Какие права у человека, приехавшего из ДНР?

Донбасс: мир и война

Какие права у человека, приехавшего из ДНР?
Андрей Столяров

Писатель

В столице непризнанной Донецкой народной республики я оказался как участник российской делегации на фестивале писателей-фантастов «Звезды над Донбассом». Однако меня интересовала не столько литературная, сколько обыденная жизнь ДНР. Об этом — мои заметки.

Донецк мирный

В сознании обычного россиянина названия Донбасс или Донецк прочно связаны со словом «война» — это бои, обстрелы, разрывы снарядов и мин, блокада, непрерывная угроза насильственной смерти. И потому человека, впервые приехавшего в Донецк, так поражает абсолютно мирный, гражданский облик города.

Работают транспорт, магазины, кинотеатры, детские сады, школы, высшие учебные заведения, библиотеки, филармония и даже фонтаны у здания мэрии. По улицам спокойно прогуливаются девушки с мороженым и айфонами. Группа подростков запускает в парке воздушного змея. В торгово-развлекательно центрах, мало чем отличающихся от петербургских, фланируют покупатели.

Ощущение, что никакой войны нет. Разве что в уникальном донецком «Парке кованых фигур», где металлическая Баба-яга соседствует с таким же металлическим инопланетным монстром, напоминают, что некоторые скульптуры выкованы из осколков снарядов, собранных после обстрелов города.

А еще поражает удивительная чистота Донецка (такое впечатление, что дончане вообще не мусорят на улицах) и качество городских дорог, которые выглядят, пожалуй, даже лучше, чем в Петербурге. Сильный контраст с замусоренным и ухабистым Ростовом-на-Дону, где мы были сутки назад.

Коммунальные службы Донецка вообще — феномен, достойный подражания. По рассказам жителей города, даже в период самых сильных обстрелов все повреждения электросетей, водопровода, дорог устранялись немедленно. В таком же интенсивном режиме они работают и сейчас.

Донецк прифронтовой

И все же близость войны чувствуется. В напряженные месяцы боев за город его покинула примерно треть населения. Особенно это заметно вечером: в донецких многоэтажках по сравнению с Петербургом маловато зажженных окон.

Днем улицы Донецка тоже странновато пусты для города-миллионника.

Молодежи довольно много, но вот детей — опять-таки, по сравнению с Петербургом — значительно меньше: видимо, неуверенность в будущем сказывается на рождаемости.

Или вот такая деталь: на дверях крупного торгового центра висит знак — красный кружок и в нем перечеркнутый пистолет. То есть с оружием вход запрещен. Впрочем, вооруженных людей в Донецке встретишь не часто. И полиции нисколько не больше, чем на улицах Петербурга.

При этом в Донецке действует комендантский час. Начинается он в одиннадцать вечера, но уже с девяти часов улицы пустеют, а ночью для передвижения по городу требуется специальный пропуск.

Лицо войны — это окраинные районы Донецка. Особенно возле аэропорта, за который сражались долго и ожесточенно. Здесь разрушенные дома, обгоревшие перекрытия, выщербленные пулями и снарядами стены. На перекрестке дорог стоят заграждения: дальше — мины. А ведь отсюда всего километр до тех мест, где работают магазины, транспорт, прогуливается молодежь.

На передовой мы, к сожалению, не побывали, хотя предварительная договоренность об этом была. Однако как раз в дни фестиваля начались напряженные переговоры об урегулировании конфликта по «формуле Штайнмайера», и руководство Донецка решило не рисковать. Не дай бог, выстрелит какой-нибудь идиот с той стороны: убить, может быть, не убьет, но ситуация осложнится.

Донецк победивший

Самое сильное впечатление — это посещение кургана Саур-Могила, высоты, господствующей над громадным районом Донбасса. Здесь в 1943 году шли яростные бои с войсками фашистской Германии.

И здесь же в 2014-м разгорелось одно из главных сражений «битвы за Донбасс», когда вооруженные силы Украины пытались отсечь восставшие республики от России.

На курган наступали около 30 украинских танков, но взять высоту так и не смогли.

В 1967 году на кургане был создан величественный мемориал в память о погибших солдатах и офицерах Красной армии. Сейчас он разрушен, но над вершиной его развевается красный флаг. Восстановлены лишь площадка и лестница, а главный комплекс решено пока оставить как есть — в память об ополченцах Донбасса, сражавшихся здесь за свободу республики.

О недавней войне в Донецке помнят еще очень хорошо.

Участники боевых действий рассказывали, как приходили на фронт первые ополченцы, вооруженные лишь палками и железными прутами, как клепали из подручного материала самодельные минометы, как восстанавливали музейные пушки времен Великой Отечественной войны, как одно из наступлений украинских частей удалось отбить, «стреляя» взрывпакетами, поскольку снарядов не было. Взрывпакеты, конечно, не могли нанести противнику никакого вреда, но давали такой мощный огневой выхлоп, что украинские войска сразу остановились.

Сейчас боевых действий под Донецком нет, хотя отдельные выстрелы еще раздаются. С обеих сторон в окопах сидят в основном контрактники, которые воевать особо не рвутся.

Донецк и Россия

Интерес к России огромный. Вместе с тем ощущается в разговорах с дончанами и некоторая обида: РФ, по мнению местных жителей, с самого начала могла бы более активно защищать Донбасс. Тогда, возможно, никакой войны не было бы вообще и удалось бы человеческих жертв избежать. Да и сейчас в регионе все еще ждут помощи — сколько можно жить в блокаде, в подвешенном состоянии!

