Можно ли требовать с человека после отбытия наказания возместить моральный ущерб?

Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблем

Можно ли требовать с человека после отбытия наказания возместить моральный ущерб?

Обсуждая проблемы правоприменительной практики в сфере компенсации морального вреда за причинение вреда здоровью и жизни человека, хотелось бы обратить внимание на наиболее острые.

Первая проблема: размеры взыскиваемых судами сумм компенсаций значительно отличаются, отсутствует единообразный подход к их определению. Так, один судья за смерть человека может взыскать в пользу родственников компенсацию в 5000 руб., другой – 8,5 млн руб. Такой значительный разброс в размерах взыскиваемых сумм не создает для потерпевшего и причинителя вреда определенности.

Вторая проблема – сложность доказывания тяжести нравственных страданий потерпевшего. Это приводит к тому, что суды не дают им должной правовой оценки.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г.

№ 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью» суды при определении размера компенсации должны учитывать индивидуальные особенности лица, которому причинен вред, степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства каждого дела.

Однако на практике все обстоит иначе – суды к вопросу определения размера компенсации морального вреда подходят формально, без учета степени нравственных страданий конкретного потерпевшего. В моей адвокатской практике был случай (2018 г.

), когда учитель музыки после перелома руки и черепно-мозговой травмы, полученных в результате ДТП, стала профессионально непригодной и вынуждена была уйти с работы. Ей необходимо будет осваивать иную профессию, кардинально изменить жизнь.

В данном случае нравственные страдания потерпевшей не равны страданиям другого профессионала, которому не требуется виртуозность рук.

Третья проблема связана с тем, что причинители вреда жизни и здоровью нередко уклоняются от выплаты взысканного судом возмещения и компенсации морального вреда. По роду деятельности в МОД «Союз пешеходов» я часто сталкиваюсь со случаями причинения вреда здоровью пешеходов по вине водителя. Потерпевший может оказаться единственным кормильцем в семье.

В итоге он попадает в больницу, несет дополнительные расходы на лечение, теряет трудоспособность и т.д. Единственным источником дохода для семьи потерпевшего могут в таком случае оказаться только взысканные с виновника ДТП суммы на возмещение вреда здоровью и компенсацию морального вреда.

В случае уклонения виновником ДТП от выплаты потерпевший оказывается в еще более затруднительном материальном положении.

Такая ситуация возникла с тремя пешеходами, здоровью которых в результате ДТП был причинен тяжкий вред. Один из них, в частности, потерял способность передвигаться. Суд взыскал компенсацию вреда в размере порядка 800 тыс. руб., однако виновник эту сумму не возместил из-за отсутствия средств.

На сегодняшний день злостные неплательщики не несут ответственности за уклонение от исполнения судебных решений. Единственное, что могут сделать судебные приставы – применить в отношении указанных лиц ограничительные меры: на выезд за границу, на пользование должником специальном правом.

Однако данные меры, как показывает практика, не мотивируют должников выплачивать присужденные суммы – кто-то вовсе не выезжает за рубеж, кто-то не имеет водительских прав или уже лишен их и т.д.

Кроме того, если у должника не найдут имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом допустимые законом меры по отысканию его имущества окажутся безрезультатными, исполнительный лист будет возвращен потерпевшему.

Четвертая проблема – затруднительность судебного процесса для самих потерпевших.

Когда предполагается невысокая сумма возмещения, потерпевшие зачастую отказываются обращаться в суд из-за предстоящих расходов на адвоката и необходимости участия в многочисленных судебных заседаниях.

По этой причине люди, получившие легкий и средней тяжести вред здоровью, нередко остаются без компенсации.

Полагаю, решить перечисленные проблемы помогут внесение изменений в законодательство, регулирующее указанную сферу, а также разъяснения ВС РФ.

Так, для устранения разброса в размерах компенсации целесообразно, на мой взгляд, установить минимальный размер, исходя из степени тяжести вреда здоровью и формы вины причинителя вреда (умысел, неосторожность, отсутствие вины). Минимальный размер компенсации морального вреда должен зависеть от степени физических страданий.

Эта минимальная сумма затем увеличивается на компенсацию за нравственные страдания, оцениваемые судом индивидуально для каждого пострадавшего по установленным критериям.

Таким образом, для минимального размера компенсации:

телесные повреждения – А (сумма), легкий вред здоровью – В (сумма), средней тяжести вред здоровью – С (сумма), тяжкий вред здоровью – Д (сумма), смерть – Е (сумма).

Форма вины будет выступать в качестве повышающего коэффициента (например, отсутствие вины – 1, неосторожность – 1,5, умысел – 2).

Рассмотрим на примере. Совершен наезд на пешехода, причинен тяжкий вред здоровью, вина водителя отсутствует.

