Подпадает ли камера эндоскоп под статью 138 1 УК РФ?

Волк, коза и капуста. Дискуссия о том, что считать

Подпадает ли камера эндоскоп под статью 138 1 УК РФ?
14.03.2010

Мы приводим полную расшифровку диктофонной записи прошедшего в сентябре 2009 г. “круглого стола” на тему совершенствования законодательства об обороте специальных технических средств. Обсуждение получилось содержательным.

Позиции участников озвучены ясно и выглядят, можно даже сказать, колоритно: представители милиции и ФСБ смотрят на “спорную” технику в первую очередь как на потенциальные орудия для правонарушений, а “безопасники” возмущены возможностью произвольного толкования законодательства.

По которому, вообще, за продажу любой IP-камеры или камеры “день-ночь” при желании следствия и суда можно теоретически попасть за решетку на срок до трех лет. “Три года еще ни к кому не применялись”, — отвечают им. И на том спасибо. Впрочем, с тезисом о необходимости смягчения и конкретизации законов о “спецтехнике” согласны все.

Однако каким должно быть законодательство, чтобы обеспечить конституционные права “коз”, не мешать милиции отлавливать “волков”, а отраслевым компаниям — “стричь капусту”, вопрос пока что открытый.

Часть данного круглого стола вошла в статью отраслевой газеты Security News “Большой Брат за круглым столом. Будет ли пересмотрено законодательство о спецсредствах?”, но то, что нельзя опубликовать в публичном издании, читайте здесь.

Гудков Геннадий Владимирович — заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности, Председатель Комитета по безопасности предпринимательской деятельности ТПП РФ

Круглый стол на актуальную тему, связанную с расширяющимся применением технических средств безопасности. В разных странах по-разному регулируется оборот специальных технических средств. Как вы знаете, у нас есть соответствующие законы, действуют постановления правительства.

Проблема обуславливается тем, что возникла правоприменительная практика, в соответствии с которой в ряде регионов России заводятся уголовные дела. Действительно, на сегодняшний день применение специальных технических средств — достаточно сложная материя.

С одной стороны, мы действительно нашими постановлениями ограничиваем технический прогресс (у тех постановлений правительства довольно широкие формулировки спецсредств, и они, конечно, сдерживают развитие технического прогресса).

С другой стороны, в Европе и США существуют очень жесткие ограничения на применение технических средств охраны и технических средств контроля там, где это даже возможно касается частной жизни.

Западноевропейские, американские компании давно перешли на программный продукт, скажем, охранного теленаблюдения, в котором если в поле наблюдения попадает частная/личная жизнь, то там включается специальное затемнение (шторка так называемая) и т.д. и т.п. Это серьезнейшая проблема защиты конфиденциальных данных.

Совсем недавно принят закон на эту тему, ратифицировали международную конвенцию. Тем не менее, и это законодательство пока еще не стало нормой жизни. Если сегодня говорить о технических средствах безопасности и брать те формулировки, то с момента принятия постановления прошло достаточно много времени.

И минимизация техники, и новые типы передачи сигналов привели к тому, что сегодня под понятие “спецтехники” попадают и минифотоаппараты, и сигнализация на автомашинах, которая дает возможность фиксировать транспортные средства, и ноутбуки со встроенными камерами, и даже камеры заднего вида, и системы мониторинга, которые представляют собой по сути радиозакладку.

Даже домофоны, дверные глазки, медоборудование определенное, и мастер-ключи в офисах, гостиницах, станциях техобслуживания. Да все, что угодно. Любая видеоохранная система, работающая в ночном режиме, по большому счету, является специальной техникой.

Речь идет о том, что нам нужны изменения сегодня и в практике использования специальных технических средств, и в нормативных актах, которые привели бы к цивилизованному разделению между техникой, которая используется действительно для негласного съема информации в нарушение конституционных прав человека, и той техникой, которая неизбежна сегодня при нашем уровне жизни и которая помогает по большому счету предотвращать огромное количество преступлений. На сегодняшний день в большинстве российских городов внедряются системы охранного телевидения, устанавливаются камеры в оживленных местах, в местах общественного пользования. Такие же программы есть у крупных наших монополистов (РАО РЖД), которые устанавливают камеры, и действительно это серьезное правонарушение.

Относительно недавно в Великобритании, в стране, которая строго следит за соблюдением конституционных прав людей, проводился социологический опрос.

