Нарушение принципа никто не может нести уголовную ответственность 2 за одно и то же преступление

Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 845-О-О

Нарушение принципа никто не может нести уголовную ответственность 2 за одно и то же преступление

Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 845-О-О
“Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зарипова Арсения Рамилевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 111 и пунктом “в” части четвертой статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” предварительное изучение жалобы гражданина А.Р. Зарипова, установил:

1. Гражданин А.Р.

 Зарипов, осужденный по приговору Правобережного районного суда города Магнитогорска Челябинской области от 27 июня 2005 года за совершение ряда преступлений, в том числе предусмотренных частью четвертой статьи 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) и пунктом “в” части четвертой статьи 162 (разбой, т.е. нападение с применением насилия в целях хищения чужого имущества, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего) УК Российской Федерации, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать данные нормы противоречащими статьям 18, 19 (части 1 и 2), 50 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в которой они в случае наступления смерти потерпевшего при причинении ему тяжкого вреда здоровью в процессе разбоя допускают двойную квалификацию деяния, предъявление двух тождественных обвинений и назначение двух однородных наказаний за одно и то же деяние.

Заявитель просит также признать противоречащим Конституции Российской Федерации смысл указанных законоположений, придаваемый им постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” (в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 7), согласно пункту 21 которого, если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений – по пункту “в” части четвертой статьи 162 и части четвертой статьи 111 УК Российской Федерации.

2. Согласно Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление (статья 50, часть 1), причем это право в силу своей конституционно-правовой природы не подлежит ограничению.

В развитие данного конституционного запрета Уголовный кодекс Российской Федерации, определяя принцип справедливости, установил, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (статья 6), а лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, и с учетом положений его Общей части (статья 60).

Толкование принципа “non bis in idem”, как он закреплен в Конституции Российской Федерации и регулируется уголовным законодательством Российской Федерации, нашло отражение и в решениях Конституционного Суда Российской Федерации.

В его Постановлении от 19 марта 2003 года N 3-П указано, что данный принцип исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности.

3. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (часть четвертая статьи 111 УК Российской Федерации), и разбой, т.е.

нападение с применением насилия в целях хищения чужого имущества, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (пункт “в” части четвертой статьи 162 УК Российской Федерации), вопреки утверждению заявителя, образуют самостоятельные составы преступлений, различающиеся по объекту уголовно-правовой охраны, характеру посягательства, направленности умысла и степени опасности, а потому назначение за них наказания по совокупности не может рассматриваться как противоречие статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право не быть повторно осужденным за одно и то же преступление, и не только не нарушает принцип справедливости, но, напротив, отвечает требованию справедливого наказания за совершенное преступление.

Данные преступления имеют разные объекты (здоровье и жизнь в одном случае, собственность и здоровье – в другом), разные последствия (смерть и вред здоровью) с разным психическим отношением к этим последствиям (двойная форма вины в одном случае и умышленная форма вины – в другом).

Иными словами, часть четвертая статьи 111 и пункт “в” части четвертой статьи 162 УК Российской Федерации содержат, в конечном счете, описание разных преступлений, которые хотя и имеют общий признак – причинение тяжкого вреда здоровью, не соотносятся между собой как часть и целое: наступление смерти потерпевшего не включено в признаки состава разбоя, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. К тому же часть четвертая статьи 111 УК Российской Федерации предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 15 лет со штрафом, а часть четвертая статьи 162 УК Российской Федерации – на срок от 5 до 15 лет. Следовательно, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего его смерть (преступление против жизни), не может поглотить разбой (преступление против собственности), как и разбой не может поглотить причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего его смерть.

Пункт “в” части четвертой статьи 162 и часть четвертая статьи 111 УК Российской Федерации не соотносятся между собой как общая и специальная норма, а потому действия виновных в разбойном нападении, в ходе которого потерпевшему причиняется тяжкий вред здоровью, повлекший его смерть, подлежат квалификации по совокупности преступлений. Такой смысл данным нормам придается и правоприменительной практикой (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое” в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 7).

