Как защитить себя от дознавателей

Уважительные причины должны быть перечислены

Как защитить себя от дознавателей

6 июня 2017 г.

О праве адвоката на досрочное прекращение защиты

Какие бы противоречивые точки зрения ни высказывали мои коллеги по данному вопросу, его грамотное разрешение возможно лишь путем обращения к закону.
Достаточно глубокий анализ по этой тематике дали вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров в статье «Договором закон не поправить» (АГ. 2016. № 24 (233)) и советник ФПА РФ Василий Раудин в статье «Адвокатское соглашение» (АГ. 2017. № 1 (234)).Я хотел бы несколько сузить тему и коснуться лишь вопроса досрочного прекращения защиты подозреваемого, обвиняемого по инициативе адвоката, поскольку право самого подозреваемого, обвиняемого на отказ от защиты (конкретного защитника) не вызывает особых дискуссий (ст. 52 УПК РФ).Адвокатская практика показала, что некоторые адвокаты, принимая поручение на защиту по уголовному делу – как по соглашению, так и по назначению, не всегда доводят дело до его разрешения органом, в чьем производстве оно находится, и это происходит порой по инициативе адвоката. Если защита осуществлялась по назначению, выход адвоката из дела и замена его другим защитником по назначению не порождает, как правило, проблем и конфликтов с подзащитным. Сложнее ситуация обстоит, когда адвокат вступил в уголовное дело в качестве защитника по соглашению и на какой-то стадии уголовного судопроизводства досрочно прекращает защиту по своей инициативе, вопреки воле клиента. Возникает вопрос, позволяет ли закон так поступить адвокату, либо все-таки есть какие- то обстоятельства, которые дают законное право адвокату досрочно прекратить защиту, а по сути, отказаться от нее? Часто причиной досрочного прекращения адвокатом защиты является невыполнение доверителем условий соглашения по выплате вознаграждения. При этом некоторые адвокаты ссылаются на то, что одностороннее расторжение соглашения по инициативе адвоката предусмотрено соглашением при невыполнении условий по внесению обусловленного сторонами гонорара и, соответственно, при его расторжении отпадают правовые основания участия адвоката в деле. Наверно, такому толкованию права на досрочное прекращение защиты адвокатами способствовала и позиция Квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты г. Москвы, указавших в своих решениях по одному из дисциплинарных производств на то, что расторжение соглашения между адвокатом и доверителем влечет и прекращение защиты, что нельзя расценивать как отказ от защиты. Уважая мнения коллег, тем не менее еще раз кратко проанализирую правовую составляющую этого вопроса. Действующее законодательство прямо указывает, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (подп. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), п. 7 ст. 49 УПК РФ). Данные требования закона также нашли отражение в п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката: «…Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда…», в п. 17 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, принятого 20 апреля 2017 г. VIII Всероссийским съездом адвокатов: «Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов».Таким образом, закон императивно гласит, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, указывая лишь на исключения, которые перечислены в законе.Что же это за исключения в законе, которые позволяют адвокату отказаться от принятой на себя защиты?В первую очередь следует обратиться к ст. 72 УПК РФ, в которой перечислены обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника. В подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре также указаны запреты в принятии адвокатом поручения (данные пункты непосредственно касаются защитника в уголовном судопроизводстве). В ст. 13 КПЭА говорится: «…помимо случаев, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если:1) интересы одного из них противоречат интересам другого;2) интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела;3) необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия…».При выявлении обстоятельств, указанных в ст. 72 УПК РФ, в подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре, в ст. 13 КПЭА, после заключения соглашения адвокат обязан расторгнуть соглашение и заявить самоотвод.