Можно ли взыскать задолженность за период после заключения мирового соглашения?

Возможен ли пересмотр дела после утверждения судом мирового соглашения?

Можно ли взыскать задолженность за период после заключения мирового соглашения?

Как часто встречается ситуация, когда одна сторона не исполняет своих финансовых обязательств, будь то оплата коммунальных услуг или оплата работ по подряду.

В суде стороны могут заключить мировое соглашение, в котором обозначить периодичность погашения долга, сумму.

Представьте ситуацию: определение суда об утверждении соглашения вступило в силу, но одна из сторон конфликта решила взыскать пени, не обозначенное в документе. И вот в суд поступает новое заявление.

Ниже рассмотрим, возможно ли выиграть процесс, если предмет спора ранее урегулирован сторонами в рамках мирового соглашения.

11 мая 2018 года Арбитражный суд Республики Коми рассмотрел дело № А56-78780/2017.

Производство начато по иску ООО «Строительно-транспортная компания «НефтеГазСтрой» к компании «Ротшер» о взыскании неустойки в размере 44 млн. рублей по договору подряда от 1 декабря 2015 г.

Позиции сторон

В исковом заявлении общество «СТК «НефтеГазСтрой» ссылается на положения Гражданского кодекса РФ и мотивирует свои требования обстоятельствами дела. Ответчик является субподрядчиком по договору подряда, выполнил только часть своих обязательств.

Согласно материалам, компания «Ротшер» покинула строительный объект, не закончив начатые работы. Дело в том, что истец не оплачивал фактически выполненный объем. Получить законные деньги ответчик смог только после того, как в 2016 г. было начато судопроизводство между сторонами.

Стороны заключили мировое соглашение, и компании «Ротшер» была произведена оплата.

Однако, по мнению истца, в связи с тем, что ответчик выполнил не все обязательства, предусмотренные договором, его нужно привлечь к имущественной ответственности и обязать выплатить пени.

В своем отзыве представитель «Ротшер» указал, что все споры с заявителем были урегулированы в рамках мирового соглашения, потому претензия по пеням со стороны заявителя является необоснованной.

В соответствии со ст. 333 ГК РФ сторона спора может возразить против суммы выплаты и произвести собственный расчет неустойки. Однако общество «Ротшер» не воспользовалось правом и не ходатайствовало перед судом о снижении компенсации.

Обстоятельства разбирательства

Суд установил, что 1 декабря 2015 г. между ООО «СТК «НефтеГазСтрой» и обществом «Ротшер» заключен договор подряда. Согласно документу, ответчик должен был построить накопители шлама до 31 августа 2016 г.

В договоре также предусмотрена схема выплаты неустоек. Кроме того, подрядчик, компания «СТК «НефтеГазСтрой», имел право в одностороннем порядке прекратить действие договора, предварительно сообщив об этом субподрядчику, т.е. ООО «Ротшер».

Истец воспользовался этим правом и 18 октября 2016 г. направил ответчику извещение о расторжении договора, а также требование выплатить пени за ненадлежащее выполнение обязательств по договору. В претензии была указана сумма в 44,8 млн. рублей.

Документы были доставлены надлежащим образом, однако ответа от субподрядчика не последовало.

За защитой своих интересов компания «Ротшер» обратилась в Арбитражный суд и потребовала взыскать с «НефтеГазСтрой» 11,3 млн. рублей долга и 100 тыс.

рублей пеней, начисленных за пользование чужими средствами за период с 30 декабря 2015 г. по 30 сентября 2016 г. В ходе судопроизводства стороны заключили мировое соглашение, и компания «НефтеГазСтрой» обязалась выплатить 4,5 млн.

рублей, а общество «Ротшер» отказалось от первоначально выдвинутых требований.

Однако по истечении времени, когда уже определение суда вступило в силу, компания «НефтеГазСтрой» посчитала, что ответчик выполнил не все обязательства по договору, и обратилась со своим иском в судебный орган.

Когда начисляются пени

Неисполнение обязательств либо их ненадлежащее исполнение может компенсироваться выплатой пеней. Их сумма определяется законом либо положениями договора.

По смыслу п. 1 ст. 329, п. 1 ст. 330 ГК РФ, организация, заказавшая работы, не должна доказывать причиненные ей убытки. Неустойка необходима, чтобы обеспечить выполнение обязанностей, является способом компенсации потерь кредитора, которые вызваны некачественным выполнением должником обязательств.

Мировое соглашение

В рассматриваемом случае исковое заявление было подано после заключения между контрагентами мирового соглашения. Оно предполагает разрешение конфликта, принятие сторонами взаимовыгодных условий и прекращение предмета конфликта. Такое соглашение применимо и к договорным отношениям гражданского характера.

Стороны при принятии соглашения могут включить в него дополнительные положения, которые не относились к сути разбирательства. Структура и текст мирового соглашения должны быть точными и не вызывать разногласий. В нем должны предусматриваться:

  • условия реализации соглашения,
  • размеры выплат, если они предусмотрены документом,
  • сроки выполнения обязанностей.

В соглашении исключаются невыполнимые требования, двусмысленные требования и формулировки.

