Могу ли я работать и тратить заработанные деньги, если мне 15 лет?

Дети и деньги: как научить подростка тратить и зарабатывать

Могу ли я работать и тратить заработанные деньги, если мне 15 лет?

Умение обращаться с деньгами, их экономить и тратить, а также зарабатывать – это часть тех навыков и умений взрослой жизни, которую подростку рано или поздно придется осваивать. И родители могут им в этом помочь.


Встречаются взрослые, которые считают, что просто так давать подростку деньги нельзя, чем раньше ребенок узнает цену деньгам, тем лучше.

Наверное, в таком подходе не было бы ничего плохого, если бы не одно «но»: до определенного возраста у российского подростка практически нет возможностей работать, а потребность в карманных деньгах уже есть.

На Западе, где таких возможностей больше, предпочитают действовать так: выдают небольшую сумму на карманные расходы, а остальное предлагают заработать – подстричь газон перед домом, вымыть машину и пр.

Сто рублей за «пятерку» по алгебре и тысяча – за «Войну и мир»

Родители, которые надеются приучить ребенка к труду, начинают платить ему за выполнение домашних обязанностей: вынос мусора, мытье посуды, покупка продуктов, прополка грядки на дачном участке и т.д. А кто-то из детей сам начинают просить или даже требовать деньги.

«Когда в детстве мне были нужны деньги, я говорила маме: “Давай ты будешь платить мне за работу по дому?” и мы даже составили расценки за разный труд, но до дела почему-то так и не дошло», – вспоминает 14-летняя Кристина.

«Сначала у него появился азарт – он каждый раз кидался мыть посуду, вытирать пыль, пылесосить. А потом начал торговаться: сколько хочет денег за то или иное поручение.

Даже пытался записать «в долг», если прямо сейчас у меня не было денег», – делится на форуме мама 13-летнего сына, пытавшаяся получить хоть какую-то помощь по дому. В общем, такая коммерциализация домашних обязанностей нравится не всем родителям.

10-летний сын моей подруги, наученный предприимчивым одноклассником, решил потребовать денег за вымытую после обеда посуду. Мама согласилась, выставив ему, в свою очередь, счет за обед, а также за постиранные и выглаженные школьные рубашки. На этом тема финансовых обязательств в семье на ближайшие несколько лет была закрыта.

Главный аргумент противников: а принесет ли вам ребенок стакан воды, если у вас кончатся деньги? Психологи считают, что такая опасность существует: ребенок может начать манипулировать родителями, специально стараясь сделать что-то хорошее и полезное, в надежде на вознаграждение. Со временем он будет добавлять все новые и новые дела и обязанности, ожидая или требуя за них денег. В конце концов, он может сделать неправильные выводы: бесплатно в жизни не делается ничего. Что думают об этом сами подростки?

«Думаю, если бы я поставила такие условия, родители были бы не против. Но я и так всегда могла попросить у них денег на покупку новых вещей, при этом сохраняя отношения взаимопомощи без определенной выгоды, поэтому такие предложения не поступали» (Даша, 18).

«Каждый раз, когда я делала что-то хорошее или полезное, отец давал мне деньги. Сначала мне это нравилось, но когда я подросла, мне стало даже как-то неприятно: лучше бы он меня просто хвалил.

Нельзя выражать любовь к детям с помощью денег», – считает 16-летняя Юля.

К этой же категории («все должно оплачиваться») можно отнести и тех родителей, кто платит своим детям за выполнение уроков или за хорошие оценки в школе. Чаще всего такой подход работает, если подросток и так все хорошо с учебой.

«Классе в 6-м родители платили мне за «пятерки», но быстро перестали, т.к. им это оказалось невыгодно – я и так приносила только хорошие отметки», (Аня, 16 лет)

«В 8 и 9 классе я старательно делала домашние задания, стремилась отвечать на уроках и получать хорошие оценки. Как-то я предложила своей маме поэкспериментировать: за каждую хорошую отметку она вынуждена была платить мне деньги, а за каждую плохую – забирать.

За одну хорошую отметку я получала до 5 гривен. В итоге, за неделю у меня могло собираться до 50 гривен, а то и больше. Мне это очень нравилось, так как это значительно подняло уровень моей успеваемости.

Да и какого подростка деньги не будут мотивировать к труду? И я очень рада, что мои родители согласились на подобный эксперимент. Возможно, я и немножко потрясла их кошелок, но не думаю, что это так сильно отразилось на их доходах.

Тем более, какие родители не будут рады такому росту успеваемости их ребенка. Думаю, это намного дороже денег. А мотивировать детей в любом случае нужно, деньги – один из вариантов.

(Лиза, 16 лет, Украина)

«Мои родители практиковала оплату каждой зачетной письменной работы по основным предметам и определенный балл за полугодие. Не скажу, что это резко улучшило мою успеваемость, заставило учиться на пределе возможностей, но однозначно дало осознание, что головой можно заработать денег как минимум не меньше, чем руками»

, – делится на форуме своим школьным опытом женщина, по признанию которой ее собственного сына такая «подработка» не впечатлила: ему оказалось интереснее сидеть за компьютером. Кстати, подростков, чрезмерно увлекающихся электронными играми или не вылезающих из социальных сетей, вообще сложно стимулировать деньгами – они им не так нужны, как подросткам, живущим в «реальной» жизни. «Мне трудно сказать, когда я просил у родителей деньги в последний раз… Да мне толком и не нужно. Особенно если потратишь их на какую-то ерунду, а потом думаешь – ну и зачем?» – говорит 16-летний Миша, проводящий значительную часть свободного времени за компьютером.

Так что если подросток учится неважно, то этот метод редко работает: чаще всего ребенок довольно быстро машет на заработок рукой: свободное время и собственные увлечения оказываются для него важнее. «За уроки мне никогда не платили, но у меня в школе за хороший рейтинг снижали плату (речь идет о частной школе – прим.

) и мне пообещали отдавать разницу с этих денег. При лучшем рейтинге я могла бы получить около 4 тыс. в месяц. Я этим не особо пользовалась, с учебой это не помогло. Деньги не служили стимулом. Сейчас даже не могу сказать почему – ведь столько денег за минимум усилий…

Видимо я не была настолько организованной, кроме того, у меня голова была тогда занята другим» (Катя, 15 лет).

