Не справедливое возмещение

Вс о моральном вреде за длительное неисполнение государством судебных решений

Не справедливое возмещение

В нашей стране вопрос возмещения вреда или ущерба, причиненного государством, стоит достаточно остро.

Итак, возможно ли вообще взыскать ущерб с государства? Об этом задумывается каждый, кто столкнулся с нарушениями со стороны госорганов и должностных лиц.

Ведь зачастую госорганы и госучреждения, оправдываясь нехваткой бюджетных средств, затягивают исполнение решения о выплате причитающихся взыскателю средств, а то и вовсе не исполняют их.

И если на оперативное, адекватное и справедливое возмещение вреда рассчитывать не приходится, то необходимо снова обращаться в суд с требованиями о выплате компенсации за длительное неисполнение судебного решения, за которое государство несет ответственность. При этом стоит ли рассчитывать на инфляционные потери и возможность взыскания морального вреда?

Давайте разберемся с данным вопросом на примере постановления Верховного Суда от 12.02.2019 г. № 818/674/17.

Относительно вопроса выплаты компенсации

Заявитель обратился в суд с иском к Государственной казначейской службе с требованием обязать Казначейство начислить и выплатить компенсацию за нарушение срока исполнения судебного решения с учетом установленного индекса инфляции за все время просрочки, а также моральный ущерб в размере 86040 грн. (Размер суммы морального вреда он рассчитал исходя из практики ЕСПЧ, который в подобных случаях присуждает к выплате 3000 евро.) Свои требования истец мотивировал тем, что решение суда в его пользу оставалось более 3 лет неисполненным. И лишь спустя 4 года на его карточный счет перечислены средства. В то же время ему не была выплачена компенсация за нарушение срока исполнения судебного решения за все время просрочки с учетом установленного индекса инфляции за все время просрочки, а также три процента годовых от просроченной суммы.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования истца частично. Суд первой инстанции обязал Государственную казначейскую службу выплатить компенсацию за несвоевременное исполнение решения суда, а в удовлетворении требования о выплате морального вреда отказал.

Суд апелляционной инстанции также обязал Казначейство выплатить компенсацию и моральный вред, но не в размере, заявленном истцом (86040 грн), а лишь 1600 грн.

Апелляционный суд посчитал, что права истца были нарушены бездействием ответчика и должны быть восстановлены путем возмещения морального вреда, размер которого определяется судом по критериям, имеющим существенное значение.

Верховный Суд, решая вопрос о взыскании морального вреда за длительное неисполнение судебного решения государством, ссылался на устоявшуюся практику ЕСПЧ.

В первую очередь ВС отметил, что эффективное правосудие включает право на исполнение судебного решения без лишних задержек.

ЕСПЧ подчеркивает, что именно на государство возложена обязанность заботиться о том, чтобы окончательные решения, вынесенные против его органов, учреждений или предприятий, находящихся в госсобственности или контролируемых государством, исполнялись в соответствии с требованиями Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Важно и то, что неисполнение судебных решений государством не может быть оправдано нехваткой средств. Более того, обеспечение достаточного возмещения за неисполнение или несвоевременное исполнение решений национальных судов является прямым обязательством именно государства.

О выплате морального вреда

Исходя из практики ЕСПЧ, презюмируется, что чрезмерно длительное производство дает основания для возмещения морального вреда. Несоблюдение государством своего обязательства по возврату долга, после того как заявитель, пройдя через судебный процесс, добился успеха, неизбежно будет вызывать у него чувство отчаяния.

Таким образом, в соответствии с прецедентной практикой ЕСПЧ заявитель имеет право на возмещение морального вреда в случае чрезмерно длительного неисполнения окончательного решения, за что государство несет ответственность.

Касаемо определения размера морального вреда

В рассматриваемом деле ВС пришел к выводу, что моральный вред должен быть возмещен в пределах одного прожиточного минимума, в размере, установленном на дату рассмотрения дела (1600 грн).