Размер компенсации в таком случае составит: Д * 1 = Д руб. за физические страдания.

Также следует установить критерии свыше минимального размера для определения степени нравственных страданий потерпевшего.

Необходимо привлечь специалистов в области психологии и психиатрии, которые смогут выработать общие критерии для определения тяжести нравственных страданий, их длительности, что впоследствии позволит установить денежный размер компенсации за нравственные страдания.

Для решения проблемы сложности доказывания нравственных страданий необходимы новые разъяснения Пленума ВС, устанавливающие критерии оценки степени физических и нравственных страданий (например, как изменилась жизнь потерпевшего после причинения вреда здоровью, характер отношений между потерпевшим, родственником и погибшим и т.п.), обязывающие суды при рассмотрении данной категории дел оценивать каждый критерий и отражать оценку в решении, а также предусмотреть возможность проведения (судебной) психологической экспертизы.

Для гарантии прав потерпевших на получение взысканных судом сумм на возмещение вреда здоровью и жизни и компенсацию морального вреда необходимо ввести административную и уголовную ответственность за уклонение от уплаты возмещения по аналогии с неуплатой средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей (ст. 5.35.1 КоАП РФ, 157 УК РФ).

Кроме того, при установлении минимальной суммы компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью необходимо включить указанные споры (если требования составляют не более 500 тыс. руб.) в категорию дел, по которым выдаются судебные приказы.

Потерпевший без участия в судебных заседаниях сможет взыскать минимальную компенсацию.

Для расчета суду будет достаточно медицинской экспертизы по определению степени вреда здоровью и акта должностного лица (судебного акта) о привлечении либо непривлечении причинителя вреда к ответственности.

Полагаю, что предложенные меры помогут гарантировать потерпевшему получение достойной, а не номинальной компенсации морального вреда.

Потерпевший и причинитель вреда, зная минимальную сумму компенсации и критерии, влияющие на ее увеличение, будут тем самым мотивированы заключить во внесудебном порядке соглашение (которое можно будет заверить у нотариуса). В этом случае отпадет необходимость обращаться в суд, поскольку сумма будет определена.

В настоящее время досудебное разрешение споров о размере компенсации морального вреда маловероятно, поскольку стороны не могут договориться в связи с большим разбросом между минимальным и максимальным возмещением – потерпевший рассчитывает на большее и идет в суд, причинитель не платит до суда, так как надеется, что суд взыщет меньше.

При наличии определенности по сумме им станет невыгодно затевать судебный процесс и нести соответствующие издержки.

Помимо этого, в случае нотариального заверения соглашения при его неисполнении потерпевший может обратиться к нотариусу для совершения им исполнительной надписи, что приравнивается к исполнительному документу и станет основанием для возбуждения исполнительного производства в отношении ответчика без судебного процесса.

Введение минимальной суммы компенсации также сделает возможной выдачу судебного приказа по данной категории требований, не превышающих 500 тыс. руб., что также значительно разгрузит суды. Для этого потерпевшему достаточно будет приложить к заявлению заключение судебной медицинской экспертизы и документы, подтверждающие наличие или отсутствие вины.

В заключение отмечу, что угроза реального лишения свободы при злостной, без уважительных причин неуплате присужденного возмещения вреда здоровью и жизни, а также компенсации морального вреда послужит мотивацией к исполнению решений судов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/kompensatsiya-moralnogo-vreda-za-zhizn-i-zdorove-puti-resheniya-problem/

Практическая инструкция по заявлению в Европейский Суд требований о справедливой компенсации

Можно ли требовать с человека после отбытия наказания возместить моральный ущерб?

Данный документ в других форматах можно скачать здесь:       .

[Неофициальный перевод на русский язык]

ПРАКТИЧЕСКАЯ ИНСТРУКЦИЯ

[утверждена Председателем (Президентом) Европейского Суда по правам человека в соответствии с Правилом 32 Регламента Европейского Суда по правам человека

28 марта 2007 года]

ТРЕБОВАНИЯ О СПРАВЕДЛИВОЙ КОМПЕНСАЦИИ

I.Введение

1. Присуждение справедливой компенсации не является автоматическим следствием признания Европейским Судом по правам человека нарушения права, гарантированного Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) или Протоколами к ней.

Это явно выражено в тексте статьи 41 Конвенции, которая предусматривает, что Европейский Суд по правам человека присуждает справедливую компенсацию только если внутригосударственное право допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения и даже при этом условии – лишь в случае необходимости (if necessary – в тексте Конвенции на английском языке; s’il y a lieu– в тексте Конвенции на французском языке).

2. Более того, Европейский Суд по правам человека присуждает только такую компенсацию, которая считается справедливой в данных обстоятельствах (just– в тексте Конвенции на английском языке; équitable – в тексте Конвенции на французском языке).