Я слышала о родителях, готовых даже платить своим детям за чтение книг (не вслух – старенькой подслеповатой бабушке, а просто потому что дети не читают). Правда, среди моих знакомых таких не оказалось, поэтому так я и не выяснила, как в таком случае происходит проверка прочитанного и как рассчитывается стоимость книги: по количеству страниц или затраченному времени? Но когда-то давно один папа признался мне, что его сын прочитал «Войну и мир» только после того, как ему пообещали за это новые ролики.

Работа

По данным опроса компании TNS, только 24% российских подростков от случая к случаю подрабатывают, а 14% работают неполный рабочий день. В Северной Америке, по данным TNS, этот показатель в два раза выше. Что не удивительно: там даже у 10-12-летних есть возможность заработать, выгуливая соседскую собаку или занимаясь бебиситтерством, а старшие подростки могут в свободное от учебы время работать в Макдоналдсе, развозить пиццу или, например, получить сертификат и работать инструктором плавания. Многие американские и канадские подростки еще в школе начинают копить деньги на университет или колледж – это всячески поощряется родителями. В России немного другая традиция: считается, что все усилия в старших классах надо прикладывать на подготовку в вуз. Некоторым школьникам подрабатывать запрещают родители, считая, что все силы и свободное время должно отдаваться учебе, ведь главная цель – высшее образование. «Я очень хочу подрабатывать, но мне не разрешает папа» (Рита, 16 лет). Часто российские родители пытаются оберегать своих детей, затягивая, таким образом, их вступление во взрослую жизнь, а для кого-то это возможность как можно дольше контролировать своего ребенка. Тем не менее, все больше и больше российских подростков начинают работать. Кто-то использует полученные знания и становится репетитором, кто-то делает переводы, а кто-то пишет контрольные и эссе на заказ. Кто-то раздает рекламные листовки или работает в том же Макдоналдсе. А кто-то проходит «трудовую практику» у родителей.

«Серьезно подрабатывать я начала лет с 13. Моей первой работой были листовки, ничего сложного, деньги мизерные, но в то же время очень для меня ценные. Становясь старше, я стала зарабатывать серьезнее. Этим летом, закончив 10-й класс, я подрабатывала на различных акциях промоутером.

Одной из моих самых запоминающихся работ была дегустация соков, оплата небольшая, но мне было интересно работать с людьми, даже за такие небольшие деньги» (Женя, 16 лет). «Я подрабатывала продавая лимонад и пирожки для знакомой из школы.

Курьером у родителей, распечатывала документы у папы, сейчас логотип сделала папиным знакомым» (Вера, 17 лет). «Подрабатывала летом и планирую подрабатывать следующим. Работала на разных работах: и сим-картами торговала, и буклеты раздавала.

Во время учебного дома иногда сижу с детьми-близняшками маминой подруги. В основном покупаю необходимые для себя вещи, но чаще откладываю, никогда не знаешь, что может случиться в любой момент, может понадобиться что-то – например, подарок на день рождения» (Аня, 16 лет).

«Сейчас беру курсовые и контрольные работы делать, получается разово. Постоянную работу найти не могу: университет днём, курсы по вождению вечером» (Кирилл, 18).

Заработанные самостоятельно деньги подростки тратят на себя – и эти деньги родители уже не контролируют. Но возникает другой вопрос: отдавать ли родителям часть заработанного или все оставлять себе? Кто-то из родителей считает, что достаточно и того, что подросток теперь зарабатывает себе на карманные расходы сам. А кто-то намекает, что неплохо бы начинать вносить свою долю в семейный бюджет. Из опроса ФОМ видно, что большая часть людей считают, что подростки должны отдавать часть заработанного родителям (58%), часть – что должны отдавать всю сумму (15%), а 16% ответили, что ничего не должны – пусть оставляют себе (но я уже писала выше, кто именно так считает). Сами подростки не видят ничего страшного в том, чтобы иногда часть денег отдавать родителям («помогать»), но если делать это регулярно, то мотивация пропадает: раз все равно заработанные деньги заберут, то проще не работать.

«Заработанные деньги я чаще всего тратила на себя. Отдавать какую-то часть родителям представлялось невозможным, потому что заработок маленький, а эти деньги я могла тратить на какую-то мелкую одежду.

В принципе, можно считать, я отдаю эти деньги в общий бюджет, потому что вскоре мама бы все равно потратила их на меня, неважно будь то одежда или питание. Лично я отношусь положительно к тому, что часть заработанных денег идут в общий бюджет. Хорошо когда это не монетки, а серьезные деньги. А совать в общий бюджет копейки – неразумно.

Мне ещё, к сожалению, никогда не приходилось зарабатывать какую-то значительную суму, дабы делиться ею с родителями».(Ксения, 18)

Если попытаться аккуратно приучить подростка к тому, что не все заработанные деньги можно тратить только на себя (потому что во взрослой жизни им придется платить за квартиру), то можно оговорить какую-то небольшую часть – например, 10%, которая будет идти в счет оплаты коммунальных услуг – в западных странах это часто практикуется. *** В некоторых европейских странах карманные деньги детям фактически выплачивает государство, как, например, в Германии (Kindergeld – «детские деньги») или Швеции. Эти деньги получают родители, но часть из них они обязаны выдавать на карманные расходы: §1 германского Закона о помощи детям и молодежи гласит, что каждый подросток «имеет право на поддержку своего развития и на свое воспитание в духе ответственности за собственные поступки и в духе исполнения своих обязанностей перед обществом». У нас же специальных законов нет, давать ли карманные деньги и можно ли подростку работать – решают родители, исходя из собственного опыта и представления о том, как надо воспитывать ребенка.

Но надо помнить, что умение обращаться с деньгами, их экономить и тратить, а также зарабатывать – это часть тех навыков и умений взрослой жизни, которую подростку рано или поздно придется осваивать. И родители могут им в этом помочь.

Источник: //www.nsad.ru/articles/deti-i-dengi-kak-nauchit-podrostka-tratit-zarabatyvat

«Я работал на каникулах»

Могу ли я работать и тратить заработанные деньги, если мне 15 лет?