При этом доводы заявителя о том, что размер возмещения морального вреда должен быть взыскан в сумме, эквивалентной 3000 евро, поскольку в таких размерах взыскивается моральный вред ЕСПЧ, Верховный Суд посчитал необоснованными, исходя из следующего.

Действительно, практика ЕСПЧ показывает, что Суд взыскивал с государства в счет возмещения морального вреда сумму в размере от 1500 до 3000 евро, ссылаясь на длительное неисполнение решений, вынесенных в пользу заявителей. Аргументированы такие решения были тем, что заявители не имели эффективного национального средства правовой защиты, с помощью которого они могли бы получить возмещение ущерба, причиненного таким неисполнением.

Рассмотрение дела о длительном неисполнении судебного решения в суде и возмещении морального вреда в размере прожиточного минимума является юридической защитой прав истца национальным судом Украины. Международное судебное учреждение защищает такие права в случае неполучения лицом эффективного национального средства правовой защиты.

Следовательно, выплата морального вреда в размере, присуждаемом ЕСПЧ в подобных делах, возможна только при отсутствии эффективного национального средства правовой защиты. При рассмотрении дела национальным судом права заявителя подлежат восстановлению путем возмещения морального вреда, размер которого определяется судом соразмерно характеру нарушения и обстоятельствам дела.

_____________________________________________
© ТОВ “ІАЦ “ЛІГА”, ТОВ “ЛІГА ЗАКОН”, 2019

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ “ЛІГА ЗАКОН” заборонено.

Источник: http://uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA012444

Владимир Чикин: «Все мне сочувствуют, но никто не собирается помогать»

Не справедливое возмещение

Судьба майора запаса и депутата Островского районного собрания Псковской области Владимира Чикина в силу трагических обстоятельств с 2014 года связана с Абхазией. В Сухуме была зверски убита его дочь – Екатерина Косова.

У Владимира Чикина статус потерпевшего, ему удалось добиться, чтобы первое судебное решение, по которому осудили невиновного человека, а убийц его дочери отпустили на свободу, было отменено и впоследствии их признали виновными и осудили.

Сегодня он добивается справедливого возмещения ему судебных издержек и выплаты расходов на погребение дочери. Абхазские суды не признают его требования законными, поэтому он утверждает, что его права нарушены, а судебные решения по его искам не правосудны.

Ни в Генеральной прокуратуре, ни в Конституционном суде, ни в посольстве Российской Федерации в Абхазии, ни у президента Рауля Хаджимба, ни в офисе по правам человека – нигде, как утверждает Чикин, он не может защитить свои нарушенные права.

Елена Заводская: Владимир, вы все время говорите о том, что в Абхазии нарушены ваши права, что в отношении вас были приняты неправосудные судебные решения. Поясните, пожалуйста, что вы считаете нарушением ваших прав и почему судебные решения, принятые по вашему делу, не правосудны?

Владимир Чикин: Законы Абхазии предусматривают только полное возмещение убытков и ущерба, причиненного уголовным преступлением, как в моем случае. Суд принял решение о возмещении только части ущерба. Из 26 месяцев судов, которые мне пришлось пережить, возмещены убытки только за семь с половиной месяцев первого суда, приговор которого был отменен.

Е.З.: Насколько я знаю, все судебные процессы вы проходите без адвоката, потому что у вас нет возможности отплачивать его услуги, поэтому вы сами штудируете законодательство. Вы можете сослаться на те статьи закона, которые в отношении вас были нарушены?

В.Ч.: Нарушена, например, Конституция Абхазии, а конкретно 21-я и 26-я статьи. 21-я статья, которая гарантирует судебную защиту прав каждого, и статья 26-я, которая гласит, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и должностных лиц.

Кроме этого, нарушены статьи Гражданского кодекса: 1051-я, которая требует полного возмещения убытков, и 1070-я, которая, во-первых, не допускает отказа в возмещении убытков при причинении вреда жизни, а, во-вторых, не дает права суду уменьшить размер возмещения вреда, когда он причинен умышленными действиями причинителей вреда.