Тем более что многие предприятия Донбасса простаивают, а другие загружены лишь частично. Зарплаты по сравнению с российскими невысокие, а цены в магазинах лишь немного ниже. И хотя экономическая интеграция Донбасса с Россией постепенно растет, но все же не такими темпами, чтобы дать ощутимый эффект. В разговорах с жителями Донецка в основном звучали два мнения.

Первое: Донбасс может быть только российским и никаким иным. Кстати, еще по переписи 2001 года лишь 11% жителей города назвали родным языком украинский.

Второе: чем бы этот конфликт ни закончился, лишь бы закончился. Пора возвращаться к нормальной жизни. Правда, и приверженцы этой точки зрения тоже в большинстве своем добавляют, что лучше бы Донбасс стал российским.

Общее опасение: если Украина возьмет под контроль границу Донбасса с Россией, перекроет ее, то могут начаться репрессии, зачистки, выдавливание русского населения, насильственная украинизация. И эти опасения не беспочвенны.

Один из «свидомых захисников» мне уже написал: для того, чтобы дончанам наладить нормальную жизнь, им надо «вымести поганой метлой всю российскую сволочь из города». К сожалению, такие взгляды на Украине сейчас — не редкость.

А вообще — главная ошибка западных и украинских политиков заключается в том, что судьбу Донбасса должны определять только они. Это глубокое заблуждение. В Донбассе — именно из-за войны и блокады — сейчас складывается новый народ. И никаких решений, навязываемых извне, он не примет. Свою судьбу Донбасс хочет решать сам.

Андрей Столяров

Источник: https://www.rosbalt.ru/world/2019/10/07/1806451.html

«Зеленский, мы хотим обратно!»

Какие права у человека, приехавшего из ДНР?

В Донецкой Народной Республике набирает обороты скандальный флешмоб #ЗеленскийПризнайВыборДонбасса.

Акция, казалось бы, безобидная: жители неподконтрольных Киеву территорий просят нового президента Украины считаться с их правом на самоопределение.

Но о каком самоопределении идет речь? Если верить организаторам и местным властям, с подачи которых раскручивают флешмоб, Донбасс выбрал «особый статус» в составе Украины (тот самый, что прописан в Минских соглашениях).

Из-за этих двух слов — «особый статус» — и разгорелся скандал.

У противников проукраинской, по их мнению акции, есть железный аргумент: 11 мая 2014 года в ДНР прошел референдум, на котором большинство местных жителей проали за независимость республики.

Кстати, в результаты этого референдума их много лет буквально тыкают носом. Когда люди сетуют, что Москва отклонила обращение ЛДНР о вхождении в состав РФ, чиновники разводят руками: «Надо было смотреть, за что голосуете».

И вправду: о присоединении к России в бюллетене не было сказано ни слова. Но об особом статусе — тем более. Вопрос звучал конкретно: «Поддерживаете ли Вы Акт о государственной самостоятельности Донецкой Народной Республики?»

Теперь же инициаторы обращения к Зеленскому убеждают народ, что их выбор — Минские соглашения, примирение с Киевом и возвращение в состав Украины в качестве странного территориального образования под неблагозвучным названием ОРДЛО (Отдельные районы Донецкой и Луганской областей). Чем подкреплен этот «выбор»? И что делать с результатами референдума? Это решительно непонятно.

Сама акция началась два месяца назад с подачи школьницы из Горловки Евгении Тертычной. «Владимир, вы заявили, что необходимо переходить к новым действиям. Мы согласны. Донбасс устал от красивых речей украинских политиков. Мы хотим действия.

Дайте автономию Донбассу. Дайте нам говорить на родном русском языке. Дайте нам самим выбирать, кто нас будет защищать. Это должны делать те люди, которые родились и выросли на этой земле», — с такими словами девочка обратилась к новоизбранному президенту Украины.

В соцсетях видеообращение вызвало резонанс. Кто-то решил поддержать инициативу юной горловчанки и запустил хэштег #ЗеленскийПризнайВыборДонбасса. Остается открытым вопрос: на каком этапе раскручивать акцию начали власти республики?

Скорее всего, с подачи главы ДНР Дениса Пушилина она и стартовала. Женя Тертычная числится членом общественной организации «Молодая Республика» — молодежного крыла общественного движения «Донецкая Республика», которое представляет собой типичную для постсоветских государств партию власти (что-то вроде «Единой России» в масштабах отдельно взятого региона).

Симпатичной школьнице из обстреливаемой Горловки вполне могли вложить в уста правильные слова. Кстати, уж больно идеологически выверенным получилось её обращение к Зеленскому.

Все по канонам Минских соглашений: автономия, право на языковое самоопределение, амнистия участников боевых действий, которые после установления прочного мира сформируют ядро местной правоохранительной системы.

Виктор Медведчук может подписаться под каждым словом! Может, и текст с ним согласовывали?

Флешмоб отлично вписывается в контекст предвыборной кампании партии «Оппозиционная платформа — За життя», которая борется со «Слугой народа» за симпатии избирателей Юго-Востока.

Медведчук позиционирует себя единственным политиком, способным договориться с Москвой и остановить войну в Донбассе. Донецк и Луганск вынуждены ему подыгрывать.

Как иначе объяснить жест доброй воли в виде освобождения по просьбе Медведчука четырех украинских пленных? Лидерам ЛДНР явно объяснили, что «нашему человеку» на Украине нужно помочь…

В августе прошлого года Медведчук поделился занимательной социологией, согласно которой в Донбассе примерно равное количество сторонников независимости региона и возвращения в состав Украины на правах автономии (по 43%). Вряд ли подобный опрос вообще проводился.

