Меня обвиняют в побоях,но я самооборонялась!что делать?

Что делать, если обвиняют в побоях, которые Вы не совершали?

Меня обвиняют в побоях,но я самооборонялась!что делать?

   Как часто бывает, подрались два человека: потолкались, ударили пару раз друг друга – и разошлись, а, возможно, ничего и не было, просто пообщались на повышенных тонах, а через какое-то время один из участников может узнать, что его противник в споре, пошел и написал на него заявление в полицию о побоях.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по побоям делам разъяснит, что делать, если обвиняют в побоях, которые Вы не совершали: профессионально, на выгодных условиях и в срок. Звоните уже сегодня!

Как доказать, что не наносил побои?

  Довольно часто бывает так, что кто первый написал заявление, тот и прав.

Как же быть гражданину, который ничего противоправного не совершал, а его обвиняют в нанесении побоев? При таком раскладе невиновному лицу следует приложить максимум усилий, чтобы доказать свою непричастность в нанесении побоев, и не стоит надеяться на то, что для начала должны доказать его вину, а потом он уже будет доказывать, что не при делах.

   Доказательства будут зависеть от обстоятельств дела, т.е., когда, где, при каких условиях произошла потасовка.

   Одним из доказательств будут свидетельские показания.

   Также в качестве доказательств могут быть использованы записи с камер видеонаблюдения, если общение между потерпевшим и «подозреваемым» было зафиксировано камерами, на которых видно, что никакого рукоприкладства между лицами не было.

   Возможна ситуация, что обвиняемое лицо вообще не находилось в конкретном месте в конкретное время, т.е. выдвинутое против него обвинение является ложным, в этом случае подозреваемый должен представить доказательства о нахождении его в определенное время в другом месте, это могут быть также показания свидетелей.

   Кроме того, для определения местоположения «подозреваемого» в момент совершения преступления поможет биллинг. Такие сведения могут быть предоставлены сотовыми операторами по запросу правоохранительных органов.

   Другие доказательства с учетом обстановки, например, видеозапись на телефон, запись регистратора автомобиля и т.д.

ИНТЕРЕСНО: что будет, если избить человека читайте по ссылке

Как доказать побои, если нет свидетелей?

   Если были нанесены побои и остались следы от них, тогда необходимо сразу обратиться за медицинской помощью, чтобы был зафиксирован факт наличия следов побоев.

   После совершенного в отношении потерпевшего преступления, ему следует рассказать о случившемся как можно большему числу лиц, которые будут косвенными свидетелями произошедшего. Также свидетели могут при встрече увидеть последствия инцидента между потерпевшим и обвиняемым.

   Следует как можно быстрее обратиться в полицию и дать показания в мельчайших деталях о нанесенных побоях.

   Если инцидент был зафиксирован камерами видеонаблюдения, необходимо запросить видеозапись с камер. Физическому лицу, скорее всего, не выдадут запись, поэтому следует попросить следователя направить соответствующий запрос.  

Что делать в полиции, если обвиняют в побоях?

   Если лицо вызвали в полицию и предъявляют ему обвинение в нанесении побоев, то у обвиняемого есть 2 варианта действий:

  • признать вину и раскаяться, если он наносил побои;
  • не признавать вину, если он не наносил побои.

   В любом из указанных вариантов подозреваемое лицо имеет право на адвоката, т.е. подозреваемый (обвиняемый) может не давать никакие показания пока ему не предоставят адвоката.

   Подозреваемое (обвиняемое) лицо может воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и не свидетельствовать против себя, т.е. отказаться от дачи показаний.

   С другой стороны, если гражданин не виноват, тогда следует рассказать все подробно, как было, а именно, как происходило общение или никакого общения не было, поскольку лицо никогда не встречалось с потерпевшим. Следователю необходимо сообщить, кто может подтвердить показания подозреваемого (обвиняемого).

ИНТЕРЕСНО: читайте также, как наказать супруга за побои супруги

Как защититься от ложного обвинения в побоях в суде?

   Защититься от ложного обвинения в побоях в суде, можно только путем предоставления доказательств того, что обвиняемое лицо не совершало преступление. Примерные доказательства указаны выше.

   Кроме того, в ходе судебного заседания следует задавать вопросы потерпевшему об обстоятельствах дела. Может возникнуть такая ситуация, что при ложном обвинении, потерпевший запутается в своих показаниях, что повлечет за собой противоречия в показаниях. Также свидетели стороны обвинения могут дать показания, которые вообще никак не сопоставляются.

   Главное в судебном заседании правильно задавать вопросы, которые помогут «вывести на чистую воду» людей, склонных ко лжи.

   Если какие-то доказательства не могут быть получены обвиняемым (подсудимым) лицом, тогда необходимо обратиться с мотивированным ходатайством к суду, чтобы те или иные доказательства были запрошены судом, например, запись с камер.

Ответственность за ложное обвинение в избиении

   За заведомо ложный донос об избиении уголовным кодексом предусмотрена ответственность по ст. 306, санкция которой по части 1 предусматривает, в том числе, лишение свободы сроком до 2-х лет.