Суд поступил наоборот и определил своим решением возмещение вреда не значительное, а именно, четвертую часть.

Е.З.: Я часто слышу: «Чего этот человек еще хочет, ему же присудили возмещение ущерба?» Что бы вы ответили тем, кто так считает?

Все, что у меня отнято судом, составляет мою пенсию. Ну, разве можно это считать нормальным решением суда?

В.Ч.: Закон не допускает частичного возмещения ущерба при умышленном преступлении, только полное возмещение. Все, что у меня отнято судом, составляет мою пенсию. Ну, разве можно это считать нормальным решением суда? Кроме того, похоронные расходы судом вообще не учтены в решении. В таком случае суд бесчеловечно обошелся с моей убитой дочерью.

Е.З.: Назовите сумму возмещенного вам ущерба, кому, за что и сколько возместил суд?

В.Ч.: 109 тысяч рублей мне за 7,5 месяцев судов и 37 тысяч рублей зятю – Сергею Косову за два приезда на суд.

Е.З.: 146 тысяч рублей за убитую дочь?

В.Ч.: Да.

Е.З.: Что осталось не возмещенным?

Мое исковое заявление остановил судья Орхан Чедия, он просто отказался его рассматривать, нарушив мои неотъемлемые права на судебную защиту прав и законных интересов

В.Ч.: Не возмещенными остались 173 тысячи рублей похоронных расходов. На самом деле они были гораздо больше, но это то, что мы можем возместить по квитанциям. Еще двести тысяч рублей наших судебных расходов: моих и Косова за второй суд.

Общая сумма была 380 тысяч 730 рублей на 15 мая прошлого года. За эту гражданскую судебную тяжбу по моим искам о возмещении ущерба я еще потерял около 120 тысяч рублей.

Суд возместил убытки по нашим ходатайствам до 13 марта 2015 года за первое судебное разбирательство, когда суд принял неправосудное решение и отпустил убийц на свободу, а осудил невиновного человека. По тем ходатайствам мы и получили деньги.

А все остальные расходы за 18 месяцев судебных тяжб не оплачены и не возмещены судом. Решение о возмещении реального ущерба должен был принять Верховный суд в рамках уголовного производства по делу. Но суд решил только частично возместить ущерб, чем он руководствовался, я не знаю.

Я не согласился с таким решением и подал исковое заявление в Сухумский городской суд о возмещении реального ущерба. Мое исковое заявление остановил судья Орхан Чедия, он просто отказался его рассматривать, нарушив мои неотъемлемые права на судебную защиту прав и законных интересов.

Е.З.: Добивались ли вы компенсации морального вреда?

В.Ч.: Я, как отец, и супруг Екатерины – Сергей Косов, признаны потерпевшими. По нашим искам Верховный и Сухумский городской суды присудили на нас двоих компенсацию морального вреда в размере 918 тысяч рублей солидарно с двоих осужденных.

Судебные исполнители, изучив финансовые возможности осужденных, пришли к выводу, что они неплатежеспособны и выплатить эти средства не в состоянии.

Я понимаю, что никогда этих денег не получу, но для меня важно другое: пока на них лежат неисполненные финансовые обязательства, они не могут быть выпущены до окончания срока по УДО. Мне важно, чтобы они отбыли свое наказание в полной мере.

Е.З.: Какие действия вы предпринимали после отказа суда рассмотреть ваш иск?

В.Ч.: Дальше закон предписывает подать частную жалобу. Верховный суд рассматривал во второй инстанции мою частную жалобу и поддержал решение Чедия. Я обратился в третью инстанцию с надзорной жалобой и получил отказ. И от председателя Верховного суда я тоже получил отказ, после чего обратился в Конституционный суд Абхазии.

Е.З.: С чем вы обратились в Конституционный суд и какой ответ получили от них?

