руками сотрудника патрульно-постовой службы МВД Евгения Терещенко, а затем бросил мусорку в сторону омоновца Максима Салиева (часть 1 статьи 318 УК).

Свою вину Коваленко не признает и настаивает, что своими действиями пытался остановить силовиков, которые избивали пару протестующих. «Мои действия были направлены на то, чтобы воспрепятствовать этому», — говорил подсудимый в последнем слове.

Телеканал «Дождь» публиковал отрывок из оперативной съемки 27 июля. На ней видно, как Коваленко бросает мусорку в сторону нацгвардейца, но нельзя точно сказать, что она в него попала. После броска Коваленко попытался убежать, но его догнал и задержал оперативник Центра «Э», который работал на мероприятии в штатском.

Судья Мещанского районного суда Москвы Олеся Менделеева рассмотрела дело Коваленко всего за одно заседание, а 4 сентября уже вынесла приговор. Она признала Коваленко виновным и приговорила к трем с половиной годам колонии общего режима.

Коваленко заключен под стражу с 29 июля. 23 сентября стало известно, что Следственный комитет решил провести с Коваленко следственные действия по делу о массовых беспорядках (статья 212 УК). Ему, в отличие от других арестованных по «московскому делу», такое обвинение не предъявляли.

11:11

У зала, где должны рассмотреть жалобу на приговор Коваленко, собрались примерно 30 человек. Среди них — священник Димитрий Першин, который подписал открытое письмо с требованием прекратить «московское дело».

— Я пришел выразить надежду на то, что суд проявит гуманность и справедливость, — сказал Першин «Медиазоне». — Я надеюсь, что люди, которые первый раз переступили черту закона, не должны быть осуждены на такие сроки. Места заключения не делают лучше никого.

Першин читает книгу «В тюрьме в 1920 году» Александры Ершовой. Поддержать Коваленко пришел также Айдар Губайдулин.

11:2311:24

​В зал позвали адвоката Коваленко Мансура Гильманова, следом заходят журналисты. Остальные слушатели просят вместе с прессой пустить в зал священника. Приставы соглашаются.

pic..com/VgdBHncRuy

— Ведьмины круги (@protivorechie) October 3, 2019 11:31

​В зал заходит судья Евгения Жигалева, она объявляет заседание открытым. В процессе участвует также прокурор по фамилии Сизов.

Устанавливается личность Коваленко. Он рассказывает, что родился в Краснодарском крае, на момент задержания работал в охране железнодорожного транспорта. 

Представляются потерпевшие — нацгвардеец Максим Салиев и сотрудник ППС Евгений Терещенко.

Судья убеждается, что всех участников процесса уведомили о заседании вовремя.

11:39

Судья Жигалева перечисляет заявки журналистов на съемку, она просит каждого корреспондента подняться со своего места и представиться. После этого она все же переходит к жалобе на приговор Коваленко.

Жигалева начинает читать жалобу на приговор. В ней указано, что следственные действия с Коваленко проводились ночью, а адвокат по назначению вынуждал его написать явку с повинной. Таким образом было нарушено право Коваленко на защиту.

Кроме того, адвокат Мансур Гильманов отмечал, что суд первой инстанции ограничил защиту во времени подготовки к прениям, а самого Коваленко — к последнему слову.

Защита просит Коваленко оправдать.

— Коваленко не просто не признает вину, он невиновен, — говорит адвокат и напоминает, что начинающего актера Павла Устинова обвиняли в более тяжком преступлении, но суд назначил ему 3,5 года колонии, как и Коваленко. Впоследствии реальный срок заменили на год условно.

11:48

​Адвокат Гильманов продолжает:

— Реальное лишение свободы для Коваленко — это несправедливость. Мы требуем от суда ответа, чем руководствовался суд, назначая реальное лишение свободы? В приговоре отсутствует мотивировка для реального лишения свободы.

Защитник также говорит о смягчающем обстоятельстве — Коваленко содержит свою 70-летнюю мать, на него есть положительные характеристики.

Затем Гильманов обращает внимание, что в приговоре не учтены мотивы Коваленко — он пытался помешать жестокому обращению с протестующими, это говорит о сострадании. Смягчающие обстоятельства упоминаются в приговоре, но суд не дал им никакой правовой оценки, говорит адвокат. Он называет приговор необоснованным и немотивированным.

— Кроме того, мы смотрели видео. [Потерпевший] Терещенко действовал в составе группы. Сотрудники Росгвардии избивали людей, а Терещенко сбил человека с ног, не предупредив его об этом. Он применил физическую силу необоснованно и незаконно. Если мы учтем, что обвинительный приговор уже имеет место, то это должно быть учтено. Действия потерпевшего должны быть проверены, — объясняет Гильманов.