Таким образом, оспариваемые заявителем нормы не могут рассматриваться как нарушающие его конституционные права и свободы. Разрешение же вопросов, связанных с уголовно-правовой квалификацией тех или иных деяний, включая оценку фактических обстоятельств, относится к компетенции судов общей юрисдикции.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зарипова Арсения Рамилевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

ПредседательКонституционного СудаРоссийской ФедерацииВ.Д. Зорькин

Заместитель ПредседателяКонституционного СудаРоссийской ФедерацииО.С. Хохрякова

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1692589/

Принцип однократности привлечения к ответственности за одно правонарушение (ne bis in idem): международные и внутригосударственные аспекты

Нарушение принципа никто не может нести уголовную ответственность 2 за одно и то же преступление

(Рабцевич О. И.) («Международное уголовное право и международная юстиция», 2010, N 4)

ПРИНЦИП ОДНОКРАТНОСТИ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ОДНО ПРАВОНАРУШЕНИЕ (NE BIS IN IDEM) : МЕЖДУНАРОДНЫЕ И ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫЕ АСПЕКТЫ

О. И. РАБЦЕВИЧ

——————————— Rabtcevich O. I. Principle of one-time possibility to call somebody to responsibility for the same offence (ne bis in idem): international and domestic aspects. Не дважды об одном и том же (лат.).

Рабцевич О. И., доцент кафедры иностранного государственного и международного права Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук.

В статье анализируются положения международных договоров о правах человека и правовой помощи, а также учредительные акты международных уголовных судов, регулирующих различные аспекты названного принципа. Рассматриваются правовые позиции относительно толкования указанных правовых положений.

В результате автором сделан вывод, что в ряде случаев в интересах международного правосудия принцип ne bis in idem ограничивается. Обращение к национальным актам свидетельствует, что принцип однократного привлечения к ответственности за конкретное правонарушение должен рассматриваться как общий принцип права.

Рассмотрены вопросы реализации данного принципа в российском уголовном судопроизводстве.

Ключевые слова: принцип ne bis in idem, права человека, общий принцип права, юрисдикция государства, правовая помощь, международное правосудие, правонарушение, преступление, уголовное судопроизводство, Европейский суд по правам человека.

In this article author analyses provisions of international treaties about right of every person not to be tried or punished twice for the same offence and practice The European Court of Human Rights on this question.

Among the international aspects of principle ne bis in idem the author indicates the following: 1) realization ne bis in idem in relations between states in process of legal assistance; 2) realization ne bis in idem in relations between states and International Criminal Court and International Criminal Tribunals.

Key words: ne bis in idem; international treaties; general principle of law; human rights; offence; crime; European Court of Human Rights; criminal proceeding; jurisdiction of state; legal assistance; international justice.

В основе рассматриваемого правила лежит латинская максима nemo debet bis vexari pro eadem causa («никто не должен дважды судиться по одному и тому же делу»).

В настоящее время оно существует в различных модификациях: res judicata ; Erledignungsprinzip (Германия); I’authorite de la chose judgee (Франция) ; double jeopardy (в странах общего права) . ——————————— Решенное дело (лат.). Van den Wyngert C.

Criminal Procedure Systems in Europe. L., 1993. Clayton R., Tomlinson H., George C. The Law of Human Rights. Vol. 1. Oxford, 2000. P. 612 — 613.

Представляется разумным говорить о двух аспектах указанного принципа: внутригосударственном и международном. В первом случае речь идет о защите лица от повторного осуждения в рамках одного и того же государства. Во втором — о повторном осуждении, осуществляемом другим государством либо международным уголовным учреждением.

Строго говоря, данная мысль не является новой: созвучное ей положение высказывал А. Кассезе . Однако, учитывая вышесказанное, а также малое количество специальных работ, посвященных исследованию принципа ne bis in idem, можно предположить, что данная тема представляет определенный теоретический и практический интерес. ——————————— Cassese A.

International Criminal Law. Oxford, 2001. P. 319.

Корнями данное правило уходит в римское право. И. А.

Покровский писал, что «исконным правилом римского процесса» было положение, что на его определенной стадии истец не может уже во второй раз «вчинять иск о том же, хотя бы по первому процессу разбора и приговора почему-либо не было» .

В настоящее время принцип ne bis in idem закрепляется во многих документах. Как на международном, так и на национальном уровне. ——————————— Покровский И. А. История римского права. СПб., 1998. С. 157.

Обратимся в первую очередь к международно-правовым актам. Указанное правило нашло свое закрепление абсолютно во всех договорах о правах человека. На универсальном уровне правило ne bis in idem закреплено в ч. 7 ст.