Просто украинский политик хочет убедить соотечественников, что жители отколовшихся территорий соскучились по «неньке» и не прочь вернуться. А перед вторым туром президентских выборов у лидера «Оппозиционной платформы — За життя» даже появится некий план реинтеграции Донбасса.

Который якобы согласован с Москвой, Донецком и Луганском.

Для получения максимальных электоральных выгод Медведчуку важно показать, что по ту сторону линии разграничения его начинания действительно поддерживают.

Не с этой ли целью организован флешмоб? Его декларируемая задача — достучаться до президента Украины — абсолютно бессмысленна.

Зеленский с Донецком и Луганском разговаривать не собирается: только с Москвой! И только под присмотром западных кураторов!

Акция в Донецке приобрела поистине государственный масштаб. Под неё создан отдельный сайт, на котором каждый желающий может поддержать обращение к Зеленскому.

Для этого достаточно указать свое имя, город и прикрепить фотографию. Количество анкет скоро дойдет до одного миллиона. Многие из них — фейковые, кто-то принял участие в добровольно принудительном порядке.

Усилиями активистов сбор подписей проводился и на улице.

В тексте официального обращения к Зеленскому на сайте перечислены пункты, под которыми может подписаться каждый житель Донбасса: прекратить обстрелы жилых домов, возобновить выплаты пенсий, предоставить право говорить на русском языке и т. д. Говорится даже о праве на интеграцию с Россией. И только маленькая приписка в самом конце портит картину: «Мы требуем особый статус для Донбасса!»

Как сочетаются особый статус Донбасса и интеграция с РФ? Если вникнуть в содержание Комплекса мер по выполнению Минских соглашений, никакого парадокса здесь нет.

Донецк и Луганск возвращаются в состав Украины, но особый статус ОРДЛО предусматривает «содействие центральных органов власти трансграничному сотрудничеству территорий с регионами Российской Федерации».

То есть за Донбассом должно быть закреплено право поддерживать и развивать торгово-экономические связи с Россией.

Казалось бы, все соответствует «Минску- 2». Почему тогда негодуют местные жители?

Флешмоб #ЗеленскийПризнайВыборДонбасса обнажил проблему, о которой в ДНР говорить не принято. После подписания Минских соглашений республика по факту живет в двух взаимоисключающих законодательных плоскостях. Одна из них опирается на результаты референдума 11 мая 2014 года. Другая — на международные договоренности, подписанные в столице Беларуси. Обе признаются легитимными.

Ни Захарченко, ни Пушилин не отказывались от выполнения «Минска — 2». То есть, по факту поддерживали курс на возвращение в состав Украины. Но в уже упомянутом Акте о провозглашении государственной самостоятельности ДНР, на основе которой была составлена Конституция, речь идет о суверенном государстве.

Кстати, в самой Конституции ДНР о суверенитете уже не говорится. Согласно 1-й статье, Донецкая республика является «демократическим правовым социальным государством». Украина, для сравнения, — тоже демократическая, правовая, социальная. Но при этом еще — суверенная и независимая.

Видимо, авторам Конституции ДНР в мае 2014 года пояснили, что все мосты сжигать не обязательно. Но компромиссные формулировки проблемы не решают.

Аналогичная ситуация сложилась и на Украине. По обе стороны фронта многие люди считают Минские соглашения несправедливыми. Порой даже предательскими. Команда Зеленского уже успела это прочувствовать. Как тут не вспомнить предложение главы офиса президента Андрея Богдана вернуть русскому языку в Донбассе статус регионального!

Порохоботы всех мастей принялись кричать, что «мова» может быть только одна. Хотя в Минских соглашениях четко прописано право ОРДЛО на языковое самоопределение. То есть — на закрепление официального статуса русского языка (нужно обладать очень богатой и нездоровой фантазией, чтобы предложить иную трактовку этого пункта).

Украина пошла на подписание мирных договоренностей под давлением обстоятельств. Но и Донбасс поставили перед фактом: в Россию вас не возьмут, держите курс на реинтеграцию!

Скандал с флешмобом показывает, что любые потуги «впихнуть невпихуемое в состав Украины» встретят здесь серьезное сопротивление местных жителей. Особенно — тех людей, которые за независимость ДНР боролись и борются с оружием в руках.

Подчеркнем: борются за независимость, а не за особый статус в составе Украины!

Источник: https://svpressa.ru/politic/article/238158/

Нуждаются ли жители Донбасса в российском гражданстве “второго сорта”?

Какие права у человека, приехавшего из ДНР?

Российские паспорта для жителей самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» оказались «не того сорта», как такие же документы для жителей так называемой «Приднестровской Молдавской республики» (ПМР) или Южной Осетии с Абхазией, и не выдерживают для большинства конкуренции с биометрическими заграничными паспортами Украины. К тому же в отличие от других пророссийских непризнанных территорий, в «ЛНР» не обещают платить российские пенсии. В чем разница статусов разных контролируемых Россией территорий разбирался корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

ПМР-консульство

30 апреля в селе Покровском Неклиновского района Ростовской области РФ в тестовом режиме открылся новый пункт выдачи российских паспортов жителям «ДНР», 29 апреля такой же пункт для жителей «ЛНР» уже открылся в городе Новошахтинске той же Ростовской области.

Пункты расположены не в палатках, а во вполне капитальных зданиях со всем необходимым оборудованием и персоналом, что еще раз подчеркивает, что выдача российских паспортов обладателям так называемых документов «ДНР» и «ЛНР» – это не спонтанная кампания, а тщательно подготовленное и плановое мероприятие, никак не зависящее от смены персоналий в президентском кресле соседней Украины.