Как следует из Постановления Пленума ВАС РФ № 50, мировое соглашение, прошедшее утверждение судом, предполагает окончательное согласие сторон с его положениями и влечет полную ликвидацию спора.

Исходя из смысла ч. 2 ст. 9 ГК РФ, если при принятии мирового соглашения его участники не предусмотрели в нем вероятность определенных последствий, все равно это соглашение влечет прекращение взаимных претензий. Следовательно, не допускается новое направление в суд требований, которые связаны с таким соглашением. При этом не важно, относятся они к основным или второстепенным обязательствам.

В соответствии со ст. 431 ГК, при изучении судом представленного договора между сторонами его условия понимаются буквально. Поэтому для участников спора важно, чтобы слова и фразы в документах не имели двусмысленного толкования.

Если нельзя определить однозначное содержание документа, принимаются следующие меры:

  • Судом выясняется общее предназначение договора, намерения сторон;
  • Учитываются соответствующие обстоятельства: предшествующие договорным отношениям переговоры, корреспонденция, иное взаимодействие сторон.

В рассматриваемом случае при толковании договора между контрагентами, а также мирового соглашения суд учел значение использованных языковых единиц, слов и словосочетаний. Также были учтены обстоятельства заключения соглашения и его положения. Так, в тексте документа сказано, что контрагенты пришли к единому мнению по предмету спора и приняли решение, которое выгодно обеим сторонам.

Материалы дела

В ходе судебного разбирательства ответчик по делу ходатайствовал об использовании в качестве доказательства аудиозаписи заседания суда от 11 января 2017 г.

Исходя из нее, представитель компании «Ротшер» высказал опасения, что общество «СТК «НефтеГазСтрой» может потребовать договорные санкции и обратиться с отдельным иском в суд.

Однако такой вариант развития событий, по словам председательствующего судьи, исключен, так как после утверждения судом соглашения конфликт по данному подрядному договору будет исчерпан.

11 мая 2018 г. при разборе заявления «НефтеГазСтрой» представитель ответчика напомнил, что компания «Ротшер» во время процедуры составления мирового соглашения отказалась от притязаний на 7 млн. рублей. Данное обстоятельство подчеркивает отсутствие у заявителя правовых и фактических оснований для взыскания неустойки.

В ходе рассмотрения дела судом истцу были заданы два вопроса:

  • В чем заключается выгода для общества от подписания мирового соглашения, если истец обязан выплатить по нему компании «Ротшер» 4,5 млн. рублей. При этом заявитель настаивает на выплате пеней в размере 44 млн. рублей.
  • Почему СТК «НефтеГазСтрой» не предъявила сразу встречный иск при разбирательстве предыдущего дела со своим субподрядчиком, а обратилась лишь спустя год? Причем соглашение, которое утвердил суд, истец добровольно не выполнил. Более того, в своих требованиях заявитель приводит основания, по которым контрагенты уже пришли к мировому соглашению.

По словам заявителя, компания хотела взыскать убытки с общества «Ротшер», однако не успела произвести расчеты к дате судебного разбирательства из-за сложности процедуры. Поэтому заявитель решил обязать контрагента выплатить через суд только неустойку. Объяснить причину согласия на подписание соглашения представитель затруднился.

Выводы суда

Оценив материалы дела, последствия соглашения, суд сделал вывод, что его принятие имело для обеих сторон благоприятный исход:

  • Прекратился экономический конфликт, возникший между ними по договору подряда;
  • Стороны смогли избежать крупных судебных издержек, сумма которых зависит от размера заявленного в иске возмещения и сложности дела.

Мировое соглашение, которое приняли контрагенты и утвердил суд, не предполагает появления новых обязательств. Оно свидетельствует о том, что претензии сторон друг к другу исчерпаны, в том числе по выплате неустоек.

Следовательно, интересы истца, предусмотренные договором, были восстановлены при рассмотрении предыдущего дела с этим же ответчиком. Имеет место предположение суда, что затеянный новый спор для заявителя является способом скрытого обжалования решения, которым было утверждено соглашение с «Ротшер». Однако пересмотр вступившего в силу акта не является возможным.

Таким образом, заключение суда говорит не в пользу истца: его требования не обоснованные и не подлежат удовлетворению. Кроме того, данное обращение в судебный орган стало для СТК «НефтеГазСтрой» дополнительной статьей крупного расхода. С заявителя взыскана в федеральный бюджет госпошлина в сумме 200 тыс. рублей.

19.06.2018

Источник: https://ce-na.ru/articles/obshchiy-razdel/vozmozhen-li-peresmotr-dela-posle-utverzhdeniya-sudom-mirovogo-soglasheniya/

Давайте мириться!

Можно ли взыскать задолженность за период после заключения мирового соглашения?
Inmagine.com

Если банк не смог «по-хорошему» добиться возврата кредита и подал на заемщика в суд, то даже в процессе разбирательств у должника есть шанс полюбовно расстаться со своим кредитором.

Банки иногда идут навстречу клиентам, заключая мировые соглашения.

Но случается это редко, например когда клиент задолжал действительно крупную сумму и у кредитной организации есть уверенность, что он вернет основную часть долга.