Подростки — о работе вместо отдыха, первой зарплате и отношениях с родителями

Этим летом не все дети отдыхали (или отдыхали не все время) — некоторые решили и поработать. The Village поговорил с четырьмя подростками о том, зачем и куда они пошли работать и как после первой зарплаты стали относиться к деньгам. Монологи детей дополнили их родители: они рассказали, как смотрят на то, что их дети трудятся, и вспомнили, когда начали работать сами.

хелпер и персональный ассистент

Начала работать в 15 лет

Моя первая работа — хелпер в сувенирном магазине в центре Петербурга, где продавались матрешки, меха, золотые украшения и янтарь. Хелпер — это что-то вроде консультанта, который всегда на подхвате: он общается с клиентами, рассказывает о разных товарах, помогает что-то найти.

Я говорю по-испански и по-русски, с английским у меня тоже все нормально — даже в 15 лет уровень был достаточный, чтобы свободно общаться с иностранцами. Надо было выучить еще основные слова на китайском, но я довольно быстро с этим справилась и в целом понимала речь.

Работа мне очень нравилась, я научилась подходить к абсолютно чужим людям, пропало смущение.

Этим летом я работала со съемочными группами как персональный ассистент. Команды снимали маленькие сюжеты к чемпионату мира по футболу.

Эта работа была уже ради опыта: много общения с иностранцами, в том числе с мексиканцами.

Я впервые поехала одна в Москву, чужой для меня город: надо было понять, как ориентироваться в метро, когда нужно поесть, как согласовывать расписание с другими людьми.

После этой работы у меня поменялось отношение к деньгам и ко времени, я почувствовала себя более обособленной и ответственной.

Поняла, например, что, возможно, лучше купить какую-то вещь дороже, но она будет служить дольше.

Кроме того, мне стало ясно, что время и навык имеют цену: если я умею водить машину и общаться на двух иностранных языках, то мои услуги будут стоить больше, чем если я знаю только один.

Есть мнение, что пока есть возможность не работать, надо быть ребенком и не лезть вперед. Но нельзя всех сравнивать: для меня, например, работа была важна. Мне надо было посмотреть, что я что-то могу, что не останусь никем.

Было важно заглянуть туда, удостовериться, что впереди не темная яма или мутное пространство, которое я не могу охватить.

Возможно, я романтизирую работу, но я занималась ей в большей степени не из-за денег — для меня это был такой обряд инициации в этом мире.

мама Маши

Работать в подростковом возрасте — нормально, если ребенок этого сам хочет. Думаю, это желание чему-то научиться, попробовать себя. Я все лето после 9-го класса работала в археологической экспедиции. Да и стала работать сразу после школы, потому что училась в институте на вечернем отделении.

Бывает, что подростки вынуждены работать, но у нас в семье в этом не было необходимости.

Мы уже примерно три года ежемесячно выделяем детям определенную сумму, превышающую траты на завтраки, обеды и транспорт: так им не приходится просить денег на собственные нужды — например, на кино.

Мы не следим, что дети покупают: я им доверяю, и кажется, что если они в чем-то будут сомневаться, то спросят.

В прошлом году мы завели им банковские карточки, на которые ежемесячно поступают деньги: они могут заплатить за репетитора или за визит к врачу, купить что-то из еды. Так что дети часто оплачивают что-то, а мы, взрослые, не тратим время на то, что они могут сделать сами.

сотрудник парка приключений в Канаде

Начал работать в 17 лет

Я живу с родителями в Канаде, поэтому устроиться на работу в парке было довольно просто: я отправил резюме по электронной почте, которая была указана в объявлении. Эта работа сезонная — с конца апреля по начало октября, — поэтому большая часть учебы остается незатронутой.

Приключения в парке, где я работаю, — это канатные дороги, стенки для скалолазания и зиплайны. Моя задача — экипировать клиентов, объяснять им правила, прикреплять к страховке и следить за безопасностью. Посетителям мы продаем не сервис, а впечатления. Нужно сделать так, чтобы люди получили максимальное удовольствие, а для этого нужно найти баланс между серьезностью и дружелюбием.

Расписание смен мы выбираем сами в приложении: вводим даты, в которые свободны, и нам подбирают подходящее время. Я зарабатываю 12,25 канадских долларов в час и работаю примерно 5 дней в неделю по 7 часов. Выходит ориентировочно 420 долларов в неделю (это примерно 20,5 тысяч рублей. — Прим. ред.). Большую часть заплаты я откладываю, а трачу в основном на развлечения: кино, кафе и фестивали.

Свою работу я очень люблю и считаю ее лучшим вариантом летнего заработка: прекрасный коллектив, свежий воздух, приятные клиенты. Трудности в основном бывают связаны с погодой: 30–35 градусов жары могут сильно сказаться на моей продуктивности и настроении.

Для меня финансовая независимость является основной причиной поиска работы: хочется как можно быстрее снять бремя карманных денег с родителей, а также иметь возможность свободно распоряжаться собственными деньгами. Вообще, работа — это отличная тренировка перед взрослым миром.

Зарабатывая самостоятельно, я быстро понял, что деньги уходят очень быстро, а копятся долго и с трудом. Плюс ты понимаешь, как трудно заработать, работая только руками, а не головой (работа в парке или кофейне) — из-за этого появляется желание учиться.

Родители, кстати, одобряют мою работу, но с условием, что она никогда не будет мешать учебе — последняя всегда должна быть в приоритете.

стажер в садовом центре

Начал работать в 15 лет

В начале этой весны у меня были проблемы с карманными деньгами, поэтому я решил устроиться на работу. Как-то вечером папа предложил пойти работать к нему в центр, и я согласился.

В мои обязанности входит выполнять поручения начальников (в данном случае продавцов): например, полоть растения, пересчитывать их, переставлять с места на место.

За месяц (обычно я работаю с десяти утра до четырех вечера с перерывом на обед) я зарабатываю примерно 20-25 тысяч рублей. Часть зарплаты я откладываю, другую трачу на подарки родным.