Интересно, что пока даже власти самопровозглашенных республик до сих пор до конца не понимают процедуру и последовательность действий при получении российского гражданства. Сейчас «ДНР» и «ЛНР» движутся как бы разными колоннами в противоположных направлениях.

Если так называемый «глава ЛНР» Леонид Пасечник распоряжается открыть дополнительные пункты приема документов для получения российских паспортов на подконтрольной территории, то «глава ДНР» Денис Пушилин торжественно поручил «министерству налогов и сборов и МГБ» разработать упрощенный механизм пересечения границы с Российской Федерацией, а «министру транспорта ДНР» в срок до 1 июня поручено «разработать схему и порядок движения пассажирского транспорта для централизованной доставки граждан ДНР к пунктам получения паспортов на территории Российской Федерации».

Предполагается, что паспортные пункты в Ростовской области для «ДНР» и «ЛНР» будут обрабатывать по 200 комплектов документов в сутки каждый.

По версии статистических управлений самопровозглашенных республик там сейчас проживают 3.7 миллиона граждан, по подсчетам ООН – 2.8 млн. человек.

Количество владельцев паспортов «ЛДНР» на данный момент разными источниками оценивается в цифры от 150 до 300 тыс.

Ясно пока одно – российский паспорт будут получать люди, уже имеющие так называемые паспорта «ЛДНР» – их около 10% от жителей неподконтрольных территорий, и среди них в основном чиновники местных администраций, бойцы вооруженных формирований из числа местных и люди, оставшиеся по разным причинам без легальных украинских документов.

Получить паспорт «ДНР» и «ЛНР» было совсем непросто – его, например, массово не могли получить бойцы отрядов Игоря Стрелкова, бежавшие вместе с ним из своих родных городов на севере Донецкой области.

Они и работать легально толком не могли – в «ДНР» военное положение и люди с пропиской на «оккупированной Украиной территориях» здесь автоматически относятся к разряду возможных «украинских диверсантов».

Нет справки о регистрации по месту жительства в Донецкой области на 7 апреля 2014 года – нет паспорта «ДНР», а получить такую справку в украинских Славянске, Дружковке или Мариуполе, у боевиков, находящихся в розыске СБУ и в базе данных сайта «Миротворец», не было ни единого шанса.

Славянск

Вернувшиеся в рамках обмена пленными 27 декабря 2017 года бывшие бойцы вооруженных формирований «ЛДНР» по году не могли обзавестись документами самопровозглашенных республик, которые худо-бедно, но давали право на въезд в Россию и легализацию там.

Если для этих пораженных в правах войной людей получение гражданства Российской Федерацией еще можно рассматривать как опцию, то для остальных – это пока довольно непонятное приобретение.

Холодный душ реальности полился на лояльных России жителей Донецка и Луганска практически сразу – Пенсионный фонд РФ внятно и доходчиво разъяснил, что на российские пенсии могут рассчитывать только новые граждане, переехавшие в Россию на постоянное место жительства.

«У нас в отделе паспорта ДНР не получал никто, за российскими очередь из наших тоже стоять не будет. Что они дадут, кроме траты 3.5 тысяч рублей?» – категорично заявила корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» сотрудница городского водоканала Донецка. Цифра в 3.

5тысяч рублей (около 58 долларов) за «подготовку документов» фигурирует в появившихся в Донецке объявлениях вездесущих фирм-посредников –именно столько здесь получает в месяц, к примеру, медицинская сестра в больнице или технический работник в школе, самая массовая минимальная пенсия уже меньше.

Прямые затраты на документы на получение российского паспорта в Донецке тоже скрупулёзно подсчитаны – они составят 2150 рублей (примерно 35 долларов) (столько по минимальным расценкам будут стоить нотариально заверенные официальные переводы копий украинского паспорта и свидетельства о рождении, плюс нотариально заверенная копия т.н. паспорта «ДНР»)

“Это решение улучшит гуманитарную ситуацию и снимет напряжение. Люди будут иметь свободный выезд за пределы Российской Федерации, открываются новые пространства.

Дети смогут учиться в других странах, можно заключать договора образовательные об обмене опытом, потому что дети уже могут выезжать, можно вывозить людей на лечение в другие страны” – так обрисовывает преимущества новых документов для российских СМИ уполномоченная по правам человека ДНР Дарья Морозова

Эти слова в Донецке вызывают только улыбку – через линию фронта ежемесячно совершается больше миллиона пересечений, очереди из желающих получить «безвизовый» для зоны Шенгенского соглашения украинский биометрический паспорт в миграционных службах Краматорска и Мариуполя наглядно демонстрирую, – за чем едут на подконтрольные Киеву территории десятки тысяч людей. “Голос Америки” писал о болельщиках «Шахтера» отправляющихся в путешествия за любимой командой в Германию на игры Лиги Европы, на вокзале Волновахи с каждого поезда сходят десятки загорелых людей, отдохнувших в Египте и Турции, и возвращающихся в Донецк. В «ЛДНР» есть преуспевающие по местным меркам люди, и они привычно пользуются преимуществами украинских паспортов и туристических вариантов – из Ростова-на-Дону, в отличие от близкого украинского Запорожья, чартеры на дешевый Египет не летают со времен террористического акта над Синаем в 2015 году.