   За дачу заведомо ложных показаний предусмотрена ответственность по ст. 307 УК РФ.

Лицо будет не только привлечено к уголовной ответственности, но и получит наказание, предусмотренное конкретной частью данной статьи. Указанная статья является действующей, т.е.

лицо не формально предупреждается об уголовной ответственности, а реально, в случае чего, будет привлечено к указанному виду ответственности.

   Обвиняя лицо необоснованно, не стоит рассчитывать, что после доноса, можно отказаться от дачи показаний. За подобный отказ тоже предусмотрена уголовная ответственность по ст. 308 УК РФ

   В уголовном производстве тяжело обойтись без помощи квалифицированного адвоката, особенно, когда обвиняют в совершении преступления, которое не совершал. Наши адвокаты всегда готовы прейти на помощь как лицам, подозреваемым в совершении преступления, так и потерпевшим, поскольку любому из указанных участников может понадобиться юридическая помощь.

Образец возражения на протокол о побоях

Мировому судье Судебного участка № 2 судебного района, в котором создан Октябрьский районный суд г. Екатеринбург Свердловской области

Лицо, в отношении которого ведется производство по делу

об административном правонарушении:

от гражданина Г.

г. Екатеринбург, ул.Сиреневый-бульвар

ОТЗЫВ

на протокол об административном правонарушении

   УУП ОП № 29 МО МВД России на основании проведенного административного расследования составлен протокол об административном правонарушении в отношении Н.А., предусмотренном ст. 6.1.1 КоАП РФ.

   Считаю, что данный протокол неправомерен и удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

  1. Отсутствует событие административного правонарушения.

   По данному административному делу отсутствует состав правонарушения ввиду следующего.

   Исследуемые события произошли в результате конфликта Н.А. и ее супругу причинены телесные повреждения различной степени тяжести, что подтверждается двумя справками и экспертными заключениями № 4326 и 4327. По данным фактам в этот же день Н.А. совместно с супругом обратились в полиции для написания заявления по данным фактам.

   Следует учесть, что на стадии доследственной проверки у потерпевшего, а также у Д. отбирались объяснения по данным обстоятельствам, в ходе которых о каких-либо насильственных действиях в отношении Потерпевшего со стороны Н.А. не указывалось.

Однако, следует отметить, что как Потерпевший, так и Д изменили свои показания спустя 3 месяца после произошедших событий. С учетом этого достоверность данных объяснений вызывает сомнение.

Помимо этого, Потерпевший указывает ошибочную дату произошедших событий.

   Более того, заявления на Н.А. подано потерпевшим после привлечения последнего к административной ответственности за нанесение телесных повреждений Н.А.

  При этом следует, что за медицинской помощью он не обращался, и от медицинского освидетельствования он отказывается.

Таким образом, какой-либо медицинской документацией, факт причинения ему указанных им повреждений не подтверждается и заявлены последним голословно.

   Считаю, что данные противоречия не приняты во внимание при проведении административного расследования.

   Таким образом, доказательств, помимо противоречивых пояснений, заинтересованных лиц, подтверждающих наличие события административного правонарушение не имеется, ввиду чего дело об административном правонарушении подлежит прекращению.

ПОЛЕЗНО

Источник: https://katsaylidi.ru/blog/chto-delat-esli-obvinyayut-v-poboyah-kotorye-vy-ne-sovershali/

Я не хотела умирать: о флешмобе из первых уст | flacon

Меня обвиняют в побоях,но я самооборонялась!что делать?

Соавторами выступили 12 человек, в том числе блогеры с аудиторией до 2 млн человек. Они выложили в инстаграм фотографии с макияжем, имитирующим синяки, ссадины и кровь и выведенным на теле хештегом #ЯНеХотелаУмирать.

Девушки требуют принятия закона о домашнем насилии, который есть уже в 146 странах мира. В качестве аргументов — истории о пострадавших от рук партнеров девушках и устрашающие цифры:

  • В России 16 млн жертв домашнего насилия (Росстат);
  • 80% женщин, обвиненных в убийстве, сидят за самооборону при домашнем насилии (медиаисследование команды Егора Сковороды, 2016–2018). Из них — 2488 дел по статье 105 УК РФ «Убийство».

За несколько дней флешмоба в инстаграме по хештегу #ЯНеХотелаУмирать выложено более 6000 фотографий с личными историями девушек и призывом поддержать законопроект.

  • Подписать петицию. И попросить об этом своих друзей. Ее уже подписали более 470 000 человек, цель — миллион.
  • Рассказать об инициативе и законопроекте в социальных сетях. Можно перепостить фото блогеров или сделать свое с хештегом #ЯНеХотелаУмирать на теле или на табличке.