Главный вопрос, заданный подданным Великобритании: что нужно еще сделать, чтобы ваша безопасность была обеспечена еще лучше? Большая часть населения ответила: поставить еще больше телекамер. Великобритания гордится соблюдением и защитой прав человека и, тем не менее, проала, чтоб телекамер было еще больше.

Мы должны четко понимать, что технический прогресс стирает грань между специальной техникой и техникой так называемого массового бытового применения. Я вспоминаю относительно недавние события, когда в органах госбезопасности мы проводили технические мероприятия: миниатюрный диктофон крепили в карман, выводили микрофон.

Со мной работали три технических специалиста, я давал расписку, что обязуюсь после этих мероприятий вернуть эту технику в полной сохранности. Сейчас это вызывает улыбку, но многие сотрудники еще помнят.

Хотелось бы, чтобы мы сегодня проговорили эту проблему и продумали цивилизованный механизм решения проблемы. С одной стороны, мы должны четко стоять на страже законных интересов граждан, конституции России; с другой стороны, мы не имеем права сдерживать прогресс.

Мы с вами прекрасно знаем и помним нашу историю, когда 53 года страна запретила развитие кибернетики. К чему это привело? это привело к отставанию России если не навсегда, то на очень много, и это отставание продолжается до сих пор.

Не своевременная реакция на изобретения и новые технологии приводит к тому, что страна впоследствии начинает отставать и проигрывать в самом важном, технологическом соревновании. Сегодня поставлена президентом, правительством задача развития и охранных технологий, науки.

Это обязательно вызовет новые проблемы в том вопросе, которые мы с вами сегодня обсуждаем. Я хотел бы, чтобы сегодня выступили не только практики в области производства технических средств, продажи, покупки и т.д.

Мне хотелось бы, чтобы прозвучала позиция ведомств, которые обязаны контролировать, наблюдать и вводить механизмы, правила регулирования технических средств безопасности. Позиция ведомств очень важна, чтобы понять, насколько мы можем сформировать общую точку зрения, общее понимание проблемы.

Баулин Петр Иванович (заместитель руководителя департамента ТПП РФ)

После такого яркого вступительного слова остается только поприветствовать всех собравшихся от имени Торгово-промышленной палаты. Вы все знаете, что палата наша и в частности наш департамент уделяет постоянное внимание развитию государственной индустрии безопасности.

При этом мы видим, как основную, нашу цель и задачу — оказать содействие — совершенствование законодательной базы с целью повышения эффективности борьбы с преступностью, противодействию угрозе терроризма, обеспечению экономической безопасности предпринимательства, охраны жизни и здоровья граждан.

В этом контексте вопрос, который вынесен сегодня на обсуждение нашего круглого стола, конечно, имеет очень важное значение. С точки зрения, прежде всего, использования охранными структурами, частными структурами безопасности новейших технических средств.

Геннадий Владимирович правильно сказал, что прогресс заставляет нас менять законодательную базу и очень многие нормативные акты, которые вроде бы и недавно приняты в нашей стране, но, с другой стороны, они уже отстают уже от технического прогресса.

На той стадии развития, на которой мы находимся, говорить постоянно об инновациях, о том, что инновации должны двигаться вперед и т.д., а ставить какие-то рогатки и препятствия на пути развития такой специфической формы техники, как специальная техника, — в корне неправильно.

Несмотря на то, что вопрос, который вынесен на обсуждение круглого стола, на первый взгляд представляется узкопрофессиональным, но его значение гораздо шире. Наши правоохранительные органы очень часто используют те материалы, которые были получены видеонаблюдением, частными охранными структурами в процессе повседневной охраны того или иного объекта, обеспечения каких-то аспектов безопасности. И если мы будем продолжать оставаться на каком-то устарелом уровне развития техники, наверно, будет нанесен ущерб и обществу в целом.

Осипов Владимир Дмитриевич — член экспертного совета при Комиссии Мосгордумы по безопасности

Источник: https://www.secfocus.ru/doc/15808.htm

В тюрьму за покупку gps-трекера

Подпадает ли камера эндоскоп под статью 138 1 УК РФ?

Текст не мой, решил предупредить

УК РФ, Статья 138.1.

Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, –

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Теперь текст:

“Я бываю на сайте крайне редко, просто другие в жизни интересы, но нужна информационная поддержка от пользователей сайта. Мир не без добрых и отзывчивых людей, может кто и подскажет чего–нибудь дельное или прояснит ситуацию для меня.

Дело в применении статьи УК РФ 138.1 против меня.

Купил на али трекер как элемент охраной системы машины для того, что бы знать, где находится моя машина в случае угона, и представления этой информации правоохранительными органам. Резонно замечание, что трекер угону не помеха, но я исходил из той мысли, что штатный глонасс профи обезвредят быстро, а вот трекер возможно заметят не сразу.

Нашёл дешёвый трекер на али, оплатил и стал ждать. На двадцатый день трекинг код покупки показал, что мой трекер в статусе “возвращено таможней”.

Я початился с почтой россии получил ответ, что в соответствии с почтовыми услугами и правилами моя покупка признана специальным техническим средством, предназначенные для негласного получения информации. Вот это поворот, подумал я, открыл спор на возврат и стал требовать у продавца деньги назад.

В принципе, товар я не получил, денег не вернул, вообщем “как лох чилийский”. Но хрен с ними с деньгами и трекером, сегодня пришла повестка из ГСУ СК России!

Читаю “Повестка. В соответствии со ст.188 УПК РФ Вас надлежит прибыть…. для опроса по материалу проверки…к старшему следователю, телефон…”. Звоню следователю по указанному номеру и спрашиваю “какая такая проверка”. Слово за слово он объяснил, что проверка в мой адрес проводиться по факту незаконного приобретения мной трекера и попросил явиться для опроса.

Я погуглил и нагуглил, что всё довольно серьёзно оказывается. В любом случае меня признают виновным и тяжесть наказания зависит от меня.

В знании закона я не силен, поэтому никогда бы не подумал что мое конституционное право защищать свое имущество может не нравиться самой конституции и УК России.

Я никакого злого умысла не имел и целью покупки хотел сохранить своё движимое имущество и при случае помочь органам розыска в предоставлении данных о местонахождении моей машины.

Статистика такова, что почти все дела про этой статье заканчиваются сроком, либо огромным штрафами. Читал, что многое предпочитают отсидеть, чем выплачивать штрафы. Отсидеть уходят потому что банально денег на штрафы у подсудимых нет.

Статистика такова что вариантов совсем немного.

Признаю вину, возможно отделаюсь штрафом в 10 тыс. рублей, или принудительными работами.

Не признаю, могу пойти по этапу в колонию–поселение на 4 года и выплачивать штраф тысяч в двести.

Как видите на фотке прибор не закамуфлирован под обычный предмет, на нём есть надпись о его функционале.

Статья гласит, что я виновен за сам за факт приобретения.

UPDATE.

Короче так. Я лох и сделал все ошибки, которые мог.

На опросе был. Про 51 статью следователь сообщил мне в самом конце опроса, права мои мне не разъяснил, был подчеркнуто дружелюбен и участлив, но морально давил. Я себя очень хреново чувствовал из–за давления(гипертония и диабет) и морально был очень подавлен(до суицидальных мыслей)

Это мы только дома Рэмбо, а на деле… Рассказал я ему все, как здесь описал.

Прибор у следователя, с толстой папкой экспертного заключения. Кстати, прибор я так и не видел. Видел только обложку экспертного заключения и пакет с посылкой.

Добавил, что о приборе как о элементе охраной системы машины прочитал в интернете на форуме. С этой целью и приобретал. О незаконности прибора не знал и не предполагал. В виду плохой осведомленности законов не знал.

Как узнал, что прибор запрещен, сразу отказался от мысли о его получении и открыл спор с китайцем на возврат. Спор проиграл, доказательств предоставить могу. Китайца не помню.

Отвечал только на то, что спрашивал, ничего лишнего не говорил.

У следователя толстая пачка аналогичных дел. Показания мои записал верно. От себя ничего не добавлял. Лист опроса я подписал

Поговорил с парой таких же бедолаг.

Один купил регистратор в машину, другой камеру чтоб сделать себе видезвонок. Дела практически аналогичные. У обоих дела закрыли за отсутствием состава и назначили выплаты штрафом.

Теперь буду ждать.

У меня создалось мнение, что увеличение подобных дел происходит по нескольким причинам:

1. Сбор штрафов

2. Палки

3. Основание для воздействия или блокирования в России Алиекспресс.