Европейский Суд по правам человека может решить, что в отношении некоторых нарушений само их признание представляет собой достаточную справедливую компенсацию и необходимость присуждения денежного возмещения отсутствует.

Европейский Суд по правам человека также может посчитать справедливым присуждение компенсации в меньшем размере по сравнению с фактически причиненными убытками (моральным вредом) или понесенными издержками или отказ в присуждении компенсации в принципе.

Это может иметь место, например, когда заявитель сам ответственен за фактический размер причиненных убытков (морального вреда) или издержек.

При определении размера присуждаемой компенсации Европейский Суд по правам человека также может принять во внимание положение заявителя, являющегося жертвой нарушения, и Высокой Договаривающейся Стороны, ответственной за обеспечение соблюдения общественных интересов. Наконец, Европейский Суд по правам человека обычно учитывает местную экономическую ситуацию.

3. В случае присуждения справедливой компенсации, предусмотренной статьей 41 Конвенции, Европейский Суд по правам человека может следовать соответствующим национальным стандартам. Однако они никогда не являются для него обязательными.

4. Заявителям необходимо помнить, что соблюдение ими формальных и содержательных требований  Конвенции и Регламента Европейского Суда по правам человека является условием присуждения справедливой компенсации.

II. Подача заявления о присуждении справедливой компенсации:
формальные требования

5. Сроки подачи заявления о присуждении справедливой компенсации и другие требования к нему сформулированы в Правиле 60 Регламента Европейского Суда по правам человека, которое в соответствующей части предусматривает:

«1. Заявитель, желающий получить предусмотренную статьей 41 Конвенции справедливую компенсацию в случае признания Европейским Судом по правам человека нарушения его конвенционных прав, обязан подать отдельное заявление, касающееся данного вопроса.

2. Заявитель должен представить подробный список своих требований, касающихся справедливой компенсации, указав каждое из них отдельно и приложив соответствующие подтверждающие документы, в течение срока, предоставленного ему для подачи письменного отзыва по существу жалобы, если только Председатель (Президент) соответствующей Палаты не примет иного решения.

3. В случае несоблюдения заявителем требований, сформулированных выше, Палата [Европейского Суда по правам человека] может отказать в удовлетворении его заявления о присуждении справедливой компенсации полностью или в части…»

Таким образом, в Европейский Суд по правам человека должно быть подано отдельное заявление о присуждении справедливой компенсации с приложенными к нему подтверждающими документами, а несоблюдение этого требования может привести к отказу в присуждении компенсации.

Европейский Суд по правам человека также отказывает в удовлетворении требований, касающихся справедливой компенсации, изложенных в формуляре жалобы, но не представленных в виде отдельного заявления на соответствующей стадии разбирательства по делу, равно как требований, заявленных за пределами срока, предоставленного для их подачи.

III. Подача заявления о присуждении справедливой компенсации:
требования по содержанию

6. Справедливая компенсация, предусмотренная статьей 41 Конвенции, может быть присуждена в связи с:

(a) причиненными убытками,

(b) причиненным моральным вредом, и

(c) понесенными издержками.

1. Общие вопросы причинения убытков (морального вреда)

7. Между требованиями о возмещении причиненных убытков (морального вреда) и предполагаемым нарушением должна прослеживаться явная причинная связь. Европейскому Суду по правам человека недостаточно просто некоторой связи между предполагаемым нарушением и убытками (моральным вредом) либо же простых рассуждений в сослагательном наклонении.  

8. Компенсация может быть присуждена только за убытки (моральный вред), причиненные в результате выявленного Европейским Судом по правам человека нарушения.

Компенсация не может быть присуждена за убытки (моральный вред), причиненный в результате событий или ситуаций, которые не представляют собой нарушения Конвенции, или за убытки (моральный вред), относящиеся к той части жалобы, которая признана неприемлемой на более ранних этапах разбирательства по делу.

9. Целью возмещения причиненных убытков (морального вреда) является компенсирование заявителю фактических неблагоприятных последствий допущенного нарушения.

Компенсация не является средством наказания Высокой Договаривающейся Стороны, допустившей нарушение.

По этой причине Европейский Суд по правам человека до настоящего времени расценивал в качестве неприемлемых требования, касающиеся возмещения ущерба (морального вреда), позиционируемого как «штрафного», «наказывающего» или «поучительного».

2. Убытки

10.

Применительно к возмещению убытков используется принцип, в соответствии с которым заявитель должен быть насколько это возможно возвращен в ситуацию, которая соответствовала бы положению вещей в отсутствие нарушения, другими словами, принцип restitutio in integrum. Речь может идти о компенсации как фактически причиненного реального ущерба (damnum emergens), так и расходов, которые необходимо понести для восстановления нарушенного права в будущем, равно как упущенной выгоды (lucrum cessans).

