Могу ли я подать на родительницу одного из моих воспитанников в суд за клевету?

«Верните нашу маму!» / Воспитанники Крестовоздвиженского детского дома обратились за помощью в АП

Могу ли я подать на родительницу одного из моих воспитанников в суд за клевету?

Воспитанники Крестовоздвиженского детского дома обратились за помощью в АП

Такое тревожное послание, под которым стоят 28 детских подписей, передали мне ребята из детского дома № 18 в Крестовоздвиженке.

Подарки от полиции

Я ехала в этот детский дом не ради публикации в газету, а как член Общественного совета при УМВД — вместе с сотрудниками полиции, которые в этом учреждении частые гости. Настроение было радостным — как всегда, шефы ехали с подарками. На этот раз везли спортивное напольное покрытие для борцов, ведь среди воспитанников много ребят, занимающихся борьбой.

Как это часто бывало и раньше, директор детского дома Анжела Зайцева встречала нас на крыльце. В большой игровой комнате гостей уже поджидали ребятишки. Они наперебой делились новостями, показывали поделки. На стенах, столах — повсюду творения детских рук. Все это рисовали, шили, лепили они сами.

— А это цветное чудо наша бригада мастеров соткала всего за один день. Галя, Марина, смелее, Дима, ты тоже помогал, — позвала Анжела Иосифовна авторов, чтобы показать нам во всей красе ковер их ручной работы. — Все эти поделки мы готовим на областную выставку «Созвездие», которая будет проходить в мае в Благовещенске. И еще в этом году нас опять пригласили для участия в «АмурЭкспоФоруме».

Мальчишки уже расстелили голубое спортивное покрытие и нетерпеливо ждали, когда им наконец предоставят возможность показать свои борцовские умения. А потом главный кадровик УМВД Евгений Громов зычно поинтересовался: «Кто в этом году собирается поступать в колледжи, училища? Подойдите ко мне». Ребята, что повзрослее, обступили Евгения Ивановича с расспросами.

Одна из девочек, как я потом узнала, ее зовут Карина, потянула меня за руку, показывая матерчатого воробушка: «Правда, красивый? У меня еще братик есть Кирилл. Мы здесь живем уже пять лет, а на лето нас забирает бабушка». На мой неосторожный вопрос, а где их мама с папой, девчушка откровенно ответила: «Не знаю.

Они к нам не приезжают». Карина быстро перевела разговор на другую тему: «А вчера у Анжелы Иосифовны был день рождения. Мы все сидели, пели песни и плакали». «А почему плакали?!» — удивилась я. На глаза девочки, которая еще минуту назад улыбалась, навернулись слезы: «Потому что Анжелы Иосифовны больше здесь не будет».

Все наши ребята

Пока дети пили чай с вкусными желейными тортами — сладкие гостинцы обязательное приложение к любым подаркам от шефов в погонах, — Анжела Иосифовна рассказывала о своих бывших подопечных, которые уже покинули стены этого дома. Невидимая нить связывает общую маму со многими уже повзрослевшими детьми, и не важно, в каком уголке России сейчас они живут. О ком бы она ни вспоминала, непременно добавляла «наш» или «наша»:

— Это наши Рустам и Саша. Оба окончили ДВВКУ. У Саши простой диплом, а у Рустама красный. Сфотографировались в училище на выпускном. Я ездила к ним,— делилась воспоминаниями директор.

В каждом ребенке она оставила частицу своей души. Для многих из них эта женщина сделала столько, сколько не смогли бы сделать даже их близкие. Вот симпатичный паренек на фото выглядит абсолютно счастливым. Ян с детства инвалид — у него были большие проблемы с ногами, руками. Пока он жил в детском доме, прошел лечение, какое только было возможно.

Сейчас он занимается спортом, поднимает гири и штангу. Как и другие выпускники, на Новый год он приезжает в свой детский дом, который стал для него настоящей семьей.

— А как у Леши дела? — поинтересовался Евгений Громов и тут же рассказал мне еще одну трогательную историю. — Приехали мы как-то в гости, смотрим, мальчишка такие красивые суда из пластилина сооружает.

Сказал, что мечтает стать судостроителем. Вышли на руководство судостроительного завода, чтобы они дали направление во Владивостокский судостроительный техникум.

Потом Анжела Иосифовна сама его туда возила, договаривалась, чтобы сироту приняли без экзаменов.

На днях в детский дом из Владивостока звонила социальный педагог, рассказала, что Леша учится хорошо. В столице Приморья за ним хотят закрепить жилье, появилась такая возможность. И все благодаря настойчивости директора детского дома.

Хвалят в Суворовском училище МВД в Чите и Ваню Чернышева.

В этом году еще один мальчик готовится поступить в суворовское — это уже третий воспитанник Крестовоздвиженского детского дома, решивший связать свою жизнь с правоохранительными органами.

— Мы кадры куем здесь! — с улыбкой заметил Евгений Иванович. — В другой детский дом или интернат приедем, дети, как увидят форму, сразу нырь от нас кто куда. А сюда приедешь, с радостью бегут нам навстречу.

Однажды спросили: «Ребята, кто из вас хотел бы служить в полиции?», так все руки подняли. Единственный детский дом в области, откуда за последние семь лет не сбежал ни один ребенок. Это говорит о многом.

Белая ворона

 Я здесь бывала с сотрудниками полиции не раз. По всему видно: коллектив педагогов и воспитателей в этом детском доме сложился на редкость ответственный и добросердечный. Отсюда и климат всеобщей любви и доверия. Те, кто нетерпим и груб с детьми, здесь не задерживаются. Найти подходящие кадры — большая проблема, признает директор дома.