Закон не предусматривает иных оснований для отказа адвоката от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, кроме тех, которые перечислены в законе.Соответственно, и факт расторжения соглашения между адвокатом и доверителем, автоматически не может влечь прекращение защиты подозреваемого и обвиняемого по инициативе адвоката.Таким образом, одностороннее расторжение соглашения в силу закона невозможно. Право на одностороннее расторжение договора может быть предусмотрено в договоре лишь в случае, если это предпринимательский договор. Поскольку ни доверитель, ни адвокат не являются субъектами предпринимательской деятельности, соответственно, они не могут предусматривать в договоре право на одностороннее расторжение договора (ст. 310 ГК РФ).А в случае указания в соглашении на одностороннее расторжение договора и прекращения защиты адвокатом подобные условия будут противоречить закону и соответственно признаваться ничтожными.Поэтому надо признать, что законодатель не дает адвокату права отказаться от защиты своего клиента в случае расторжения соглашения, в том числе и по причине неисполнения доверителем условий соглашения по оплате гонорара.Тем не менее на практике могут возникать ситуации, не позволяющие адвокату продолжать защиту, помимо тех, которые перечислены в ст. 72 УПК РФ, в подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре, в ст. 13 КПЭА. Хотя законодатель не указывает на право адвоката по уважительной причине отказаться от защиты, однако такие обстоятельства могут иметь место, поэтому Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам (КЭС) следует обратить на них внимание. С моей точки зрения, КЭС должна в своих разъяснениях привести примерный перечень уважительных причин, в силу которых адвокат вправе отказаться от дальнейшей защиты подозреваемого, обвиняемого. Таковыми причинами, на мой взгляд, могут быть: болезнь адвоката; переезд адвоката на постоянное место жительство в другой субъект РФ; передача дела для расследования (рассмотрения) по подследственности (подсудности) в другой субъект РФ, о чем адвокату не было известно при заключении соглашения, и тому подобные причины.Не дав подобных разъяснений, мы не обеспечим защиту добросовестным адвокатам их прав при осуществлении ими защиты по уголовным делам.КЭС следует, с моей точки зрения, также предусмотреть ситуации, когда действительно доверитель, злоупотребляя правом, не выполняет условий соглашения в части уплаты гонорара, а также расходов, связанных с осуществлением защиты. Конечно, в этой ситуации адвокатам следует рекомендовать быть более осмотрительными при заключении соглашения с доверителем и до начала защиты, как правило, настаивать на уплате большей части согласованного размера гонорара, памятуя, что отказ от защиты недопустим. Если же так случилось, что клиент не заплатил полного гонорара и настаивает на дальнейшем участии адвоката в деле, то, видимо, Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам в своих разъяснениях необходимо предусмотреть возможность обращения адвоката с соответствующим заявлением в адвокатскую палату субъекта РФ, членом которой он является, и в орган, в чьем производстве находится дело, о прекращении защиты по соглашению и назначению его в качестве защитника в порядке ст. 51 УПК РФ. Конечно, такая ситуация неприятна для адвоката, но наша профессия и статус адвоката обязывают его продолжить защиту подозреваемого, обвиняемого.Также считаю необходимым Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам дать разъяснения о пределах принятой адвокатом защиты, от которой он не вправе отказаться.Как известно, уголовное судопроизводство осуществляется стадийно (досудебное и судебное производство). Практика показала, что адвокаты заключают соглашения с доверителями на осуществление защиты как по стадиям (предварительное следствие, судебное следствие), так и на защиту на всех стадиях уголовного судопроизводства.Согласно п. 2 ст. 13 КПЭА адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.