Морально очень тяжело осознавать, что жизнь нормального гражданина, платящего налоги и умышленно не нарушено закон, могут испортить одной покупкой в китайском магазине… Реально не хочу, чтобы у детей был отец уголовник. И работы потом нормальной хрен найдешь из–за к клейма “имевший судимость”. Мысли вообще суицидальные блядь…

UPDATE 2

По знакомству вывели на прокурора, то сказал что дело будет открыто с обвинительным вердиктом. Дел по 138.1 полно, суды штампуют новых уголовников. В СК чистки и следаки зарабатывают себе палки на статистике, чтобы не вылететь. Поделился кулуарным мнением, что статья до сих пор используется в таком виде для производства неблагонадёжных граждан, т.е. агентов вражеского влияния.

Предложили адвоката, буду брать. Жду повестки на допрос.

Есть мысли разжечь вопрос в СМИ. Интернет ничего не даст, телевидение возможно вытащит проблему по 138.1 на свет и заставит бабулек и домохозяеек проявить разумное беспокойство.

Статья очень серьезно лоббируется законниками, таможней, почтой России, российской ассоциацией интернет–торговли, и бороться с ней надо широким фронтом. Про сути своей, статья нужная и полезная, но пункт “покупка” должен быть из неё убран, т.к именно этот пункт делает любого покупателя интернет–магазина совершенно бесправным.

UPDATE 3.

Взял адвоката. Сейчас рассматриваеться вопрос о возбуждении уголовного дела. Адвокат связывался с следователем, по словам последнего — дело будет открыто, быстро расследовано, и успешно завершено в суде до НГ. Им даже делать ничего не надо, потому что есть пресловутая экспертиза ФСБ.

К слову, экспертизу на трекер можно повторить но…это практически бесполезно. Почему? Суд не будет идти против результатов первой экспертизы ФСБ, круговая порука опять же.

Экспертиза по методике времен царя Гороха и основная на “внутренней уверенности эксперта в противозаконности бытового прибора”…

UPDATE 4.

До конца недели решается вопрос с открытием уголовного дела. Адвокат настроен 50/50. По информации с профильных сайтов в конце прошлой недели вышло внутреннее постановление по этой статье. Если я правильно понял, в подобных моим случаях судьям рекомендовано назначать штрафы без открытия судимости. Следователь не звонил ни разу с момента опроса.”

Вот такая ситуация у человека возникла на пустом месте.

Находясь в шоке украл с дёрти.ру

Источник: https://pikabu.ru/story/v_tyurmu_za_pokupku_gpstrekera_4684884

138.1. Осторожно, скрытая камера

Подпадает ли камера эндоскоп под статью 138 1 УК РФ?

Домохозяйка из Калининграда Светлана Юшина после рождения второго сына создала «ВКонтакте» группу для совместных закупок товаров из Китая: одежда и обувь для детей и взрослых, детские игрушки, гаджеты.

В конце января 2012 года к ней обратился некий Николай и попросил заказать ему часы с множеством функций: с подсветкой, водонепроницаемые, с видеокамерой и фотоаппаратом. Через месяц получил и заказал еще одни — мол, те были в подарок, а эти для себя. За третьими Николай явился с коллегами, оперативниками отдела «К».

Юшиной предъявили обвинение по статье 138.1 УК (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации). Максимальный срок — четыре года.

Следствие длилось полгода, но адвокату Юшиной Николаю Дудареву удалось добиться его прекращения до суда по статье 75 УК — суд признал, что впервые обвиненная в уголовном преступлении небольшой тяжести женщина, которая в тот момент ждала третьего ребенка, не представляет общественной опасности.

Пенсионеру из Чувашии Николаю Смирнову повезло меньше: был и суд и приговор — штраф в размере 10 тысяч рублей за приобретение в китайском интернет-магазине очков со встроенной камерой, с помощью которых 66-летний житель Новочебоксарска собирался снимать внуков. Причем посылку с очками Смирнов даже не получил: ее задержали на таможне. Получил сразу повестку к следователю — и обвинение по статье 138.1 через статью 30 УК: покушение на приобретение специального технического средства.

«Это называется контролируемая поставка: посылку “ведут” с момента ее прихода на таможню, человек приходит на почту и его там задерживают», — поясняет адвокат Дмитрий Динзе.

