Могут ли на суде свидетеля переквалифицировать в обвиняемого?

Судам разъяснили особый порядок

Могут ли на суде свидетеля переквалифицировать в обвиняемого?

Пленум Верховного суда РФ готовится разъяснить практику применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел. Во вторник судья-докладчик Татьяна Хомицкая выступила с соответствующим проектом постановления. Как сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе суда, в ближайшие две недели проект будет окончательно принят и подписан председателем суда.

Особый порядок судебного разбирательства был введен в России главой 40 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) в 2002 году, в 2009 году появилось дополнение в виде главы 40.1 УПК «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве».

Особый порядок значительно ускоряет судопроизводство, поскольку доказательства обвинения не исследуются и не производится допрос свидетелей. Зачастую судебное разбирательство занимает буквально несколько часов, после чего выносится приговор. Закон в этом случае ограничивает наказание подсудимому — оно не может превышать 2/3 от максимального срока.

Но чтобы просить о рассмотрении дела в особом порядке обвиняемый должен заключить соглашение со следствием — признать вину, дать обличающие показания на подельников.

Дело в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение, должно быть выделено в отдельное производство — это актуально в тех случаях, когда по одному уголовному делу проходят несколько человек, но не все пошли на сделку со следствием. Уточняется, что судья участвовавший в рассмотрении дела согласившегося на сделку подсудимого, не может судить соучастников преступления.

Несмотря на признание вины обвиняемым, без которого особы порядок невозможен, ВС напоминает, что судья вправе переквалифицировать деяние или даже закрыть уголовное дело.

«Глава 40.

1 УПК РФ не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке в связи с досудебным соглашением о сотрудничестве, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения», — говорится в пункте 23 проекта постановления. Закрыть уголовное дело судья имеет право в случае, если изменился УК, истек срок давности, произошло примирение с потерпевшим, обвинитель отказался от обвинения или есть акт об амнистии.

Обвиняемый лишается возможности уменьшить наказание до 2/3 от максимального, если будет свидетельствовать ложно или не выдаст подельников, говорится в проекте ВС.

Согласно пункту 19 проекта, если суд установит, что подсудимый лжесвидетельствовал или сокрыл «существенные обстоятельства совершения преступления» или ограничился дачей показаний только против себя, он вправе прекратить особый порядок и назначить судебное разбирательство в общем порядке.

В пункете 13 проекта постановления говорится, что возражения потерпевшего или его представителя против особого порядка судебного разбирательства в отношении подсудимого «обязательное рассмотрение дела в общем порядке не влечет».

При этом, если заключивший сделку со следствием обвиняемый, а значит признавший вину, не согласен с предъявленными обвинениями, суд прекращает особый порядок и назначает судебное разбирательство в общем порядке.

Судам также дана рекомендация допрашивать свидетелей на предмет обстоятельств, характеризующих личность.

Ст.316 главы 40 УПК оговаривает, что при особом порядке свидетели в суде не заслушиваются, но оговаривает, что могут исследоваться обстоятельства, характеризующие личность подсудимого. ВС разъяснил, что характеристика может быть установлена путем допроса свидетелей.

В пресс-службе ВС уточнили, что постановление пленума ВС носит рекомендательный порядок. Поскольку в России право не прецедентное, то ВС как раз устанавливает таким образом общепринятую практику в трактовке и применения закона. «Если суды не будут придерживаться рекомендаций ВС, то это может служить поводом для оспаривания решений в вышестоящей инстанции», — отметили в суде.

Как полагает адвокат Владимир Жеребенков, решение пленума Верховного суда необходимо, хотя сам особый порядок в принципе не так полезен, так как ради незначительного наказания подозреваемые нередко дают ложные изобличающие показания.

«Кроме того, бывает, что человек располагает ценной информацией, которой может поделиться со следствием, но закон не предусматривает пересмотра его приговора — и это существенный недостаток законодательства. Почему нельзя осужденным заключить сделку?», — считает адвокат.

Юрист считает неправильным, чтобы дела в отношении подсудимых, заключивших сделку со следствием и давших показания против соучастников, выделялись в отдельное производство. «При общем порядке доказательства исследуются в совокупности, и фактические обстоятельства дела могут противоречить признательным показаниям, — сказал он «Газете.Ru».