Они считают, что отказ был законный, раз мне дали уже какое-то возмещение, то я должен сказать «спасибо» и молчать

В.Ч.: Я обратился в Конституционный суд с просьбой разобраться в конкретном судебном деле о нарушении прав человека, как требует Конституция.

Конституционный суд мне ответил, что мое дело – это дело суда общей юрисдикции, Конституционному суду оно не подведомственно, поскольку отказ мне дан по закону, соответствующему якобы Конституции. Они считают, что отказ был законный, раз мне дали уже какое-то возмещение, то я должен сказать «спасибо» и молчать.

По их мнению, суду виднее, как мне возместить вред, и он лучше меня знает, как возмещать. В данном случае суд, на мой взгляд, поступил как непуганый суд, который никогда не привлекался к ответственности за свои решения. Суд Абхазии считает, что он может вмешиваться в частное право граждан.

На самом деле Гражданский кодекс и другие законы категорически запрещают суду залезать в карман, в имущество, в доходы и в убытки любого гражданина, если это не является предметом рассмотрения суда. В данном случае, суд влез в мои убытки и сам определил, сколько я потерял.

Я – гражданин России, у меня по российским законам прожиточный минимум 11 тысяч рублей в месяц, а я, находясь здесь, прошу всего девять тысяч рублей в месяц или 300 рублей в день, и я для них – крохобор. Я не ожидал такого противодействия, такого возмущения моими требованиями от Верховного суда.

Е.З.: Я знаю, что вы давно обращаетесь за помощью и ищете поддержку у Российского посольства в Абхазии. Расскажите, пожалуйста, когда и с чем вы к ним обращались? И какой ответ от посольства получили?

В.Ч.: По гражданскому делу к новому послу я обращался с весны 2018 года, в общей сложности более двадцати раз. Только письменных обращений к нему у меня было одиннадцать. Один раз я беседовал с послом, все остальные беседы были с консулами.

Е.З.: В чем заключалась суть ваших обращений, что вы просили, чего добивались от них?

По моим заявлениям и обращениям, можно сказать, по моему крику конкретно не дано ни одного ответа. Только отписки неких должностных лиц

В.Ч.: Сначала просил поддержки и думал, что им должно быть виднее, какие меры принять.

Я считал, что поддержка должна была быть мягкой: можно кому-то позвонить, рассказать, потребовать… А потом стал требовать конкретного участия и ответов на мои заявления, запросов, представительства в прокуратуре, поверенного в моих судебных делах и ноты протеста.

Мне кажется, что любая мера остановила бы и Генеральную прокуратуру, и Верховный суд от нарушения законов самой Абхазии. По моим заявлениям и обращениям, можно сказать, по моему крику конкретно не дано ни одного ответа. Только отписки неких должностных лиц, к которым обращается консул с какими-то запросами, просьбами разъяснить, они ему разъясняют.

Е.З.: Получается, что ни на одно ваше обращение вам по существу не дали ни одного ответа?

В.Ч.: Да. Я не знаю, озабочены ли посол и консул моим положением, какие меры они принимают или планируют принять? Я спрашиваю их об этом и прошу письменный ответ, ну хотя бы для того, чтобы я мог на них пожаловаться. В ответ – только молчание. И никакие вопросы не решаются.

Они говорят: надо проконсультироваться, надо подумать, мы – не юристы, мы ничего не понимаем в законах. Мне пришлось обратиться в Центр поддержки соотечественников к Анне Калягиной.

Два юриста центра – Корниенко Валентина Пантелеевна и Жилинская Елена Николаевна – изучили решения судов, мои требования и сделали заключение, что требования мои полностью соответствуют абхазским законам.

Юристы Центра поддержки соотечественников обращались к послу и обосновали законность моих требований, месяц прошел, но посол не удостаивает нас ответом

Я неоднократно встречался с консулом Валерием Громушкиным, в последний раз он убежал на консультацию, и с тех пор я его не видел, он прекратил со мной общение. Громушкин написал какую-то отписку на мое обращение, и она полтора месяца где-то у них в посольстве лежала, пока случайно не попала ко мне через другую организацию.