Такие же трудности испытывает и соседняя сельская школа. Причем кадровый вопрос встал в крестовоздвиженской альма-матер настолько остро, что туда вынуждены были принять на работу учителями людей, не имеющих высшего педагогического образования, — некому было вести уроки! А ведь речь о таких важных предметах, как история, русский язык.

Обеспокоенная судьбой воспитанников, Зайцева приняла волевое решение — учеников с четвертого по пятый, а также с восьмого по девятый классы возят сегодня за восемь километров в Ключевскую школу, где работает сильный педагогический коллектив. Все ради детей — чтобы они получили реальные знания, хорошо сдали экзамены и смогли поступить в колледжи и вузы.

Такая уж Анжела Иосифовна — если в чем-то твердо уверена, будет до конца отстаивать свою позицию.

Когда в прошлом году из областного минобра поступила команда всем детским домам переходить на автономию, директор детского дома № 18 отказалась.

Многие из директоров тоже считали это ошибочным, но выполнили распоряжение, а Зайцева продолжала доказывать нецелесообразность такого шага. За что и поплатилась должностью.

— Мы не соглашались не потому, что нам так хочется, не из вредности. Мы все просчитали, внимательно изучили все документы, касающиеся автономных учреждений, изучили российский опыт. Даже в федеральном законе прописано, что интернаты и детские дома не рекомендуется переводить в автономные учреждения, рекомендуется их делать казенными.

Я глубоко убеждена: так и должно быть, — приводит доводы опытный руководитель. — Нам говорят: такой переход чисто формальный. Тогда в чем смысл? Во-первых, это смена всей учредительной документации, большие затраты, которые лягут на учреждение. Во-вторых, если ты называешься автономным учреждением, значит, ты должен вести внебюджетную деятельность.

Автономия предполагает внедрение платных услуг, причем обязательно по роду своей деятельности. Наша деятельность заключается в содержании, воспитании и социальной адаптации детей-сирот. Эти услуги никак не могут быть платными.

Кто будет платить? А что будет, если наш психолог станет оказывать услуги и в детский дом начнут приходить посторонние люди? Это нарушение санитарно-гигиенических требований и вообще может привести даже к криминальным ситуациям.

На несговорчивого директора стали оказывать давление, начались проверки. Все разговоры проверяющих на повышенных тонах происходили, конечно, за закрытыми дверями. Но детский дом маленький, дети многое слышали.

Сегодня в детских лицах читается растерянность, подавленность, тоска. Они остро переживают все происходящее и хотят одного — чтобы им поскорее вернули Анжелу Иосифовну, которую они называют своей мамой.

Потому, узнав, что я из «Амурской правды», передали в редакцию письмо. Когда мы стали его читать, заплакали сами.

Формально Анжелу Зайцеву никто не увольнял. Сама написала заявление — вынудили. И кому от этого стало лучше? Детям, которые и без того обижены судьбой? Можно ли вернуть детям их любимого директора? Надеемся прояснить ситуацию в минобрнауки области.

Амурские министры снова сделают новогодние подарки воспитанникам детских домов28.11.2019, 09:10Благовещенские байкеры откроют летний мотосезон поездкой в детский дом30.04.2019, 13:50От барберов – стрижки, от хоккеиста – 2 шайбы: десант волонтеров поздравил детдомовцев с Новым годом18.12.2018, 11:47Губернатор Приамурья поручил в кратчайшие сроки проверить информацию о нарушениях в детдомах05.12.2018, 09:51Правительство России не одобрило закон о запрете беби-боксов11.10.2016, 14:55Назло расстояниям: семья из Рязанской области удочерила амурских сирот04.07.2016, 08:17В Благовещенском детдоме открыли отделение социальной реабилитации для особенных ребят18.02.2016, 22:4650 уволенных при закрытии зейского детдома работников отсудили 2,5 миллиона11.11.2015, 16:56Сироты из Приамурья поборются за встречу с английским «Арсеналом»23.03.2015, 15:26«Пока все дома» помогают найти семью амурским сиротам. Фоторепортаж со съемок программы08.10.2014, 14:10Участники выставки кошек помогут купить автобус для новорайчихинского детдома29.07.2014, 14:16

Источник: https://www.ampravda.ru/2013/04/23/038288.html

Защищаем права ребенка в школе

Могу ли я подать на родительницу одного из моих воспитанников в суд за клевету?

Как правило,  с одной стороны, — незнание, а, с другой стороны, — нарушение прав школьников приводит к конфликтным ситуациям «школа — ученик – родитель».

Как родители могут защитить права ребенка в школе? Рассмотрим несколько примеров.

Гендерное равенство

Гендерное равенство – это когда  каждый человек имеет равные права, независимо от того, принадлежит он к мужскому или женскому полу.

Возможный вариант нарушения – дискриминация по половому признаку: девочкам было приказано мыть полы, а мальчиков отпустили домой.

Справка. Если человека ограничивают в правах и возможностях по половому признаку, то это ничто иное, как дискриминация. Международным правом и российским законодательством дискриминация категорически запрещена.

Что делать?

Попытайтесь решить проблему мирным путем: обратите внимание классного руководителя, что  нельзя налагать больше обязанностей на девочек, чем на мальчиков, предложите не делить учащихся на юношей и девушек, а обратиться за помощью ко всем ребятам.

Если это не поможет, то действуйте по схеме: администрация — управление образования — суд.

Школа и религия

Школа не имеет права принуждать учеников заявлять о своей принадлежности к той или иной религии – это личное дело каждого.