— Но если судья выносит сначала обвинительный приговор, то преступление признается совершенным фактом, что не дает возможности оправдаться предполагаемым соучастникам. Если присяжным еще можно доказать невиновность, то федеральный судья, как правило, закрывает глаза на доказательства и руководствуется при принятии решения первым приговором».

«Разъяснения ВС в части особого порядка судопроизводства были необходимы», — считает правовой аналитик ассоциации «Агора» Ирина Хрунова.

По ее мнению, особенно ценны разъяснения в пункте 13, позволяющем не учитывать мнение потерпевшего при назначении особого порядка.

«Гособвинение обычно стоит на стороне потерпевшего, а значит, если прокуратура дал согласие на особый порядок, то в общем-то интересы потерпевшего соблюдены.

С другой стороны, это даст возможность подсудимым гораздо чаще заключать сделки и получать меньшее наказание», — пояснила Хрунова.

Она также отметила, что допрос свидетелей для получения характеристики подсудимого значительно облегчит работу адвокатов: «Раньше суды наотрез отказывались слушать свидетелей даже по вопросам характеристики».

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2012/06/05/4614449.shtml

Что делать, если вас вызывают на допрос

Могут ли на суде свидетеля переквалифицировать в обвиняемого?

Деловая активность в украинских реалиях существенно повышает шансы гражданина на встречу с представителями правоохранительных органов. Предпринимателю нужно быть всегда готовым к тому, что он в любую минуту может быть вызван на допрос к следователю.

Как правило, начинается все с допроса в качестве свидетеля, однако в дальнейшем этот статус может быть переквалифицирован в обвиняемого или подозреваемого.

Вопросы, интересующие следователя, могут касаться деятельности самого допрашиваемого и его взаимоотношений с контрагентами.

Необходимость допроса может быть продиктована как расследованием реального уголовного дела, так и банальным намерением следователя максимально запугать предпринимателя, грамотно используя понимание слабых мест последнего, и получить “благодарность” за то, что делу не будет дан ход.

Ниже мы предоставим несколько базовых советов, которые подготовят предпринимателя к возможному допросу, и объясним, как не спровоцировать своим поведением ненужные неприятности. Также мы укажем на наиболее распространенные уловки следователей и развеем несколько распространенных мифов о допросе.

1. Вызов на допрос

Подпишитесь на канал DELO.UA

Большинство предпринимателей почему-то убеждены, что следователь имеет право вызывать их на допрос только с помощью повестки, которую можно отправлять по почте или путем личного вручения. Однако согласно ст.

135 Уголовного процессуального кодекса Украины, вызов к следователю может осуществляться по электронной почте, факсу, по телефону или телефонограммой.

Другое дело, что в случае вызова, например, по телефону, следователю будет сложно доказать, что вызов был, и применить последствия за неявку без уважительных причин — штраф в размере до 0,5 минимальной заработной платы и привод (принудительное сопровождение).

Всегда требуйте от следователя максимального документирования процесса! Попросите его, чтобы он направил вам повестку по почте. Если истинной целью следователя является не расследование реального правонарушения, а банальное вымогательство, он будет заинтересован в том, чтобы не оставлять ненужных документальных подтверждений своей противозаконной деятельности.

Нужно помнить, что свидетель уведомляется о вызове на допрос не позднее, чем за три дня до его проведения. В случае если повестка/вызов поступили позднее указанного срока, вы имеете право отказаться от визита без боязни штрафов и принудительных приводов.

2. Привлечение опытного адвоката

Украинское законодательство предоставляет свидетелю право пользоваться услугами адвоката при осуществлении допроса, и этим правом не стоит пренебрегать. Сам факт присутствия опытного адвоката во время допроса зачастую очень дисциплинирует следователя и заставляет удерживаться от злоупотреблений и провокаций.

Если для клиента вызов на допрос является чем-то экстраординарным, то для адвоката поход к следователю — это часть его повседневной работы. Присутствуя на допросе, адвокат имеет возможность контролировать его ход и давать клиенту ценные советы. Мы рекомендуем заранее выбирать адвоката, потому что при получении повестки у вас может банально не хватить времени на поиск хорошего специалиста.