14 Международного пакта о гражданских и политических правах : «Никто не может быть повторно судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным законодательством каждого государства».

——————————— Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. N 17. Ст. 291.

Аналогичное положение нашло закрепление и в региональных договорах о правах человека (ст. 4 Протокола N 7 к Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека — далее ЕКПЧ ; п. 4 ст. 8 Американской конвенции о защите прав человека ). В п. 2 ст.

7 Конвенции СНГ об основных правах и свободах предусмотрено, что «никто не должен быть осужден или наказан вторично за преступление, за которое он уже был осужден или понес наказание на основе национального законодательства…» . При кажущейся идентичности формулировок тем не менее это не так.

Положения, сформулированные в Пакте и Протоколе N 7, исключают возможность проведения повторного судебного разбирательства, а буквальное толкование п. 2 ст. 7 Конвенции СНГ приводит к выводу о возможности проведения повторного разбирательства, правда, при отсутствии возможности повторного осуждения. Однако полагаю, что толковать п. 2 ст.

7 Конвенции СНГ следует в контексте положений Пакта и Протокола N 7 к ЕКПЧ. Такой вывод основывается, во-первых, на том, что участники Конвенции СНГ являются также участниками иных названных договоров, во-вторых, на принципах правомерности и единства толкования.

Именно в соответствии с принципом правомерности толкование должно осуществляться с учетом норм международного права и иных обязательств сторон, не вести к их нарушению .

Используя систематическое и телеологическое толкование , приходим к выводу, что все названные выше нормы должны толковаться во взаимосвязи друг с другом, а именно как запрет не только повторного осуждения, но и вообще повторного преследования. ——————————— СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3835; СЗ РФ. 1998. N 44. Ст. 5400. Права человека: Сборник универсальных и региональных международных документов / Сост. Л. Н. Шестаков. М., 1990. Бюллетень международных договоров. 1999. N 6. Лукашук И. И. Современное право международных договоров: В 2 т. Т. 1. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 622. Там же. С. 635.

Подтверждают сделанный нами вывод формулировки и некоторых других международных универсальных договоров. Например, п. h ст. 75 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов от 8 июля 1977 г., в котором сказано: «…ни одно лицо не должно преследоваться или наказываться (выделено мной. — О. Р.

) той же стороной за правонарушение, за которое в соответствии с тем же законом и судебной процедурой данному лицу уже был вынесен окончательный приговор, оправдывающий или осуждающий его».

Обращает на себя внимание еще один аспект правила ne bis in idem, а именно условие его реализации, заключающееся в том, что в отношении лица за то же самое деяние уже вынесено окончательное решение.

В этой связи возникает вопрос: а какое же решение является окончательным в смысле международных договоров? Данный вопрос являлся предметом рассмотрения Европейского суда по правам человека в деле «Никитин против России» .

В данном деле заявитель настаивал на том, что протест прокурора, поданный в порядке надзора, привел к тому, что он подлежал повторно уголовной ответственности за преступление, за которое уже был окончательно оправдан. Хотя в результате приговор остался без изменения, заявителя фактически дважды обвиняли в одном и том же преступлении.

При разрешении данного дела Суд рассматривал вопрос: имел ли место «окончательный» приговор перед возбуждением дела в надзорной инстанции или надзорное рассмотрение является неотъемлемой частью обычного процесса и само по себе представляет инстанцию, выносящую окончательное решение.

В пояснительном меморандуме к Протоколу N 7 отмечается, что обвинение или оправдание становятся окончательными, если приговор вступил в юридическую силу. Так, в п. 39 решения по делу «Никитин против России» ЕСПЧ заключил, что постановление суда кассационной инстанции является окончательным решением в смысле Протокола N 7. При этом сам факт пересмотра дела в порядке надзора не является нарушением его ст. 4, так как все решения относятся к рассмотрению одного уголовного дела в рамках единого процесса. ——————————— Judgment Nikitin V. Russia 20 July 2004. URL: http:// cmiskp. echr. coe. int/ tkp197/ portal. asp? sessionId= 57488734&skin;= hudoc-en&action;= request.