Ну, что это за ответ консула? Юристы Центра поддержки соотечественников обращались к послу и обосновали законность моих требований, месяц прошел, но посол не удостаивает нас ответом. Теперь я понимаю, что моя надежда на то, что они когда-нибудь вмешаются, а я до последнего на это надеялся, была бесполезной.

Вмешательство консула на любой стадии, его представительство у того же Генерального прокурора или в суде, я уверен, остановило бы судебную расправу надо мной.

И заставило бы их разбираться, находить незаконность судебных решений и привести к отмене этих незаконных судебных решений и к рассмотрению моего иска по существу в полном объеме.

Е.З.: Вы говорите, что обращались и в Генеральную прокуратуру? О чем вы их просили и что они вам ответили?

В.Ч.: В Генеральную прокуратуру я обращался за поддержкой моих исковых требований. По 43-й статье Гражданско-процессуального кодекса прокурор вступает в дело в случае причинения вреда жизни. Моей дочери был причинен вред жизни.

В статье 42 Уголовно-процессуального кодекса говорится о том, что права убитой переходят к ее близким, следовательно, считайте, что вред жизни причинен мне. И прокуратура была обязана участвовать в моих исковых требованиях и поддерживать их от имени государства.

Но прокуратура отказалась поддерживать даже компенсацию морального вреда за убийство.

Е.З.: Чем они мотивировали отказ?

В.Ч.: Тем, что мне самому не причинен вред жизни, а как только будет причинен, они немедленно поддержат мои исковые требования.

22 июля 2019 года я подал заявление в Генеральную прокуратуру с просьбой провести прокурорскую проверку заведомо неправосудных актов, принятых Верховным судом Абхазии в отношении нас, россиян.

Но прокурорская проверка не была проведена, потому что они должны были допросить меня как заявителя, а они этого не сделали. Мне был дан письменный ответ, подписанный заместителем Генпрокурора Георгием Аршба, о том, что мои жалобы на незаконные решения судов несостоятельны.

Е.З.: Мы все знаем, что у нас в Абхазии гарант соблюдения прав человека – президент, сегодня это Рауль Джумкович Хаджимба, я знаю, что вы и к нему обращались с просьбой помочь вам и защитить ваши права, какой ответ вы получили у президента?

После трехмесячного разбирательства мне была дана отписка, что на суд давить не можем, как-то сами попытайтесь, обращайтесь в суд. Никаких моих прав никто не защитил

В.Ч.: После того, как я проиграл в Конституционном суде, я обратился к президенту Абхазии. По статье 53 Конституции он обеспечивает соблюдение прав человека и конституционных законов в Абхазии и ее международных обязательств.

После трехмесячного разбирательства мне была дана отписка, что на суд давить не можем, как-то сами попытайтесь, обращайтесь в суд. Никаких моих прав никто не защитил.

По статье 11 Конституции Абхазии Всеобщая Декларация прав человека и другие общепризнанные международные договоры лежат в основе Конституции Абхазии.

И я обращаюсь во все инстанции с жалобами на нарушение прав человека, все мне сочувствуют, все выслушивают и никто не возражает, но никто не собирается никак помогать. Получается какой-то заколдованный круг: бьюсь, бьюсь – и никакого результата.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Источник: https://www.ekhokavkaza.com/a/30328793.html

Практическая инструкция по заявлению в Европейский Суд требований о справедливой компенсации

Не справедливое возмещение

Данный документ в других форматах можно скачать здесь:       .

[Неофициальный перевод на русский язык]

ПРАКТИЧЕСКАЯ ИНСТРУКЦИЯ

[утверждена Председателем (Президентом) Европейского Суда по правам человека в соответствии с Правилом 32 Регламента Европейского Суда по правам человека

28 марта 2007 года]

ТРЕБОВАНИЯ О СПРАВЕДЛИВОЙ КОМПЕНСАЦИИ

I.Введение

1. Присуждение справедливой компенсации не является автоматическим следствием признания Европейским Судом по правам человека нарушения права, гарантированного Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) или Протоколами к ней.

