Можно ли взыскать убытки с производителя батареи в случае ее прорыва, если нет документов о покупке?

Разъяснение Президиума Федеральной антимонопольной службы от 11 октября 2017 г. № 11 «По определению размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства»

Можно ли взыскать убытки с производителя батареи в случае ее прорыва, если нет документов о покупке?

Утверждено протоколомПрезидиума ФАС России

от 11.10.2017 № 20

Разъяснения по определению размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства (далее – Разъяснения), даны для территориальных органов ФАС России в целях формирования позиции антимонопольного органа по вопросам, связанным с определением размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства, в случае привлечения территориального органа к участию в деле, рассматриваемом в суде.

Разъяснения могут также использоваться при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства на предмет недопущения, ограничения, устранения конкуренции, установления ущемления интересов хозяйствующих субъектов в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей при злоупотреблении доминирующим положением.

Равным образом положения данных Разъяснений также могут быть использованы территориальными органами ФАС России в целях определения размера ущерба, причиненного нарушениями антимонопольного законодательства, как обстоятельства, отягчающего в установленных законом случаях административную ответственность (статьи 14.31, 14.31.2, 14.32, 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ)).

Кроме того, настоящие Разъяснения могут помочь пострадавшим лицам и нарушителям в определении убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, при их взыскании в судебном порядке или урегулировании претензий без судебного разбирательства.

Настоящие Разъяснения обобщают большинство существующих методик определения убытков, сформированных по итогам исследования как российской правоприменительной практики, так и зарубежного опыта.

В частности, при подготовке данного документа были использованы методики оценки убытков, включенные в Practical guide «Quantifying harm in actions for damages breaches of article 101 or 102 of the treaty on the functioning of the EU»*(1) и нашедшие широкое практическое применение в судах стран-членов ЕС.

При этом Разъяснения не ограничивают перечень допустимых методов определения убытков, носят информационно-рекомендательный характер и призваны помочь сделать более доступной информацию о разновидностях убытков, причиняемых нарушениями антимонопольного законодательства, и применимых методах оценки, расчета таких убытков.

Любой применяемый метод, если он обоснован и разумен, может быть применен при определении размера убытков наряду с методиками, рассмотренными в настоящих Разъяснениях.

Также важно отметить, что ни один из приведенных в настоящем документе методов расчета убытков не имеет заведомо приоритетного статуса. Приоритетность той или иной методики в первую очередь диктуется обстоятельствами конкретного дела, количеством и характером располагаемых данных.

Далее в тексте Разъяснений в необходимых случаях анализируются такие примеры и даются соответствующие примечания к ним. При этом соответствующие примечания направлены исключительно на анализ правоприменительной практики и не могут рассматриваться как критика судебных актов или правовых позиций участников соответствующих споров.

1.1. Возмещение убытков как способ защиты прав и законных интересов лица, пострадавшего от нарушения антимонопольного законодательства

Нарушение антимонопольного законодательства одними лицами может повлечь негативные последствия для других лиц.

Если злоупотребление доминирующим положением, недобросовестная конкуренция, картель или иные нарушения антимонопольного законодательства причинили кому-либо убытки, пострадавшее лицо (лица) вправе обратиться в суд с иском об их взыскании.

Вместе с тем на практике инициирование и рассмотрение подобных дел сопряжено с рядом существенных трудностей, основная из которых – сложность определения размера причиненных убытков.

Защита прав лиц, пострадавших вследствие нарушения антимонопольного законодательства, осуществляется по общим правилам гражданского права. Следовательно, пострадавшее лицо вправе использовать любые способы защиты своих имущественных прав, которые предусмотрены статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Гражданское законодательство Российской Федерации в большинстве случаев позволяет найти эффективное средство защиты.

При этом одним из основных способов защиты является взыскание убытков пострадавшего от нарушения антимонопольного законодательства лица.

Иск о возмещении убытков, причиненных совершением антиконкурентного действия (бездействия), заключением нарушающего законодательство о защите конкуренции соглашения или участием в нем, принятием антиконкурентного акта органа власти, может предъявить любое лицо, которое полагает, что ему в результате соответствующих действий (бездействия), соглашений, актов были причинены убытки.