Все упомянутые выше договоры о правах человека не исключают возможности уголовного преследования и осуждения лица в другом государстве. Такая же позиция выражается и международными органами. Например, в деле «A. P. против Италии» Комитет по правам человека указал, что правило ne bis in idem не имеет никакого эффекта для судопроизводства в других государствах .

В названном деле итальянский гражданин был осужден уголовным судом Лугано (Швейцария) к двум годам тюремного заключения и после отбытия наказания выдворен из страны. Затем итальянские власти ему предъявили обвинение и заочно осудили за то же самое преступление к четырем годам лишения свободы и штрафу в 2 млн. итальянских лир.

Рассмотрев заявление, Комитет пришел к выводу, что ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах не гарантирует ne bis in idem в отношении национальных юрисдикций двух и более государств. Такая практика, по справедливому замечанию Н. А.

Сафарова, «…с одной стороны, могла бы привести к ущемлению прав индивида, а с другой стороны, ставила бы под сомнение вынесенное в соответствии с национальным законодательством решение компетентного органа запрашиваемого государства» .

Более того, возможность повторного привлечения лица к уголовной ответственности за одно и то же деяние не соответствовала бы общеправовому принципу справедливости. Здесь следует согласиться с А. В.

Наумовым в том, что справедливость в уголовном праве, выражающаяся в возможности однократной ответственности за одно преступление, «аккумулирует» в себе другие важнейшие принципы, ведь все они характеризуют определенный аспект справедливости в уголовном праве, без которой нет справедливости права в целом.

Таким образом, справедливость можно рассматривать и как обобщающий принцип, и как обобщающее начало уголовного права . А. Г. Кибальник отмечает, что, вероятно, такое положение вещей полностью характерно и для международного уголовного права . Думаю, что этим характеризуется не только международное уголовное, но и уголовно-процессуальное право. ——————————— A. P. v.

Italy. Communication N 204/1986 (2 November 1987) // UN Doc CCPR/C/OP/2 at 67 (1990) // См.: Novak M. CCPR Commentary. Kehl. 1993. Сафаров Н. А. Экстрадиция в международном уголовном праве: проблемы теории и практики. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 191. Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996. С. 52. Кибальник А. Г. Современное международное уголовное право: понятие, задачи и принципы / Под ред. А. В. Наумова. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. С. 116.

Проблема реализации правила ne bis in idem в контексте юрисдикций двух и более государств регулируется многочисленными договорами о правовой помощи и выдаче.

Практически все они содержат такое основание для отказа в выдаче или в оказании правовой помощи, как наличие приговора или постановления о прекращении производства по делу в отношении лица, выдача которого запрашивается, на территории Договаривающихся Государств (п. «в» ч. 1 ст.

57 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. ; п. 4 ст. 56 Договора между РФ и Исламской Республикой Иран о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам 1996 г. ; аналогичные нормы других договоров). Европейская конвенция о выдаче в ст.

9 предусматривает, что выдача не осуществляется, если компетентные органы запрашиваемой стороны вынесли окончательное решение в отношении лица в связи с правонарушением, по поводу которого запрашивается выдача.

В выдаче может быть отказано, если компетентные органы запрашиваемой стороны вынесли решение не возбуждать или прекратить судебное разбирательство в отношении того же правонарушения . ——————————— Бюллетень международных договоров. 1995. N 2. С. 3 — 28. Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 47. Ст. 4579. Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 23. Ст. 2348.

Источник: http://center-bereg.ru/o2746.html

Никто не может быть осуждён дважды за одно преступление

Нарушение принципа никто не может нести уголовную ответственность 2 за одно и то же преступление

Ключевые слова: ПРИНЦИП ПРАВА; УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ; ПРАВОТВОРЧЕСКАЯ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ; THE PRINCIPLE OF THE LAW; CRIMINAL RESPONSIBILITY; LAW-MAKING AND ENFORCEMENT ACTIVITIES.

Аннотация: В рамках настоящей статьи рассматривается такой принцип, как принцип «Non bis in idem», что означает «не дважды за то же». Анализируются различные подходы к пониманию данного принципа в юридической литературе. Обоснован вывод о связи данного принципа со свойством исключительности судебных решений. Нами анализируется судебная практика, в которой допускались ошибки в правоприменении данного принципа.

«Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление» гласит ч. 1 ст. 50 Конституции РФ[1]. Принцип «non bis in idem» является гарантией и защитой для лица от чрезмерного наказания, наказание дважды за одно и то же действие, которое уже получило свою правовую оценку (квалификацию). Так, в ст.