Редакция данной нормы КПЭА все же позволяет адвокату заключать соглашение отдельно на стадии как предварительного следствия, так и судебного разбирательства. В том случае, если адвокат заключил соглашение на осуществление защиты только на стадии предварительного следствия, то отказаться от участия в судебном заседании он может лишь при наличии уважительной причины. Соответственно, Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам должна определиться с примерным перечнем уважительных причин, дающих право адвокату отказаться от продолжения защиты на очередной стадии уголовного судопроизводства. Необходимо также дать разъяснения адвокатам, как им поступать в тех ситуациях, когда адвокат заключил соглашение на защиту только на стадии предварительного следствия, подзащитный настаивает на его участии в судебном заседании, а заключать соглашение отказывается, соответственно, отказывается и оплачивать работу адвоката. Может ли адвокат в такой ситуации отказаться от продолжения защиты в судебном заседании?С моей точки зрения, жизненные ситуации, которые не позволяют адвокату продолжить защиту, очень разнообразны, и в связи с этим было бы целесообразным Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам в своих разъяснениях предусмотреть право адвоката на обращение в совет адвокатской палаты с просьбой о разрешении вопроса о его праве на досрочное прекращение защиты при наличии уважительных причин, препятствующих продолжению защиты подозреваемого, обвиняемого.Мне резонно могут возразить коллеги тем аргументом, что решение об освобождении адвоката от защиты при вышеуказанных обстоятельствах находится в компетенции дознавателя, следователя и суда, а не совета адвокатской палаты. Да и орган, в чьем производстве находится дело, может игнорировать разъяснение совета, данное адвокату по его обращению о досрочном прекращении защиты. Да, в этом они отчасти будут правы.Тем не менее следует принять во внимание следующее.Действующим уголовно-процессуальным законом не регламентирована процедура прекращения защиты по инициативе адвоката, поскольку законодатель предусмотрел в законе запрет на отказ от защиты, за исключением отвода (самоотвода) адвоката по обстоятельствам, указанным в ст. 72 УПК РФ, и в порядке, установленном п. 1 ст. 69 УПК РФ.Поэтому полагаю, что данный вопрос процессуально должен разрешаться по аналогии с самоотводом адвоката. То есть адвокат должен обратиться к дознавателю, следователю, суду с заявлением о досрочном прекращении защиты с указанием уважительных причин, по которым он не может продолжить защиту. Окончательное процессуальное решение, с моей точки зрения, должен по этому вопросу принять дознаватель, следователь, суд и в случае удовлетворения данного заявления адвоката – принять меры к замене защитника. Необоснованный отказ дознавателя, следователя и суда в удовлетворении заявления адвоката о досрочном прекращении защиты при наличии уважительных причин может быть обжалован в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.При этом не могут быть признаны законными доводы адвоката в обоснование досрочного прекращения защиты о том, что он разошелся с позицией своего подзащитного, ибо это элементарное нарушение права на защиту. Согласно подп. 3 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя. Это положение закона также нашло отражение в п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.Разъяснения совета адвокатской палаты, данные адвокату по вопросу досрочного прекращения защиты, конечно, не будут обязательными для дознавателя, следователя и суда, поскольку не предусмотрены уголовно-процессуальным законом, но, на мой взгляд, будут играть определенную роль при принятии ими соответствующего процессуального решения, направленного на реальное обеспечение права на защиту подозреваемого, обвиняемого. Тем более что разъяснения совета, данные адвокату, основаны на действующем Законе об адвокатуре.В соответствии с подп. 19 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре совет адвокатской палаты дает в пределах своей компетенции по запросам адвокатов разъяснения по поводу возможных действий адвокатов в сложной этической ситуации, касающейся соблюдения этических норм, на основании КПЭА. Согласно п. 4 ст. 4 КПЭА в сложной этической ситуации адвокат имеет право обратиться в совет за разъяснением, в котором ему не может быть отказано. Адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями совета относительно применения положений Кодекса профессиональной этики адвоката, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности (п. 3 ст. 18 КПЭА).