Моя работа нравится мне тем, что есть с кем поговорить, есть те, кто может поделиться опытом. Самый весомый минус — до работы долго ехать, но в итоге у  меня появились карманные деньги, и я занял свободное время летом, а не просто занимался ерундой или отдыхал.

отец Жени и Коли

Я сам начал работать в 13 лет — поехал в Краснодарский край на сбор овощей и фруктов — и потом продолжал трудиться каждое лето. Помню, что свои первые заработанные деньги потратил довольно быстро: привез подарки и уже в Москве купил маме часы. Она хранит их до сих пор.

К работе в подростковом возрасте я отношусь положительно и не понимаю, почему большие магазины и компании берут в основном с 18 лет. Такая работа учит ответственности и самостоятельности, появляется новое общение и материальная свобода — пусть даже на время.

 Думаю, что для подростка подходит любой несложный физический труд, который не сопряжен с опасностью.

Опять же, подбирать работу стоит исходя из интересов самого ребенка: если это спорт, то можно пойти консультантом в спортивный магазин, если же он любит читать — то в книжный.

промоутер

Начал работать в 16 лет

Я раздавал приглашения на выставку. С негативом ко мне никто не относился: есть, конечно, некоторые люди, которые за 10 метров отмахиваются рукой — типа «не надо», но особо никто не заговаривает, только старички иногда спрашивают, что это. Так что эта работа подойдет всем, и людям с комплексами тоже: ты ведь просто стоишь и раздаешь листовки.

Час работы стоит 250 рублей, раздавать нужно по времени, а не какое-то конкретное количество листовок (два парня, которым я давал листовки, говорили, что им платили меньше — 150 или 200 рублей в час). Вообще раздача, по идее, контролируется: я как-то в конце рабочего дня увидел девушку, моего работодателя, которая сидела на скамейке и смотрела на меня.

Зачем я пошел работать? Это нетрудно, а деньги нужны всегда: на шмотки, на мелкие расходы. Да и достались они мне не за такую сложную работу и за короткий срок, так что я подумал, что зарабатывать — вполне реально.

К своим деньгам я отношусь менее бережно, чем к тем, которые мне давали родители. Это потому, что сталкивался с такими ситуациями в жизни, когда надо прикладывать усилия, а это неприятно: преодолеваешь себя, когда тренируешься или когда убираешься дома.

Я отчетливо представляю, как папа, например, сидит на работе, и как ему бывает неприятно, но он это делает, чтобы были деньги. И вот он мне их дает, а я их потрачу на какую-нибудь ерунду…

Я это понял, когда на день рождения брату подарили телефон: я знал, сколько он стоит и сколько папа зарабатывает за день, и посчитал, сколько он трудился за него. Вообще это неприятно, что родителям приходится столько терпеть, чтобы обеспечивать детей.

мама Димы

Работа в подростковом возрасте — это круто! В моей юности, в нашем маленьком городе работу подростку было найти невозможно, а очень хотелось иметь свои деньги.

И дело не в том, могли или не могли мне что-то купить родители, а в особенном удовольствии не объяснять никому, почему именно эта вещь тебе сейчас необходима: просто взять и купить ее.

Только на первом курсе, в 17 лет, когда я начала учиться в Москве, я смогла найти подработку — продавала воздушные шарики в парке аттракционов.

Я считаю, что до 18 лет никто работать не обязан. Но если подросток сам хочет, то пожалуйста. Я была рада за среднего сына Диму, когда он нашел небольшую подработку и потом с радостью потратил заработанные деньги на модные вещи.

Но первые деньги из детей в нашей семье стал получать старший сын: с 9 по 11 класс ему давали спортивную стипендию, потому что два года подряд он становился чемпионом России.

Я считаю, что эти деньги тоже можно считать заработком: профессиональные спортсмены по-настоящему работают круглый год на тяжелых тренировках, не видят выходных и каникул, отказываются от очень многого ради побед.

Так вот, когда мы узнали о стипендии, передо мной встала масса вопросов: должен ли ребенок теперь самостоятельно оплачивать какие-то обязательные траты типа проезда и завтраков-обедов в школе? А одежду? Или это должно остаться на нас, а стипендию он может тратить на дополнительные желания? Если это все остается на нас, то может быть, он будет вкладывать в бюджет семьи часть стипендии? Правда, сказать сыну, который безумно много времени и сил потратил на то, чтобы выиграть сложные и престижные соревнования: «Отдавай-ка нам половину своей стипендии», — было неловко.

Все разрешилось само собой: когда дома было туго с деньгами, сын покупал продукты, где-то половину своих обязательных трат оплачивал сам, только за свои деньги ходил в кино и кафе.

Я тогда сидела в декрете, денег все время не хватало, и он часто подкидывал мне на какие-то мелочи.

А один раз почти полностью отдал стипендию на мои медицинские процедуры (они были дорогими, потребность в них возникла неожиданно, а денег перед зарплатой просто не было) и отказался принимать, когда я хотела ему вернуть эту сумму позже.

Источник: //www.the-village.ru/village/children/children-experience/321803-letnyaya-rabota

Дети и деньги: сколько давать на карманные расходы

Могу ли я работать и тратить заработанные деньги, если мне 15 лет?

Нужны ли подросткам деньги? Должны ли родителям выдавать им на карманные расходы «просто так» или ребенок должен уметь их зарабатывать? С какого возраста можно начинать работать, и нужно ли платить за домашние обязанности и учебу? В 2005 году Фонд общественного мнения (ФОМ) провел опрос, согласно которому 65% взрослых считают, что у подростков должны быть деньги на карманные расходы, а 28% выступают категорически против. Мой собственный опрос среди друзей и знакомых показал: больше 2/3 подростков карманные деньги от родителей получают (регулярно или по запросу), кому-то денег не дают из принципиальных соображений или потому что в семье тяжелая финансовая ситуация, ну а кто-то уже подрабатывает сам.

Когда, сколько и на что?