Алена Попова@alenapopova:

«Пять лет назад молодой человек моей беременной подруги избил ее ногами в живот. После того случая, когда я стояла рядом с этим уродом, обещала ему, что не позволю ему никогда применять насилие, я подала документы в МГЮА, четыре года отучилась на уголовном праве и стала соавтором законопроекта по защите жертв насилия. До этого у меня было образование — журфак МГУ.

За закон мы бьемся уже более пяти лет. Еще с предыдущего состава Госдумы. Закон написан, за последние 10 лет было 40 его вариантов. Но ни один не вынесен на пленарные заседания в Государственную Думу, а два с половиной года назад Госдума еще и декриминализировала насилие в семье. Теперь побои — правонарушение, а не преступление.

Для насильников это сигнал от государства: бейте, спокойно платите штраф из семейного бюджета, потом ждите год, чтобы не было повторных побоев, и бейте снова.

И все это время мы бегаем за депутатами, убеждаем их вынести закон хотя бы на чтения. У нас есть папочка, ее узнают по надписи «Домашнее насилие — это преступление, а не традиция».

Если бы действовал закон и государство защищало не насильников, а жертв, не было бы отрубленных рук Риты Грачевой. Трупов Алены Вербы, Яны Савчук, Оксаны Садыковой.

Не было бы дела сестер Хачатурян, а Валерии Володиной не пришлось бы дойти до ЕСПЧ, чтобы наше государство заметило, что ее насильник может ее убить.

Закон вводит три новации:

1. Определение домашнего насилия и его видов. Это важно и для квалификации деяний, и для статистики — сейчас у всех она «кривая», в нее попадают и убийства, и тяжкий вред, и побои.

2. Введение охранных ордеров — предписаний, которые выдает суд или полиция. Это запрет на насилие, на угрозы, на преследования, на приближение, на угрозы близким жертвы. Посещение специальных психологических программ по работе с гневом.

Охранный ордер может быть выдан домашнему насильнику любого пола, возраста, вероисповедания, достатка, статуса. Он может быть обжалован насильником, если насильник считает, что это оговор, либо отменен жертвой.

3. Перевод всех дел о насилии в сферу частно-публичного и публичного обвинения. То есть жертву защищает государство. Я объясню: повторные побои до сих пор остались в Уголовном кодексе РФ. Жертве надо самой собрать доказательства, идти в суд, нанять адвоката, а насильнику за наши с вами налоги адвоката бесплатно выдает государство. Как такое может быть?!»

Алена Попова:

«Саша Митрошина спросила (а она огромная молодец и очень неравнодушная камрада), что могут сделать блогеры, чтобы победить зло. Чтобы был закон о профилактике насилия, а у жертв — защита. И Саша сделала все: позвала очень крутых блогеров с миллионами и сотнями тысяч подписчиков.

Мы все приняли участие в фотосессии, которую тоже придумала она, выбрали хештег #янехотелаумирать — зеркало того, что в делах о домашнем насилии в огромном проценте случаев действительно либо тиран убивает или добивает жертву, либо жертве приходится самообороняться и причинить смерть тирану.

“Я не хотела умирать” — это еще и важная мысль, объясняющая, что у жертв часто нет иного выхода, потому что закон их не защищает».

Ольга Кравцова, блогер@kkkrem:

«Саша собрала аудиторию, которая может быть неравнодушна, и позвала нас на съемку в Москву. Кто-то приехал специально из других городов — к примеру, из Краснодара или Санкт-Петербурга».

Саша Митрошина @alexandramitroshina:

«Решила заняться этим флешмобом, потому что после огласки дела сестер Хачатурян появилась вероятность, что закон о домашнем насилии рассмотрят осенью. Мы попытались дать этому максимальную огласку и увеличить шансы принятия».

Таня Минт, блогер @tanyamint:

«Меня задевает эта тема до глубины души. Мне жаль тех, кто погиб, кто совершил убийство защищаясь, кто страдал, испытывая боль и бессилие. Детей, которые это наблюдали и которым тоже досталось. В моей семье тоже были подобные эпизоды.

Я бы хотела повлиять на ситуацию, а не только на продажи новых платьев и омолаживающих масок».

Блогиня Анастасия@2dayor4night:

«Нас ужасает статистика актов домашнего насилия и табуированность темы. Часто пострадавшие сталкиваются с бездействием полиции.

А также с обвинением в провокации, доведении партнера до агрессии, с уничижительными высказываниями вроде: “Значит, тебя все устраивает, не устраивало бы — ушла бы”.

Все это говорится без учета морального и материального положения конкретной потерпевшей и оказывает на нее сильное давление.

Наша цель — раскрытие темы на широкую аудиторию, привлечение внимания к проблеме домашнего насилия и создание резонанса вокруг деятельности правозащитниц, работающих над законом о противодействии домашнему насилию».

Ольга Кравцова:

«Меня тема насилия волнует давно, но с другого ракурса — физическое и психологическое насилие над детьми. У меня есть ребенок, и я сама была ребенком, который столкнулся с проблемой».