Возможный вариант нарушения – представим себе, что Планом общешкольных или классных мероприятий предусмотрено посещение православного монастыря. Среди учеников есть не только православные, но и мусульмане, буддисты или последователи других религий и это мероприятие может противоречить их религиозным убеждениям.

Справка. Каждый человек имеет право на свободу совести и вероисповедания, т.е. каждый имеет право сам решать, верить в Бога или нет, и какую религию выбрать. Каждый имеет право не только верить или не верить, но и поступать так, как диктуют ему вера или убеждения. Также по разным причинам не все могут открыто сказать о своих религиозных убеждениях и чувствах.

В законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» говорится: «Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих».

Что делать?

Школе необходимо отказаться от проведения мероприятий, имеющих религиозную окраску, ибо  школа не может проводить никакие мероприятия, связанные с религией, например, собирать пожертвования на нужды религиозных общин,  вовлекать учеников в религиозные обряды, т.к. при этом нарушается норма Закона о светском характере образования.

Ученики имеют полное право отказаться от участия в мероприятиях, имеющих отношение к религии.

В случае, если учеников пытаются привлечь к этим мероприятиям принудительно, то следует подать письменную жалобу директору школы, обратиться в управление образованием, к  уполномоченному по праваам ребёнка.

Уважение чести и достоинства школьника

Обучающиеся имеют право на уважение своей чести и  достоинства.

Возможный вариант нарушения разбирательство учителя с учеником в присутствии всего класса или вынесение  на суд класса обсуждение мнений, убеждений ученика без его согласия.

Справка. Публичные разбирательства входят в противоречие с правом обучающихся на уважение своего человеческого достоинства, которое закреплено в Законе «Об образовании» (статья 50, пункт 4), являются оскорбительными и недопустимыми.

 Конституция России устанавливает право на свободу мнений и убеждений: «Никто не может быть принуждён к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них» (статья 29, пункт 3). Кроме того подобные «судилища» наносят детям огромный моральный ущерб.

Применение таких методов воспитания педагогом не допустимо.

Что делать?

Выяснить у учителя суть  конфликта. Переговорил ли заранее педагог с учеником  и получил ли его согласие на публичное обсуждение  его действий.

В случае нарушения законодательства обращайтесь с жалобой к директору школы.

Вы также имеете право обратиться в суд о защите чести и достоинства ребёнка.

 Право на охрану здоровья

Школа несёт ответственность за жизнь и здоровье детей во время учебного процесса.

Возможный вариант нарушения – ученик освобождён от физических нагрузок и об этом имеется справка. Однако учитель физкультуры не принял это во внимание  и поставил  школьнику двойку.

Что делать?

 Учителю физкультуры можно объяснить, что ученику бегать и прыгать после операции – опасно для здоровья.

Обратиться за помощью к классному руководителю и завучу. «Двойка» должна быть отменена, и в будущем таких случаев повторяться не должно.

Если не помогают устные обращения, то пишите заявление директору школы с требованием провести по этому факту дисциплинарное расследование.

Если всё же учитель заставил заниматься ребенка и такая «физкультура» нанесла  вред его здоровью — запаситесь необходимыми документами, и смело идите в суд.

Обязательные  дополнительные занятия, факультативы 

Все дополнительные занятия, такие как кружки, факультативы,  секции и т.д.  могут быть только добровольными.

Возможный вариант нарушения – иногда в школе принуждают детей посещать дополнительные занятия.

Справка. В каждой школе есть учебный план. В нём записано, какие предметы изучаются в данном классе и сколько на эти предметы уделяется времени. Поэтому  никто не может заставить школьника посещать дополнительные занятия. Например, если в учебном плане нет «физики твердого тела» как обязательного предмета, то этот спецкурс можно не посещать.

Что делать?

Исходим из  того, что любой преподаватель высоко оценит ученика, который имеет дополнительные знания, полученные на спецкурсе. При сдаче экзамена по основному предмету, это только пойдёт ученику на пользу.

Если вы опасаетесь, что все же учитель будет относиться к ребенку предвзято, обсудите ситуацию с учителем, завучем школы, напишите заявление директору.

Общественно полезный труд

«Привлечение обучающихся, воспитанников гражданских образовательных учреждений без согласия обучающихся, воспитанников и их родителей (законных представителей) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещается» — записано и в статье 50 Закона «Об образовании».

Возможный вариант нарушения – детей заставляют дежурить по  классу, по школе, убирать территорию и т.д.

Справка. Статья 37 Конституции РФ гласит: «Принудительный труд запрещён».

Обратите также внимание на формулировку статьи 50 Закона «Об образовании»:  школа должна получить не только согласие самих учеников на помощь школе своим трудом, но и согласие их родителей. Это означает, что школа не имеет права приказывать школьникам брать тряпки в руки и отправляться вытирать лужи в школьных коридорах, участвовать в дежурстве, мести улицы, чистить остановки и лесопарки.

Если следовать букве закона, то даже, если бы сами ученики стояли с тряпками и метлами в руках и умоляли бы разрешить им участвовать в трудовом десанте, то директор не смог бы им этого позволить, пока они не принесут письменное согласие родителей.

Что делать?

Если школа всё же принуждает ученика дежурить, убирать территорию школы или общественные места, то родители  могут обжаловать действия школы.

Можно обратиться к директору с письменной жалобой на действия классного руководителя, который заставляет детей выполнять работу, дежурить по классу, мыть полы, заступать на «пост номер один». Если директор откажется освободить ребенка от дежурств, работ – пишите жалобу в управление образования и органы по защите прав ребёнка.