Долг красен неустойкой

Руководитель группы рекламных компаний ADV-mix Борис Кисько был неприятно удивлен, когда обнаружил, что банк «Русский Стандарт» начислил по его кредитной карте AmEx приличную сумму штрафов за несвоевременное погашение задолженности. При объеме основного долга с набежавшими процентами чуть более 2 млн рублей оказалось, что предпринимателю надо было вернуть еще 500 тыс. рублей неустойки.

Несмотря на то что у Кисько была возможность погасить долг, он не стал этого делать. Свое нежелание платить бизнесмен объяснил «тяжелыми для восприятия условиями договора, из которых был неясен порядок начисления процентов и штрафов».

«Русский Стандарт» подал на заемщика в суд. В ходе судебных разбирательств Кисько заключил с банком мировое соглашение. Тот пошел клиенту навстречу, списав половину начисленных штрафов, то есть 250 тыс. рублей.

Комментировать свое решение в «Русском Стандарте» не стали.

Случаи мирового соглашения между банком и заемщиком-физлицом встречаются не так уж часто, но они есть. Например, в «Народном рейтинге» на портале Банки.ру есть история клиента Банка Москвы, которому кредитная организация простила все штрафы по автокредиту.

«Тема мировых и отступных соглашений становится все более и более популярной. Свое влияние на это оказал кризис, в результате которого на рынке существенно увеличился объем просроченной задолженности по кредитам», — замечает начальник управления ипотечного кредитования ЮниКредит Банка Иван Веденисов.

Самая распространенная уступка, на которую банки идут при заключении мирового соглашения, — это рассрочка погашения долга и отмена части начисленных за просрочку штрафов. «Зачастую должники заключают мировое соглашение не с целью уменьшить неустойку, а именно для того, чтобы увеличить срок выплаты», — констатирует партнер юридической компании «Яковлев и партнеры» Игорь Дубов.

Варианты возможны

Представители финансовых организаций говорят о том, что предложение заключить мировое соглашение чаще всего исходит от должника. «Клиент инициирует соглашение на стадии судебного разбирательства.

Как правило, должники, предлагающие решить все полюбовно, это те, кто намеренно не хотел рассматривать никакие варианты до суда, но когда понял, что дело проиграно, пошел на попятную», — поясняет директор департамента розничного кредитования Бинбанка Олег Соколов.

Обычно заемщик, инициируя подписание мирового соглашения, озвучивает, каких уступок хотел бы от банка, а тот уже решает, что возможно, а что — нет, и предлагает свои варианты.

«Если заемщик просит предоставить ему рассрочку возврата долга на два года и простить часть пени, мы, оценив его реальные возможности, можем предложить ему на выбор два варианта: два года и прощение 25% пени либо выплату за один год, но при этом прощение уже 50% пени», — делится начальник управления по работе с проблемными кредитами АМТ Банка Дмитрий Клыков.

Банки затрудняются сказать, какой процент судебных исков заканчивается заключением мировых соглашений, однако отмечают, что их немного, в некоторых кредитных организациях такие случаи единичны. «Мировые соглашения заключаются банком очень индивидуально, в основном это разовые сделки», — указывает заместитель начальника управления по работе с проблемными активами ВТБ 24 Нина Крючкова.

По ее словам, с учетом того что для банка мировые соглашения подразумевают определенные уступки, а также временные затраты, в основном они заключаются, когда взыскиваются крупные кредиты, например ипотечные.

О редких случаях примирения банка и заемщика рассказывают в «Ренессанс Кредите», Абсолют Банке, Пробизнесбанке.

Серьезность намерений

Впрочем, наличия только крупного кредита и желания заемщика расстаться «по-хорошему» для этого недостаточно. К примеру, многое зависит от того, как должник вел себя в ходе судебных разбирательств.

«Если он ранее не выходил ни на какой контакт, но в то же время его финансовое положение позволяет погасить задолженность, банк, скорее всего, не пойдет ему навстречу и попытается через суд взыскать кредит со всеми набежавшими процентами и штрафами», — объясняет вице-президент Первого Республиканского Банка Дмитрий Орлов.

Также банк идет на мировую в случае очевидной выгоды. В частности, если видит, что заключение мирового соглашения позволит получить задолженность быстрее, чем предполагаемое исполнительное производство.

«Бывают ситуации, когда банк понимает, что взыскать задолженность с использованием процедур исполнительного производства невозможно или затруднительно, целесообразно пойти на некоторые уступки для получения максимально возможного результата», — говорит Нина Крючкова.

Иногда кредитные организации требуют подтверждения серьезности намерений. По словам Олега Соколова, в этих целях банк может попросить клиента при заключении мирового соглашения оплатить часть просроченного долга.

«Важно быть уверенным, что клиент будет добросовестно обслуживать долг после заключения мирового соглашения», — добавляет вице-президент по правовым вопросам Пробизнесбанка (входит в ФГ «Лайф») Сергей Летунов.