Бывает, что следователь намекает допрашиваемому, что факт присутствия адвоката свидетельствует о том, что свидетелю есть что скрывать от следствия, и, соответственно, это является косвенным свидетельством вины.

Это обыкновенная хитрость, и вам не нужно поддаваться на такие провокации.

Просто напомните следователю о том, что действующее законодательство прямо предоставляет вам право воспользоваться помощью адвоката при допросе в качестве свидетеля и вы желаете им воспользоваться.

Будьте готовы к тому, ваш адвокат может быть не допущен к участию в допросе по надуманным причинам. В такой ситуации вы имеет полное право отказаться от участия в допросе по причине невозможности пользоваться правовой помощью при допросе.

3. Подготовка к допросу

Не забывайте о психологической подготовке. Следователь во время допроса скорее всего попытается застать вас врасплох с помощью неожиданных вопросов. Это делается для того, чтобы вывести человека из равновесия, преодолеть его защиту и добиться необходимых показаний.

Действующее законодательство предоставляет свидетелю право знать, в каком криминальном производстве и в связи с чем он допрашивается. Эта информация поможет вам подойти к допросу во всеоружии, а ваш адвокат должен спрогнозировать возможные вопросы следователя заранее и предложить наиболее оптимальные ответы на них.

4. Не стоит переоценивать возможность сослаться на ст. 63 Конституции

Если вы решили сослаться на ст. 63 Конституции, не думайте, что она защитит вас от любого неудобного вопроса. Согласно приведенной нормы Конституции, лицо не несет ответственности за отказ давать показания или объяснения в отношении себя, членов семьи или близких родственников.

Обратите внимание, что эта норма не снимает с вас обязанности сообщить следователю информацию, не касающуюся указанного круга лиц. И, соответственно, при необоснованном отказе от дачи таких показаний свидетель может быть привлечен к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний согласно ст.

385 Уголовного кодекса Украины.

5. Поведение на допросе

На самом допросе нужно вести себя уверенно и не бояться следователя, который, скорее всего, начнет нащупывать слабые места в ваших показания и попытается использовать их в своих целях.

К сожалению, украинские следователи далеко не в каждом случае заинтересованы в поиске истины, чаще они хотят быстрее закончить дело и улучшить свои показатели раскрываемости.

Если вы покажете перед следователем слабость или страх — незамедлительно градус напряжения будет намеренно поднят для того, чтобы ввести вас в состояние максимального стресса. Поэтому во время допроса нужно общаться с ним на равных и не изображать из себя жертву.

Часто допрашиваемый, пытаясь добиться расположения следователя, предоставляет ему максимум информации, в том числе и ту, о которой тот не спрашивал. Такие заискивания, кроме предоставления следователю дополнительных зацепок, не приводят ни к чему хорошему.

В данном случае необходимо понять — следователь делает свою работу и пытается добиться поставленной перед ним цели, и его личное отношение к вам не играет значительной роли. На вопросы необходимо давать простые односложные ответы.

Допрашиваемый может использовать такие обороты речи, как “насколько я помню”, “если мне не изменяет память” и т.д.

6. Оформление протокола

Перед подписанием протокола вы обязаны внимательно ознакомиться с его содержанием. С психологической точки зрения вам хочется побыстрее уйти с допроса, но не забывайте, что следователь склонен записывать ответы допрашиваемого выгодным для себя образом. А как известно, та или иная формулировка может существенно менять суть ответа.

В случае несогласия с тем, как следователь зафиксировал ваши слова, всегда можно попросить его внести в протокол соответствующие изменения. В случае отказа сделайте соответствующую отметку при подписании протокола. Знайте, что допрашиваемый вообще имеет право самостоятельно фиксировать в протоколе ответы на вопросы следователя.

В заключение хочется отметить, что украинское законодательство предоставляет широкий арсенал прав и инструментов для защиты своих прав при допросе, грамотное использование которых как минимум лишит недобросовестных следователей возможности для злоупотреблений. Однако не забывайте, что следователь юридически грамотнее и опытнее вас, поэтому в случае вызова в силовые структуры не нужно переоценивать свои правовые познания, а лучше заранее обеспечить этот процесс грамотным юридическим сопровождением.