32-летнего фотографа из Новочеркасска Евгения Матвиенко приговорили к году условно за попытку приобретения ручки со встроенной видеокамерой.

Товар до адресата не дошел, Матвиенко успел даже получить обратно свои деньги и забыть про заказ.

Но через пять месяцев его вызвали на почту, где в присутствии оперативников продемонстрировали ту самую ручку, и фотограф стал фигурантом уголовного дела. Матвиенко согласился признать вину, дело рассмотрели в особом порядке.

Технари из ФСБ

Закон, выделивший «незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» в отдельную статью, был принят в декабре 2011 года.

Впрочем, новостью для правоприменителя норма не стала: до этого в Уголовном кодексе действовала часть 3 статьи 138, которая предусматривала ответственность за те же самые действия.

Выделив незаконный оборот специальных техсредств в отдельную статью, законодатели ужесточили максимальное наказание с 3 лет до 4 лет лишения свободы и добавили возможность назначать обязательные и принудительные работы.

Главный вопрос, который стоит при применении статьи 138.1 УК, — что считать «специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации» (СТС для НПИ). Перечня таких устройств, закрепленного отдельным законодательным актом, не существует.

На практике эксперты (экспертизы по таким делам проводят институты ФСБ), а также следователи и суды опираются на два документа: Постановление правительства от 10 марта 2002 года № 214 — оно регламентирует ввоз и вывоз таких устройств в страну и из страны, а также Постановление правительства от 12 апреля 2012 № 287 — в нем идет речь о лицензировании деятельности по разработке, приобретению и продаже таких средств.

Если руководствоваться постановлением 2012 года, то под запрет к свободной покупке и продаже попадают вообще все средства, позволяющие вести запись или просто наблюдать «негласно» — чтобы продавать или пользоваться такими устройствами законно, необходимо сначала получить лицензию в органах ФСБ.

В постановлении 2002 года перечислены признаки устройств, позволяющие хотя бы немного сузить этот круг: под запрет попадают любые камеры, «закамуфлированные под бытовые предметы», камеры с вынесенным значком входа типа Pin-hole, работающие при низкой освещенности или работающие от пульта дистанционного управления.

Причем достаточно того, чтобы устройство обладало хотя бы одним из этих признаков.

«Конкретного списка, который бы все покрыл, быть не может, потому что постоянно появляются какие-то технические новинки, все в список не включишь. А те признаки, которые есть в документах — устарели.

Под них что угодно попадает, включая телефоны с камерами.

Хорошо что до программного обеспечения еще не добрались, ведь на телефонах с системой Android есть полно программ, позволяющих незаметно, одновременно с использованием других функций, и видео снимать и аудио записывать», — говорит адвокат Динзе.

Будет ли признан тот или иной гаджет спецсредством, зависит от эксперта ФСБ. «Это обычные технари, которые работают в специальных подразделениях ФСБ как раз с такой техникой. То есть по сути — случайные люди, не какие-то специально подготовленные эксперты.

И качество экспертизы может очень сильно отличаться и зависеть от личности человека, который ее пишет: какой у него опыт, насколько допотопной техникой пользуются в его службе, в каких он отношениях с теми сотрудниками правоохранительных органов, для которых ее делает», — перечисляет юрист.

Запретить ножи и топоры

Еще до выделения незаконного оборота специальных технических средств в отдельную статью конституционность части 3 статьи 138 УК обжаловали шесть человек, осужденных за сбыт и изготовление таких приборов.

Среди них был житель Архангельска Алексей Трубин, который получил 1,5 года условно за то, что собрал по схеме из журнала «Радио» микрофон, который вмонтировал в футляр от губной помады и использовал дома, в том числе как радионяню для сына.

Конституционный суд признал норму соответствующей основному закону, сославшись на неприкосновенность частной жизни, которую может нарушить использование подобных приборов.

Заявители и их адвокат указывали на то, что приобретение или продажа специальных технических средств еще не говорит о том, что они будут использоваться для совершения противоправных деяний: не пытается же законодатель запретить кухонные ножи и топоры, несмотря на статистику бытовых убийств.

КС в постановлении от 31 марта 2011 года напомнил, что, разумеется, в суде должен быть доказан преступный умысел, но избыточной эту норму не посчитал. 