Настя Ли, блогер @anastasi_li:

«Мы хотим, чтобы людям в нашей стране стало безопаснее, — как в 146 странах, где закон принят и активно действует. У нас преступники, манипуляторы и тираны чувствуют себя безопаснее. Наша цель — чтобы было наоборот, и они поняли: так нельзя поступать, потому что действует закон».

Настя Ли:

«Люди не смотрят телевизор, не читают рекламу на баннерах, не слушают радио — они листают инстаграм, фейсбук, вконтакте, смотрят сторис. И блогеры — люди, которым доверяют и чьему примеру следуют».

Алена Попова:

«Блогеры изменили мое мнение об “Инстаграме”, где мы начали флешмоб. Они доказали: мы — сила, когда вместе. Мы можем многое, когда вместе. Мы на многое влияем, когда мы сила, потому что мы вместе».

Блогиня Анастасия:

«Фотографии с гримом во многих вызвали отклик. Они наглядно показали, как на уже счастливых лицах могут выглядеть последствия домашнего насилия. Я выложила снимок, где прикрываюсь ребенком, пока по моему лбу стекает кровь.

Прямо сейчас какая-то мать может обнимать своего ребенка, не имея другой возможности защитить его и себя, пока сама страдает от домашнего насилия.

Многие прочувствовали мое настроение на фото, за что я очень благодарна этим эмпатичным людям».

Ольга Кравцова:

«Есть те, кто пережил, но оправдывает это. Есть страшные комментарии от женщин: “да они сами во всем виноваты”, “надо было думать, за кого выходишь замуж”, “да, конечно, их бьют, потому что они сами из себя ничего не представляют, зависят полностью от мужика, он может дать, что хочет”.

Если вступать в полемику, начинаешь понимать: люди не разбираются в теме, не читали дел о том, как жертв преследовали и как им отказывали в помощи. Говорят, не зная, как происходит на практике. И бывает страшно читать комментарии от мужчин, мол, “бабы раскудахтались”. Непонятно, откуда такая агрессия».

Настя Ли:

«Некоторые возмущались: как мы можем рассуждать на тему домашнего насилия, если не сталкивались с ним. По такой логике говорить могут только жертвы — это отвратительная позиция. На наш взгляд, должны говорить все, потому что все хотят быть в безопасности».

Алена Попова:

«За несколько дней мы увидели просто нереальный отклик. Сотни и тысячи участниц и участников акции, масса поддержки, споры, негатив, позитив и главное!

Главное — я была в Думе. И там депутат Оксана Пушкина — человек, который уже два года тоже бьется за нас, — провела заседание рабочей группы по нашему закону.

Я была готова в очередной раз спорить, что-то доказывать. Но почти все депутаты пришли к выводу, что закон нужен. И как можно быстрее».

Блогиня Анастасия:

«Мы собрали дополнительно около 100 000 подписей под петицией, женщины делятся своим опытом. Некоторые впервые рассказали о том, в каком аду им приходилось жить. О проблеме домашнего насилия заговорили СМИ. Мы действительно создали резонанс, расширили информационное поле и обратили внимание на значимость закона».

Таня Минт:

«Мы получили много поддержки, репостов, в том числе и от других блогеров, — формируется волна, резонанс. Это хорошо, это часть пути. Главное — чтобы все не замялось и привело к нужному результату».

Источник: https://flacon-magazine.com/post/o-flesmobe-anehotelaumirat-iz-pervyh-ust

Побои. Особенности статьи. Возбуждение дела в порядке частного обвинения

Меня обвиняют в побоях,но я самооборонялась!что делать?

Юристы России рассматривают побои, как нанесение потерпевшему многократных ударов или его непосредственное избиение. Согласно этому понятию единичное нанесение удара, не может быть квалифицированно, как побои.

В статье 116 УК РФ сказано, что побои – это совершение насильственных действий в отношении человека, которые причиняют ему физическую боль, но не влекут за собой незначительную стойкую утрату общей трудоспособности или кратковременное расстройство здоровья.

Данные последствия присущи другой статье Уголовного кодекса, а именно 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью».

Современное законодательство к статье 116 УК РФ относит не только нанесение побоев, но и совершение других насильственных действий, например, сечение потерпевшего, щипание, сдавливание, вырывание волос и другое, все, что может причинить физическую боль. Результатами побоев являются ссадины, синяки, ушиби, небольшие раны.

Также, побои могут не оставить никаких видимых следов или повреждений. К побоям не могут быть отнесены повреждения, повлекшие за собой расстройство здоровья на срок более 6 дней. Обязательное условие квалификации преступления, как нанесение побоев – это умышленность.

При отсутствии умышленных действий преступление будет переквалифицировано, в причинение вреда здоровью по неосторожности.

Цель побоев – это стремление причинить физическую боль определенному лицу. Мотивы данного преступления: обида, ревность, месть, неприязнь.

Побои могут быть способом совершения другого преступления, такого как, причинение телесных повреждений и истязание. В таком случае они будут квалифицированны по статьям 111, 112 и 117 УК РФ.