Если и это не поможет, родители могут подать на школу в суд.

Иногда ссылаются на  Устав школы. Прочитайте его и убедитесь, что такая норма там действительно есть. Очень вероятно, что её там не окажется. Но в любом случае Устав школы не может противоречить Закону и Конституции.

Если противоречие есть, то нужно руководствоваться не Уставом (или приказом директора, или неким положением), а именно Конституцией и Законом. При этом родители могут обратиться к учредителю, а также в прокуратуру.

Если школе действительно требуется помощь, то она может обратиться к ученикам  с  просьбой, а не приказывать. Школьники вправе самостоятельно решить, откликнуться на просьбу школы или нет.

Также заранее следует  выяснить позицию родителей по вопросу привлечения их детей к труду. Это относится не только к экстренным случаям, но и к обычным дежурствам, генеральным уборкам и прочим «трудовым десантам».

Обратите внимание, что даже если ребёнок трудится на благо школы по своему собственному желанию,  согласие родителей необходимо.

Если родители не согласны с привлечением детей к общественно  полезному труду, то у них есть все основания жаловаться на школу не только в органы управления образованием, но и подать в суд.

Самообслуживание в школе, конечно,  должно быть, но искать решение этой проблемы нужно вместе с учениками, правозащитниками и родителями обучающихся,  руководствуясь действующим законодательством.

Право на образование

Все граждане России имеют конституционное право на образование.

Возможный вариант нарушения – удаление ученика с урока или не допуск до занятий.

Справка. Учитель не имеет права не пускать ученика на урок или выгонять его из класса. У учителя нет права произвольно решать это.

Если ученик пришёл в нетрезвом виде или начал громить школьную мебель – тогда учитель обязан реагировать: вызывать администрацию школы, полицию и других специалистов, которые из рук в руки примут ученика у педагога и продолжат с ним работать.

Но когда поведение школьника не представляет никакой опасности, учитель обязан пустить его в класс. Учить школьника — это его обязанность, работа, за которую ему платит деньги государство.

Что делать?

Если такое произошло, постаратесь выяснить все обстоятельства конфликта.

Если вы установили, что ваш школьник всё же нарушил Правила для учащихся, то почитайте Устав вашей школы, и узнайте, какие меры наказания за это предусмотрены. Такого наказания как отстранение от урока в них не должно быть.

Напишите жалобу директору школы. Если и после этого ситуация не изменится, подайте жалобу в управление образования с ходатайством о проведении дисциплинарного расследования. Закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации» даёт на это право.

Уважаемые родители! Не позволяйте унижать себя и своих детей! Научите детей постоять за себя.

При подготовке были использованы материалы ряда интернет-сайтов

Защищаем права ребенка в школе

Источник: https://eduinspector.ru/2012/10/06/uvajaem-i-soblyudaem-prava-rebenka/

Что такое ювенальная юстиция и почему с ней борются родители

Могу ли я подать на родительницу одного из моих воспитанников в суд за клевету?

Всероссийское родительское собрание показало, что страсти вокруг так называемой ювенальной юстиции достигли той стадии, когда всем миром надо решать, на каких правовых основах строить защиту семьи и детства. Используя западную модель “детских” законов или базируясь на своем историческом опыте и традициях.

Понятие ювенальная юстиция первоначально относилось к особым судам для несовершеннолетних, которые появились в конце XIX века одновременно в Европе и в России, где такое правосудие закончилось в 1917 году.

В прошлом веке в законодательстве многих стран появились постулаты о правах ребенка. Незаметно чисто судебная ювенальная юстиция стала превращаться в ювенальную систему.

Она уже сформирована в одних странах, формируется в других и старается завоевать позиции в третьих, в том числе и нашей.

В ювенальную юстицию постепенно вошли органы социального надзора за положением ребенка в семье, пропаганду просвещения детей по проблемам здоровья, а позже и сексуальное просвещение. Сама эта “детская” юстиция стоит на нескольких главных принципах.

Первый – у ребенка те же права, что и у взрослого. Про его обязанности ничего не говорится. Ребенок имеет право самостоятельно обращаться в органы за защитой своих прав. Это включает жалобы на родителей в полицию или суд, которые обязаны незамедлительно проверить, как родители исполняют свои обязанности.

Правда, нигде точно не прописано, как должно выглядеть “ненадлежащее” исполнение родительских обязанностей. Дополняют систему органы социального надзора, включающие социальных работников при судах и психологов. По западным критериям соцнадзор находится вне контроля и подчинения госорганов.

Обжалование решений социальных органов в случае изъятия детей из семей длится долго – до нескольких лет.

ЦИФРА: 80 тысяч детей в Финляндии попали под контроль органов опеки. Из них значительная часть была изъята из семей

А главное, что ребенка сразу отбирают у “ненадлежащих” родителей и отдают в приют или приемным родителям до проверки фактов.

Обязательно организуется специальная база данных о детях. Школьников и малышей в детсадах обязывают вести специальные дневники с оценкой поведения родителей. Дневники проверяются органами соцнадзора.

Один из важнейших постулатов ювенальных технологий – сексуальное воспитание детей. Вместо понятия “пол” вводится понятие “гендер”. В нашей Госдуме был зарегистрирован похожий законопроект “О гендерном равенстве”.

В документе запрещена критика лиц нетрадиционной ориентации, акцент делается на свободе сексуального выбора. По сути,  исключаются понятия “мальчик” и “девочка”. Такая половая самоидентификация объявляется вредной.