11. Бремя доказывания того факта, что убытки вызваны нарушением или нарушениями, лежит на заявителе. Заявителю необходимо представить соответствующие документы, доказывающие, насколько это возможно, не только сам факт причинения убытков, но и размер таковых.

12. По общему правилу Европейский Суд по правам человека присуждает возмещение убытков в полном размере в соответствии с расчетами.

Однако в случае, если размер фактически понесенных убытков не поддается точному исчислению, он может присудить компенсацию в размере, соответствующем приблизительным расчетам, сделанным на основе имеющейся фактической информации.

Как указано в пункте 2 выше, Европейский Суд по правам человека также может посчитать справедливым присуждение компенсации в меньшем размере, чем фактически понесенные убытки.

3. Моральный вред

13. Возмещение морального вреда, присуждаемое Европейским Судом по правам человека, призвано компенсировать в денежном выражении вред, причинный посягательствами на нематериальные блага, например, компенсировать физические и нравственные страдания.

14. По своей сути моральный вред не поддается точному исчислению в денежном выражении. Если установлено, что моральный вред был причинен, и Европейский Суд по правам человека полагает необходимым присудить соответствующую денежную компенсацию, оценка ее размера производится на основе принципа справедливости и с учетом сложившейся практики.

15. Заявителям, желающим получить компенсацию морального вреда, следует указать сумму его денежного возмещения, которую они считают справедливой.

Заявители, считающие себя жертвой нескольких нарушений, могут либо указать единую сумму компенсации в возмещение морального вреда, причиненного всеми этими нарушениями, либо обозначить отдельно суммы компенсации в возмещение морального вреда, причиненного каждым из нарушений.

4. Издержки

16. Европейский Суд по правам человека может присудить заявителю возмещение издержек, которые он понес сначала на национальном уровне, а затем в рамках разбирательства дела в Европейском Суде по правам человека, пытаясь предотвратить нарушение или исправить его.

Издержки обычно включают расходы на оказание юридической помощи, оплату государственной пошлины и иные подобные.

Они также могут включать в себя транспортные расходы, то есть расходы на проезд, проживание, питание, в частности, связанные с необходимостью присутствия на устных слушаниях по делу в Европейском Суде по правам человека.

17. Европейский Суд по правам человека удовлетворяет требования о возмещении издержек только в случае, если они связаны с выявленным им нарушением.

Он отказывает в удовлетворении соответствующих требований, если они связаны с той частью жалобы, рассмотрение которой не привело к констатации нарушения, либо частью жалобы, признанной неприемлемой.

В связи с этим заявители при желании могут предъявить отдельные требования о возмещении издержек в отношении жалоб на каждое из нарушений.

18. Издержки должны быть фактически понесены.

Другими словами, речь идет о ситуациях, когда заявитель фактически понес соответствующие расходы либо должен понести их в соответствии со своими обязательствами, основанными на законе или договоре.

Из общей суммы издержек вычитаются суммы, выплаченные или подлежащие выплате национальными властями или Советом Европы в рамках оказания заявителю юридической помощи.

19. Издержки должны быть необходимыми. Другими словами, они неизбежно должны быть понесены с целью предотвращения нарушения или его исправления.

20. Размер издержек должен быть разумным. Если Европейский Суд по правам человека придет к выводу, что размер издержек является чрезмерным, он присудит возмещение издержек в размере, который, по его мнению, является разумным.

21. Европейскому Суду по правам человека должны быть предоставлены доказательства того, что издержки были понесены, например, расписанные попунктно квитанции об оплате и выставленные счета. Издержки должны быть в достаточной степени детализированы с тем, чтобы Европейский Суд по правам человека мог принять решение об их соответствии указанным выше требованиям.

5. Платежная информация

22. Заявители могут указать свой банковский счет, на который они хотели бы получить любые денежные средства, которые могут быть присуждены им Европейским Судом по правам человека. Если заявители хотели бы, чтобы определенные суммы, например, в возмещение издержек, были выплачены отдельно, к примеру, напрямую на банковский счет их представителя, следует прямо указать это.

IV. Форма компенсации, присуждаемой
Европейским Судом по правам человека

23. В случае присуждения Европейским Судом по правам человека компенсации она по общему правилу будет выражена в виде суммы денежных средств, подлежащих выплате государством-ответчиком жертве или жертвам выявленных Европейским Судом по правам человека нарушений.

Только в исключительно редких случаях Европейский Суд по правам человека может не просто признать, что в отношении заявителя было допущено нарушение, но и самостоятельно, преследуя цель положить конец этому нарушению и исправить его по существу, указать, какие конкретные выводы должны быть сделаны в связи с этим.