Некоторые дети начинают получать карманные деньги еще до школы. Конечно, 5-летний ребенок не выходит из дому один, казалось бы – зачем ему деньги? Но возможность самостоятельно принять решение, потратить ли 20 рублей на мороженое или опустить их в копилку, очень важно и в этом возрасте. Многие начинают давать ребенку деньги, когда он идет в первый класс, чтобы он мог купить что-то в школьной столовой. Но игрушки и журналы все равно продолжают покупать ему взрослые. «Некоторым в классе дают деньги на карманные расходы, но они их не тратят – копят сами не знают на что, только хвастаются, время от времени: «У меня одна тысяча! – А у меня 52!», – говорит 10-летняя Саша.

«Деньги на карманные расходы мне начали давать лет в 7, по 150 рублей в месяц. Куда уходили эти деньги – не помню. Мне даже кажется, что в итоге их и не так часто и давали, потому что я не особо нуждалась. Кажется, хотела своей собаке игрушки покупать каждый месяц. В шестом классе начали давать по 1000 в месяц. Эти деньги тратила в основном на еду и аксессуары». (Вера, 17 лет)

Большинство родителей раскошеливаются, когда ребенок становится подростком, у него появляется самостоятельная жизнь и, соответственно, потребность в деньгах. 33% опрошенных ФОМом взрослых, считающих, что у подростков деньги быть должны, указали их практическую необходимость (транспорт, угощения, развлечения). И лишь немногие видят в карманных деньгах обучающую и воспитательную роль: всего 10% респондентов ответили, что подростки должны уметь обращаться с деньгами, и 5% – что это способствует самостоятельности, независимости и взрослению. Между тем специалисты считают, что наличие у подростка карманных денег и возможности самостоятельно ими распоряжаться, хоть и не является абсолютным залогом финансовой успешности во взрослом возрасте, но экономической грамотности способствует. А ее часто не хватает и многим взрослым, которые не могут рассчитать собственный бюджет на месяц вперед, становятся жертвами мошенников и финансовых пирамид, втридорога покупают «товары со скидкой» и при оформлении кредитной карты не читают договор.

«Проблем с деньгами у меня никогда не было: лет до 15 я просто в них не нуждалась, а потом начала ходить в кино без родителей, гулять с друзьями. Достаточно было просто денег попросить, и мне давали ровно столько, сколько я собиралась потратить: если я иду в кино – мне дают деньги на билет, на какой-нибудь снек и что-нибудь попить».(Света, 18)

У денег «по требованию», говорят психологи, несколько минусов. Подростку, как правило, приходится информировать родителей, на что именно они ему нужны, т.е. ответственность за принятие решения берут на себя в конечном итоге взрослые. Если деньги выдаются каждый раз, когда ребенок просит, то у него может сложиться впечатление, что деньги есть в неограниченном количестве: папа просто достает кошелек и достает оттуда нужную сумму. Ну и экономить и планировать расходы он, таким образом, точно не научится. Так что если вы хотите, чтобы подросток умел обращаться с деньгами (т.е. постигал азы экономической грамотности), а также хотите воспитывать в нем самостоятельность и ответственность, то надо выделять оговоренную сумму постоянно, вне зависимости от того, потратил ли ребенок предыдущие деньги или они у него остались. Но в России пока родители про экономическую грамотность детей думают меньше всего: по данным компаний TNS, 73% подростков просят деньги у родителей, когда им нужно, 32% получают деньги в качестве подарка, 31% просят у бабушек-дедушек и только 29% получают фиксированную сумму регулярно. Сколько денег выделять – каждый решает сам, исходя из финансовой ситуации в семье, а также представляя, что сколько стоит в «мире» подростка (например, поход в кино или чашка кофе в Старбаксе). В 2009-2010 гг., как показало исследование маркетинговой компании TNS, российские подростки получали в среднем сумму, эквивалентную в неделю. Для сравнения: самыми «богатыми» оказались норвежские (9) и финские (4) подростки и подростки из ОАЭ (9), а самыми «бедными» – из Египта () и Индии (). В Германии рекомендован недельный минимум для каждого возраста: 0,5 евро – до 6 лет, 1,5 евро – до 10, 10 евро – до 13, 20 евро – до 15 и т.д. С выданной ребенку суммы некоторые немецкие родители удерживают 20% налога, приучая, таким образом, своих детей к финансовой дисциплине. Мой опрос показал, что в среднем подросткам выдают от 100 до 1000 рублей в неделю (в зависимости от возраста: 100 рублей – до 12 лет, 1000 рублей – уже старшеклассникам). Кто-то из родителей с калькулятором в руке высчитывает финансовые потребности ребенка: «транспорт, обеды в школьной столовой, мобильная связь, один раз кино и два раза кафе плюс 300 рублей «сверху» на неучтенные расходы». Ну а кто-то подходит к расчетам с фантазией: «Мы выдаем детям недельную сумму, которая высчитывается по формуле «50 центов за каждый год жизни, округляя в большую сторону», – делится папа двух российско-канадских мальчиков, 9 и 14 лет. Большинство же дают, ориентируясь на друзей и знакомых.

Доверять или проверять?

Тема денег затрагивает еще одну очень важную семейную проблему: проблему доверия. Среди тех, кто не дает своим детям карманных денег, всего 1% объясняют это непростой финансовой ситуацией и 2% – тем, что подросток должен зарабатывать сам (опрос ФОМ).

Остальные противники карманных денег твердо уверены: доверять подросткам ни в коем случае нельзя, т.к.

они будут тратить деньги в первую очередь на «запретное» – наркотики, алкоголь и сигареты – так считают 10% опрошенных («До 16 лет денег подросткам не надо давать – это ведет к курению, пьянке, гулянию»).

Многие считают, что «подростки не умеют распоряжаться деньгами» – 5% («у них еще мозг не готов тратить их, это то же самое что пистолет у них в руках»). А еще ведь – «деньги портят, развращают молодежь» (5%).

Складывается впечатление, что-либо некоторые респонденты не помнят себя в подростковом возрасте, либо наоборот, помнят очень хорошо (по данным ФОМ видно, что так отвечали преимущественно респонденты старше 55 лет с образованием ниже среднего; они же, кстати, считают, что все заработанные деньги подросток должен отдавать родителям).