Приднестровье – паспорта и пенсии для всех

Донецк и Луганск в 2014 году манили перспективами Крыма, а пугали почему-то примером непризнанного Приднестровья. С ситуацией на разномастных непризнанных территориях тут знакомы все – более-менее зарабатывающие чиновники «ДНР» из-за возможных обвинений в «измене родине» выезжать на отдых через Украину не могут, предпочитают привычный Крым и относительно недорогую Абхазию.

Крым Россия сразу присоединила ко всем социальным сервисам метрополии – пенсии там в среднем в три раза больше, чем в Донецке и Луганске.

Абхазия и Южная Осетия –крайне маленькие по сравнению Донбасса образования, в них соответственно 30 и 33 тысячи пенсионеров с паспортами РФ, которые на разных условиях, но тоже получают российские пенсии.

Например, в Абхазии паспорта России тоже выдавали без обещаний социальных выплат, но затем РФ взяла на себя одностороннее обязательство доплачивать пенсии, если Абхазия устанавливает их ниже обговоренного минимума.

Чуть более похожа на Донбасс масштабами ситуация в т.н. «ПМР», в которой согласно местной переписи от 2015 года проживает 475 тысяч граждан.

На осень 2018 года здесь говорили о 220 тысячах обладателях российских паспортов, что по большому счету в местных условиях подавляющее большинство (на момент переписи до 30% граждан «временно отсутствовали», молодые люди массово выезжают из «ПМР» и сколько там населения на сегодняшний день – непонятно). Для выдачи паспортов тут хватило обычных законов РФ без объявления каких бы то ни было «льготных режимов».

Когда говоришь с местными пенсионера в Тирасполе и Бендерах складывается впечатление, что для властей т.н. «ПМР» перевод пожилых людей на российские пенсии оказался сродни государственной программы по снижению нагрузки на местный бюджет. Стариков обзванивают, предлагают бесплатные консультации, помощь в оформлении документов – в российский консульский пункт выстраиваются регулярные очереди.

Разъяснения, которые российский Пенсионный фонд раздает пока еще гражданам Украины в «ДНР» ( «пенсии назначает и выплачивает государство постоянного проживания лица независимо от его гражданства») – тут просто не представимы.

Интересен и местный статус людей с российскими паспортами – он откровенно невысок. Если ты не пенсионер, и у тебя только российский паспорт в кармане – это как знак изгоя.

Все, кто родился в Приднестровье до 1992 года, а также их дети имеют полное право на молдавский паспорт, с таким же как у украинского безвизовым режимом с 96 странами.

Все, кто имеет молдавский паспорт после бюрократических процедур, но без особых проблем может получить румынский паспорт – который уже дает право легальной работы в странах Евросоюза.

Оговорка «рожденный до 1992 года» отсекает от молдавских паспортов россиян, приехавших сюда в 1992 году воевать и оставшихся на этой благодатной земле жить, военных пенсионеров российской армии из местной группировки бывшей 14 армии РФ, и других связанных с Россией приезжих людей.

Мужчин с российским паспортом относительно призывного возраста (украинские пограничники определяют его довольно произвольно – лет с 16 до 60) не пускают с 2014 года через свою границу Украина, семьи с отцом-россиянином банально не могут полным составом выехать летом отдохнуть на единственное рядом море – в Одессу.

Большинство встреченных в Приднестровье корреспондентом Русской службы “Голоса Америки” людей имели от трех до четырех паспортов. К «обязательным» – приднестровскому и российскому – добавлялся молдавский или украинский, плюс часто какой-нибудь паспорт Евросоюза (тут велика еще и местная болгарская община, которая тоже свободно получает гражданство исторической родины).

В Приднестровье обладатель только паспорта России, не достигший пенсионного возраста – это человек, который не может поддержать семью даже сезонной работой в Европе.

После Приднестровья пафос заявлений Владимира Путина о выдаче паспортов России как приманке для украинцев просто непонятен. Отсутствие гарантированных российских пенсий для новых граждан России непосредственно из т.н. «ДНР» и «ЛНР» делает ее гражданство и вовсе непривлекательным для большинства.

Глядя на практическое применение последнего указа Владимира Путина – всего два пункта с пропускной способностью в сотни паспортов в день, получением гражданства РФ исключительно лояльным населением с паспортами «ДНР» и «ЛНР» без возможности получать российские пенсии – вероятной начинает выглядеть следующая версия происходящего.

В Донецке сегодня говорят, что паспорта России – это не подготовка к присоединению территорий, а подготовка эвакуации или защиты «своих» в случае выполнения Минских соглашений и прихода на эти территории переходной международной администрации с миротворцами на границе России и Украины.

проблема людей в Донецке и Луганске вовсе не отсутствие документов, а война, безработица и повальная бедность.

Впрочем, одна особая большая льгота у «граждан ДНР и ЛНР», согласно Указу Владимира Путина, все же есть – они могут не отказываться от украинских паспортов.

Источник: https://www.golos-ameriki.ru/a/ukraine-russia-citizenship/4897696.html

Чужие среди своих

Какие права у человека, приехавшего из ДНР?

Алексей приехал в Донецк добровольцем летом 2014 года. Демобилизовавшись из российских ВДВ и насмотревшись телевизора, он хотел защищать «Русский мир» от «фашистов». Служил в нескольких подразделениях, а после дебальцевской операции 2015 года его и еще двоих россиян задержали сотрудники МГБ «ДНР».