Изложенная точка зрения по вышеуказанному вопросу отражает лишь мое субъективное мнение не только как руководителя региональной палаты, но и как практикующего адвоката.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/uvazhitelnye-prichiny-dolzhny-byt-perechisleny/

В каком случае непринятие отказа обвиняемого от защитника по назначению в связи с участием в деле выбранного им адвоката является неправомерным?

Как защитить себя от дознавателей

Действующее уголовно-правовое законодательство не содержит каких-либо ограничений по количеству защитников, представляющих интересы одного лица в конкретном деле, – прямо установлено, что подозреваемые и обвиняемые вправе приглашать нескольких защитников (ч. 1 ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса).

В случае неявки приглашенного адвоката (или нескольких) защитник лицу может быть назначен. При этом подозреваемый или обвиняемый вправе в любой момент производства по делу отказаться от защитника, но этот отказ не является обязательным для дознавателя, следователя и суда (ч. 1, ч. 2 ст. 52 УПК РФ соответственно).

Необязательность такого отказа, приведшая к одновременному участию в деле К. (далее также – заявитель) двух защитников по назначению и приглашенного им адвоката, послужила поводом для его обращения в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой проверить конституционность положений ст. 50 и ст. 52 УПК РФ.

В своей жалобе заявитель отмечает, что назначение защитника по инициативе дознавателя, следователя или суда происходит, только когда его участие в процессе обязательно, но подозреваемый, обвиняемый (далее – обвиняемый) или иное лицо по его поручению адвоката не пригласили (ч. 3 ст. 51 УПК РФ), во всех остальных случаях защитник назначается по просьбе обвиняемого.

Из чего следует вывод: если участие защитника не является обязательным в силу закона, реализация права на помощь адвоката не может зависеть от усмотрения органа, осуществляющего производство по делу.

Тем не менее, когда заявитель попытался отказаться от двух назначенных ему защитников в связи с заключением соглашения о представлении его интересов с адвокатом, суд не удовлетворил ходатайство об их отводе, указав, что обстоятельства, исключающие участие в деле защитников по назначению, отсутствуют. Таким образом, по мнению К., ст. 50 и ст.

 52 УПК РФ, допуская невозможность отказа от помощи защитника по назначению даже в случае, когда в деле участвует защитник по соглашению, нарушают его конституционные права, в частности – на получение квалифицированной юридической помощи.

В вынесенном по делу заявителя решении (Постановление КС РФ от 17 июля 2019 г.

№ 28-П; далее – Постановление № 28) Cуд напомнил, что право обвиняемого самостоятельно выбирать адвоката, которому он доверяет и с которым может согласовать стратегию защиты, позволяет максимально реализовать законные интересы подзащитного – важность доверительных отношений между адвокатом и обвиняемым неоднократно отмечалась им и ранее (Постановление КС РФ от 27 марта 1996 г. № 8-П, Постановление КС РФ от 29 ноября 2010 г. № 20-П и др). В то же время в силу публично-правовой природы оказания юридической помощи обвиняемому его право на выбор защитника или отказ от услуг последнего может ограничиваться в интересах правосудия, например для обеспечения судебной защиты прав и законных интересов других участвующих в деле обвиняемых, а также потерпевших, указал Суд.

Возможность ограничения права на выбор адвоката в обозначенных целях подтверждает и ЕСПЧ, отмечая при этом, что в отсутствие достаточных оснований для такого ограничения, которое в результате отрицательно сказалось на защите обвиняемого, имеет место нарушение права лица на справедливое судебное разбирательство, так как возможность защищать себя самостоятельно или с помощью конкретного защитника является одной из составляющих этого права (п. 1, подп. “с” п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; Постановление ЕСПЧ от 20 января 2005 г. по делу “Майзит (Mayzit) против Российской Федерации”, Постановление ЕСПЧ от 20 октября 2015 г. по делу “Дворский (Dvorski) против Хорватии” и др.).

В решениях ЕСПЧ также обосновывается и допустимость ограничения в интересах правосудия и при наличии объективных и серьезных оснований для этого права лица защищаться самостоятельно.

Например, если обвиняемый препятствует надлежащему проведению разбирательства или такое ограничение необходимо в целях защиты уязвимых свидетелей.

Но в относительно простых делах по не являющимся тяжкими преступлениям воспрепятствование желанию обвиняемого защищать свои интересы без помощи адвоката, по мнению Суда, не допускается (Постановление ЕСПЧ от 4 апреля 2018 г. по делу “Коррейя де Матуш (Correia de Matos) против Португалии”).

При этом предусмотренная российским законодательством и признаваемая правомерной ЕСПЧ необязательность отказа обвиняемого от защитника для органов, ведущих производство по делу, не может влечь за собой навязывание лицу конкретного адвоката, от которого он отказался, и принуждения обвиняемого к реализации субъективного права вопреки его воле, заключил КС РФ.

В то же время в целях недопущения ухудшения процессуального положения обвиняемого в случае его отказа от защитника дознаватель, следователь или суд обязаны разъяснить ему последствия такого отказа, выяснить причины и в случае их уважительности предложить заменить назначенного защитника.

Кроме того, в каждом случае, по мнению Суда, следует устанавливать, является ли соответствующее волеизъявление лица свободным и добровольным.