Что касается неопределенности в той части, что считать специальным техническим средством, КС попытался внести ясность, сославшись на закон «Об оперативно-розыскной деятельности» и то самое постановление № 214 2002 года.

«В частности, это могут быть технические средства, которые закамуфлированы под предметы (приборы) другого функционального назначения, в том числе бытовые; обнаружение которых в силу малогабаритности, закамуфлированности или технических параметров возможно только при помощи специальных устройств; которые обладают техническими характеристиками, параметрами или свойствами, прямо обозначенными в соответствующих нормативных правовых актах; которые функционально предназначены для использования специальными субъектами», — говорится в документе. Теперь защитники обвиняемых по статье 138.1 УК в ходе процесса апеллируют к тому, что устройство должно обладать всеми признаками, перечисленными Конституционным судом, совокупно, а не по отдельности.

В том же определении КС говорится и о недопустимости заводить дела за бытовые фотоаппараты, видеокамеры и радионяни: «Что касается технических средств (предметов, устройств), которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем, то они не могут быть отнесены к специальным техническим средствам для негласного получения информации, если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путем специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения».

Рынок контрольных закупок

Жителю Ямало-Ненецкого автономного округа Юрию Метельскому, которого в январе 2013 года приговорили к 120 тысячам рублей штрафа за покупку ручки с видеокамерой, удалось добиться отмены приговора.

Суд апелляционной инстанции сослался как раз на постановление КС и определил ручку Метельского как «многофункциональный прибор», а не спецсредство: «Предмет преступления по данному делу — это авторучка с видеорегистратором.

Фактически, речь идет о многофункциональном приборе, специально не предназначенным для негласного получения информации, а для фиксации информации разными способами. Так, изъятый комплект технического изделия помещен в корпус действующей авторучки.

Таким образом, в данном случае речь идет о бытовом приборе, который может быть использован для письменной, акустической и визуальной регистрации информации, то есть речь следует вести не о закамуфлированном устройстве, а об устройстве целевого назначения».

На ручке, которую Метельский заказал в интернете и получил на почте уже в присутствии оперативников, объектив видно невооруженным глазом, а при записи горит значок индикатора, указал суд ЯНАО. Покупателя ручки, который собирался с ее помощью «разыгрывать приятелей», оправдали и признали за ним право на реабилитацию.

Метельского оправдали в 2013 году и его случай не вошел в статистику обвинительных приговоров, которых в том году было вынесено 152. Все осужденные были приговорены к штрафам: от 5 тысяч до 500 тысяч рублей.

Согласно статистике судебного департамента, в 2014 году по статье 138.1 УК было осуждено 212 человек. Трое из них были приговорены к лишению свободы на сроки до года, четверо — к штрафам более 100 тысяч рублей. Более ста человек оштрафовали на суммы от 5 тысяч до 100 тысяч рублей.

В 2015 году число обвиняемых по статье 138.

1 УК идет на десятки: предприниматель из Чувашии продавал «шпионские часы» с фотоаппаратом, 20-летний житель Георгиевска Ставропольского края обвиняется в продаже флешек, ревнивого мужа из города Канаш (тоже Чувашия) будут судить за купленную для слежки за женой ручку с камерой, жителя Уссурийска — за брелок автосигнализации с возможностью записи. Во многих из этих дел, как и в случае с калиниградской домохозяйкой Юшиной, обвинение строится на результатах так называемой проверочной закупки — покупателем выступает оперативник.

«Это обычная практика: прийти на радиорынок, поинтересоваться новинками, купить гаджет — и дело готово. Для возбуждения достаточно одного эпизода покупки одной единицы товара», — рассказал адвокат Динзе. По его словам, статью 138.

1 УК не используют в борьбе со шпионажем и раскрытием государственных секретов: «Не припомню, чтобы кому-то из обвиняемых в шпионаже дополнительно вменяли эту статью, она скорее для обычных людей.

Честно говоря, это очередной дурацкий запрет, который мог якобы защитить от промышленного шпионажа, а по факту превратился в поимку торговцев китайскими ручками».

Юрист отмечает, что на практике к уголовной ответственности чаще привлекают продавцов и покупателей именно фиксирующих устройств — записывающих аудио и видео: очков, борсеток и рюкзаков с камерами внутри, ручек.

«При этом я ни разу не слышал, чтобы привлекали за глушилки, подавители сигнала сотовой связи, устройства, блокирующие запись и выдающие вместо нее шум при попытке записать телефонные переговоры. Почему — не знаю».