«Били только при задержании, — рассказывает Алексей. — А сослуживцу, пытавшемуся быковать, прострелили ладонь. Отвезли в какой-то подвал. Условия были нормальные — на полу коврики, матрасы. Предъявили обычный «букет» — незаконный оборот оружия и «отжим» имущества. Оказалось, что пока мы мерзли в окопах, вышло постановление: все оружие поставить на официальный учет. В первый же день после задержания предложили «решить по-дружески» — за 100 тысяч рублей. У меня такой суммы не было. Да и не поверил, что все серьезно. Думал, что разберутся и отпустят воевать дальше».

Через несколько месяцев Алексей понял, что ошибся. Но тогда ценник за освобождение уже вырос до миллиона. Сейчас, говорят, за «дружеское решение» требуют от 50 тысяч долларов.

«У подонков, кто реально мародерил или торговал оружием, деньги для того, чтобы откупиться, были, — продолжает Алексей. — Так что сидели в итоге идейные, кто ничего себе не нажил. Причем в «ДНР» ситуация хуже, чем в «ЛНР». Там хотя бы провели амнистию для ополченцев».

Правда, по другим данным, в «ЛНР» большинство нежелательных людей просто зачистили.

Некоторых добровольцев «закрыли» за то, что оказались не в то время не в том месте, перешли дорогу кому-то из местных начальников или стали ненужными свидетелями. К примеру, в 2014 году по официальному указанию МГБ взвод сослуживцев Алексея направили в банк изымать находившиеся там ценности.

На месте выяснилось, что в ячейках хранится несколько десятков миллионов гривен. Потом эта наличка куда-то растворилась. А всех, кто был в курсе ситуации, кинули «на яму».

Алексею пришлось уговаривать родных найти нужную сумму. В итоге удалось собрать 800 тысяч рублей. Выкуп в Ростове передали посреднику якобы за услуги адвоката. Но было и еще одно условие:

«Перед выходом я «признался» на камеру во всех возможных «преступлениях», включая такое, о чем рассказывать не хочется, — вспоминает наш собеседник. — Меня сразу предупредили, что, если попробую «качать», все это не только попадет в Сеть, но и станет поводом для уголовного преследования уже в России. Вывозили меня на границу с другими пацанами. Один сапер рассказал, что его выпустили на условиях, что он «смоет кровью». Я удивился — почему тогда везут на границу с РФ, а не в сторону фронта. Оказалось, что для него штрафбатом должна стать компания Вагнера в Сирии».

За что боролись…

Точное число граждан РФ, удерживаемых сегодня в неволе в «ДНР», назвать не может никто. По данным одного из офицеров республики, попросившего не называть его имя, официально за четыре года было арестовано более 480 россиян. Встречались даже такие фантастические обвинения, как шпионаж в пользу России. Сейчас в СИЗО осталось около 150 человек. Судьба остальных неизвестна.

«По международным законам любого ополченца можно признать преступником, — рассуждает офицер корпуса «ДНР». — С весны по осень 2014 года у нас был полный хаос, полевые командиры реквизировали на нужды фронта, а зачастую и для себя лично любые приглянувшиеся машины и другую собственность. В лучшем случае — давали нарисованные на коленке расписки. Комбаты обложили данью все коммерческие структуры на подконтрольной им территории — от ларьков и парикмахерских до шахт и металлургических комбинатов. Сотни тысяч беженцев уезжали, оставив дома и квартиры. Туда селились российские ополченцы, которым надо было где-то жить. С оружием вообще был полный бардак. Продавались и покупались даже БМП. Многие, особенно те, кто был на фронте, привыкли к вольнице. И когда их начали «щемить» — удивились. Но тут пошел перегиб в другую сторону: нельзя же судить воевавших людей по законам мирного времени!»

Российский публицист Роман Манекин, переехавший в Донецк в марте 2014 года и сам дважды становившийся жертвой похищений, рассказывает, что осенью прошлого года у него на руках был список 300 граждан РФ, содержавшихся в местных СИЗО.

«В списке были только позывные, — говорит Манекин. — И поэтому я не могу утверждать, что общее количество заключенных именно триста. Если говорить о предъявленных обвинениях, то в самых тяжелых случаях речь шла об убийствах мирных граждан. Уголовный кодекс «ДНР» в таких случаях предусматривает смертную казнь. Что касается обвиняемых в «ДНР» по тяжелым статьям, то, как правило, никто из них свою вину не признает».

Также Манекин поясняет, что россиянам в донецких тюрьмах и колониях приходится особенно трудно. Ведь большинству местных передают посылки с воли, что в ужасающих условиях исправительных учреждений помогает выжить. Известны случаи, когда в СИЗО вспыхивали кровавые конфликты между ополченцами и «блатными» и «ворами в законе», сидящими еще с украинских времен.

«Смытые в унитаз»

Интересно, что следствие непризнанной республики опирается во время делопроизводства как на Уголовный кодекс «ДНР», являющийся гибридом российского и украинского УК, так и на другие нормативные акты, вплоть до УПК Украинской ССР 60-х годов прошлого века.

На 30 суток любого человека могут арестовать на основании постановления, подписанного Александром Захарченко в августе 2014 года. При этом по факту люди могут сидеть годами вообще без предъявления обвинения.

Ведь кроме официальных следственных изоляторов и колоний существует и множество иных мест лишения свободы, именуемых в народе «подвалами» или «ямами».

«Большая часть ополченцев, включая россиян, сидит незаслуженно, — говорит бывший комбат «ДНР» Вадим Погодин (позывной «Керчь»). — Может процентов 10–20 реальных негодяев. Остальные либо вообще невиновны, либо совершили поступки, которые в условиях боевых действий преступлениями не являются. На меня в «ДНР» заведена сотня уголовных дел. Обвиняют в убийстве парня, которого я в глаза ни разу в жизни не видел».