Как правило, после заключения мирового соглашения у банка практически нет проблем с возвратом той суммы, о которой он договорился с клиентом. «Мировое соглашение, утвержденное судом, существенно минимизирует юридические риски, связанные с возможностью последующего оспаривания достигнутого соглашения сторон», — подчеркивает Дмитрий Клыков.

Однако должнику, который соглашается на примирение, важно понимать, что оно может иметь для него налоговые последствия.

«Прощенный долг, даже его часть, рассматривается налоговой инспекцией как получение дохода, соответственно заемщик должен уплатить с него подоходный налог в размере 13%», — обращает внимание руководитель налоговой практики «Пепеляев групп» Юрий Воробьев.

По его словам, информацию о списании части задолженности и, как следствие, возникновении обязанности по уплате налога в бюджет налоговики получают от банка-кредитора.

Татьяна АЛЕШКИНА, Banki.ru

Источник: https://www.banki.ru/news/daytheme/?id=2363798

Верховный Суд фактически разъяснил позицию Конституционного Суда

Можно ли взыскать задолженность за период после заключения мирового соглашения?

22 апреля Верховный Суд РФ вынес Определение № 309-ЭС18-23448 по делу о рассмотрении заявления кредитора о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности вследствие неисполнения последним условий мирового соглашения, заключенного между Сбербанком России и группой юрлиц.

Кассация не согласилась с решением нижестоящих судов, сославшись на позицию КС

Сбербанк России заключил мировое соглашение с группой своих солидарных должников, в которую входило общество «Ветеран-2», в связи с неисполнением обязательств по ряду кредитных договоров. Данный документ был утвержден определением арбитражного суда от 26 апреля 2012 г. (дело № А50-22651/2011).

В дальнейшем суд произвел процессуальную замену Сбербанка на ООО «СБК Уран». Из-за неисполнения солидарными должниками условий мирового соглашения были получены исполнительные листы на принудительное взыскание задолженности, производства по которым были окончены по причине отзыва взыскателем вышеуказанных документов.

В октябре 2017 г. «СБК Уран» в рамках дела о банкротстве общества «Ветеран-2» вновь предъявило ему основанное на неисполнении мирового соглашения требование и обратился в суд с заявлением о включении 249,5 млн руб.

в реестр требований. Арбитражный суд включил в реестр основной долг в размере 133 млн руб., а также финансовые санкции на сумму 304 тыс. руб. с удовлетворением в третью очередь.

Апелляция поддержала решение суда первой инстанции.

Суды исходили из того, что задолженность подтверждена вступившим в законную силу судебным актом и не погашена должником.

Возражения временного управляющего об истечении трехлетнего срока, отведенного на инициирование процедуры принудительного исполнения определения суда об утверждении мирового соглашения, были отклонены со ссылкой то, что данный срок начал течь заново со дня прекращения исполнительных производств (22 июля 2015 г.).

Также суды сочли, что к спорным отношениям применяется ч. 5 ст. 321 АПК РФ, поскольку она была введена в действие соответствующим законом от 28 мая 2017 г. № 101-ФЗ, то есть уже после окончания исполнительного производства.

Впоследствии кассация отменила решения судов в части удовлетворения заявления кредитора, отказавшись включать его требования в реестр требований кредиторов должника. Признавая пропущенным трехлетний срок предъявления исполнительного листа к исполнению, суд округа исходил из того, что ст. 321 АПК РФ была дополнена ч.

5, изменившей порядок исчисления упомянутого срока для случаев отзыва исполнительного документа самим взыскателем в связи с признанием неконституционным закона (Постановление КС РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П).

В связи с этим суд округа ко дню, следующему за днем окончания исполнительного производства, прибавил 3 года и затем отступил от полученной даты на период, на протяжении которого осуществлялось исполнительное производство.

Верховный Суд указал на ошибки кассации в толковании позиции КС

В поданной в Верховный Суд кассационной жалобе «СБК Уран» просило отменить постановление окружного суда и оставить в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Изучив материалы дела № А50-16709/2017, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с выводом окружного суда о том, что правовая позиция Конституционного Суда носит универсальный характер и применима к спорным отношениям. «При этом суд округа верно обратил внимание на то, что ст. 321 АПК РФ была дополнена ч.

5 в целях реализации п. 2 резолютивной части упомянутого постановления Конституционного Суда РФ, а новая норма фактически воспроизводит его правовой подход. При таких обстоятельствах окружной суд правильно отменил определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции», – указано в тексте определения.

Тем не менее Верховный Суд отметил обстоятельства, не учтенные окружным судом при вынесении своего решения.

Согласно его позиции, из разъяснений КС РФ следует, что, если исполнительный документ ранее уже предъявлялся к исполнению, но затем исполнительное производство по нему было окончено в связи с заявлением взыскателя, суды обязаны вычитать из установленной законом общей продолжительности срока предъявления исполнительных документов к исполнению периоды, в течение которых исполнительное производство осуществлялось.

Следовательно, при рассмотрении в деле о банкротстве должника вопроса о соблюдении предельного срока предъявления исполнительного листа к исполнению судам необходимо было сложить два периода: первый – со дня возникновения права на принудительное исполнение судебного акта и до дня, предшествующего дню возбуждения исполнительного производства; второй – со дня, следующего за днем окончания исполнительного производства по инициативе взыскателя, и до дня повторного обращения за принудительным исполнением путем подачи в суд соответствующего заявления. Далее суды должны были выяснить, превышает ли суммарная продолжительность указанных периодов три года.