Подростки, между тем, могут быть куда как разумнее, чем о них думают взрослые: «Мы с друзьями как-то обсудили и решили четко придерживаться позиции: не тратить деньги, полученные от родителей, на что-то типа алкоголя и сигарет. Такого рода вещи не должны быть приобретены за их счет. Если уж губить себя, то хотя бы не впутывать в это дело предков». (Саша, 15)

Очень многие взрослые считают, что за несовершеннолетних все должны решать они: «У него есть родители – зачем ему деньги?», «Если на что-то нужно – попросит денег, а я посмотрю, насколько это ему нужно, надо контролировать подростков» (опрос ФОМ), «А хватил ли у него сил отказаться от соблазна, если у школы стоит ларек с чипсами и жвачкой?» Многие предпочитают покупать ребенку дорогие игрушки и гаджеты, нежели доверять ему небольшую сумму. «У нас в классе денег мало кому дают, зато айфоны и айпады есть у всех – это называется «ни в чем ребенку не отказывать», – делится мама сына-шестиклассника одной московской школы.

Согласно данным опроса Superjob, из 78% опрошенных, выдающих карманные деньги своему ребенку, 61% родителей заявили о том, что контролирует их расходы и только 17% своему ребенку полностью доверяют. Эти недоверие и контроль практически перечеркивают идею научить подростка самостоятельно делать правильный выбор. И даже когда мы просто указываем ему, на что не стоит тратить деньги, критикуем, это приводит к тому, что, во-первых, мы опять лишаем его возможности быть самостоятельным, а во-вторых, провоцируем на обман. Например, я только недавно узнала, что когда моей дочери было лет 11, она втайне от меня покупала журнал «Witch». Покритиковав ее один раз за покупку (и тут же об этом забыв), я стала причиной того, что мой ребенок вынужден был что-то от меня скрывать, хотя это доставляло неудобства – приходилось прятать журнал и читать его, когда мама не видит. Можно подумать, я сама никогда не тратила денег на ерунду…

«Родители вообще-то не контролируют мои расходы, но я иногда прослеживаю такую интересную вещь: мама может спросить, на что я потратила ту или иную сумму, и если я понимаю, что потратила их на глупость, пытаюсь как-то это скрыть, иногда даже приходится привирать.

Знаю, что поступаю неправильно, но мамину демагогию по поводу того, как и когда мне нужно тратить деньги, слушать тоже неохота. Я знаю, что в любом случае получу какой-то неодобрительный кивок от мамы, потому что она считает неправильным то, как я распоряжаюсь деньгами.

У нас совершенно разные взгляды, и поэтому я стараюсь не всегда распространяться о своих покупках, будь то альбом моей любимой группы или какая-то милая вещичка, по ее мнению совершенно безобразная и бесполезная. Я стараюсь избегать подобных «отчетов».

Запретов не имею, если я хочу что-нибудь купить – я это куплю, скрою, но куплю». (Ксения, 18)

О том, что дочь иногда покупает спрайт и чипсы, которых никогда не бывает дома, я знала, но это уже была зона ее ответственности: все, что могла рассказать о вредном фаст-фуде, я к тому времени уже рассказала. Как выяснилось, я не одинока: «То, что действительно им необходимо, я куплю, а газировку и сладкие батончики пусть покупают сами», – так считает мой знакомый, папа двух подростков. «Когда после бассейна мы проходим мимо автомата со снеками, и сын просит что-то купить, я напоминаю ему, что у него есть собственные деньги. В конце концов, я и даю карманные деньги на то, чтобы сами покупали себе то, что хотят».

«От меня не требуют отчетов, не устанавливают запретов, потому что моя мама знает, что мне не придет в голову потратить ее деньги на совершенно ненужные вещи. Другие дело, что иной раз ей кажется, что я, наверное, не должна покупать 7-ю по счету белую блузку, но это ограничивается лишь неодобрительным взглядом».

Очень немногие родители понимают, что карманные деньги воспитывают у подростка самостоятельность и ответственность:

«Мои траты они не контролируют – считают, что это мои деньги и я должна сама учиться ими распоряжаться.

Хотя поначалу меня обязали вести дневник расходов, но не потому что не доверяли мне – им было важно показать мне как планировать и контролировать свои расходы» (Вера, 17 лет).

«Моя мама вот уже два года никогда не дает мне наличных денег, каждый месяц она перечисляет мне деньги на кредитную карту около 10-15 тысяч. Так она ведет финансовый контроль» (H., 16 лет).

Подобный подход считается специалистами самым верным. Главное ведь не покрыть деньгами все запросы ребенка, а научить его простой бухгалтерии: записывая расходы и доходы, подросток будет понимать, на что уходят его деньги и столько он может тратить каждый день, чтобы хватило на неделю.

Источник: //www.nsad.ru/articles/deti-i-dengi-skolko-davat-na-karmannye-rashody

Школьники, которые зарабатывают

Могу ли я работать и тратить заработанные деньги, если мне 15 лет?

«В письме я обязательно указываю, что, несмотря на возраст, готова пахать как лошадь»

Миллениалов, поколение людей, родившихся в конце 80-х, 90-х и начале 2000-х, часто называют поколением Питера Пена за их инфантильность и нежелание вступать во взрослую жизнь.

The Village Казахстан встретился со школьниками, которые, несмотря на стереотипы, уже работают и стремятся скорее взять ответственность за свою жизнь. Поговорили о деньгах, тратах, сложностях и о том, как влияет возраст на работу. 

Помню, как совсем ребенком с другом лазала по кустам и искала железные крышки от бутылок. Каждую крышку мы хорошенько отбивали огромным камнем, чтобы в итоге получить плоскую и тонкую фишку. У нас был свой магазин «фишек»: цена за штуку варьировалась от пяти до десяти тенге. Магазин просуществовал недолго — спустя неделю моя бабушка обнаружила наш бизнес и его пришлось прикрыть.

В 13 казалось, что я уже совсем взрослая и настало время, когда пора начинать работать.

Первые серьезные деньги заработала в 13 лет на летних каникулах — напросилась помочь коллегам мамы: переносила данные с бумажных анкет в электронные таблицы и сканировала штрихкоды.

Тогда я не выполнила часть обязанностей, за что до сих пор стыдно. Кажется, на заработанные 10 или 12 тысяч тенге  сходила в кафе с подругами и купила свитшот.