Источник: https://delo.ua/econonomyandpoliticsinukraine/chto-delat-esli-vas-vyzyvajut-na-dopros-321584/

В помощь обвиняемым и осужденным по наркотическим статьям

Могут ли на суде свидетеля переквалифицировать в обвиняемого?

Оглавление

Введение. 4

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния. 
Вопросы квалификации и наказания………………………………………………….. 6

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный. 6

Приобретение «в неустановленное время,  в неустановленном
месте, у неустановленного лица». 13

Приобретение – покушение или оконченное. 14

Хранение нескольких видов наркотиков  (или в разных местах). 14

Добровольная сдача. 15

Назначение наказание за приобретение и хранение. 16

Сбыт. 23

Закладчики. 24

Прямой умысел. 26

Наличие вещества. 27

Доказательства: показания свидетелей. 28

Достаточность доказательств сбыта. 29

Единое продолжаемое или совокупность. 30

Соучастие в сбыте: организованная группа, 
преступное сообщество. 31

Назначение наказания за сбыт. 33

Зачет времени содержания в СИЗО.. 37

Культивирование. 38

Притон.. 39

Замена наказания на лечение. 39

Оперативно-розыскные мероприятия по делам  о наркотиках
и использование их результатов  в качестве доказательств. 42

Проверочная закупка или провокация. 42

Основания и условия проведения. Практика ЕСПЧ и ВС.. 45

Постановление о проведении. 48

Незаинтересованные лица, аудио-видео запись, 
досмотр до и после закупки. 50

Неоднократные закупки. 51

Обследование помещений. 52

Прослушивание телефонных переговоров. 53

Использование результатов оперативно-розыскной  деятельности. 54

Законность и обоснованность процессуальных действий.
Доказательства. 57

Осмотр, досмотр и обыск. 57

Осмотр места происшествия. 59

Порядок изъятия наркотиков. 60

Допрос. 62

Экспертиза. 67

Введение

В этой брошюре предпринята попытка разъяснить трудные и спорные вопросы уголовной ответственности за незаконные действия, связанные с наркотиками. Взята лишь часть темы «наркотики и закон», но важнейшая ее часть. Важнейшая, потому что вред репрессивной наркополитики, тем более когда она ударяет по больным наркоманией, по юношеству, вполне сопоставим с вредом от самих наркотиков.

Наша задача — помочь попавшим в зависимость от судебно-правовой сис­темы. Помочь им в навыках самозащиты на следствии, в предстоящем суде, в обжаловании приговора.

Ответы есть не на все вопросы. Не потому, что мы такие невежды, а потому что законодательство в этой сфере противоречиво.

С одной стороны, оно избыточно и регулирует несуществующие предметы (к примеру, остается неизвестным, что такое «новые потенциально опасные психоактивные вещества», реестра которых не существует).

С другой стороны — многочисленные лакуны, в том числе в регулировании оперативно-ро­зыс­к­ной деятельности, процедуры задержания, различных процессуальных действий. А любая неполнота закона там, где он действительно необходим, традиционно трактуется в наиболее зловещей интерпретации.

Наши разъяснения законодательства базируются по большей части на рекомендательных для судов постановлениях Пленума Верховного суда РФ и судебной практике ВС. По делам о наркотиках есть специальное Постановление Пленума от 15 июня 2006 года № 14, действующее в редакции от 30 июня 2015 года.

Правда, многие позиции этого постановления имеют обобщенный характер, так что понимать их следует в дополнении судебной практикой и ее интерпретации самого ВС и других высших судов, под которыми в юридическом контексте понимают как Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) и Конституционный Суд (КС), так и верховные суды субъектов РФ. Ссылки на практику последних при обжаловании приговоров и в других случаях уместны, когда примеры решений региональных судов публикуются в утверждаемых Президиумом ВС обзорах судебной практики и в ежемесячном Бюллетене ВС РФ в качестве рекомендуемых позиций.

Решения по конкретным делам самого ВС РФ (постановления Президиума и определения Судебной коллегии по уголовным делам) являются рекомендательными. Из них преимущественное значение также имеют решения, включенные в обзоры и бюллетень.