Источник: https://zona.media/article/2015/04/06/codex-138-1

DAT-СПб Группа компаний

Подпадает ли камера эндоскоп под статью 138 1 УК РФ?
ЧТО НЕЛЬЗЯ ПОКУПАТЬ НА АЛИЭКСПРЕСС ДЛЯ РОССИИ 17.10.2017 15:34

Сразу несколько россиян в этом году попали под прицел силовиков, купив на зарубежных сайтах разные технические средства. Самые резонансные случаи зафиксированы в Курганской области.

 Так, 52-летний курганец Владимир Тактаев, заказавший экшн-очки на AliExpress, как он утверждает, для съемки на рыбалке, попался сотрудникам ФСБ, решив продать эти очки через Avito. В мае 2017 года Тактаева признали виновным в незаконном обороте специальных технических средств (статья 138.1 УК РФ) и ограничили его свободу на 8 месяцев.

 В июне 2017 года жителя города Щучье оштрафовали на 10 тыс. рублей за покупку на том же сайте GPS-трекера со встроенным микрофоном. Последний известный случай — 39-летнего жителя села Лопатки задержали на почте при получении GPS-трекера «Мини А8» из Китая. В отношении него возбуждено уголовное дело.

Часто покупатели таких товаров заявляют, что не знали об их запрете, а использовать хотели в личных целях: снимать видео или обезопасить автомобиль от угона.

Как не получить судимость за покупку в интернет-магазине

В России под запретом находятся так называемые «СТС НПИ» — специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации. Итак, что ни в коем случа нельзя покупать на Алиэкспресс и любом другом интернет-магазине.

Всего выделяют 10 категорий: •    Для негласного получения и регистрации акустической информации (звукозаписи)•    Для негласного визуального наблюдения и документирования (видеозаписи)•    Для негласного прослушивания телефонных переговоров (приборы отдельные и для сетей)•    Для негласного перехвата и регистрации информации с технических каналов связи (некоторые интернет-роутеры и точки Wi-Fi)•    Для негласного контроля почтовых сообщений и отправлений (датчики)•    Для негласного исследования предметов и документов (просвет, рентген, ультразвук)•    Для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов (камера на управляемом держателе, эндоскопы)•    Для негласного контроля за перемещением транспортных средств и других объектов (GPS трекеры)•    Для негласного получения (изменения, уничтожения) информации с технических средств ее хранения, обработки и передачи (некоторые флеш-карты памяти, особые накопители, беспроводное оборудование для этих целей)

•    Для негласной идентификации личности (сканеры отпечатков пальцев, лица  и т.д.)

Основной признак «СТС НПИ» — его скрытность. К примеру, объектив видеокамеры может быть закамуфлирован на обычном с виду предмете. Так, на экшн-очках Владимира Тактаева не было видно кнопки управления камерой и лампочку-индикатор — они были внутри дужки. Но самое главное, что закамуфлирован был сам объектив камеры.

От переносицы в разные стороны расходились «точки» — углубления, в одно из которых и была спрятана камера. Поэтому при заказе видеорегистраторов, экшн-очков и других предметов в интернет-магазинах следует обязательно внимательно осмотреть покупку и выяснить, не скрыты ли ее функции видео- и аудиозаписи. Важно и то, в каком виде продается товар.

В разобранном виде (например, ручка и колпачок) товар может не являться «СТС НПИ». Но в колпачок встроена камера. И если совместить ручку и колпачок — это уже будет являться спецсредством. В суде решение, является ли предмет запрещенным спецсредством, принимают по итогам экспертного исследования. На сайтах крупных сетевых магазинов электроники вроде «М.

», «Эльдорадо», «DNS» и других можно найти экшн-очки с видеокамерой. Они стоят в несколько раз дороже, чем на AliExpress, но доступны для покупки. Главное отличие такого товара от запрещенного — в том, что его функции не закамуфлированы. 

«Все видео и фото-камеры, которые продаются в сети «М.

», в том числе и очки со встроенной экшн-камерой, при ввозе на территорию России проходят необходимую проверку и сертификацию. В результате такой проверки поставщик техники получает заключение, разрешающее продавать такие устройства в России на законных основаниях.