Также Верховный Суд отметил, что суд округа допустил ошибку, исказившую суть постановления КС РФ.

Так, согласно методологии расчета, примененной окружным судом, чем дольше осуществляется первое исполнительное производство, тем меньше времени остается у взыскателя для повторного инициирования процедуры принудительного исполнения, что нельзя признать верным.

Нижестоящие суды также не исследовали имеющие существенное значение для правильного разрешения обособленного спора обстоятельства, касающиеся момента возникновения у Сбербанка (его правопреемника) права на принудительное исполнение определения суда об утверждении мирового соглашения.

Со ссылкой на Постановление Пленума ВАС РФ от 18 июля 2014 г. № 50 Верховный Суд отметил, что заключенное Сбербанком и солидарными должниками мировое соглашение представляет собой сделку, к которой подлежат применению нормы гражданского законодательства о договорах.

В этом документе стороны согласовали, в частности, условия о новых сроках погашения долговых обязательств, установив соответствующий график платежей по каждому из кредитных договоров.

Стороны соглашения также предусмотрели право банка обратиться за получением исполнительного листа на взыскание всей суммы задолженности единовременно (без учета графика платежей) при наступлении определенных соглашением обстоятельств.

Суд подчеркнул, что по смыслу норм АПК РФ о мировых соглашениях в период до истечения срока, отведенного его сторонами на добровольное исполнение обязательств, зафиксированных в этом документе, их принудительное исполнение недопустимо, что отличает его от судебного решения о взыскании денежных средств.

Следовательно, при неисполнении мирового соглашения трехлетний срок предъявления к исполнению исполнительного листа, выданного на основании такого соглашения, содержащего график погашения задолженности, исчисляется отдельно по каждому платежу.

Для каждого платежа он начинает течь с начала просрочки погашения соответствующей части долга, исходя из условия о сроке совершения данного платежа, определенного в мировом соглашении.

При указании в мировом соглашении права кредитора досрочно (без учета графика погашения) принудительно истребовать всю сумму задолженности трехлетний срок на принудительное исполнение документа в части платежей с ненаступившим сроком исполнения (применительно к графику погашения задолженности) начинает течь с того момента, когда кредитор реализовал право на досрочное истребование всей суммы долга, в том числе путем направления в арбитражный суд заявления о выдаче исполнительного листа, в котором он явно выразил волю на взыскание непросроченных платежей. Данный подход, отметил ВС, применим и в случаях, когда в отсутствие в тексте мирового соглашения условия о праве кредитора потребовать досрочной выплаты всей суммы долга такое право закреплено в нормах гражданского права о договорах.

В связи с этим Верховный Суд пришел к выводу о том, что нижестоящие суды не установили начало течения трехлетнего срока, отведенного арбитражным процессуальным законодательством на принудительное исполнение мирового соглашения, исходя из его условий и применительно к тем или иным платежам, предъявленным к включению в реестр требований кредитов должника.

С учетом изложенного Верховный Суд РФ отменил решения нижестоящих судов в части разрешения требования «СБК Уран» на сумму 133 млн руб. основного долга и 304 тыс. руб. финансовых санкций.

Обособленный спор направлен на новое рассмотрение суда первой инстанции, который должен установить, какие платежи вошли в состав предъявленной кредитором суммы к включению в реестр требований кредиторов должника.

Также суду необходимо будет определить момент начала течения трехлетнего срока принудительного исполнения мирового соглашения для каждого из этих платежей, проверить доводы об утрате «СБК Уран» права на их принудительное исполнение применительно к каждому из платежей с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ.

Эксперты «АГ» поддержали выводы ВС

Старший юрист фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Сергей Лысов пояснил, что мировое соглашение имеет двойственную природу: «С одной стороны, оно представляет собой закрепление воли сторон, которая, будучи формализованной в тексте определения суда об утверждении мирового соглашения, с другой стороны, подлежит принудительному исполнению».

По мнению эксперта, определение ВС содержит важное разъяснение относительно соотношения регулирования двух составляющих мирового соглашения, а именно: как нормы о трехлетнем сроке на принудительное исполнение коррелируют с условиями мирового соглашения об оплате задолженности по частям, а также с правом кредитора потребовать досрочного исполнения обязательства. «Отвечая на первый вопрос, Верховный Суд подчеркнул, что, несмотря на то что исполнительный лист выдается единовременно и на всю задолженность по мировому соглашению, трехлетний срок на исполнение судебного акта должен течь отдельно по каждому платежу. Вторая идея ВС РФ состоит в том, что, если мировое соглашение или закон допускают право кредитора потребовать досрочное исполнение обязательств, трехлетний срок начинает течь с момента, когда кредитор реализовал свое право, тем самым, по сути, Суд подтвердил право кредитора в одностороннем порядке менять условия соглашения в части условий об исполнении обязательств», – прокомментировал Сергей Лысов.