4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 22 ноября 1984 г., ратифицированного РФ, предусмотрено право не быть привлеченным к суду или наказанным дважды[2].

этого права идентично содержанию принципа недопустимости двойного инкриминирования, а именно предполагает: никого нельзя вторично привлечь к суду или наказать в порядке уголовного производства под юрисдикцией одного и того же государства за правонарушения, за которое его уже было окончательно оправдано или осуждено в соответствии с законом и уголовной процедуры этого государства.

Это положение распространяет свое действие и на граждан РФ, которые имеют право в случае нарушения принципа недопустимости двойного инкриминирования, независимо от его закрепления в УК РФ[3], и исчерпав все национальные меры защиты обратиться за защитой в Европейский суд по правам человека.

Л.В. Головко определил принцип «Non bis in idem» как один из фундаментальных принципов, отражающий «справедливость» международного уголовного права и запрещающий повторное осуждение лица за совершение одного преступления по международному уголовному праву[4].

Появление рассматриваемого принципа недопустимости повторного осуждения за одно и то же преступление в отечественном конституционном зако­нодательстве относится к 1992 г. Законом от 21 апреля 1992 г. в Конституцию РСФСР были внесены изменения и дополнения.

Обновленная Конституция (Ос­новной Закон) Российской Федерации — России содержала существенно иную, чем прежде, регламентацию прав и свобод человека и гражданина (гл. 5).

Одной из принципиальных новелл стало правило, согласно которому «никто не должен дважды нести уголовную или иную ответственность за одно и то же правонару­шение» (ч. 3 ст. 65)[5].

Формулировка этого предписания претерпела ощутимую корректировку полтора года спустя в Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г. Согласно ч. 1 ст. 50 «никто не может быть повторно осужден за одно и то же пре­ступление». В действующем Уголовно-процессуальном кодексе РФ аналогичная норма содержится в ч. 1 ст.

27 «Основания уголовного преследования» и выражена следующими словами: «Уголовное преследование в отношении подоз­реваемого или обвиняемого прекращается по следующим основаниям: нали­чие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению»[6]. Установление правила о недо­пущении двойной ответственности связано с Уголовным кодексом РФ, которым ст. 6 «Принцип справедливости» в ч. 2 определе­но: «Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление». Между прочим, при сопоставлении конституционной нормы (ч. 1 ст. 50 Конституции РФ) и тек­стов УПК РФ (ч. 1 ст. 27) и УК РФ (ч. 2 ст. 6) можно заметить существенное различие формулировок. Конституция РФ предусматривает только запрет повторного осуждения и не затрагивает ситуацию, при которой речь идет о недопустимости осуждения в случае предшествовавшего ему «первичного» прекращения дела по тому же об­винению, прекращения уголовного преследования за то же преступление (такая ситуация оговорена в УПК РФ). Что же касается УК РФ, то используемое здесь положение о недопущении повторной уголовной ответственности охватывает более широкий спектр возможных ситуаций, чем только запрет повторного осуждения[7].

ЕСПЧ имеет большую практику применения ст. 4 протокола №7 Конвенции о защите прав и основополагающих свобод, в том числе и в спорах по поводу налоговых правоотношений. Прежде всего, стоит процитировать именно положения ст.

4 протокола №7: «никто не может быть вторично привлечен к суду или наказано в порядке уголовного производства под юрисдикцией одного и того же государства за правонарушения, за которое его уже было окончательно оправдано или осуждено в соответствии с законом и уголовной процедуры этого государства».

Фактические обстоятельства, с которыми заявители обращаются в ЕСПЧ с требованиями установления нарушения ст. 4 протокола №7 Конвенции в отношениях по поводу взимания налогов, является в определенной степени типовым. Налогоплательщики не отражают в отчетности данные об объектах налогообложения и не уплачивают с них налоги.

Это оказывается фискальными органами и имеет следствием начало административной процедуры по поводу доначисления налогов и установленных налоговым законодательством штрафов. Кроме того, начинается и уголовное производство за уклонение от уплаты налогов.

В результате плательщики испытывают санкций как административного, так и уголовного характера.

Источник: http://novaum.ru/public/p759

Окно права
Добавить комментарий