11:56

​Адвокат Гильманов продолжает объяснять позицию защиты. Он считает, что приговор не отвечает требованиям объективности. Гильманов цитирует отрывок, где суд решает не менять категорию преступления и назначить ему реальный срок, так как «исправление подсудимого невозможно» другим способом.

Приговор не персонализирован, говорит Гильманов, «это просто набор фраз», и вместо Коваленко можно написать туда любую фамилию.

— В соответствии со статьей 18 Конвенции о защите прав человека, они не должны применяться… — начинает говорить адвокат.

— Четко и конкретно. Нужно уметь формулировать свои требования, — перебивает его судья.

Если кратко, говорит Гильманов, то суд не учел контекст — Коваленко участвовал в митинге. Приговор был вынесен «молниеносно».

Коваленко из «аквариума» говорит, что жалоба адвоката ему понятна. Он с ней согласен и добавить нечего.

11:58

Высказывается потерпевший полицейский Терещенко. Он жалобу сам не подавал, так как согласен с приговором. Жалобу адвоката Гильманова он не поддерживает.

Те же вопросы задают второму потерпевшему — нацгвардейцу Максиму Салиеву. Он односложно отвечает, что не подавал жалобу и не поддерживает адвоката. 

Прокурор Сизов просит суд отклонить жалобу и обещает подробнее высказаться в прениях.

Адвокат просит суд повторно исследовать видеозаписи из материалов дела и допросить свидетелей обвинения; кроме того, необходимо изучить протоколы допроса Коваленко. Гильманов считает, что это недопустимые доказательства.

Коваленко говорит, что согласен со своим защитником. Прокурор и потерпевшие «не видят необходимости» в повторном исследовании.

В итоге судья Жигалева на месте отказывает в ходатайстве адвоката:

— С учетом мнения сторон, суд считает возможным рассмотреть дело без повторного рассмотрения материалов.

12:09

Судья интересуется, есть ли у сторон дополнения. Адвокат Гильманов ходатайствует о приобщении к делу характеристик на Коваленко с работы и места жительства.

Далее он просит приобщить характеристики из администрации подмосковного Чехова, от соседей по дому и по участку, а также выписку о том, что Коваленко принадлежит квартира.

Кроме того, у адвоката есть ходатайство матери, где она отмечает, что Коваленко — ее единственный сын.

Коваленко ходатайство поддерживает. Прокурор и потерпевшие не возражают. Судья приобщает и сразу же исследует.

Первый документ — характеристика на Коваленко от председателя СНТ «Заря». Он пишет, что подсудимый регулярно платит взносы, претензий к нему нет.

По месту жительства также характеризуют положительно. Администрация Чехова говорит, что никаких жалоб на Коваленко не поступало. 

Затем — характеристика от РЖД, где Коваленко работает охранником железной дороги с 2016 года. В компании его называют трудолюбивым и подчеркивают, что за все время работы он не допустил ни одного хищения.

Участковый тоже характеризует Коваленко положительно.

12:14

​Последний документ — характеристика от Аллы Васильевны Бобровой, матери Коваленко. Она написала, что из-за болезни не может выступить на заседании. Женщина просит не лишать Коваленко свободы, так как он ее единственный сын.

Адвокат Гильманов обращает внимание: в характеристиках указано, что Коваленко ухаживает за больной матерью, у нее хронические заболевания. Суд должен учесть это обстоятельство, считает защитник. 70-летняя Боброва не может работать и за собой ухаживать.

Судья Жигалева обращается к потерпевшим: она спрашивает, проводились ли в отношении них какие-то проверки на предмет правомерности действий. В частности, адвокат упоминал о задержании Бориса Канторовича, которого жестко избили на акции 27 июля. Именно этот инцидент возмутил Коваленко.

Полицейский Терещенко отвечает, что проверку проводили, их действия признаны законными, никаких наказаний не было. Канторовича лично он не задерживал. Боец Нацгвардии Салиев тоже говорит, что ничего незаконного в их действиях не нашли.

12:22

​Адвокат Гильманов заявляет еще одно ходатайство — об истребовании из Мещанского отдела полиции материалов проверки по заявлениям Канторовича, а также медицинские документы о его здоровье из больницы имени Боткина. Гильманов говорит, что пытался получить эти документы сам, но на его адвокатский запрос не ответили.