Постановления и определения ВС по апелляционным и кассационным жалобам не являются прецедентами. Для следователя судебная практика ВС не имеет обязывающего значения, в отличие от обязательных для всех государственных органов решений ЕСПЧ.

Но суды игнорировать практику ВС не вправе. Согласно статье 126 Конституции, ВС «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Поэтому, когда в постановлениях Пленума ВС не дается соответствующее толкование, суды должны ориентироваться на позицию ВС, содержащуюся в решениях по жалобам.

Мы старались показать сложившиеся, устоявшиеся позиции ВС РФ, стремились раскрыть перспективные для обжалования позиции по распространенным в судебной практике случаям. Относительно перспективные — потому что поколебать обвинительный приговор даже при самой очевидной его необоснованности удается очень редко.

Каждый студент юридического вуза знает, что обвинительный приговор не может быть основан на одних только показаниях подсудимого. Но когда студент превращается в дознавателя или следователя, на практике он следует «обычному праву». А по нему — признание вины есть царица доказательств.

К сожалению, не только следователь добивается признания вины. Сплошь и рядом сами адвокаты склоняют подзащитных «разоружиться перед обвинением» и «не злить судью». Существующий уже 15 лет особый порядок судебного разбирательства, применяемый почти в 70% уголовных дел, развратил всех участников процесса.

Обвиняемый признает вину (действительную, мнимую или в том объеме, что выгоден следствию), гособвинителю не надо ничего доказывать, суду — изучать, адвокату не от чего защищать.

Поэтому строптивых подсудимых убеждают в том, что доказать в суде ничего невозможно, слушать его не будут и посадят по максимуму, в назидание другим.

Но ведь есть примеры обратного.

Говорят, оправдательных приговоров не бывает, что на многочисленные типовые нарушения со стороны следствия и суда никто внимания не обращает, жаловаться на них бесполезно. Это в значительной мере так. Но именно потому, что никто (почти никто) этому не сопротивляется, и процветает правовой нигилизм.

https://www.youtube.com/watch?v=IAhldvmirYA

На самом деле есть и оправдательные приговоры, и удовлетворенные ходатайства. Исключения? Да, пока что исключения.

Возьмем два примера, один широко известный, другой — неизвестный практически никому. Все знают, что суд присяжных выносит оправдательные приговоры во много раз чаще, чем «судья единолично». Известно также, что прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры присяжных — не всегда успешно, но обжалует всегда.

Чуть ли не первый пример, когда этого не произошло, когда гособвинение признало поражение — это «маковое дело» (дело Шиловых, Зелениной и других), по которому Брянским областным судом по вердикту присяжных в январе 2019 года был постановлен оправдательный приговор всем 13 обвиняемым. Здесь не место разбирать это дело.

Важно, что оно изменило один из юридических обычаев: прокуратура не обжаловала оправдательный приговор.

Другой пример касается неизвестного нам осужденного, обозначенного в базах судебных актов как П.Д. Этого молодого человека Октябрьский суд Ростова-на-Дону осудил на 10 лет по части 4 статьи 228.1. И обжаловал он, в том числе, и такие нарушения, на которые никогда не обращали внимания. Кассационную жалобу осужденный писал, похоже, сам.

Ни один уважающий себя адвокат не посоветовал бы ему обжаловать то, что он обжаловал. Во-первых, несоответствие между временем задержания и составлением протокола. Таких случаев тысячи тысяч. Считается, что писать об этом в кассации бессмысленно.

Ведь вступивший в законную силу приговор может быть отменен только по таким нарушениям, которые повлияли на исход дела. Во-вторых, осужденный писал, что приговор скопирован судьей с обвинительного заключения.

И что же? Постановлением Президиума Ростовского областного суда от 1 декабря 2016 года № 44-у-292 приговор был отменен именно по этим основаниям.

Цитируем: «Доказательства, на которые ссылается суд в приговоре, изложены в том же порядке, что и в обвинительном заключении, часть приговора исполнена путем копирования обвинительного заключения, в приведенных в приговоре показаниях свидетелей и доказательствах (показаниях свидетелей Б., Г.Ю.А.