Первым шагом во внедрении в нашей стране ювенальной юстиции стал новый Семейный кодекс РФ. Его изменили в 1995 году.

В кодексе записано право ребенка при нарушении своих прав и при ненадлежащем выполнении родителями своих обязанностей обращаться в орган опеки и попечительства или в суд.

В 2002 году появился закон о создании у нас ювенальных судов. А органы опеки получили право инициировать изъятие ребенка из семьи.

В прошлом году в Госдуму внесены несколько “ювенальных” законопроектов, в том числе о гендерном равенстве, о социальном патронате, об общественном контроле за детьми-сиротами.

В США к детям применяется смертная казнь. В Штатах дети отбывают и пожизненное заключение

В ответ российские деятели культуры обратились с открытым письмом к Владимиру Путину, в котором просили не допустить введения в России ювенальной юстиции, как явления, чуждого российским традициям и культуре.

Особой негативной оценки “заслужили” законопроекты об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и изменения в законы о патронате и органах опеки.

Оба законопроекта регламентируют порядок передачи изъятых у родителей детей в приемные семьи.

Общественного обсуждения ни одного из отправленных в Думу ювенальных законопроектов не было.

Как вам это?

Ольга Янушкявичене, доктор педагогических наук, профессор

– В 2010 году на международной выставке в Шанхае Россию представлял форсайт-проект “Детство-2030”. Этот проект подавался как инновационная стратегия российского будущего.

Среди целей проекта указывается “изменение в общественном сознании устаревших позиций, таких как материнство, отцовство, семейные и родственные узы. Реорганизация межличностных отношений.

В том числе замена института семьи на институт соцпатроната. Внедрение гендерного равенства и ювенальной юстиции”.

Фонд “Мое поколение”, являющийся основным разработчиком проекта “Детство-2030”, писал на своем официальном сайте: “Форсайт-проект проводится по инициативе Общественной палаты РФ. Председатель проекта – Алина Федоровна Радченко, руководитель аппарата Общественной палаты РФ”.

“Дети должны расти в семьях – действует у нас и такой постулат, – утверждает госпожа Радченко.

– И в зависимости от этого утверждения происходит деление детей на благополучных (тех, что в семьях) и неблагополучных (тех, что растут вне семьи).

Увы, говорят наши эксперты, структура современной семьи резко тормозит развитие детей. В развитых странах дети вырастают в многообразной среде различных воспитательных сообществ, клубов, детских организаций и др.”.

Таким образом, ювенальная юстиция напрямую связана с проектом замены института семьи на институт соцпатроната.

Возникает вопрос: кому мешает семья? Ответ очевиден: семья мешает там, где человека хотят взять под тотальный контроль, разрушив его личность. Так поступают, например, представители многих сект, в первую очередь стремящиеся отделить человека от семьи.

Американский психолог и психиатр Бруно Беттельгейм на опыте работы в собственной школе установил, что для нормального становления личности ребенка ему нужно обращенное именно к нему внимание взрослого, и не простое, а наполненное любовью.

Личность близкого взрослого ребенок использует как своеобразный каркас для построения своей собственной личности.

Но именно такое личное общение ребенок имеет именно в семье, и именно в семье он перенимает культуру отношений, основы построения собственной жизни.

Посягания на семейное воспитание бывали в русской истории неоднократно. Еще А. Бельский, современник Екатерины II, хотел вырастить новых людей, забрав детей от матери. Попытка разрушить институт семьи предпринималась и после 1917 года, когда во времена “военного коммунизма” предлагалось не вступать в брак, а рождающихся от беспорядочных связей детей растить отдельно от родителей.

ЦИФРА: 80 тысяч детей в Финляндии попали под контроль органов опеки. Из них значительная часть была изъята из семей

Компетентно

Алексей Куприянов, почетный адвокат России, эксперт Госдумы

– Образцы ювенальной юстиции в последние годы всеми силами протаскивают в наше законодательство.

Примерно раз в два года начинается новый виток кампании в ее поддержку. На свет вытаскиваются несколько действительно ужасных происшествий с детьми, и с криками: “Смотрите, что происходит!” – нам предлагается срочно менять всю систему государственной защиты детей.

В США и кое-где в Европе возраст привлечения к уголовной ответственности – 10 лет и нет российских ограничений по максимальному наказанию для несовершеннолетних. В США к детям применяется смертная казнь.

За то же правонарушение, за которое в России привлекли бы к уголовной ответственности взрослого отца, в американском штате Миннесота посадили в тюрьму десятилетнего ребенка, по стечению обстоятельств усыновленному из России.

Мальчик пришел в школу с пистолетом приемного отца, который тот преспокойно бросил в “местах, доступных для детей”, хотя знал о проблемах душевного здоровья приемыша. Мальчик принес пистолет в школу и, направив на директора, нажал на спусковой крючок. Директора спасла осечка.

Ребенок надолго попал в американскую тюрьму. Заметим, что дети отбывают в США и пожизненное заключение. Сотни детей.

Пока внедрить у нас ювенальную юстицию в масштабах страны не получается, но делаются попытки договориться на региональном уровне. Можно услышать о якобы успешных экспериментах с элементами ювенальной юстиции в Ростовской области, в Санкт-Петербурге и целом ряде других регионов.

В Екатеринбурге, по сообщениям СМИ, создана некая “детская адвокатура”, в которой взрослые дяди и тети проводят консультации по заявлениям детей о нарушении их прав со стороны родителей, соседей, помогают деткам составлять исковые заявления, представляют интересы попавшего в их объятия ребенка в судах.