Погодин говорит об убийстве 16-летнего школьника Степана Чубенко, которое произошло в июле 2014 года. Власти Украины на основе показаний свидетелей обвинили в преступлении Погодина (позже такие же обвинения ему предъявили и в «ДНР»).

Как указано в материалах уголовного дела, подростка задержали на блокпосту в Краматорске.

Поводом стала желто-синяя ленточка на рюкзаке — подчиненные Погодина посчитали молодого человека активистом «Правого сектора»* и после допроса расстреляли; сам Погодин, как выяснила «Новая газета», добил Чубенко выстрелом в затылок.

Сегодня бывший комбат в разговоре с корреспондентом «Новой» отрицает причастность к убийству подростка, но при этом считает, что расстрел 16-летнего Чубенко не является серьезным преступлением:

«То, что его кончили, я не считаю зазорным. Но сам такого приказа не отдавал и не участвовал».

Погодин рассказывает про российского гражданина с позывным «Варан» (из бригады «Оплот»), который был осужден на пожизненное заключение в «ДНР». Его обвинили в убийствах и в том, что он реквизировал автотранспорт.

«В бессудные казни я не верю, — говорит Погодин. — Насчет машин — да, наверное, было. Но и сам Захарченко на таких же автомобилях ездил. «Варан» командовал обороной «Петровки». Я уверен, что его убрали, чтобы спокойно можно было отдать эти позиции украинцам».

По словам Погодина, Александр Захарченко вел негласные переговоры с украинской стороной о сдаче участка, который контролировал «Варан», и некоторых других позиций. В обмен вооруженные силы Украины должны были передать войскам «ДНР» территорию донецкого аэропорта.

«Всех без разбору ребят пытаются представить уголовниками, — рассказывает Елена, родственница одного из россиян, уже несколько лет находящегося в донецком СИЗО. — Им как под копирку шьют обвинения. Пытают. Требуют оговорить себя и товарищей. А ведь даже в случае, если человек действительно совершил преступление, он имеет право на квалифицированную защиту и справедливое расследование! Когда доходит до суда, то приговоры оказываются запредельными. С такими сроками им на свободу уже не выйти. Недавно россиянин Владимир Устьянцев (позывной «Жук»), приехавший в 2014 году из Сибири в Донбасс, возглавивший в итоге 6-ю роту бригады «Оплот» и назначенный комендантом г. Торез, получил 21 год строгого режима без права обжалования. Ему предъявили «отжимы» транспорта и помещений».

«Я не верю ни одному судебному решению «ДНР», — добавляет Погодин. — Там сейчас действует террористическая организация. У руководства республики стоят люди, которые терроризируют свой народ.

Любое преступление могут повесить на человека, который просто рыкнул на какого-нибудь прихвостня Захарченко».

Наши собеседники утверждают, что система власти, заложенная при Украине, действует в «ДНР» и сейчас, только в еще более концентрированном и извращенном варианте. В МВД, МГБ и прокуратуре «ДНР» служат люди, перешедшие с украинской стороны в 2015–2016 годах.

До этого они арестовывали и сажали «сепаров» и «ватников». Многие до сих пор ездят на ту сторону фронта за пенсиями. 

Штат некоторых силовых структур, в том числе тех, что занимаются похищениями и пытками людей, неимоверно раздут. Так, по данным, опубликованным в Сети, только в донецком УБОПе в настоящее время работает свыше 1100 сотрудников.

А еще есть подразделения полиции, МГБ, РГСО (Республиканская государственная служба охраны) и другие части. На их обмундирование, вооружение, содержание и т.д. средства выделяет Россия.

Часто бойцы таких отрядов числятся в составе МЧС, МВД и даже министерства налогов и сборов, но фактически выполняют приказы главы республики. При этом в окопах на переднем крае бойцы месяцами стоят без ротации.

Евгений Фельдман / Архив «Новой»

После знаменитого декабрьского обмена пленными некоторые лица, выданные украинской стороной, сразу же были обвинены силовиками «ДНР» в шпионаже.

По их словам, пытки, которые к ним применялись сторонниками киевской власти, — это просто цветочки по сравнению с тем, как мучают бывшие сослуживцы.

Источник в Союзе добровольцев Донбасса (только через СДД в горячую точку отправлялось воевать более 10 тысяч россиян) утверждает, что россиян в застенках «ДНР» сегодня томится более 500.

«Власти России не предпринимают ради освобождения наших граждан никаких действий, — объясняет собеседник в СДД. — Они — вне закона. Как только эти парни перешли границу, их просто смыло в унитаз».

России не нужны

Родственники и близкие россиян направляют жалобы в МИД с просьбой помочь. В ответ им сообщают, что если бы эти лица были арестованы на Украине, то Россия оказала бы консульское содействие. А в случае с «ДНР» этого сделать не представляется возможным. В судах «ДНР» на все жалобы предлагают обращаться в минскую комиссию по урегулированию конфликта.

Знакомые сотрудники российских спецслужб объяснили, что «где надо» прекрасно осведомлены о проблеме. Но решать ее не собираются.

«Эти люди в России не нужны! Уже несколько лет тема Донбасса искусственно глушится. А приехавшие «герои» с реальным боевым опытом, которые мало того, что в крови по уши, да еще и знают, «как на самом деле было», — питательная среда для криминала и протестных настроений.

Властям «ДНР» дано негласное указание придерживать у себя всех, кого возможно. Вплоть до пожизненного. Эти ребята должны или сгнить на Донбассе, или, поехав «к Вагнеру», тихо сгинуть в Сирии».