В письме я обязательно указываю, что, несмотря на свой возраст, готова пахать как лошадь

Я никогда не преследовала цель заработать деньги, просто хотелось делать что-то важное. Поэтому начала заниматься журналистикой и поняла, что можно не только получать удовольствие от работы, но и зарабатывать на этом.

Сейчас могу хотя бы немного помогать родителям. Хотя, конечно, в казахстанской журналистике больших денег нет.

Максимум, который удалось заработать, — 65 тысяч тенге за месяц, при этом я ежедневно работала с длинными текстами, еженедельно проводила интервью и писала посты.

Я — фрилансер, поэтому фиксированного месячного дохода нет. Некоторые статьи пишу бесплатно. Ради денег заниматься журналистикой точно нет смысла. Делаю это, потому что нравится.

Заработанные деньги стараюсь тратить на себя и семью. Понимаю, что могу сама заплатить за маникюр, новую одежду, передвижение по городу, походы в кафе с друзьями и за другие развлечения. Еще я очень люблю животных, поэтому по возможности присылаю немного денег на лечение собак и кошек, а также на различные нужды «Фонда добрых дел Алматы».

Я бы не сказала, что возраст сильно мешает. Человек и в 15 лет может быть очень начитанным и грамотным, иметь тысячи тем для разговоров, огромные амбиции и желание двигаться вперед. К сожалению, многие взрослые до сих пор не понимают этого.

Когда интервьюирую людей, то не раскрываю свой возраст, если не спрашивают. Я не раз сталкивалась с фразочками «Да ты перерастешь все это!», «Это все юношеский максимализм и детские амбиции!», «Журналистика — неженское и недетское занятие, лучше иди в медицину!». Раньше расстраивалась — сейчас не реагирую, ведь мнение — очень субъективная штука.

Многие работодатели относятся ко мне крайне скептично, но после прочтения материалов все вопросы отпадают. В письме я обязательно указываю, что, несмотря на свой возраст, готова пахать как лошадь. Один раз это уже сработало — недавно попала на тренинг по конфликтно-чувствительной журналистике в Бишкеке.

Другая сложность — время. Когда я переходила в 11 класс, понимала, что этот год станет самым трудным за всю школьную жизнь, поэтому морально готовилась к бессонным ночам и горам работы.

Например, осенью прошлого года ходила в школу, делала уроки, писала по четыре рерайта ежедневно и по статье еженедельно, а также ходила на курсы по журналистике. Отдавала всю себя учебе и работе, при этом выгорая эмоционально и физически.

Однако ни капли не жалею о потраченных силах и времени, ведь этот период сделал меня ответственным и серьезным человеком.

Сейчас, когда ушла на фриланс, мне стало в разы легче планировать время. В конце года наваливается все больше учебы, но пока сложностей нет. У меня есть время на семью, друзей, школу и работу — это здорово.

Мне очень повезло с родителями. Они поддерживают меня во всех начинаниях, помогают и дают нужные советы — делают все для того, чтобы я максимально приблизилась к достижению мечты. Я очень трудолюбивый человек, за это должна сказать спасибо родителям. Если бы не они, то сейчас бы я, скорее всего, с утра до вечера жаловалась на учебу и жизнь.

Сейчас главная задача — хорошо закончить школу и сдать ЕНТ. Перед поступлением в университет планирую взять годовой перерыв, чтобы еще раз убедиться в профессии. Планирую начать писать не только для казахстанских, но и для центрально-азиатских изданий. Еще хочу устроиться на работу штатным сотрудником, чтобы прочувствовать всю рабочую рутину.

Считаю, что человек постоянно должен трудиться и набираться опыта, иначе ему не угнаться за современным ритмом жизни. Родители частенько шутят о том, что отдыхать я буду на пенсии. Порой мне кажется, что так и будет. 

В 16 лет пыталась найти работу — просить постоянно деньги у родителей стало неловко. К тому же хотелось с пользой проводить время. Начала искать разные вакансии работы, отправляла резюме, но ответов не было. В итоге ко мне спонтанно пришла мысль делать татуировки. Мама нашла тату-салон, где я записалась на курсы и начала учиться. До этого получила сертификат в художественной школе.

Сначала была теория — сразу к практике приступать нельзя. Когда проходил первый практический урок, учитель делал татуировку клиенту и дал мне попробовать. Клиент был не против. Потом оказалось, что это был друг мастера.

Первый заработок был тысячи две тенге. Отдала салону деньги за расходные материалы — пять тысяч тенге, а две забрала себе. Сумма хоть и небольшая, но было приятно. Не помню, как потратила — скорее всего, на транспорт и еду.

Если можно в чем-то сэкономить, например, поехать на автобусе вместо такси, то так и сделаю

Понятия не имею о своем точном месячном доходе — деньги выдают сразу после того, как сделаю татуировку, дальше трачу их — никогда особо не копила. Думаю, что в среднем в месяц выходит около 200 тысяч тенге. Но это зависит от количества клиентов — если их нет, то и десяти тысяч за месяц не будет. Самый прибыльный день был, когда я забила четырех клиентов — получила 25 тысяч тенге.

Зарплату трачу на еду, транспорт, развлечения или на личные покупки. У родителей стараюсь не просить деньги. Сейчас откладываю на поездку в Питер и Москву — в мае там будет тату-конвенция и фестиваль.

Сейчас, если можно в чем-то сэкономить, например, поехать на автобусе вместо такси, то так и сделаю. Оставшиеся деньги кладу в копилку. Но, если нужно куда-то пойти с друзьями и потратиться, я с легкостью возьму их обратно.

До обеда я в школе, а с трех часов на работе. Работаю через день, поэтому хватает времени на то, чтобы совмещать заработок и учебу. Когда нужно отпроситься с работы в школу или наоборот, то меня отпускают.

Думаю, что 17-18 лет — это тот возраст, когда нужно себя обеспечивать. Если начинать раньше, то это станет травмой для психики — работа напрягает, утомляет.

На работу берут только с опытом, а у молодых его нет. Поэтому вопрос — как его получить? Тут мне кажется, как повезет. Если повезло, и человек попал на испытательный срок, то главное себя хорошо показать. 