Это явно выражено в тексте статьи 41 Конвенции, которая предусматривает, что Европейский Суд по правам человека присуждает справедливую компенсацию только если внутригосударственное право допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения и даже при этом условии – лишь в случае необходимости (if necessary – в тексте Конвенции на английском языке; s’il y a lieu– в тексте Конвенции на французском языке).

2. Более того, Европейский Суд по правам человека присуждает только такую компенсацию, которая считается справедливой в данных обстоятельствах (just– в тексте Конвенции на английском языке; équitable – в тексте Конвенции на французском языке).

Европейский Суд по правам человека может решить, что в отношении некоторых нарушений само их признание представляет собой достаточную справедливую компенсацию и необходимость присуждения денежного возмещения отсутствует.

Европейский Суд по правам человека также может посчитать справедливым присуждение компенсации в меньшем размере по сравнению с фактически причиненными убытками (моральным вредом) или понесенными издержками или отказ в присуждении компенсации в принципе.

Это может иметь место, например, когда заявитель сам ответственен за фактический размер причиненных убытков (морального вреда) или издержек.

При определении размера присуждаемой компенсации Европейский Суд по правам человека также может принять во внимание положение заявителя, являющегося жертвой нарушения, и Высокой Договаривающейся Стороны, ответственной за обеспечение соблюдения общественных интересов. Наконец, Европейский Суд по правам человека обычно учитывает местную экономическую ситуацию.

3. В случае присуждения справедливой компенсации, предусмотренной статьей 41 Конвенции, Европейский Суд по правам человека может следовать соответствующим национальным стандартам. Однако они никогда не являются для него обязательными.

4. Заявителям необходимо помнить, что соблюдение ими формальных и содержательных требований  Конвенции и Регламента Европейского Суда по правам человека является условием присуждения справедливой компенсации.

II. Подача заявления о присуждении справедливой компенсации:
формальные требования

5. Сроки подачи заявления о присуждении справедливой компенсации и другие требования к нему сформулированы в Правиле 60 Регламента Европейского Суда по правам человека, которое в соответствующей части предусматривает:

«1. Заявитель, желающий получить предусмотренную статьей 41 Конвенции справедливую компенсацию в случае признания Европейским Судом по правам человека нарушения его конвенционных прав, обязан подать отдельное заявление, касающееся данного вопроса.

2. Заявитель должен представить подробный список своих требований, касающихся справедливой компенсации, указав каждое из них отдельно и приложив соответствующие подтверждающие документы, в течение срока, предоставленного ему для подачи письменного отзыва по существу жалобы, если только Председатель (Президент) соответствующей Палаты не примет иного решения.

3. В случае несоблюдения заявителем требований, сформулированных выше, Палата [Европейского Суда по правам человека] может отказать в удовлетворении его заявления о присуждении справедливой компенсации полностью или в части…»

Таким образом, в Европейский Суд по правам человека должно быть подано отдельное заявление о присуждении справедливой компенсации с приложенными к нему подтверждающими документами, а несоблюдение этого требования может привести к отказу в присуждении компенсации.

Европейский Суд по правам человека также отказывает в удовлетворении требований, касающихся справедливой компенсации, изложенных в формуляре жалобы, но не представленных в виде отдельного заявления на соответствующей стадии разбирательства по делу, равно как требований, заявленных за пределами срока, предоставленного для их подачи.

III. Подача заявления о присуждении справедливой компенсации:
требования по содержанию

6. Справедливая компенсация, предусмотренная статьей 41 Конвенции, может быть присуждена в связи с:

(a) причиненными убытками,

(b) причиненным моральным вредом, и

(c) понесенными издержками.