Товары, приобретенные на зарубежных площадках, не проходят необходимый контроль – покупатель получает товар как частное почтовое отправление. По ряду признаков такие камеры не подпадают под определение спецсредств для скрытого получения информации: наличие самой камеры не скрывается, а объектив виден невооруженным взглядом».

Почему запрещенные товары находятся в продаже

Законодательство в разных странах различно, и где-то такой GPS-трекер, который понравился жителю села Лопатки, вполне легален. А тот же AliExpress работает в зоне «com», на весь мир.

 В России информацию на интернет-сайтах могут признать запрещенной к распространению на основании решения уполномоченных органов (например, МВД или УФНС) либо по решению суда. В случае с «СТС НПИ» речь может идти только о решении суда, а инициировать судебный процесс может прокуратура.

Если информацию об их продаже признают запрещенной, сайт может попасть в соответствующий реестр Роскомнадзора, и операторы связи заблокируют доступ к нему (но сначала предложат владельцу сайта удалить эту информацию).

 

Специалисты отмечают, что тот же AliExpress действует, как и Avito — здесь очень много продавцов различных товаров. Вносить весь сайт в реестр РКН будет неправильно, ведь российский закон нарушают лишь некоторые объявления. А блокировать отдельные объявления — это как борьба с ветряными мельницами.

Поэтому лучше покупателям самим перестраховаться, прежде чем сделать заказ. Даже если вы — по ошибке или злому умыслу — заказали «СТС НПИ», то вряд ли его получите.

В УрФО абсолютно все международные почтовые отправления в месте международного почтового обмена в аэропорту «Кольцово» осматривают с помощью рентген-установок: помещают в специальный аппарат, через который таможенный инспектор видит его содержимое.

Если есть достаточные основания полагать, что товары запрещены или ограничены к ввозу, проводится таможенный досмотр.

 Обнаружив товары с признаками «СПС НПИ», инспектор составляет акт отбора проб и образцов и направляет товар на экспертизу в Экспертно-Криминалистическую Службу — региональный филиал Центрального Экспертно-Криминалистического таможенного управления в Екатеринбурге.

Если экспертиза подтвердит, что товар — это техническое средство для негласного получения информации, материалы направляются в СК РФ для рассмотрения и принятия решения о возбуждении уголовного дела. Получателей об этом уведомляет уже следственный комитет в рамках своей проверки. 

В 2016 году Кольцовская таможня изъяла 930 средств негласного получения информации. С начала 2017 года их уже обнаружено 492.

Какая ответственность за покупку на Алиэкспресс

Для покупателей и производителей такой техники российским законодательством предусмотрена уголовная и административная ответственность. 

Так, по статье 138.1 УК РФ за незаконный оборот «СТС НПИ» грозят:

– штрафы до 200 тыс.

рублей или в размере зарплаты за период до 18 месяцев- ограничение свободы на срок до 4 лет либо принудительные работы на тот же период (с лишением права занимать определенные должности на срок до 3 лет или без такового)- лишение свободы на срок до 4 лет (с лишением права занимать определенные должности на срок до 3 лет или без такового) По статье 20.23 КоАП РФ за нарушение правил производства, хранения, продажи и приобретение «СТС НПИ» лицензиатам грозит штраф от 4 до 5 тыс. рублей. За нарушение правил разработки, ввоза в РФ и вывоза из РФ, а также порядка сертификации, регистрации и учета «СТС НПИ» гражданам грозят штрафы от 2 до 2,5 тыс. рублей с конфискацией спецсредств, должностным лицам — от 3 до 5 тыс. рублей с конфискацией «СТС НПИ». По статье 20.24 КоАП РФ за незаконное использование «СТС НПИ» в частной детективной или охранной деятельности предусмотрены штрафы для детективов (охранников) — от 1 до 2 тыс. рублей с конфискацией спецсредств, для руководителей таких организаций — от 1 до 5 тыс. рублей.

Запишитесь на БЕСПЛАТНУЮ консультацию юриста по телефону (812) 953-31-81 или заполнините форму онлайн-записи на сайте. Так же Вы можете ознакомиться с советами юристов в видео-блоге. Подробная информация о времени работы и отделениях находится в разделе Контакты. Мы точно знаем как Вам помочь!

Источник: https://dat.spb.ru/novosti/news_post/chto-nelzya-pokupat-na-aliekspress-dlya-rossii

Окно права
Добавить комментарий