Второе ходатайство — истребовать копии административных материалов, которые 27 июля составили в отделах полиции «Мещанский» и «Пресненский». Эти материалы нужны, чтобы потом вызвать этих людей как свидетелей. Коваленко задержали на Театральном проезде, и задержанных вместе с ним людей доставляли именно в эти отделы.

Наконец, Гильманов просит исследовать видеозапись полета урны. Защитник начинает описывать видео, где, по его словам, видно, что урна не попала ни в спину, ни в поясницу Салиева.

Судья Жигалева прерывает его речь и просит не описывать видео, а только заявлять ходатайства.

— Я же должен мотивировать, — возражает адвокат. Всего он хочет посмотреть три видео: интервью Канторовича, полет урны и момент избиения протестующих.

У адвоката ходатайств больше нет.

12:30

Евгений ​Коваленко говорит, что ходатайства защитника ему понятны, он их поддерживает. Сам ничего добавить не хочет. 

Гособвинитель Сизов просит по всем ходатайствам отказать: документы отношения к делу не имеют, непонятен источник видеозаписей. Потерпевшие поддерживают его.

В итоге судья отклоняет ходатайства адвоката Гильманова, она считает, что дополнительные данные не имеют отношения к делу. в материалах дела уже есть, а остальные получены не процессуальным путем.

У адвоката появилось ходатайство об исследовании протокола заседания в суде первой инстанции. Он считает, что Коваленко не объяснили его права в полном объеме.

12:34

​Судья просит озвучить все ходатайства сразу. Защитник Гильманов отвечает, что подаст следующее ходатайство после того, как она рассмотрит это ходатайство. Тогда Жигалева интересуется, связано ли оно со следующим.

— Да, ваша честь, — отвечает адвокат.

— О, как я вам подсказала хорошо, прям вижу, что оно так и должно быть, — говорит судья.

Гособвинитель и потерпевшие силовики выступают против ходатайства.

Судья спрашивает у адвоката, знакомился ли он с протоколом, и почему не подал на него возражения. Гильманов возражает, что подавал. Жигалева же настаивает, что в материалах дела таких документов нет.

Гильманов рассказывает, что изучил протокол 23 сентября, а 26-го подал замечания. Выясняется, что они не поступили в Мещанский суд. Коваленко и прокурор говорят, что не знакомились с протоколом.

Судья Жигалева объявляет технический перерыв на 15 минут, чтобы разобраться с этими документам.

12:50

​В перерыве на заседание пришел бывший обвиняемый по «московскому делу» Владислав Барабанов. Также на заседании мать осужденного по этому делу Данила Беглеца. Она плачет в углу.

12:59

​Все возвращаются обратно в зал. Заходит судья Жигалева и говорит, что в Мещанский суд замечания поступили только 1 октября, и рассмотреть их еще не успели.

Теперь адвокат просит изменить Коваленко меру пресечения на домашний арест, однако судья возвращается к нерассмотренным возражениям. 

— Вы нам об этом не сообщили, я об этом узнаю совершенно случайно. Данные обстоятельства препятствуют дальнейшему рассмотрению апелляции, — говорит она.

Ни адвокат, ни Коваленко не заявляют ходатайство о снятии дела с апелляции. Судья ставит этот вопрос сама. Прокурор считает, что дело нужно снять, а потерпевшие его поддерживают.

Адвокат Гильманов возражает. Вместо этого он ходатайствует об изменении меры пресечения. Подзащитный с ним согласен.

13:03

​Прокурор Сизов, как и потерпевшие, выступает против смягчения меры пресечения.

Адвокат Гильманов хочет дополнить свою речь, но судья не дает ему говорить. В итоге он все же указывает, что приговор уже вынесен, все доказательства следствием получены, поэтому нет необходимости держать Коваленко под стражей.

Судья удаляется в совещательную комнату.

13:07

​Судья Жигалева возвращается. Она постановила снять жалобу на приговор Коваленко с апелляции и вернуть дело в Мещанский суд для рассмотрения замечаний защиты на протокол. В изменении меры пресечения суд отказал.

После заседания адвокат Мансур Гильманов уточнил, что теперь Мещанский суд должен изучить эти замечания, а потом будет назначено новое заседание по жалобе на приговор. Это решение не означает нового рассмотрения дела в Мещанском суде, который ранее приговорил Коваленко к трем с половиной годам колонии.

Источник: https://zona.media/online/2019/10/03/kovalenko-appeal

Апелляция восьмерых

Правомерно ли апелляцию провели в мое отсутствие?
В Московском городском суде 20 июня продолжится рассмотрение апелляционной жалобы на приговор по “Болотному делу” в отношении восьмерых человек.