«Родственники россиян, находящихся в заключении в республиках, боятся называть их фамилии, — рассказывает председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер. — Я готова обратиться к омбудсмену Татьяне Москальковой с этой проблемой. Вопрос можно поставить в Совете по правам человека при президенте РФ, в Госдуме, в Общественной палате и т.д. Но для этого нужны имена тех, кто сидит в СИЗО или уже осужден».

Наши источники в ДНР назвали имена нескольких российских граждан, находящихся сегодня за решеткой: Апанасов Владимир Витальевич (родился 24.03.1997 в Ростовской области), воевал с марта по ноябрь 2015 года; Котов Кирилл Михайлович

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/07/30/77341-chuzhie-sredi-svoih

Жители ЛНР и ДНР получат российские пенсии только при переезде в Россию :: Экономика :: РБК

Какие права у человека, приехавшего из ДНР?

Запросы в Пенсионный фонд Украины

«Гражданину РФ, переехавшему из Донецкой и Луганской областей на ПМЖ в Россию, пенсионное обеспечение будет осуществляться в общем порядке по нормам законодательства нашей страны», — подчеркнули в Пенсионном фонде.

Для назначения пенсии такому гражданину, переехавшему в Россию, нужно будет предоставить стандартный набор документов, включая паспорт гражданина России, трудовую книжку, при необходимости — справку о среднемесячном заработке за 60 месяцев подряд до 1 января 2002 года (полный перечень документов — здесь).

«Пенсионный фонд России будет оказывать всяческое содействие для подтверждения стажа и заработка гражданина, в том числе путем запроса в Пенсионный фонд Украины или Пенсионные фонды Донецкой или Луганской республики», — указали в ПФР. «Таким образом, данная категория граждан будет иметь права, аналогичные с гражданами РФ», — подчеркнули в фонде. РБК направил запрос в Пенсионный фонд Украины.

По соглашению СНГ 1992 года государства-участники обязаны «принимать необходимые меры к установлению обстоятельств, имеющих решающее значение для определения права на пенсию и ее размера».

Из этого следует, что при необходимости ПФР сначала направит официальный запрос в Пенсионный фонд Украины, а если тот откажется отвечать, то в пенсионные органы ДНР и ЛНР.

При этом в пенсионных органах ДНР и ЛНР есть архив сведений о застрахованных лицах за периоды до 2014 года (в частности, у Пенсионного фонда ДНР есть отчетность работодателей за период с 2000 года по сентябрь 2013 года).

Размер заработка за период трудового стажа определяется исходя из официально установленного курса валют к моменту назначения пенсии, говорится в соглашении. Сейчас одна украинская гривна стоит 2,43 руб.

Для неработающих пенсионеров из ДНР и ЛНР будет устанавливаться федеральная или региональная доплата до уровня прожиточного минимума пенсионера в регионе его проживания, подчеркнули в ПФР.

При этом в России сейчас поэтапно повышается пенсионный возраст — с 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин. В ДНР и ЛНР он составляет 55–60 лет, и этот фактор понадобится учитывать переезжающим пенсионерам.

В феврале 2019 года средний размер пенсий в России составил 14,1 тыс. руб., следует из данных Росстата. В ДНР и ЛНР средние пенсии составляют около 5 тыс. российских рублей, по данным местных СМИ.

Президент Владимир Путин 24 апреля подписал указ об упрощенном предоставлении российского гражданства лицам, постоянно проживающим на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины.

Рассмотрение заявлений о приеме в гражданство РФ займет не более трех месяцев, говорится в указе.

МВД России уточнило, что при получении российских паспортов жителям ДНР и ЛНР не понадобится отказываться от украинского гражданства.

Путин назвал упрощенную выдачу российских паспортов вопросом «чисто гуманитарного характера», поскольку жители районов Донбасса не могут нормально перемещаться, реализовывать свои потребности и элементарные права.

«У нас нет никакого желания создавать проблемы новой украинской власти, но терпеть ситуацию, при которой люди, проживающие на территории вот этих Донецкой и Луганской республик, вообще лишены каких бы то ни было гражданских прав, — это уже переходит границы с точки зрения прав человека», — сказал глава Российского государства.

На 1 марта 2019 года на территории ДНР и ЛНР официально проживают 3,73 млн человек, из них в ДНР — 2,28 млн человек, в ЛНР — 1,45 млн человек.

Для получения российского гражданства необходимо предоставить в территориальные органы МВД России следующие документы:

  • документ, удостоверяющий личность с отметкой о регистрации по месту жительства на территории соответствующего района Донецкой или Луганской области Украины. Отдельным указом президента России «до политического урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины на основании минских соглашений» в России признаются действительными документы, выданные гражданам Украины и лицам без гражданства фактическими властями ДНР и ЛНР;
  • документ, свидетельствующий о перемене фамилии, имени и/или отчества;
  • документ о наличии гражданства иностранного государства (украинского);
  • документ о заключении (расторжении) брака;
  • свидетельство о рождении ребенка, включенного в заявление о приеме в гражданство РФ.

Планируется, что прием заявлений будет осуществляться «через уполномоченных лиц ДНР и ЛНР и рассматриваться на территории Ростовской области», указало МВД. Паспорта гражданина РФ будут выдаваться на территории Ростовской области.

Авторы: Юлия Старостина, Иван Ткачёв

Источник: https://www.rbc.ru/economics/25/04/2019/5cc18b1f9a79473be2b1a1d4

Окно права
Добавить комментарий