Возраст, после достижения, которого наступает уголовная ответственность за побои – 16 лет.

Наказание за нанесение побоев:

  • штраф в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда;
  • штраф в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период до 1 месяца;
  • обязательные работы на срок от 120 до 180 часов;
  • исправительные работы на срок до 6 месяцев;
  • арест на срок до 3 месяцев.

Для возбуждения уголовного дела по статье 116 УК РФ побои, первое, что предстоит сделать пострадавшему, это обратиться в ближайшее отделение полиции для составления и подачи заявления и получения направления на медицинское освидетельствование.

На освидетельствовании побоев, врач записывает в карточку потерпевшего все результаты обследования, остальные заботы о деле по статье 116 УК РФ ложатся на плечи дознавателя.

Заявление пишется в произвольной форме на имя начальника вашего отделения полиции.

Обязательно в заявлении указываются время и место события, какой вред был причинен потерпевшему, что послужило основанием для нанесения побоев и место и время обращения за медицинской помощью. Если при нанесении побоев присутствовали свидетели, то их ФИО, контактные данные и адреса также следует указать. Затем потерпевший пишет просьбу привлечь виновного к уголовной ответственности.

Зачем идти в полицию спросите вы?

  • Во-первых, побои нанесенные потерпевшему могут иметь значительную тяжесть и повлечь за собой потерю трудоспособности и непродолжительное расстройство здоровья, в таком случае уголовное дело будет заведено по соответствующей статье.
  • Во-вторых, после возбуждения дела о нанесении побоев оно будет передано в мировой суд.
  • И, в-третьих, как уже говорилось выше, у потерпевшего на руках будет медицинское освидетельствование.

В 2007 году в Уголовно-процессуальный Кодекс РФ были внесены изменения в соответствии, с которым органы милиции и прокуратуры обязаны оказывать помощь пострадавшим гражданам в защите их прав. Исходя из этого пострадавший, подав заявление в полицию, может рассчитывать на установление виновного лица.

Уголовно-процессуальный Кодекс РФ разделяет уголовное преследование и обвинение, в зависимости от тяжести совершенного преступления на публичный, частно-публичный и частный порядок. В ст. 20 УПК РФ сказано, что дела по статьям 115,116, ч. 1, 129 и 130 возбуждаются только по жалобе потерпевшего и относятся к уголовному производству в порядке частного обвинения.

Прекращение данного обвинения возможно после примирения сторон. Частный порядок обвинения позволяет потерпевшему самому решать необходимо ли ему в сложившейся ситуации защищать свои интересы.

В отличие от серьезных преступлений, где возбуждение уголовного дела происходит по факту преступления, побои относятся к преступлениям легкой тяжести и не могут быть возбуждены только по факту произошедшего. В исключительных случаях дело о нанесении побоев возбуждается без заявления потерпевшего.

Данная ситуация может сложиться если потерпевший находиться в зависимом состоянии или по другим причинам не может самостоятельно воспользоваться своим правом на защиту интересов.

Возбуждение уголовного дела по факту нанесения побоев входит в юрисдикцию мирового судьи при условии, что заявлении поступило непосредственно в суд, или прокурору, дознавателю и следователю при обращении потерпевшего в органы полиции и (или) прокуратуры.
Рассмотрение дела о побоях происходит в мировом суде. После подачи заявления, с предоставлением суду доказательств вины обвиняемого, заявитель ожидает вызова в суд. Заявление подается лично потерпевшим или его представителем.

Со стороны обвинения на процессе мирового суда присутствует частный обвинитель – он же пострадавший, свидетели пострадавшего.

Права частного обвинителя:

  • знакомиться с протоколами дела;
  • подавать на них замечания;
  • поддерживать обвинение;
  • давать показания;
  • обжаловать приговор и т.д.

Еще одним участником процесса является подсудимый. Дела данного рода не предусматривают обязательного присутствия на процессе защитника, и если подсудимый в письменном виде отказывается от него, то это не может быть признано нарушением прав подсудимого на защиту.

Защитником может выступать адвокат, юрист или близкий родственник обвиняемого, об участии которого в процессе должно быть подано ходатайство. Мировой судья не относится, ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты, его функция заключается в объективном рассмотрении дела, вынесении решения и регулирование прав и обязанностей участников процесса.

Особенность рассмотрения дела мировым судьей состоит в возможности обвиняемого подать встречный иск, который будет объединен в одно производство с заявлением потерпевшего. Еще одна особенность частного обвинения – это неучастие прокурора в судебном заседании. Роль прокурора выполняется частным обвинителем.

Окончание рассмотрения дела о побоях может быть связано с вынесением решения судом или примирением сторон. Примирение возможно только до момента удаления суда в комнату заседаний и допускается только с согласия обеих сторон.

В связи с частым закрытием дел о побоях при достижении сторонами процесса примирения, участились случаи повторного нанесения побоев и совершения обвиняемыми в таких делах более тяжких преступлений. В Государственной Думе России рассматривается проект внесения изменений в УК РФ по ст. 115, 116 и 119.