В феврале этого года Замоскворецкий суд признал их виновными в участии в массовых беспорядках и в применении силы по отношению к сотрудникам полиции во время событий 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве. Семь человек получили реальные сроки – от 2,5 до 4 лет колонии общего режима.

Единственной подсудимой, получившей условный срок, оказалась Александра Духанина.

В апелляционной жалобе адвокаты просят отменить обвинительный приговор и освободить их подзащитных – почти все фигуранты этого эпизода “Болотного дела” уже около двух лет находятся в следственных изоляторах. Как ожидают адвокаты, всех подсудимых доставят на апелляционное рассмотрение. Не исключено, что оно растянется на несколько дней.

Власть, когда она не руководствуется законом, когда она на ходу меняет правила игры во время уже самой игры, – это уже не власть, это произвол

Самое мягкое наказание, подразумевающее лишение свободы, было назначено подсудимому Ярославу Белоусову – 2,5 года колонии. 2 года и 7 месяцев колонии судья назначила Артему Савелову. По 3,5 года получили Степан Зимин, Алексей Полихович и Денис Луцкевич.

На месяц больше – на 3 года и 7 месяцев – был осужден Андрей Барабанов. Сергей Кривов, получил самый большой срок – четыре года колонии.

Александру Духанину – единственную из восьми обвиняемых – осудили условно: на три года и три месяца с испытательным сроком еще три года. Эти сроки 24 февраля этого года огласила судья Замоскворецкого суда Наталья Никишина, подведя итог почти девятимесячного процесса.

Суд признал всех восьмерых подсудимых виновными в участии в массовых беспорядках и в совершении насилия по отношению к сотрудникам полиции.

Многие правозащитники, наблюдатели и адвокаты назвали это решение суда несправедливым и незаконным. В апелляционной жалобе адвокаты осужденных просят отменить обвинительный приговор и оправдать их подзащитных. Надежды на это, правда, не так много, признаются защитники. При рассмотрении апелляции адвокаты надеются на снижение сроков наказания или на условные приговоры:

Адвокат Дмитрий Аграновский

– Не знаю, оправдаются наши надежды или нет, но мы рассчитываем, что или всем, или кому-то хотя бы будет изменена мера пресечения, и реальный срок будет изменен на условный, – говорит адвокат подсудимого Ярослава Белоусова Дмитрий Аграновский. – Большинство ребят уже отсидело по два года или около того. 9 июня было два года со дня ареста моего подзащитного Ярослава Белоусова. Конечно, это чрезмерный срок за то, что произошло на Болотной площади.

Один из общественных защитников, участвовавших в этом процессе, Сергей Шаров-Дэлоне, также не верит в оправдание: “Вряд ли эта машина даст задний ход – она на это неспособна. Единственное, на что можно надеяться, – это сокращение сроков.

Если оно и будет, то скорее всего небольшое. Но даже два-три месяца имеют значение. Для двоих фигурантов – Ярослава Белоусова и Артема Савелова – это критически важно.

Их срок близок к завершению, и, если его сократить, их не успеют этапировать: оформление документов и доставка в колонию занимают несколько месяцев”, – написал он в блоге.

У Артема также проблемы со здоровьем, в СИЗО никто этим не занимается, его не лечат, медицинская помощь ему не оказывается. Его заикание прогрессирует

Почти все из осужденных в рамках этого, так называемого первого “Болотного дела” провели в следственных изоляторах около двух лет. Они были задержаны непосредственно сразу после событий 6 мая – весной и летом 2012 года. После вступления приговора в законную силу почти все из осужденных смогут подать прошение об условно-досрочном освобождении.

Как полагали некоторые наблюдатели, Ярослав Белоусов и Артем Савелов получили минимальные сроки, поскольку доказательства, представленные в их отношении стороной обвинения, были наименее убедительными.

Белоусова обвиняли в том, что он кинул в сотрудника полиции “неустановленный твердый предмет желтого цвета”. Савелову же вменялось, что выкрикивал лозунги – а он страдает заиканием – и применял насилие в отношении полицейского.

Во время апелляционного рассмотрения защита намерена представить доказательства, подтверждающие невиновность Артема Савелова, говорит его адвокат Фарит Муртазин:

– Мы предоставляли по Артему Савелову алиби, что он не участвовал в беспорядках, он был уже задержан, когда все началось, и сотрудники полиции, мягко говоря, наговаривают.

У нас есть документы, подтверждающие, что потерпевшие давали все время ложные показания, и мы готовы их представить в апелляционные инстанции. Кроме того, у нас остались те свидетели, которые видели Артема Савелова.