Частнопрактикующий юрист из Иркутска Ольга Борисова также согласилась с выводами Верховного Суда. По ее мнению, тот совершенно справедливо полагает, что суды в данном деле не установили начало течения трехлетнего срока, отведенного законодательством на принудительное исполнение мирового соглашения, исходя из его условий и применительно к тем или иным платежам.

«Срок предъявления исчисляется к каждому отдельному платежу, установленному мировым соглашением. Только сложив два периода (до предъявления исполнительного листа и после), можно сделать вывод о том, истек ли трехлетний срок предъявления. Поэтому дело было обоснованно направлено Судом на новое рассмотрение для выяснения всех обстоятельств дела», – заключила эксперт.

В свою очередь управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай отметил, что определение ВС носит довольно редкий характер в силу его тематики – правовой природы мирового соглашения. «Некоторое удивление вызывает тот факт, что в определении сформулированы две правовые позиции.

Одна из них посвящена толкованию Постановления КС РФ № 7-П, что само по себе неординарно, так как представляет собой разъяснение одной высшей судебной инстанцией правовой позиции другого высшего суда.

Вторая позиция связана с подробным изложением правовой природы мирового соглашения как сложного правового явления, содержащего как материально-правовые, так и процессуальные последствия.

ВС подробно объясняет нижестоящим судам, как надо определять срок “созревания” обязательства из мирового соглашения и исчислять процессуальные сроки для предъявления исполнительного документа», – отметил адвокат.

По его мнению, данные трактовки соответствуют и доктринальным позициям, и судебной практике. «Только одно вызывает удивление: применение второго довода о порядке исчисления сроков исключает необходимость первой правовой позиции.

Каждый раз, встречая подобные чрезмерные доводы, пытливый юридический ум пытается определить их причины, и некоторые коллеги могут истолковать их слишком широко, что вредит нормативной определенности правовой позиции ВС», – полагает Юлий Тай.

Советник АБ «Бартолиус» Анна Смола добавила к этому, что в определении ВС РФ обращается внимание на два важных аспекта исчисления срока предъявления исполнительного листа к исполнению и, соответственно, возможности принудительной реализации права на взыскание задолженности.

«Первый аспект – учет разъяснений, данных Конституционным Судом в постановлении № 7-П, для методологии расчета.

Фактически указания КС РФ, получившие впоследствии отражение и в законодательстве, были скорректированы, поскольку ВС пришел к выводу, что буквальное их применение в расчетах в ряде случаев может привести к ущемлению прав взыскателя.

Так, если исполнительное производство продолжалось значительный период времени, вычитание этого периода из срока предъявления исполнительного листа к исполнению, даже при исчислении трехлетнего срока заново после перерыва, может «съесть» весь этот срок.

Поэтому предложена иная методология исчисления такого срока: посредством сложения тех периодов, когда исполнительный лист фактически находился у взыскателя», – пояснила эксперт. Она предположила, что КС РФ исходил из того, что взыскатель не должен допускать затягивания исполнительного производства, но из постановления № 7-П/2016 это прямо не следует.

«Второй аспект вытекает из первого – если мы складываем периоды, когда исполнительный лист находился у взыскателя, и сравниваем результат с трехлетним сроком для предъявления исполнительного листа к исполнению, то необходимо правильно определить начальный момент течения этого срока. Применительно к мировому соглашению, которое фигурировало в деле, это требует учета его условий, которые в данном случае (из-за иной методологии расчета) не анализировались», – заключила Анна Смола.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/verkhovnyy-sud-fakticheski-razyasnil-pozitsiyu-konstitutsionnogo-suda/

Свобода мирового соглашения

Можно ли взыскать задолженность за период после заключения мирового соглашения?

Стороны спора могут закончить дело мировым соглашением (ч. 4 ст. 49 АПК РФ, ч. 1 ст. 39 ГПК РФ). И классики (например, Гурвич М.А.), и современники (например, Шварц М.З.

) признавали/признают, что мировое соглашение является особой гражданско-правовой сделкой, которая утверждается судом – следовательно, нет сомнений, что к мировому соглашению подлежат применению правила о свободе договора (ст. 421 ГК РФ).

Однако процессуальные кодексы содержат следующее ограничение: суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ч. 6 ст. 141 АПК РФ, ч. 2 ст. 39 ГПК РФ). Само по себе данное условие – это отдельный вопрос в теории процессуального права, который, кстати, в ее стройные юридические конструкции не совсем укладывается.

Мне бы хотелось обсудить свободу мирового соглашения с практической точки зрения, исходя из рядовых реалий (лишь исключив из обсуждения вопросы о злоупотреблении правом – это отдельная тема).

Основные вопросы, связанные с мировым соглашением, разъяснены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 18 июля 2014 г.

N 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» (далее – Постановление N 50), например: применение норм гражданского права о договорах к мировому соглашению (п.

9); участие в заключении мирового соглашения третьих лиц (п.п. 11, 12); презумпция полного прекращения спора, возникшего из правоотношения (п. 15).

Но есть нюансы.

1) Только ли взаимные уступки и равноценность?