Депутаты предлагают, для ликвидации рецидивов по данным статьям перевести их из Уголовного Кодекса в Административный Кодекс, тем самым исключив возможность прекращения дел по примирению сторон. Многие представители власти уже поддержали предполагаемые изменения, добавив к законопроекту доказательства о необходимости таких изменений.

Эти доказательства выражаются в статистических данных собранных в краях, округах, районах и областях Российской Федерации.

Если вы заинтересованы тематикой уголовного законодательства, советуем прочесть также “причинение тяжкого вреда здоровью”.

С уважением,

Адвокат по уголовным делам Виктория Демидова

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/poboi/

МОСКВА, 20 янв — РИА Новости, Сергей Лютых. Госдума приняла закон, смягчающий ответственность за побои, совершенные в отношении близких лиц впервые. Соответствующее предложение было поддержано президентом России Владимиром Путиным. О том, почему это было сделано и к чему может привести — в материале РИА Новости.

“Детей-то лучше не шлепать”

На недавней большой пресс-конференции российский лидер поддержал идею декриминализации статьи о побоях в отношении домочадцев, но подчеркнул, что воспитательный процесс в семье должен обходиться без насилия.

“Детей-то лучше не шлепать и не ссылаться при этом на какие-то традиции. И ни родителям, ни тем более соседям, хотя такое, конечно, в практике иногда бывает”, — отметил Путин.

Однако правозащитники считают, что домашние тираны к совету президента прислушиваться не станут. Зато законодательное послабление могут расценить как сигнал: “Шлепайте себе на здоровье”.

По мнению адвоката Людмилы Айвар и сооснователя движения “Стопнасилие” Алены Поповой, следовало бы сперва принять закон о профилактике домашнего насилия (соответствующий законопроект имеется) и претворить его в жизни, а потом уже убирать существующие уголовно-правовые барьеры.

В ответ на подобное мнение председатель комитета Государственной думы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников на пресс-конференции в МИА “Россия сегодня” еще раз пояснил, что безнаказанным рукоприкладство в любом случае не останется: “Декриминализация заключается в том, чтобы первый раз ответственность была административной. А во второй — уже уголовной”.

Именно административная ответственность в определенной мере будет служить необходимой профилактической мерой.

Крашенинников отметил, что по поводу домашнего насилия у законодателей встречаются самые разные, порой радикальные позиции. Есть, к примеру, те, кто кроме перевода побоев в разряд административных правонарушений призывает также предусмотреть в КоАП возможность примирения сторон. “Но мы можем понимать, как оно порой будет достигаться?”, — подчеркнул депутат.

Другой крайностью является ювенальная практика, в ее “скандинавском” проявлении. “Мы категорически против ювенальных технологий, под которыми каждый понимает что-то свое.

У нас нет в законодательстве такого понятия. И я придерживаюсь мнения, что семейное право – это частное право.

Государство не должно в них вмешиваться, пока там не происходит что-то явно незаконное”, — пояснил Крашенинников.

Парламентарии постарались держаться “золотой середины” — канвы, заданной автором инициативы о декриминализации, Верховным судом, чья позиция, как предполагается, обусловлена глубоким и профессиональным анализом сложившейся практики.

Законопроект с объемным обоснованием был подготовлен служителями фемиды еще в декабре 2015 года. Перевести в “административку” тогда предложили не только побои, но и угрозу убийством (статья 119 УК), незначительные кражи (статья 158), уклонение от алиментов (статья 157) и использование подложных документов (часть 3 статьи 327). Просматривались два главных довода — гуманный и экономический.

“Нередко деяния, квалифицируемые сегодня как преступления небольшой тяжести, как и лица, их совершившие, не обладают достаточной степенью общественной опасности, — говорилось в пояснительной записке.

 — Негативные последствия от судимости в таких случаях (причем не только для самого осужденного, но и для его близких родственников) не вполне адекватны характеру этих деяний или личности осужденного”.

Что касается судебной экономики, то не следует забывать, что каждое уголовное дело предполагает бюджетные затраты. И в данном случае деньги летят на ветер, так как половина производств по указанным статьям прекращаются из-за примирения сторон или деятельного раскаяния до вынесения приговора. А если и доходит до наказания, то реальные сроки получает только пять процентов осужденных.

К моменту принятия парламентом, летом 2016 года, судейский законопроект о декриминализации изрядно “похудел”. Из него, к примеру, выкинули статью об угрозе убийством. А статья 116 была принята в весьма причудливой конфигурации: ударить постороннего человека — административное правонарушение, а супругу или ребенка — уголовное преступление. 

“Причем наказание по одобренной прошлым летом редакции статьи 116 УК РФ об избиении домочадцев стало более строгим (до двух лет заключения), чем по ранее действовавшей, где за то же деяние максимальным наказанием был арест на срок до трех месяцев”, — рассказала РИА Новости адвокат Наталья Шалуба из адвокатской коллегии “Бурцева, Агасиева и партнеры”.