Однако Европейский Суд по правам человека может по своему усмотрению дать рекомендации, касающиеся порядка исполнения его Постановления (см. статью 46 Конвенции).

24. Размер любой денежной компенсации, присуждаемой в соответствии со статьей 41 Конвенции, обычно указывается в евро (EUR, €), независимо от того, какая валюта используется заявителем при формулировании его требований.

В случае получения заявителем компенсации в валюте, отличной от евро, Европейский Суд по правам человека указывает на необходимость конвертации присужденной денежной суммы в соответствующую валюту по курсу, действующему на день ее выплаты.

При формулировании своих требований заявителю следует при необходимости учитывать данное правило в смысле того результата, к которому может привести конвертация требуемой им суммы компенсации, выраженной в иной валюте, в евро и наоборот.

25. Европейский Суд по правам человека по собственной инициативе указывает срок, в течение которого должна быть осуществлена выплата компенсации. Обычно это три месяца со дня вступления в силу Постановления Европейского Суда по правам человека.

Европейский Суд по правам человека также определяет размер процентов, которые должны быть начислены и выплачены заявителю в случае, если выплата справедливой компенсации не произведена в установленный срок.

Обычно они устанавливаются в размере предельной процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процентных пункта.

________
Оригинал (язык — английский; формат — PDF)

Читать @europeancourt

Источник: http://europeancourt.ru/konvenciya-o-zashhite-prav-cheloveka-i-drugie-oficialnye-dokumenty/prakticheskaya-instrukciya-po-zayavleniyu-v-evropejskij-sud-trebovanij-o-spravedlivoj-kompensacii/

Верховный суд пояснил, в каких спорах платят за моральный вред

Можно ли требовать с человека после отбытия наказания возместить моральный ущерб?

Факт причинения телесных повреждений является достаточным основанием для удовлетворения иска о компенсации морального вреда. При этом привлечение ответчика к уголовной или административной ответственности не является обязательным условием.

К таким выводам пришла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в определении по делу № 78-КГ17-30. Это определение включено в «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации» № 2 (2018)»и является ориентиром для всех судов.

Суть дела: конфликт соседей

С., 1953 года рождения, обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что ей были нанесены побои А., 1988 года рождения, являющейся ее соседкой по коммунальной квартире.

В связи с причинением ей физических и нравственных страданий истец просила суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решением суда иск удовлетворен частично, с А. в пользу С. взыскана компенсация морального вреда в размере 50 000 руб.

Отмена в апелляции

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции указал, что материалов, подтверждающих факт уголовного либо административного преследования А. или обращение истца в правоохранительные органы и принятия мер в отношении ответчика, истцом не представлено.

В обоснование отказа в иске суд апелляционной инстанции указал, что материалы дела не содержат доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что причинителем вреда в том объеме, который указывает истец, является ответчик.

Ошибки, которые допустила апелляционная инстанция

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала указанные выводы суда апелляционной инстанции сделанными с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Необоснованное решение апелляции

В п. 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г.

№ 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснено, что при рассмотрении кассационных жалобы, представления с делом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Согласно ч. 1 ст. 195 этого же кодекса, решение суда должно быть законным и обоснованным. Как разъяснено в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г.

№ 23 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст.

55, 59–61 и 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Из приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению, однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Результаты оценки доказательств суд должен указать в мотивировочной части судебного постановления, в том числе доводы по которым он отвергает те или иные доказательства или отдает предпочтение одним доказательствам перед другими.

Данные требования в силу ч. 1 ст. 328 ГПК РФ распространяются и на суд апелляционной инстанции.

Как следует из материалов дела и судебных постановлений, выводы суда первой инстанции основаны на непосредственном исследовании доказательств, в том числе объяснений сторон и показаний свидетеля. Выводы суда об оценке доказательств изложены в решении суда.

Суд апелляционной инстанции по материалам дела сделал прямо противоположный вывод о недоказанности факта причинения ответчиком телесных повреждений истцу.

При этом в нарушение приведенных выше норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации суд апелляционной инстанции не привел никакого обоснования тому, почему он отверг приведенные судом первой инстанции доказательства, в частности медицинские документы, подтверждающие факт наличия травм, ушибов, ссадин, и показания свидетеля, прямо указавшего на нанесение ударов истцу ответчиком.

Моральный вред причиняется фактом любых побоев

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также признала ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о том, что невозможность установить точный объем телесных повреждений, их характер и степень является основанием для отказа в иске о компенсации морального вреда.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст.

15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить.

В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

По аналогии с данным разъяснением объем причиненных телесных повреждений, их характер и степень тяжести для разрешения спора о взыскании компенсации морального вреда тоже должны быть доказаны с разумной степенью достоверности, невозможность установления точного количества, характера и степени телесных повреждений не может являться основанием для отказа в иске о возмещении морального вреда.