На это указывают также специальные нормы антимонопольного законодательства: лица, права и интересы которых нарушены в результате нарушения антимонопольного законодательства, вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд с исками, в том числе с исками о восстановлении нарушенных прав, возмещении убытков, включая упущенную выгоду, возмещении вреда, причиненного имуществу (часть 3 статьи 37 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции).

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

1.2. Предмет доказывания по искам о взыскании убытков

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71687612/

Как взыскать убытки, если рассчитать их точный размер не получается? Обзор судебной практики

Можно ли взыскать убытки с производителя батареи в случае ее прорыва, если нет документов о покупке?

Институт убытков является одним из основополагающих в гражданском праве в рамках защиты лица, права которого были нарушены. При этом нарушение может быть вызвано совершением третьими лицами как неправомерных, так и правомерных действий (см., например, ст. 306 ГК РФ).

До недавнего времени взыскать убытки было достаточно сложной задачей, поскольку суды, как правило, требовали от истца точного расчета их размера. Постепенно такая ситуация стала изменяться.

О том, как на сегодняшний день складывается практика по взысканию убытков и какие нюансы следует учитывать истцу, заявляющему соответствующие требования, читайте в материале.

Действующее гражданское законодательство выделяет два вида убытков: реальный ущерб и упущенную выгоду.

Согласно ч. 2 ст. 15 ГР РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Общие положения о возмещении убытков установлены в ст. 12, 15, 16, 393, 393.1, 400, 401 ГК РФ, при этом Гражданский кодекс содержит также достаточно большое количество норм, определяющих особенности возмещения убытков в рамках конкретных правоотношений.

Между тем ГК РФ не содержит норм, детально регламентирующих порядок исчисления убытков. В связи с этим на практике повсеместно возникают спорные вопросы при возмещении убытков.

При этом спорные моменты возникают в отношении не только самих убытков, но и возложения обязанности по их доказыванию на потерпевшую сторону.

На протяжении долгого времени главной проблемой для лиц, требующих возмещения убытков, была проблема доказывания точного размера понесенных убытков. Она прежде всего была связана с действующим на тот момент правовым регулированием. Так, в п. 10—11 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.

96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснялось, что для взыскания будущих расходов, входящих в реальный ущерб, необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.д. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Изложенная в постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 правовая позиция способствовала развитию судебной практики по пути доказывания точно установленного размера убытков. Если же лицо не доказало точный размер взыскиваемых убытков, то исковые требования суды, как правило, отклоняли.

Однако если в случае с реальным ущербом, за исключением возмещения будущих расходов, лицо, обратившееся за защитой нарушенного права, с большей степенью вероятности имеет возможность определить точный размер убытков, то в отношении будущих расходов и упущенной выгоды размер убытков, подлежащих взысканию, всегда будет приблизительным и вероятностным.

В результате взыскание убытков в реально понесенном размере стало для пострадавшей стороны в большинстве случаев непосильной задачей.

Отправной точкой изменений в практике взыскания убытков в ситуации, когда невозможно с высокой степенью достоверности определить их точный размер, стало постановление Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11 по делу № А56-44387/2006.

В этом деле были заявлены требования о взыскании убытков, причиненных акционерам принятыми обеспечительными мерами, ограничившими возможность распоряжения принадлежащими им акциями.

Направляя дело на новое рассмотрение, Президиум ВАС РФ обратил внимание, что объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи между причиненными убытками и принятыми обеспечительными мерами, по делам, связанным с лишением или ограничением корпоративного контроля, не должна снижать уровень правовой защищенности участников корпоративных отношений при необоснованном посягательстве на их права. Суд не может полностью отказать в удовлетворении требования участника хозяйственного общества о возмещении убытков, причиненных обеспечительными мерами по необоснованному требованию, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Таким образом, ВАС РФ дал толчок для формирования новой судебной практики в рамках взыскания убытков. А через два года выраженная в судебном акте по конкретному судебному делу позиция получила закрепление в п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Цитируем документ

Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (п. 1 ст. 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/376802/

Окно права
Добавить комментарий