Задача нынешних поправок, по словам Шалубы, устранить несправедливый перекос в правах чужих и близких людей.

Кроме того, основываясь на статистике, согласно которой, потерпевшие часто примиряются с обвиняемыми до вынесения приговора, законодатель, переведя теперь первый случай домашних побоев в разряд административных правонарушений, оставил за участниками процесса возможность закончить дело миром и после второго эпизода, уже в рамках уголовного дела.

Старший дознаватель одного из столичных отделов полиции Александр со стажем работы более 10 лет считает, что объективной необходимости в уголовной статье о побоях нет. По крайней мере, ее применение в жизни расходится с благородной целью профилактики более тяжких насильственных преступлений.

“Уголовных дел по этой статье в нашем районе почти не бывает. Заявлений от граждан море, но им не дает ход прокуратура, — рассказывает полицейский. — Возбуждается производство только по 10–15 процентам из них. По остальным случаям выносятся “отказные”.

Однако в соседнем районе дела по 116-й составляют едва ли не половину от всех, что находятся в производстве у отдела дознания.

Связано это с тем, что тот отдел курирует другой заместитель прокурора и он дает “зеленый свет” расследованию, даже когда муж только дернул жену за волосы”.

Отметим, что статья 116 отнесена к делам частного обвинения, и если человек знает своего обидчика по имени-отчеству, то он должен сам идти с заявлением в мировой суд, а не в полицию.

Исключение составляет как раз, так называемая, домашняя тирания, когда потерпевший находится в беспомощном или зависимом состоянии от преступника.

При таком раскладе за дело возьмется полицейский дознаватель, но только с согласия прокурора.

Многие годы с помощью статьи о побоях полицейские закрывают план по раскрытию преступлений, ведь соответствующее заявление от потерпевшего можно привести практически с любого выезда на семейный скандал.

“Человек сгоряча сообщает прибывшему по вызову полицейскому: “Заберите мужа! Он меня ударил!”.

А на следующий день, когда материал уже попадает к нам, частенько приходит уже вместе с обидчиком и объявляет: “Мы помирились!””, — продолжает дознаватель.

Побои часто идут дополнительным эпизодом к обвинению в угрозе убийством (статья 119 УК РФ). Раньше таких дел в районных отделах было много, а теперь почти нет. И вновь из-за жесткой позиции прокуратуры. “Отказные выносятся со стандартной формулировкой: “Отсутствует объективная сторона преступления, а именно — реальности угрозы для потерпевшей”, — подчеркнул собеседник агентства.

Обрисовал дознаватель и круг лиц, фигурирующих в подобных уголовных разбирательствах. “В основном обвиняемыми и потерпевшими по делам о побоях становятся близкие родственники, страдающие алкоголизмом или наркоманией.

Люди без высшего образования, не занимающиеся интеллектуальной деятельностью.

Также много семейных пар, находящихся на грани развода, делят между собой имущество и пытаются найти рычаги давления со стороны”, — отметил страж порядка.

Обычные добропорядочные граждане, коих в районе большинство, становятся героями таких криминальных историй, по его словам, реже, чем мошенницы, планомерно выживающие надоевших супругов из совместного жилья. Посадить в тюрьму по этой статье человека с первого раза невозможно, но после третьего эпизода — вполне реально. И некоторые “потерпевшие” к этому результату идут намеренно.

“Я спрашиваю у таких людей, зачем жить с человеком, которого с вашей подачи уже дважды судили за побои? Ведь можно развестись, уехать к матери, поделить квартиру. Но есть люди жадные, которым половины имущества мало. Нужно завладеть всем”, — отмечает сотрудник.

Примером такого злоупотребления может служить история Кирилла Иванова (Имя и фамилия изменены. — прим. РИА Новости). Он москвич. Женился на девушке Ирине, приехавшей в столицу из отдаленного региона, прописал ее у себя. У них появилась дочь Таисия. Но со временем отношения в семье испортились, начались ссоры.

Дочка выросла и в семейных конфликтах заняла сторону матери. А потом Ирина написала заявление о том, что муж ее побил. Таисия была по делу свидетелем. Мужчину осудили условно, затем дочь подала на отца заявление о том же, а мать выступила свидетелем. В третий раз, опять потерпевшей становится Ирина, а Таисия — свидетелем. Кирилл получил реальный срок. Отсидел девять месяцев.

После освобождения Иванов первым делом пошел не домой, а в полицию с вопросом: что делать дальше? Мужчине посоветовали разъехаться с женой или записывать свои разговоры с ней и дочерью на диктофон.

Через непродолжительное время Ирина вновь пришла писать заявление в дежурную часть. В ходе проверки Кирилл предъявил диктофон с записью голоса супруги: “Ты свое отсидел, думаешь? Сейчас поедешь еще. Я сейчас пойду стукнусь обо что-нибудь и дочь подтвердит, что это твоя работа. Если ты не свалишь из этой квартиры навсегда. Она больше не твоя”.