Ссылаясь на то, что вопрос о привлечении ответчика к административной или уголовной ответственности не разрешался, суд апелляционной инстанции не учел, что привлечение причинителя вреда к указанным видам ответственности законом не предусмотрено в качестве обязательного условия для возмещения вреда в гражданском порядке.

Указанные выше требования закона и разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, не были учтены судом апелляционной инстанции при разрешении данного спора, что повлекло вынесение незаконного судебного акта об отказе в иске.

Источник

Источник: https://pravo163.ru/verxovnyj-sud-poyasnil-v-kakix-sporax-platyat-za-moralnyj-vred/

Как определяется компенсация за моральный вред и легко ли ее взыскать

Можно ли требовать с человека после отбытия наказания возместить моральный ущерб?

Любое преступление — физическое действие. Украл, ограбил, оскорбил, убил. Факты, показания, наказание. А что если вор обокрал магазин, а у продавщицы через день от переживаний — инфаркт? Или гулял ваш карапуз на лужайке, подбежала соседская собака, гавкнула — ребенок стал заикой? Как оценить нанесенный душевный, а точнее, моральный ущерб?

Возмущение ведет к возмещению

Бревенчатый дом в частном секторе Гомеля. Судебному исполнителю, с которым я отправился по адресам, калитку открывает старушка. Ее сын сидит в СИЗО, на него целая кипа исполнительных документов за различные преступления. Есть среди них и документ о взыскании морального вреда на миллион рублей. Но надо его еще взыскать. В избушке пусто… Здесь и на миллион имущества не наскребешь…

А вот другой случай: минский учитель Александр Прохорович сбил на машине человека. ДТП, без жертв и тяжелых травм. Но пострадавший потребовал через суд возмещения морального ущерба — аж 300 миллионов рублей! Суд остановился на сумме 60 миллионов. Сегодня Александр признается, что живет в долг:

— У меня есть квартира и автомобиль. По идее можно было бы продать автомобиль, но без него наша семья как без рук. Теперь жена водит. Маленькие дети — их надо в садик, в поликлинику. Поэтому решили с родственниками скидываться мне на выплату компенсации. Договорились с пострадавшим о погашении частями. Вот уже второй год платим в месяц по 3 миллиона рублей. А что делать?

Компенсация морального вреда — дело серьезное. Не хочешь платить, заберут через суд автомобиль, телевизор, телефон или даже квартиру, если сильно задолжали.

Правда, единственную квартиру не тронут, только если больше одной, оставят еще и единственный холодильник, кровать, кухонный стол, по комплекту одежды на человека, а все остальное, увы, может быть продано, а деньги — пострадавшему.

Но если должник не платит или скрывает свои доходы, на него вполне можно воздействовать, рассказывает начальник отдела принудительного исполнения Новобелицкого района Гомеля Мария Рубанова:

— Есть эффективные меры борьбы с неплательщиками: ограничение выезда за пределы страны, ограничение в управлении транспортным средством. Если гражданин находится в местах лишения свободы и не компенсирует моральный вред, на него не распространяется амнистия.

Древнейшая из компенсаций

Современное законодательство пронизано системой ответственности перед государством. Например, дал соседу в глаз — заплати государству штраф за хулиганские действия. А пострадавший-то на самом деле сосед. Что ему за синяк? Вот тут и вступает в действие понятие «компенсация морального вреда за физические и нравственные страдания».

Кто и как определяет размер морального вреда сегодня? По нашему законодательству — суд. Руководствоваться он должен принципами разумности и справедливости.

Старший помощник прокурора Гомеля Кирилл Вышняков постоянно выступает в суде в качестве гособвинителя. Он уверяет, что в его практике, если пострадавший просит адекватную сумму возмещения морального вреда, суд в 99 % случаев удовлетворяет требования в полном объеме. Правда, «адекватная сумма» не юридическое понятие, признается Кирилл Вышняков:

— При допросе потерпевшего всегда задается вопрос, имеет ли он претензии материального характера и будет ли требовать возмещения морального вреда.

В практике у Вышнякова была интересная история. Один пострадавший, изрядно выпив, пришел в кафе и начал приставать к посетителям. Диалог на повышенных тонах перерос в конфликт. Дебошира серьезно избили.

Он потребовал с обидчиков 300 миллионов рублей. Гособвинитель высказал собственное мнение, что не согласен с подобным требованием, так как потерпевший вел себя неправомерно и спровоцировал драку.

Суд снизил сумму ущерба в 10 раз.