Согласно Определению КС РФ от 24 февраля 2004 г. N 1-О: «Мировое соглашение представляет собой соглашение сторон о прекращении спора на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок».

Нечто аналогичное можно найти и в Постановлении ФАС ПО от 6 мая 2013 г.

по делу N А57-14898/2012: «в нарушение указанных положений действующего законодательства, оспариваемое мировое соглашение не содержит указанных условий (взаимных уступок прав и обязанностей лиц, его подписавших)».

Про взаимные уступки вспомнили и в налоговых правоотношениях: «Мировое соглашение является процессуальным способом урегулирования спора, направленным на примирение сторон на взаимоприемлемых условиях, и достигается на основе взаимных уступок» (Постановление Президиума ВАС РФ от 22 октября 2013 г. N 3710/13).

Не могу согласиться. Мне ближе позиция Сарбаша С.В. из его особого мнения к Постановлению Президиума ВАС РФ от 22 марта 2011 г. N 13903/10: «При этом стороны не обязаны непременно включать в мировое соглашение условия о взаимных уступках».

И, кстати, «Если взаимные уступки сторон мирового соглашения, по мнению суда, не являются равноценными, данное обстоятельство не является основанием для отказа в его утверждении» (п. 13 Постановления N 50). Сформулировано, опять же, спорно (снова «взаимные уступки»), но хотя бы указано, что уж равноценность-то точно суду исследовать не требуется.

2) Условия о признании иска, отказе от иска

В Постановлении ФАС МО от 19 сентября 2013 г. по делу N А40-54260/12 указано: «Условие в мировом соглашении об отказе от взыскания неустойки представляет собой отказ истца от исковых требований и не соответствует требованиям статей 138 – 141 АПК РФ».

Апелляционное определение Московского городского суда от 30 ноября 2012 г. по делу N 11-24191: «отказ истца от иска и утверждение мирового соглашения являются самостоятельными и разными основаниями для прекращения производства по делу, поэтому отказ от иска не может быть условием мирового соглашения».

Есть и следующая позиция: «Представляются ошибочными позиция допущения “мировых соглашений”, оформляющих такое одностороннее действие стороны процесса, как отказ от иска при отсутствии встречного предоставления с другой стороны сделки, и прямо противоположная позиция недопущения мирового соглашения, одним из условий которого является отказ от иска (или признание иска)» (Рожкова М.А. Применение в коммерческом обороте мировой сделки // СПС КонсультантПлюс. 2004). Если, к примеру, единственное действие в мировом соглашении – это отказ истца от иска, то, вероятно, и следует прекращать производство по делу в связи отказом истца от иска (если к этому нет иных препятствий). А если речь идет о мировом соглашении с множеством условий, одно из которых – это отказ от иска, то и нет смысла отказывать в утверждении такого мирового соглашения.

Рожкова М.А.

отмечает: «если из представленного сторонами договора-документа вытекает, что ответчик не только признает иск (подтверждающее условие), но и принимает на себя обязанность, например, погасить задолженность в признанной им сумме в конкретный срок, специально согласованный сторонами, или передать указанное в договоре имущество способом и в сроки, установленные в договоре (преобразовательные условия), то в этом случае представленный договор есть мировое соглашение даже при отсутствии прямо закрепленного условия о встречном представлении со стороны истца».

Вот и вопрос: с одной стороны, свобода договора; с другой стороны, суд, утверждая мировое соглашение, должен проверить достигается ли цель прекращения возникшего между сторонами спора путем достижения определенности в отношениях сторон (Постановление ФАС СКО от 25 июня 2002 г. по делу N А53-6863/2001) и «чтобы не было неясностей и споров по поводу его содержания при исполнении» (п. 13 Постановления N 50). А условия о признании иска, отказе от иска в тексте мирового соглашения могут создавать (суд может решить, что создают) неопределенность.

Двойственное мнение: я бы никогда не использовал такие условия в мировом соглашении, но стоит ли пресекать эту возможность (такие условия в мировом соглашении предусмотреть) для других лиц?

3) Условия, выходящие за пределы спора

Отмечу два знаковых Постановления Президиума ВАС РФ:

а) Постановление Президиума ВАС РФ от 7 июня 2012 г. N 247/12: «Условие мирового соглашения о предоставлении обществом “Шугур” [прим.

– третье лицо] поручительства Сбербанку России не возлагает такой обязанности на общество, которое в силу свободы договора будет действовать в своей воле и в своем интересе при выдаче поручительства, поэтому указанное условие мирового соглашения не нарушает его прав и законных интересов * В случае отказа общества “Шугур” от заключения договора поручительства и невыполнения должником своих обязательств по мировому соглашению кредитор вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на основании части 2 статьи 142 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»;

Источник: https://zakon.ru/Discussions/svoboda_mirovogo_soglasheniya/40848

Кредитор заключает мировое соглашение и прощает долг

Можно ли взыскать задолженность за период после заключения мирового соглашения?

Иногда в ходе судебного разбирательства кредитору становится ясно, что получить с должника всю сумму долга весьма проблематично. Тогда, чтобы вернуть хотя бы его часть, кредитору приходится идти на значительные уступки.