, рапорте об обнаружении признаков преступления, протоколе об административном задержании, справке об исследовании, протоколе осмотра предметов, вещественного доказательства и т.п.) имеются одни и те же орфографические ошибки, что и в обвинительном заключении. показаний свидетелей Б. и Г.Ю.А., приведенных в приговоре, не совпадает с их показаниями, данными в судебном заседании, но совпадает с их содержанием, изложенным в обвинительном заключении».

Если добиваться таких правильных исключений из порочного обычая — пустое дело, тогда нам не следовало бы писать эту брошюру, в основу которой положен 13-летний опыт правовых консультаций по делам, связанным с наркотиками, на сайте hand-help.ru[1].

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния.
Вопросы квалификации и наказания

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный

Самое главное в делах о наркотиках — это их размеры. Приобретение, хранение, изготовление, переработка, перевозка наркотиков либо являются правонарушением, либо становятся преступлением в зависимости от их размера.

Если не считать мешки героина и трюмы, полные кокаина, то одни и те же потребительские количества за последние 30 лет признавались то небольшим (наказуемым по КоАП), то значительным или крупным (наказуемым по УК) размерами.

Например, уголовная ответственность за марихуану до 2004 года начиналась с 0,5 грамма, с 2004 по 2006 — с 20 грамм, с 2006 — с 6 грамм.

Сейчас значительный, крупный и особо крупный размеры веществ, включенных в Перечень, установлены Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002.

Изменение размеров в 2003-2004 гг. привело к одновременному освобождению десятков тысяч осужденных. Еще десяткам тысяч сроки были сокращены.

Проблема размеров сложна и многогранна. В силу ее особой значимости мы рассматриваем ее здесь наиболее подробно. Эта проблема вплотную увязана с другим важнейшим вопросом — судебной экспертизой наркотиков, о которой — ниже.

Применительно к размерам следует иметь в виду следующее.

Не ровно, а свыше

Значительный, крупный и особо крупный размеры считаются свыше величин, указанных в Постановлении Правительства от 01.10.2012 г. № 1002. То есть ровно 0,5 грамм героина или 0,2 грамма амфетамина не составляет значительного размера.

Растения живые и мертвые

Постановление № 1002 кроме размеров наркотических средств и психотропных веществ трех списков устанавливает размеры для наркосодержащих растений для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК. Эти размеры не имеют отношения к размерам, установленным для определения крупного размера при культивировании тех же растений, то есть для целей статьи 231 УК.

Для последней крупные размеры установлены в Постановлении Правительства от 27 ноября 2010 года № 934. Размеры растений в Постановлении № 1002 определены в граммах и относятся не к растущим растениям, которые находятся в состоянии вегетации, а к растительной массе, к растениям, которые сорваны, срезаны и т. п.

А размеры в постановлении № 934 установлены в количестве экземпляров.

Это совсем не формальный вопрос. Например, уголовная ответственность за хранение конопли именно как растения в сорванном виде наступает при обнаружении свыше 6 грамм. А уголовная ответственность за выращивание — от 20 кустов. Почувствуйте разницу.

Бывают случаи, когда хитроумные или неграмотные полицейские, обнаружившие в ходе обыска или осмотра помещения растущее наркосодержащее растение, изымают его не только у владельца, но и из горшка или с грядки, взвешивают, а не считают количество экземпляров, и определяют размер не поштучно, а в граммах.

Погрешности

Более сложный вопрос, каким количеством следует определять значительный, крупный или особо крупный размер наркотического средства, если это количество превышает установленный размер в пределах погрешности.

Будет ли относиться к значительному размеру 2,1 или 2,4 грамма наркотического средства «гашиш», если значительный размер определен по Постановлению Правительства свыше 2 грамм? Рассмотрим эту проблему подробнее, так как от этих десятых или сотых зависит, будет ли возбуждено уголовное дело и его квалификация по той или иной части статьи.

В Постановлении №1002 размеры установлены в граммах либо в десятых, сотых или тысячных долях грамма в зависимости от конкретного вещества. Так, например, для гашиша значительный размер составляет свыше 2 грамм, крупный — свыше 25 грамм, особо крупный — свыше 10 000 грамм.

Источник: http://www.prison.org/content/v-pomoshch-obvinyaemym-i-osuzhdennym-po-narkoticheskim-statyam

Окно права
Добавить комментарий