Таблица уважать заставит

Я обращался к нескольким судьям районных судов, выносящим десятки таких решений в месяц. Вопрос был простой: «Каков критерий определения суммы?» В ответ получал весьма туманные ответы со ссылками на законодательство. Но не сформулировал законодатель четких параметров и границ в этом вопросе. Судья единственный эксперт в этом деле.

Самые распространенные случаи, где требуют «финансовой сатисфакции», — это почти все уголовные дела, защита прав потребителей, ДТП, защита чести и достоинства, признание сделки недействительной, незаконное увольнение, незаконное осуждение.

Адвокат Евгений Грабовский говорит:

— Какие суммы я советую заявлять при компенсации морального вреда? Легкие телесные повреждения — до 5 миллионов рублей, менее тяжкие — до 20 миллионов, тяжкие — до 100 миллионов. Оскорбление чести и достоинства от 1 до 5 миллионов рублей. При защите прав потребителей сумма компенсации морального вреда не должна превышать суммы материального ущерба.

Казалось бы, введи денежную таблицу для таких дел и всем легче. Хамство на улице — миллион рублей. Подметное письмо — два миллиона. Клевета в государственные органы — пять миллионов. Оказывается, все не так просто.

Сегодня ни одно законодательство в мире не содержит указаний, позволяющих суду бесспорно определить размер компенсации морального вреда, рассказывает заслуженный юрист Беларуси судья Верховного Суда Римма Филипчик:

— Это дилемма, которая обсуждается во всем мире.

Если говорить сухим юридическим языком, то размер компенсации морального вреда определяется судом не на основе расчета, обоснованного документально, а с учетом характера причиненных потерпевшему нравственных страданий, которые оцениваются судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Да, судьям было бы удобнее иметь карманный юридический справочник таблиц оценки. Оценка многое упростила бы, но как оценить деньгами, например, человеческую жизнь? Сколько она стоит — миллиард долларов или один рубль? Так же и моральные страдания? Возможно, американцы со своей системой прецедентного права частично решают этот вопрос. Но у них не универсальный алгоритм.

Наверное, именно решение судьи на основе «принципа разумности и справедливости» — это оптимальный сейчас вариант. Требование о компенсации морального вреда не связано с неблагоприятными изменениями в имущественном положении гражданина и не направлено на его восстановление. Именно в этом и заключается особенность разрешения подобных исков.

За словом — деньги

«Хороший разговор — серебро, а молчание — золото» — гласит народная мудрость. Слова могут стать воистину золотыми. Например, оскорбление, брошенное оппоненту при свидетелях или записанное в аудио- или видеоформате, может обойтись в миллионы рублей. Но, оказывается, важно, как оскорблять.

Сотрудник брестского ГАИ в неприятном диалоге с водителем предложил последнему отправиться на три буквы! Оскорбление? Лингвистическая экспертиза заявила — нет. Дело в том, что унижением чести и достоинства является только оценка личности, ее качеств: характера, поведения, умственных способностей.

Сравнение человека с чем-то недостойным. Бежит через дорогу «баран» в человеческом обличии, и водитель не стесняясь кричит ему об этом — оскорбление! А вот в другом случае — напористый как баран — это уже почти как похвала.

Хотя в какой-нибудь уникальной ситуации и похвалу могут расценить как, например, нанесение вреда деловой репутации.

Доктор филологических наук, профессор Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины Владимир Коваль объясняет, что многое зависит от контекста высказывания:

— Важно не только то, какое слово было произнесено, но и где его сказали. Одно и то же слово на рыбалке и на официальном приеме или рабочем месте может быть расценено по-разному.

Еще один случай произошел в Новополоцке. Местная жительница после неприятного диалога в соцсетях опубликовала скриншот своей беседы. В конце перепалки она назвала свою собеседницу ведьмой.

Новополоцкий суд решил, что фраза: «Пошла вон, ведьма!» является оскорблением, нанесенным в неприличной форме. И оштрафовал новополочанку на 360 тысяч рублей.

Правда, после обжалования Витебский областной суд отменил решение своих районных коллег.

Многие юристы отмечают, что интернет-порталы и соцсети — это настоящее минное поле. Раньше в обществе преобладали читатели и зрители. Порочащие репутацию сведения могли появиться в основном в СМИ. Теперь эпоха писателей. Интернет позволяет везде и обо всем высказывать свое мнение, а любая запись — фиксированная улика.

Адвокат с 28-летним стажем Сергей Латышев говорит, что размер денежной компенсации определяется прежде всего степенью физических и нравственных страданий в каждом конкретном случае.

Степень страданий — это категория не юридическая, она требует специальных познаний в иных отраслях знаний.

А поэтому данной категорией должны заниматься соответствующие специалисты, а юристы принимать решения на основе их выводов:

— Это установленный алгоритм действий. И нарушение его приводит к парадоксальным ситуациям. Приведу примеры.