К примеру, кредитор может простить должнику часть долга в обмен на немедленную уплату другой части. Как правило, такая договоренность оформляется в форме мирового соглашения.

Разберемся, какие особенности надо учесть при его составлении и можно ли включить сумму прощенного долга в расходы по налогу на прибыль.

Стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение (ч. 2 ст. 138 АПК РФ).

Основные правила

Мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса и при исполнении судебного акта (ч. 1 ст. 139 АПК РФ). Оно утверждается арбитражным судом, в производстве которого находится дело (ч. 4 ст. 139, ч. 1 ст. 141 АПК РФ).

Если в деле участвуют несколько истцов и (или) ответчиков, мировое соглашение может быть заключено как между всеми истцами и ответчиками, так и между некоторыми из них, если это не препятствует рассмотрению судом требований, производство по которым не прекращается вследствие утверждения мирового соглашения (п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50, далее — постановление № 50).

Мировое соглашение суд может утвердить только в полном объ­еме. Не допускается возможность утверждения мирового соглашения в части, изменение или исключение из мирового соглашения каких-либо условий.

Вместе с тем суд вправе предложить сторонам исключить из мирового соглашения отдельные условия, противоречащие закону или нарушающие права и законные интересы других лиц (п. 16 постановления № 50).

Как указал ВАС РФ, мировое соглашение представляет собой сделку. Поэтому к нему применяются нормы гражданского права о договорах, в том числе правила о свободе договора, установленные ст. 421 ГК РФ.

Таким соглашением, если оно утверждено арбитражным судом, стороны прекращают спор (полностью или в части) на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок (п. 9 постановления № 50).

Иначе говоря, заключение мирового соглашения влечет за собой окончательное прекращение гражданско-правового спора (полностью либо в соответствую­щей части). Поэтому после его заключения стороны не вправе выдвигать в суде новые требования, относящиеся к этому же правоотношению (п. 15 постановления № 50).

Форма и содержание

Мировое соглашение заключается в письменной форме (ч. 1 ст. 140 АПК РФ). Оно составляется в количестве экземпляров, превышающем на один экземпляр количество лиц, заключивших мировое соглашение (ч. 4 ст. 140 АПК РФ).

Такое соглашение должно в обязательном порядке содержать согласованные сторонами сведения об условиях, о размере и о сроках исполнения обязательств друг перед другом или одной стороной перед другой.

В нем могут (но не обязательно) содержаться условия об отсрочке или о рассрочке исполнения обязательств ответчиком, об уступке прав требования, о полном или частичном прощении либо признании долга, о распределении судебных расходов и иные условия, не противоречащие федеральному закону (ч. 2 ст. 140 АПК РФ).

Условия должны быть сформулированы четко, ясно и определенно, чтобы не было неясностей и споров по поводу его содержания при исполнении (п. 13 постановления № 50).

Как уже было отмечено, к мировому соглашению применяются правила о свободе договора, установленные ст. 421 ГК РФ. В силу принципа свободы договора мировое соглашение может содержать любые не противоречащие закону или иным правовым актам условия.

При этом установлен исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых арбит­ражный суд отказывает в утверждении мирового соглашения, а именно: его противоречие закону и нарушение этим соглашением прав и законных интересов иных лиц (ч. 6 ст. 141 АПК РФ, п.

13 постановления № 50).

Таким образом, стороны при заключении мирового соглашения могут распоряжаться принадлежащими им материальными правами, они свободны в согласовании любых условий мирового соглашения, не противоречащих федеральному закону и не нарушающих права и законные интересы других лиц.

В частности, в мировое соглашение можно включать положения, которые связаны с заявленными требованиями, но не были предметом судебного разбирательства. Также стороны вправе договориться о неравноценных взаимных уступках — это не является основанием для отказа в утверждении мирового соглашения (п.

13 постановления № 50).

Кстати

Мировое соглашение можно заключать не только с контрагентами, но и с государственными органами. К примеру, с налоговой инспекцией. Урегулирование налоговых споров посредством мирового соглашения имеет свои особенности. Предметом такого соглашения не могут выступать вопросы (п. 27 постановления № 50):

— о снижении налоговой ставки;

— об изменении правил исчисления пеней;

— освобождении налогоплательщика от уплаты налогов за определенные налоговые периоды или по определенным операциям.

Вместе с тем при рассмотрении налоговых споров допустимо заключение мирового соглашения, если инспекцией признаны:

— не учтенные в ходе мероприятий налогового контроля суммы расходов и налоговых вычетов, влияющих на действительный размер налоговой обязанности;

— наличие смягчающих обстоятельств, приводящих к уменьшению размера налоговых санкций;

— экономически обоснованный и (или) документально подтвержденный размер произведенных расходов;

— нормальная величина потерь товаров;

— приемлемость используемых налогоплательщиком способов налоговой оптимизации его деятельности и др.

В таком случае в соглашении об урегулировании спора могут содержаться условия о скорректированном размере налоговой обязанности.

Права третьих лиц

Мировое соглашение не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону (ч. 3 ст. 139 АПК РФ).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/258885/

Окно права
Добавить комментарий