Он был задержан спустя 1 минуту и 49 секунд после прорыва оцепления, а сотрудники полиции говорят о задержании через 20-30 минут после прорыва оцепления.

У Артема также проблемы со здоровьем, в СИЗО никто этим не занимается, его не лечат, медицинская помощь ему не оказывается. Его заикание прогрессирует. Мы надеемся отменить незаконный приговор и освободить в связи с невиновностью Артема Савелова, – говорил адвокат Фарит Муртазин.

Адвокат Юрий Костанов

По оценке независимого адвоката Юрия Костанова, в “Болотном деле” не было никаких признаков массовых беспорядков, за исключением применения насилия демонстрантами. Но и оно, по мнению адвоката, было оправдано: – Самая тяжелая ошибка, которая допущена по этому делу: людей привлекают за сопротивление незаконным действиям власти.

Власть, когда она не руководствуется законом, когда она на ходу меняет правила игры во время уже самой игры, – это уже не власть, это произвол. Власть только тогда власть, когда она руководствуется законами, иное приводит к совершенно ужасным последствиям, как в данном случае.

Из текста приговора я не увидел, что эти восемь человек применяли оружие, взрывные устройства и так далее. Ничего этого нет. Разве сопротивление, которое они оказывали полиции, солдатам, было вооруженным сопротивлением? Это же необходимые признаки состава преступления. Раз их нет, значит, нет состава. Насилие – единственное, что осталось, но и оно было достаточно правомерным.

В приговоре очень четко описан эпизод, когда демонстранты пытались сдвинуть куда-то турникеты, чтобы пройти самим и отодвинуть шеренги солдат. Это вполне правомерные были действия. Людям, которые пришли реализовывать свое право на свободу собраний, свободу митингов, демонстраций, конституционное право, сказали “нет” и поставили мужиков в масках, шлемах и бронежилетах, с дубинками.

Значит, тому с дубинкой можно врываться в толпу и начинать избивать, а этот схватил за дубинку – за это уже нужно сажать в тюрьму? Это никакого отношения не имеет ни к закону, ни к справедливости. Справедливость – это правовая категория, потому что приговор по закону должен быть справедливым, чего в данном случае, конечно, и близко нет, – полагает адвокат Юрий Костанов.

6 мая 2012 года согласованная с властями Москвы оппозиционная акция завершилась столкновениями демонстрантов с полицией на Болотной площади. Власти посчитали эти события массовыми беспорядками, однако правозащитники неоднократно заявляли, что ситуация была спровоцирована самой властью.

На акцию вместо заявленных пяти тысяч собралось несколько десятков тысяч человек, отмечает лидер движения “За права человека” Лев Пономарев, и правоохранительные органы должны были обеспечить беспрепятственное проведение акции:

Лев Пономарев

– Власть, ответственная власть должна была подумать, как способствовать проходу большого количества людей, как сделать так, чтобы они прошли. Не только ограничить место проведения, а наоборот, расширить его, сделать так, чтобы можно было пройти без всяких препятствий. А если препятствия возникают, то оперативно на месте должен был быть человек, который бы принимал все ответственные решения. Что происходило на самом деле? В зону проведения митинга на Болотную площадь был сужен проход. Возникает вопрос: почему он был сужен и организаторы об этом не знали? Либо это сознательная провокация, чтобы потом можно было изобразить мирных граждан, которые пришли на согласованную акцию и организовали беспорядки. Получается, что и весь сценарий того, что произошло, был написан заранее. Второй вариант – что это было просто по глупости. Мы не знаем до конца. Во время процесса и защитники, и адвокаты пытались расследовать обстоятельства, но судья уходил от вопроса, и уходили от вопроса те люди, которых мы вызывали, ответственные за проведение акции. При этом, на тот момент уполномоченный по правам человека Владимир Лукин был на акции 6 мая, и он пытался разобраться. Он пытался способствовать тому, чтобы люди прошли на митинг. Но он не нашел того человека, который распоряжается. Николай Сванидзе, член Общественной палаты, давал показания на процессе и говорил прямо: когда мы пытались разрешить те конфликты, которые возникали из-за давления такого, мы не нашли человека, который мог бы распорядиться, – рассказывает Лев Пономарев.

Сейчас фигурантами “Болотного дела” являются более 30 человек. 11 из них уже осуждены, еще столько же – амнистированы. В конце мая – начале июня 2014-го, спустя 2 года после акции на Болотной площади, обвинения предъявили еще трем активистам.

Источник: https://www.svoboda.org/a/25426982.html

Окно права
Добавить комментарий