Один достаточно крупный наш руководитель выиграл гражданское дело о защите чести, достоинства и деловой репутации и получил с печатного издания денежную компенсацию морального вреда в эквиваленте 30 тысяч долларов за то, что в статье вместо фотографии другого человека случайно напечатали его портрет.

Примерно в то же самое время моей клиентке, потерпевшей по уголовному делу, у которой в ДТП погиб муж, присуждена в итоге денежная компенсация морального вреда в размере 2 тысяч долларов. Хотя моя клиентка предъявляла иск во много раз больше.

Встает вопрос, каким образом в приведенных постановлениях судом учтена степень физических и нравственных страданий потерпевших? Хочу отметить, что привлечение специалистов потребует разработки соответствующих научно обоснованных методик подхода к проблеме и критериев оценки понятия. Но это необходимо делать.

Мнения

Простить или судиться?

Олег Молчан, композитор:

— Мое недавнее судебное дело получило достаточно сильный резонанс в обществе и творческой среде. Это и была моя цель. Я хотел показать своим коллегам, что не нужно бояться отстаивать свои права и идти в суд. Хотя судебного иска можно было избежать. Когда мне прислали переработанную версию моей песни «Молитва», как автора оригинала она меня не устроила.

Я посчитал, что мой авторский замысел интерпретирован там ненадлежащим образом. Я запретил использовать песню. После этого музыканты группы NAKA обратились зачем-то в прессу, подняли скандал… В интернете анонимные комментаторы стали нецензурно выражаться в мой адрес и в адрес моей супруги, певицы Ирины Видовой.

А в результате все равно исполнили «Молитву» и выложили для всеобщего сведения с заголовком «Эксклюзив». В сущности они сами спровоцировали эту ситуацию. Верховный Суд принял мою сторону и назначил группе NAKA штраф 50 базовых величин. Это, конечно, прецедент для страны. Раньше такого не было.

Может быть, после этого молодые музыканты, которые специализируются на каверах, ремейках, будут бережнее относиться к чужому творчеству? Конечно, не зря это дело называется «судебная тяжба», а не, например, «судебная прогулка». Нервы все это дело выматывает…

Однако, если в дальнейшем будут подрывать мою деловую репутацию, оскорблять честь и достоинство — снова буду подавать в суд. И призываю к этому коллег-композиторов. Не нужно бояться, закон на нашей стороне! Надо защищать себя от хамов, давать достойный отпор.

Олег Хоменко, лидер группы «Палац»:

— Нет, сам я в суд никогда не подавал, но мои друзья подавали и, к сожалению, проиграли. Хотя справедливость была на их стороне. Для меня есть только такая вещь, как суд совести. В него я верю.

Галина Науменко, психолог:

— Понятия «прощение» в психологии нет. Простить — значит забыть. Нормальная человеческая реакция на оскорбление — адекватный ответ. Если нас бьют, мы стараемся ответить, если ругают, тоже отвечаем. Оставить обиду без ответа — стать на путь саморазрушения.

Вас обидели, вас унизили, вы это переживаете, страдаете от этого. Обращение в суд для восстановления собственной чести и достоинства — нормальная психологическая реакция. Например, здоровенный мужчина оскорбил или даже дал пощечину женщине. Ей страшно ответить.

Она переживает в этот момент и стыд, и страх. И этот стыд и страх — душевные переживания — могут преследовать ее долгое время.

Получив сатисфакцию через суд, человек наказывает обидчика, и с точки зрения психологического здоровья, это лучше, чем пытаться забыть, пройти мимо своей обиды.

Андрей Герасимчук, многократный чемпион мира по муай-тай:

— Я не вижу смысла отвечать на оскорбления или клевету — лучше их игнорировать. Зачем реагировать на глупости? К тому же это мнение человека, и каким бы оно ни было, оно имеет право на существование. Я не припоминаю, чтобы в моей карьере были случаи оскорбления, хотя и не исключаю, что мог просто не обратить на них внимания.

Иск против Бога

В Румынии был подан иск против Бога. Приговоренный к 20 годам тюрьмы за убийство, Мирча Павел подал в суд на Всевышнего, обвиняя того в нарушении условий контракта.

Истец заявил, что при крещении между ним и Богом был заключен договор, согласно которому Господь за платежи в форме молитв должен был оберегать Мирчу от неприятностей. Преступник прямо обвинял Бога в мошенничестве и злоупотреблении доверием, что вызывало у него сильные моральные переживания.

Ответчика должна была представлять церковь. Но суд отклонил претензии Павла на том основании, что Бог не является объектом права и лишен места проживания.

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

Станислав Галковский, «Народная Газета»

Источник: http://www.pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2016/june/4593/

Окно права
Добавить комментарий