1. Общие вопросы причинения убытков (морального вреда)

7. Между требованиями о возмещении причиненных убытков (морального вреда) и предполагаемым нарушением должна прослеживаться явная причинная связь. Европейскому Суду по правам человека недостаточно просто некоторой связи между предполагаемым нарушением и убытками (моральным вредом) либо же простых рассуждений в сослагательном наклонении.  

8. Компенсация может быть присуждена только за убытки (моральный вред), причиненные в результате выявленного Европейским Судом по правам человека нарушения.

Компенсация не может быть присуждена за убытки (моральный вред), причиненный в результате событий или ситуаций, которые не представляют собой нарушения Конвенции, или за убытки (моральный вред), относящиеся к той части жалобы, которая признана неприемлемой на более ранних этапах разбирательства по делу.

9. Целью возмещения причиненных убытков (морального вреда) является компенсирование заявителю фактических неблагоприятных последствий допущенного нарушения.

Компенсация не является средством наказания Высокой Договаривающейся Стороны, допустившей нарушение.

По этой причине Европейский Суд по правам человека до настоящего времени расценивал в качестве неприемлемых требования, касающиеся возмещения ущерба (морального вреда), позиционируемого как «штрафного», «наказывающего» или «поучительного».

2. Убытки

10.

Применительно к возмещению убытков используется принцип, в соответствии с которым заявитель должен быть насколько это возможно возвращен в ситуацию, которая соответствовала бы положению вещей в отсутствие нарушения, другими словами, принцип restitutio in integrum. Речь может идти о компенсации как фактически причиненного реального ущерба (damnum emergens), так и расходов, которые необходимо понести для восстановления нарушенного права в будущем, равно как упущенной выгоды (lucrum cessans).

11. Бремя доказывания того факта, что убытки вызваны нарушением или нарушениями, лежит на заявителе. Заявителю необходимо представить соответствующие документы, доказывающие, насколько это возможно, не только сам факт причинения убытков, но и размер таковых.

12. По общему правилу Европейский Суд по правам человека присуждает возмещение убытков в полном размере в соответствии с расчетами.

Однако в случае, если размер фактически понесенных убытков не поддается точному исчислению, он может присудить компенсацию в размере, соответствующем приблизительным расчетам, сделанным на основе имеющейся фактической информации.

Как указано в пункте 2 выше, Европейский Суд по правам человека также может посчитать справедливым присуждение компенсации в меньшем размере, чем фактически понесенные убытки.

3. Моральный вред

13. Возмещение морального вреда, присуждаемое Европейским Судом по правам человека, призвано компенсировать в денежном выражении вред, причинный посягательствами на нематериальные блага, например, компенсировать физические и нравственные страдания.

14. По своей сути моральный вред не поддается точному исчислению в денежном выражении. Если установлено, что моральный вред был причинен, и Европейский Суд по правам человека полагает необходимым присудить соответствующую денежную компенсацию, оценка ее размера производится на основе принципа справедливости и с учетом сложившейся практики.

15. Заявителям, желающим получить компенсацию морального вреда, следует указать сумму его денежного возмещения, которую они считают справедливой.

Заявители, считающие себя жертвой нескольких нарушений, могут либо указать единую сумму компенсации в возмещение морального вреда, причиненного всеми этими нарушениями, либо обозначить отдельно суммы компенсации в возмещение морального вреда, причиненного каждым из нарушений.

4. Издержки

16. Европейский Суд по правам человека может присудить заявителю возмещение издержек, которые он понес сначала на национальном уровне, а затем в рамках разбирательства дела в Европейском Суде по правам человека, пытаясь предотвратить нарушение или исправить его.

Издержки обычно включают расходы на оказание юридической помощи, оплату государственной пошлины и иные подобные.

Они также могут включать в себя транспортные расходы, то есть расходы на проезд, проживание, питание, в частности, связанные с необходимостью присутствия на устных слушаниях по делу в Европейском Суде по правам человека.

17. Европейский Суд по правам человека удовлетворяет требования о возмещении издержек только в случае, если они связаны с выявленным им нарушением.