Но и на государственном уровне сторонникам западной модели уже много удалось, так сказать, “по чуть-чуть”. В 1998 году принят Закон “Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации”.

Этим законом была введена важная классификация детей, “находящихся в трудной жизненной ситуации”. Определено, кого, собственно, считать такими детьми и как им помогать.

И вот среди перечисления детей-сирот, детей-наркоманов и детей-уголовников находим неожиданное: “дети, проживающие в малоимущих семьях”. А как же иначе? Бедность и есть фактор, от которого надо защищать.

Классификация нужна вовсе не для того, чтобы помочь неимущим семьям, а для того, что изъять оттуда детей на основе ряда последующих законов, прямо предусмотренных планом законодательной деятельности.

Предполагалось детей из бедных семей изымать, чтобы потом, применив к несчастным всю строгость “ювенальной юстиции”, передать “заказчику” – в приемную обеспеченную семью.

И терминологию для закона выбрали говорящую – “дети, проживающие в малоимущих семьях”.

В закон о гарантиях прав ребенка уже протащили главный принцип ювенальной юстиции: дети не часть семьи. Они самостоятельные субъекты общественных правоотношений, права детей выше прав всех других граждан.

Если строго проанализировать ювенальную доктрину, то неизбежно приходим и к другому выводу: семья – главная опасность для ребенка, семья – враг детей.

В доктринальной литературе адептов ювенальной юстиции так, собственно, открытым текстом и написано.

А “добрый дядя” из государственных органов – единственный друг. И этому “другу” можно круглосуточно пожаловаться на собственного папу или маму, которые о, ужас, не пустили в ночной клуб.

Тем, кто писать уже научился, лучше пожаловаться письменно, а дошкольники могут “стучать” на родителей устно. Телефоны уже вывешиваются в особо ювенализированных российских школах.

Отечественной школе, где западные подходы к правам детей давно внедряются в отраслевом порядке, сладко не стало. Учитель уже сегодня не имеет никаких прав в отношении ученика, одни обязанности.

Учитель согласно уже сложившейся, во всяком случае в Москве, практике поставлен в такое положение, что ему спокойнее пропустить мимо ушей оскорбление или безобразную выходку распоясавшегося школьника, чем давать ход разбирательству. Педагог останется виновным в любом случае и обязательно будет наказан рублем.

Ювенальная юстиция на Западе дала колоссальный толчок к так называемой “атомизации” общества. Я долго не мог понять врезавшиеся мне в память слова одной англичанки по поводу ее сына-наркомана, которому на вид было лет двенадцать: “А что я могу сделать? Это его выбор”.

И я, честно говоря, осудил бедную женщину: “Какой такой выбор? Заперла бы дома, или госпитализировала на лечение, или переехала бы в другой город, вырвала бы из окружения. Надо же ребенка спасать.

А оказывается, у этой несчастной матери уже не было выбора. Она была просто лишена права исправить ложный выбор родного дитя, применив родительские права и “управу”.

При ювенальной юстиции родительские права фактически отменяются – остаются только права детей.

Как у них

Под действие ювенальной юстиции Финляндии попадают дети до 18 лет. Если семья не в состоянии прокормить или ухаживать за своим ребенком, то социальные службы обязаны оказать ей помощь.

Если жизни и развитию ребенка что-то угрожает, то социальные работники должны поместить его в детский дом или в приемную семью до решения суда, который определит дальнейшую судьбу несовершеннолетнего. Социальные работники часто допускают ошибки и неоправданно, в основном из желания подстраховаться применяют крайнюю меру — изоляцию ребенка из семьи.

В результате клиентами соцопеки к концу 2012 года стали 80 тысяч финских детей. В Финляндии детские дома принадлежат частным лицам. Приемная семья ежемесячно получает 2 тысячи евро за ребенка. Огромные суммы, которые финское государство тратит на частные детские дома, вызывает подозрение в том, что это выгодный бизнес для владельцев таких учреждений.

В Финляндии родительских прав не лишают, но на практике родители никак не могут влиять на жизнь ребенка и видеть его в любой день, если социальные работники поместили его в детский дом. Встречи ребенка с родителями происходят не чаще двух раз в неделю по часу.

Подготовила Надежда Ермолаева

Опрос “РГ”

Результаты:

Вы “за” или “против” введения в России ювенальной юстиции?

  • За — 2%
  • Против — 97%
  • Воздержалось — 0%

Вы “за” или “против” введения в России ювенальной юстиции?

У нас получиться как всегда громадная госструктура с огромнейшим бюджетом(за наши кстати деньги)которая будет заниматься всем чем угодно только не детьми.Дети это лишь прикрытие,как для ГАИ наша безопасность.
Олег (48, рабочий, Северск)

категорически против отмены института семьи
Татьяна (59, энергетика, экономист, екатеринбург)

разрушаются основы семьи,возврастает риск для не контролируемого психического воздействия на ребенка и его родителей.
лидия (57, служащая, омск)

Ювенальная юстиция противоречит историческим устоям.Дети должны подчиняться родителям,а родители наставить детей на правильный путь!
Дмитрий (29, торговля, Москва)

Источник: https://rg.ru/2013/02/12/uvenalnaia.html

  • Публикатор: Ксения Яцкина (Ksenya2002)
  • Ксения Яцкина

Закон защищает права ребенка в детском саду – родители могут подать иск в суд, если их ребенку нанесли психологическую травму. Только на деле оказывается, что доказать это очень сложно. Практически невозможно. Мария работает в колонии строгого режима, ведет документооборот. Именно туда я приехала, чтобы выслушать ее историю. Подходящее место для такого рассказа.