Когда только начинаю делать татуировку, никто обычно не спрашивает о возрасте. Позже, когда разговоримся с клиентом, все удивляются. Но негативного отношения никогда не было, даже наоборот.

Дальше планирую заниматься татуировкой, не хочу бросать. Но также думаю поступать в университет на психолога. Платить хочу сама, но знаю, что если вдруг что случится, мама, конечно, поможет.

Руководитель маркетингового агентства

В 13 лет на день рождения мне подарили деньги, из них 20 тысяч тенге я решил вложить в открытие интернет-магазина аксессуаров для Mercedes — с детства  нравится эта марка автомобилей.

Закупил через интернет разные товары, которых у нас тогда на рынке не было, создал страницу в инстаграме. Продавал все с накруткой в 300 процентов, а заработанные деньги вкладывал в новые партии. За три месяца существования магазина я заработал 100 тысяч тенге.

Остановиться уже было невозможно — почувствовал вкус денег, да и от родителей зависеть не хотел.

Я смотрел канал «Трансформатора» на ютубе, где услышал, что на рынке востребован SMM. Меня это заинтересовало, я начал изучать эту тему. Нашел партнера из Кызылорды, у которого уже был опыт в этой сфере, мы открыли SMM-агентство.

Показывали всем презентацию, дальше работало сарафанное радио — стали появляться первые клиенты. Поначалу брали мелкие проекты. К настоящему времени поработали с десятью компаниями. Недавно перепрофилировались в маркетинговое агентство и запустили дизайн-студию.

Документацию на себя взял партнер, так как я несовершеннолетний.

Первого клиента закрыли и заработали 45 тысяч тенге. Сначала было тяжело ориентироваться по расценкам — плохо знал рынок. Сейчас у нас закрывается заказ на 250 тысяч, есть заказ на 180 тысяч тенге. Из общей прибыли на личные расходы забираю около 100 тысяч тенге. Когда все идет нормально, то в работу особо не вкладываюсь.

Если появляются какие-то хотелки, тогда и трачу деньги. Что-то откладываю, что-то уходит на прогулки с друзьями. Стараюсь от родителей не зависеть — это основная причина заработка.

На многих встречах говорю: «Не обращайте внимания на возраст». Сразу расписываю план работы, чтобы клиент видел, что мы с командой настроены серьезно работать. 

Со временем опыт растет — чувствуешь себя увереннее. Считаю, что любой проигрыш сказывается положительно — знаешь, как в следующий раз сделать правильно. Но чрезмерная уверенность снижает внимательность — иногда можно не заметить какие-то ошибки, на которые клиент в любом случае обратит внимание. 

Одна из сложностей — это дефицит времени. Я живу за городом, поэтому каждое утро приходится далеко ехать на учебу. Встаю обычно до шести утра, когда еще темно и возвращаюсь, когда уже темно.

Помимо школы, у меня еще и разные курсы и тренировки — я кандидат в мастера спорта по борьбе. Чтобы все успевать, полностью не могу погружаться в работу. Пока еду с тренировок — обязательно сплю, а как прихожу домой — сажусь за уроки.

Учеба для меня сейчас основное занятие.

Родители положительно относятся к занятости. Так как опыта у них больше, то всегда подсказывают, как поступить в сложной ситуации, поддерживают. Например, хороший тайм-менеджмент у меня от отца. Он воспитывал меня по строгому графику. Когда у меня спрашивают, как все получается успевать, то и не знаю, что ответить, — все уже идет само собой.

В будущем хочу создать свою строительную компанию, поэтому пойду учиться на инженера-строителя. То, чем я сейчас занимаюсь — это не главное. Работа маркетингового агентства уже отлажена и идет сама собой — сейчас уже выступаю, как его представитель.

Все просто — хочу стать богатым человеком. Чем раньше начну, тем больше опыта успею приобрести и больше денег заработать. К тому же хочется независимости от родителей.

Первые деньги заработал на спиннерах летом 2017. Заказал их в Китае через интернет, а доставку оформил через посредников. Заработал тогда 50 тысяч тенге, потому что был тренд — спиннеры разлетались, даже если стоили дорого. Тратить деньги я тогда не стал, а просто отложил.

Как-то раз наткнулся на аккаунт в инстаграме о маркетинге. Они тогда рекламировали свой мастер-класс, и я записался. После этого заинтересовался еще больше и записался на недельные платные курсы.

Маркетинг был интересен, потому что навыки, которые он дает помогают общаться с клиентами, правильно продавать и быть креативным.

К тому же можно тестировать разные ниши без особых вложений, а для работы нужен только ноутбук и доступ к интернету.

Сейчас зарабатываю по-разному — бывает и ничего, так как занят учебой. Но когда свободен, подаю рекламу, связываюсь с клиентами и работаю. В месяц выходят разные суммы, бывает 30 тысяч, бывает 100. Такой размах получается, потому что у клиентов разные потребности, а у каждой услуги своя стоимость.

В свободное время гуляю с друзьями. На отдых уходит около 15-20 тысяч тенге в месяц — сходить в кафе, поиграть в футбол, кино посмотреть. Никакого алкоголя и сигарет.

С клиентами разговариваю по телефону — внешности и возраста они не знают — поэтому важно показать, что я разбираюсь в своем деле. Их не интересует возраст, главное, чтобы я качественно делал работу. Отказов из-за возраста никогда не было. В школе тоже особых проблем нет — сильно не напрягаюсь. Делаю только то, что необходимо, поэтому у меня остается время на другие дела.

У родителей помощи не прошу и решаю проблемы сам, хочу быстрее повзрослеть и стать ответственнее. Бывает, советуюсь с ними по работе, когда начинаю новый проект. Я чувствую нехватку опыта, поэтому в будущем хотел бы поработать в команде маркетологов.

Думаю, что чем раньше человек начинает работать, тем лучше. Это расширяет кругозор, помогает правильно расставлять приоритеты, дает возможность понять цену денег.

Источник: //www.the-village.kz/village/people/people/5669-shkolniki-kotorye-zarabatyvayut

Окно права
Добавить комментарий