Он отказывает в удовлетворении соответствующих требований, если они связаны с той частью жалобы, рассмотрение которой не привело к констатации нарушения, либо частью жалобы, признанной неприемлемой.

В связи с этим заявители при желании могут предъявить отдельные требования о возмещении издержек в отношении жалоб на каждое из нарушений.

18. Издержки должны быть фактически понесены.

Другими словами, речь идет о ситуациях, когда заявитель фактически понес соответствующие расходы либо должен понести их в соответствии со своими обязательствами, основанными на законе или договоре.

Из общей суммы издержек вычитаются суммы, выплаченные или подлежащие выплате национальными властями или Советом Европы в рамках оказания заявителю юридической помощи.

19. Издержки должны быть необходимыми. Другими словами, они неизбежно должны быть понесены с целью предотвращения нарушения или его исправления.

20. Размер издержек должен быть разумным. Если Европейский Суд по правам человека придет к выводу, что размер издержек является чрезмерным, он присудит возмещение издержек в размере, который, по его мнению, является разумным.

21. Европейскому Суду по правам человека должны быть предоставлены доказательства того, что издержки были понесены, например, расписанные попунктно квитанции об оплате и выставленные счета. Издержки должны быть в достаточной степени детализированы с тем, чтобы Европейский Суд по правам человека мог принять решение об их соответствии указанным выше требованиям.

5. Платежная информация

22. Заявители могут указать свой банковский счет, на который они хотели бы получить любые денежные средства, которые могут быть присуждены им Европейским Судом по правам человека. Если заявители хотели бы, чтобы определенные суммы, например, в возмещение издержек, были выплачены отдельно, к примеру, напрямую на банковский счет их представителя, следует прямо указать это.

IV. Форма компенсации, присуждаемой
Европейским Судом по правам человека

23. В случае присуждения Европейским Судом по правам человека компенсации она по общему правилу будет выражена в виде суммы денежных средств, подлежащих выплате государством-ответчиком жертве или жертвам выявленных Европейским Судом по правам человека нарушений.

Только в исключительно редких случаях Европейский Суд по правам человека может не просто признать, что в отношении заявителя было допущено нарушение, но и самостоятельно, преследуя цель положить конец этому нарушению и исправить его по существу, указать, какие конкретные выводы должны быть сделаны в связи с этим.

Однако Европейский Суд по правам человека может по своему усмотрению дать рекомендации, касающиеся порядка исполнения его Постановления (см. статью 46 Конвенции).

24. Размер любой денежной компенсации, присуждаемой в соответствии со статьей 41 Конвенции, обычно указывается в евро (EUR, €), независимо от того, какая валюта используется заявителем при формулировании его требований.

В случае получения заявителем компенсации в валюте, отличной от евро, Европейский Суд по правам человека указывает на необходимость конвертации присужденной денежной суммы в соответствующую валюту по курсу, действующему на день ее выплаты.

При формулировании своих требований заявителю следует при необходимости учитывать данное правило в смысле того результата, к которому может привести конвертация требуемой им суммы компенсации, выраженной в иной валюте, в евро и наоборот.

25. Европейский Суд по правам человека по собственной инициативе указывает срок, в течение которого должна быть осуществлена выплата компенсации. Обычно это три месяца со дня вступления в силу Постановления Европейского Суда по правам человека.

Европейский Суд по правам человека также определяет размер процентов, которые должны быть начислены и выплачены заявителю в случае, если выплата справедливой компенсации не произведена в установленный срок.

Обычно они устанавливаются в размере предельной процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процентных пункта.

________
Оригинал (язык — английский; формат — PDF)

Читать @europeancourt

Источник: http://europeancourt.ru/konvenciya-o-zashhite-prav-cheloveka-i-drugie-oficialnye-dokumenty/prakticheskaya-instrukciya-po-zayavleniyu-v-evropejskij-sud-trebovanij-o-spravedlivoj-kompensacii/

Окно права
Добавить комментарий