Она отдала своего единственного сына Мишу в детский сад рано – ему едва исполнился годик. На работе предложили хорошую должность, отказываться было нельзя. Тем более, «на подхвате» всегда была бабушка. Сначала малыш посещал ясли, и ходил туда с удовольствием. Проблемы начались с переходом в младшую группу в детском саду №** г.Рязани.

Воспитательница в группе была одна – женщина в пенсионном возрасте с большим опытом и стажем работы с детьми.– Первый месяц Миша ходил в сад нормально, адаптации не было – ребенок уже отлично понимал, что такое садик. Потом началось. Воспитатель никак не могла найти к нему подход, постоянно повторяла, что он неадекватный, невменяемый, непослушный, – голос Марии дрожит.

– Первая ссора возникла из-за того, что Мишу в саду укусили в спину. Ситуация довольно банальная: он принес машинку, и прятал ее от мальчика, не хотел делиться. Ну тот его покусал, причем очень сильно. А воспитательница начала ругать моего сына, потому что он «жадный». О том, чтобы обработать рану, даже и речи не было.

 По словам Марии, когда бабушка пришла за Мишей и увидела следы от укусов, она выразила свое недовольство воспитателю. Это и положило начало конфликту.
– После этого ребенок перестал есть в саду. Приходил домой и кушал все, что видит. Простите за выражение, но он просто жрал, по-другому это не назовешь – зверский голод. В полседьмого уже “вырубался”, и спал до утра.

Чаще всего Мишу из садика забирала бабушка в районе четырех часов вечера. Нередко ребенок выбегал к ней в одних трусиках, а несколько раз и совсем голый – после тихого часа воспитательница его не одевала, мол, он “носится, как угорелый” и за ним невозможно угнаться.

 
Когда бабушка в очередной раз пришла за ребенком, то услышала, как воспитатель говорит Мише: «Ты дебил. Ты невменяемый. Тебя убить надо». Бабушка промолчала. Может, растерялась. Забрала его и пошла.

запись

Некоторое время спустя в группе появилась новая нянечка и события стали развиваться стремительно. Отношения обострялись с каждым днем. Миша все больше замыкался в себе.

– Во время очередной ссоры воспитательница призналась, что нянечка снимала моего ребенка на видео, якобы, чтобы показать мне, какой он невменяемый. Только почему-то я эту видеозапись так и не увидела, они ее удалили.

Зато нянечка утверждает, что все ее знакомые, посмотрев видео, подтвердили, что Миша неадекватный, а муж ее, так “вообще в шоке был”. То есть она показала эту запись всем своим знакомым, всей стране! Что именно там было, я так и не узнала. 