По словам опытного дознавателя, никому хуже от нынешней декриминализации не станет.

“Настоящие домашние тираны держат свои семьи в страхе и полном повиновении. Никаких заявлений их жертвы не пишут, — говорит полицейский.

 — И все это продолжается, пока явные следы насилия на теле пострадавшего не замечают сторонние граждане, полицейские или врачи.

В таких случаях действия преступника уже, как правило, подпадают под статьи о тяжком, среднем или легком вреде здоровью. Есть и отдельная статья 117 об истязании, то есть систематическом нанесении побоев”.

В подтверждении своих слов он привел недавний эпизод, когда муж – бывший боксер всего один раз ударил супругу в голову.

Сначала дело квалифицировали по статье о причинении вреда средней тяжести (статья 112), но в ходе расследования обвинение изменили на более тяжкую статью о причинении тяжкого вреда здоровью (статья 111): лицо женщины было обезображено, ей пришлось сделать три пластические операции.

В другом случае мужчина избил жену трубкой от пылесоса. “Там тоже дело завели по 112 статье.

Была проведена экспертиза, которая установила механизм причинения травм, конкретное орудие преступления, на котором остались отпечатки обвиняемого.

Тот в ходе следствия признал свою вину, заявил, что все произошло “по пьяному делу”. Но ответственность от этого, по закону, не смягчается”, — рассказал дознаватель.

В делах же о побоях, по его словам, очень трудно разобраться, кто прав, а кто нет. Конкретный вред здоровью здесь не устанавливается (потому как его нет) и судебно-медицинская экспертиза не производится. Из-за этого подтвердить каким-то более или менее объективным образом, что вред потерпевшему принес именно обвиняемый, нельзя.

“Все строится на показаниях людей. А так как семейные ссоры происходят за закрытыми дверьми, то кроме, допустим, ребенка или тещи, других свидетелей не бывает. Но разве эти люди не бывают ангажированы тем или иным участником конфликта? Такие споры должны решаться в частном судебном порядке”, — заключил полицейский.

“Бьют, чтобы отобрать пенсию”

Лидер движения “Стопнасилие” Алена Попова подчеркивает, что история с домашним насилием касается не только женщин и детей.

“В регионах жертвами часто становятся пожилые люди. Их бьют, чтобы отобрать пенсию, квартиру”, — отмечает она. При этом норма о том, что за беспомощных граждан должны вступаться прокуратура и полиция, там не работает.

Во многих странах, в том числе в братской Белоруссии, по словам Поповой, успешно действует институт “охранных ордеров”, которые ограничивают возможности общения потерпевшего с его обидчиком: тому нельзя подойти на определенное расстояние и так далее. “Статистика свидетельствует, что это действенная мера, если ее соблюдают и осужденный, и его жертва”, — говорит эксперт.

Перевоспитать, а не арестовать

Согласно опубликованному 19 января соцопросу ВЦИОМ, подавляющее большинство россиян (79 процентов) не приемлют никакого насилия в семейных отношениях. Однако 19 человек из каждой сотни опрошенных все же допускают возможность рукоприкладства.

Законодательное послабление в отношение домашних тиранов приветствуют 59 процентов респондентов. И это несмотря на то, что каждый десятый россиянин, согласно опросу, сталкивался с этим лично.

В оценке эффективности принятого Госдумой решения доля оптимистов (41 процент) практически равна доле тех, кто считает, что ничего не изменится (40 процентов).

“Домашнее насилие отличается наличием особой привязанности, тесными и часто интимными отношениями между участниками конфликта”, — прокомментировала результаты исследования директор специальных программ ВЦИОМ Елена Михайлова.

 — Жесткость санкций, налагаемых государством на участников таких конфликтов, часто сдерживает жертв домашнего насилия от обращения за внешней помощью: многие опасаются серьезных последствий, которые может повлечь за собой такой шаг”.

Перевод в разряд административных правонарушений должен, по ее словам, активизировать желание потерпевших обращаться к полицейским. “Временная изоляция дебошира, привлечение его к общественным работам — те меры, которые не окажут серьезного влияния на судьбу распускающего руки, однако позволят в случае необходимости защитить членов семьи от жестокого обращения”, — отмечает Михайлова.

По словам социолога, большинство потерпевших заявляют в полицию не для того, чтобы “непременно привлечь обидчика к ответственности по всей строгости закона, а надеются на нормализацию отношений в семье”.

Получается, люди хотят, чтобы стражи порядка перевоспитали их домашних тиранов, а не изолировали. Это утверждение можно подкрепить и тем, что наиболее адекватным наказанием за побои четверть участников опроса ВЦИОМ назвали исправительные работы.

Сторонников других санкций — штрафа, лишения свободы — значительно меньше.

Однако, по мнению Михайловой, неприятие насилия возможно заложить в человеке только на этапе социализации, то есть в детстве.

Источник: https://ria.ru/20170127/1486101837.html

Окно права
Добавить комментарий