Последняя капля– Еще через неделю, когда я пришла за Мишей, нянечка сказала, что они собирали в детском саду комиссию, чтобы доказать всем, что мой ребенок невменяемый. И якобы во время этой комиссии Миша вел себя неадекватно:бегал, кричал, а потом у него пошла пена изо рта. Конечно, раньше такого никогда не было. Да и быть не могло.
После такого заявления, Мария не на шутку перепугалась  и немедленно обратилась к психологу.– Я видела, что сын замыкается в себе, не отвечает ни на какие на вопросы. Психолог сказала, что Миша – нормальный ребенок. Даже гиперактивности нет. Да, есть небольшая задержка развития речи, но для мальчика это нормально. 
Когда Мария потребовала рассказать ей, кто входил в состав этой комиссии и почему они провели ее без подписи матери, ей ответили, что “ничего этого не было”. Нянечка призналась, что соврала. Зачем она это сделала, Мария может только догадываться. На вопросы ей не отвечают. Видимо, принципиально.Это стало последней каплей и Мария забрала ребенка из сада. Испугалась, что его будут «тюкать». Написала заявление в полицию и в комиссию по делам несовершеннолетних. На очереди прокуратура.
С заведующей детским садом Мария также беседовала. “А вы ничего не докажете”, – с едва скрываемой улыбкой ответила ей заведующая.
– Это было уже за гранью добра и зла! Я написала заявление в министерство образования, на следующий же день меня пригласил министр, выслушал мою историю. Через 3 дня Мишу перевели в другую группу, еще через неделю в другой сад.- Воспитательницу так и не уволили. Говорят, что она выполняет за заведующую всю методическую работу, что, конечно, очень удобно, не правда ли? А у заведующей есть родственники в управлении образования. Вот круг и сомкнулся.Мария рассказывает, что в новом ДОУ Миша нормально кушает и спит, даже болеть стал реже. И несмотря на то, что прошло уже несколько месяцев, каждый раз, проходя мимо того садика, куда Миша ходил прежде, он говорит:”Плохая тетя. Мама, там плохая тетя!” Эта воспитательница никогда не изменится.
Она не считает, что делает что-то плохое,  Анна Анна водила свою дочку Лену в ту же группу, что и Мария. Первую неделю девочка адаптировалась к садику – проводила там не более двух часов. Все было нормально, и воспитательница предложила оставить ребенка до обеда. – Я пришла в 12.20, все дети спят, а моя вылетает из группы вся в слезах, трясется. Говорит: “Мама, меня там закрыли. Там темно!”, берет меня за руку и тащит в туалет. Я в была в ужасе. Воспитатель вышла и сказала: – “Да, мне пришлось закрыть ее в туалете, она мешала спать другим детям”. Я даже не нашла, что ответить. В тот момент главным было успокоить дочку.Анна рассказывает, что той ночью Лена плохо спала: постоянно просыпалась, капризничала, кричала во сне. На следующий день Анна зашла поговорить с заведующей, но у той уже был заготовлен ответ и объяснительная от воспитателя, в которой говорилось, что ребенка никто не закрывал. – Я написала пост в интернете в группе для мамочек. Было очень много откликов, все пытались меня как-то поддержать, советовали обратиться в полицию или в прокуратуру. Эту запись прочитала нянечка, которая работала в нашей группе и  буквально  начала преследовать меня. Именно преследовать: она писала в соцсетях, что я не ничего не смогу доказать и напрасно предала это огласке, угрожала, что подаст в суд за клевету, звонила, выспрашивала у соседей во сколько я возвращаюсь с прогулки. Несколько раз она лично приходила к нам домой, но я ей не открывала, мне не о чем разговаривать с такими людьми. Анна написала заявление в управление образования. По итогам проведенной проверки нянечка получила замечание за “некорректную работу с родителями воспитанников”. Воспитателя не уволили (то, что девочку запирали в туалете никто не подтвердил), но в течение недели Лену перевели в другой сад.
Заведующая отказалась прокомментировать ситуацию Марии и Анны, сославшись на то, что ее руководство “нашу беседу не согласовало”. 
Я приехала в этот детский сад в надежде поговорить с кем-нибудь из сотрудников, но на территорию дошкольного учреждения меня не пустил бдительный сторож. Все же мне удалось побеседовать с молодыми женщинами, которые прогуливались неподалеку со своими детьми. Они рассказали, что в целом довольны садиком (их старшие дети ходят туда уже не первый год), и хотя “всякое бывало”, но ничего “такого ужасного” они не замечали.
Однако во время разговора одна девушка обмолвилась, что у ее знакомой, которая водит своего ребенка в этот детский сад, были проблемы: малыш приходил домой напуганным, периодически с синяками. Я связалась с этой женщиной, но от комментариев она отказалась:
– Не впутывайте меня в это. Ничего не изменится, а мне его еще в этот садик водить много лет. Под другим углом – Работа заведующего детским садом – это умение находить баланс. Его нужно соблюдать всегда и во всем, – делится со мной своим профессиональным опытом бывший директор одного из дошкольных учреждений города. Она ушла на пенсию несколько лет назад. – Родители довольно часто жалуются на воспитателей, и это понятно. Им кажется, что их детям недостает внимания, ухода или заботы. И в такой ситуации тяжелее всего руководителю: слово родителей против слова подчиненного. Я же не могла “липить” воспитателям выговоры, чтобы удовлетворить бесконечно недовольных родителей. Ведь у нас в стране есть трудовое законодательство, которое защищает права работников детского сада. Об этом тоже надо думать.- И все же, были ли у вас случаи, когда приходилось увольнять сотрудников?, – спрашиваю я.- Нет, в моей практике такого не было. Но лично на меня жалобы в управление образования периодически писали. Вот, к примеру, ситуация: ребенок  ходил в садик. Через какое-то время воспитатели заметили, что он развивается немного не так, как остальные. Мы смотрели за ним, наблюдали. С каждым днем отставание в развитии становилось все более очевидным. Я вызвала маму этого ребенка на разговор. Она, как это часто бывает, все отрицала. “Это с возрастом пройдет”, – сказала она мне и больше ничего слушать не захотела. Мы предложили ей провести комиссию, чтобы хотя бы в стенах нашего сада малыша осмотрели. Она согласилась, все документы подписала. После того, как результаты комиссии показали, что ребенку нужно пройти более полное обследование, она вдруг решила, что мы это заключение “сфабриковали”, и написала вышестоящие органы жалобу на сад. Только зачем сотрудниками детского сада клеветать на ребенка – непонятно. Наша задача такая же, как и у родителей – защищать и оберегать детей. И нечего из нас монстров делать. Мнения. Отдавать ли детей в детский сад?

  • Ольга, мать троих
    детей,   предприниматель
    Я не вожу детей в садик, и это принципиальная позиция. По роду своей деятельности и часто сталкиваюсь с дошкольными учреждениями и знаю их «кухню» изнутри, вижу, как воспитатели и нянечки обращаются с детьми, когда родителей нет поблизости – их толкают, пугают, грубят. Мои дети посещают множество секций, их жизнь наполнена, они совершенно не закрыты от социума, но от системы дошкольного образования я их намеренно ограждаю. Это переживания, которые моим детям совершенно не нужны.  Я занимаюсь бизнесом, нередко приходится ходить в различные инстанции с детьми, и ничего страшного в этом нет. Дети должны расти рядом с матерью,   а не с посторонними людьми.
  • Кристина, мать двоих детей, секретарь Водить детей в садик – это нормально. Там они социализируются, адаптируются, лучше узнают жизнь. Я не могу позволить себе отказаться от работы и полностью посвятить себя детям. Во-первых, это материальный вопрос – содержать двоих детей удовольствие недешевое. Во-вторых, честно – я просто не могу сутками находиться с ними дома. Я зверею, психую и в итоге срываюсь на них. Очень тяжко сидеть целыми днями дома. Мне хватило декрета. 
  • Татьяна, мать двоих детей, воспитательРодители вечно сгущают краски. Сначала они приводят своих детей в сад, а потом стоят целыми днями под окнами группы и смотрят, как там их дитятко. Я думаю, если уж решили отдать ребенка в ДОУ, то внутренне надо с ним развестись. Понимаете о чем я? Нет сил слушать постоянные придирки и недовольства, часто абсолютно необоснованные.

Источник: https://les.media/articles/701541-ikh-mnogo-a-ya-odna

Окно права
Добавить комментарий