Однако, поскольку ситуация, когда обвиняемый отказывается от назначенного защитника, а в деле участвует, помимо него, защитник по соглашению, прямо УПК РФ не регламентирована, в таком случае нельзя говорить об отказе защитника вообще.

В связи с этим положение кодекса о необязательности отказа не может применяться со ссылкой на необходимость обеспечения защиты прав обвиняемого, так как право на получение квалифицированной юридической помощи предполагается реализованным, подчеркнул КС РФ.

И все же оставить без удовлетворения заявление об отказе от защитника возможно и в этой ситуации – если обвиняемый или приглашенный им защитник злоупотребляют правом на защиту.

Критериями такого злоупотребления, которые, как напомнил Суд, выработаны судебной практикой, являются, например, необоснованные неоднократные заявления о замене защитника, его неявка в суд под разными предлогами и иные подобные действия стороны защиты, явно направленные на воспрепятствование нормальному ходу судебного разбирательства.

В то же время отклонение заявления об отказе от защитника по назначению в деле, в котором участвует также приглашенный адвокат, не должно исключать возможность реализации последним взятых на себя обязанностей по защите прав доверителя, отметил КС РФ.

На основании вышеизложенного Суд постановил, что положения ст. 50 и ст.

52 УПК РФ не противоречат Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу не позволяют дознавателю, следователю или суду оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле приглашенного обвиняемым адвоката, если в поведении последних нет признаков злоупотребления правом на защиту. Приведенное в Постановлении № 28 толкование обозначенных норм является общеобязательным, что исключает возможность наделения их каким-либо иным смыслом в последующей правоприменительной практике.

Судебные постановления, вынесенные в отношении заявителя и основанные ни отличном от выявленного в Постановлении № 28 конституционно-правового смысла оспариваемых положений УПК РФ, подлежат пересмотру, что, однако, не предполагает повторного проведения процессуальных действий, если присутствие при их совершении адвоката по назначению после непринятия отказа от него обвиняемого не повлияло на защиту этого лица отрицательно.

Источник: https://www.garant.ru/news/1283161/

Как защититься от пыток

Как защитить себя от дознавателей

Не верь, не бойся, не проси!

За полтора года в России привлечены к уголовной ответственности 270 работников милиции за нарушения во время проведения следствия и дознания, в том числе 116 – в связи с применением незаконных методов расследования (данные Генеральной прокуратуры РФ).

Надо признать, что проблема избиений на следствии действительно существует, а недозволенные методы следствия не столь редки, как хотелось бы.

Столкновение с недозволенными следственными методами возможно, к ним добропорядочный гражданин должен быть готов, заранее обдумав возможные способы решения двойной задачи: – в максимальной степени оградить себя от таких методов;

– запастись максимальным количеством неопровержимых доказательств учиняемых над ними злодеяний.

Кроме того, необходимо заранее назначить близкого человека своим защитником и обеспечить его правовую грамотность.

Помните, что даже в тяжелейшей ситуации надо сохранять голову, ибо страх и правовое невежество – плохие советчики. Во многих случаях именно страх и незнание своих прав стимулируют сделать ставку на недозволенные методы и выбивание показаний.

1. Какие у Вас есть права
Они изложены в Уголовно-процессуальном кодексе. Задержать вас силой может сотрудник милиции или следователь при наличии у них прямых данных о совершении преступления, на срок не более 3-х дней до санкции прокурора.

В качестве подозреваемого и обвиняемого вы имеете право: – знать в чем именно вы обвиняетесь – не давать показаний вообще (если они могут вам навредить) или записывать их в протокол собственноручно – требовать свидания со своим защитником в первые же сутки

– писать жалобы на своих дознавателей-следователей в прокуратуру и суд

2. Вы – подозреваемый
Перед вами дознаватель (или следователь): юрист и психолог одновременно. Как гражданин, дознаватель может возмущаться преступлением, которое он расследует, но как профессионал он должен быть тактичен и корректен, чтобы только логикой и осознанием склонить к признанию и раскаянию.

Затем все это грамотно оформить, чтобы в последующих проверках не возникли сомнения в достоверности признательных показаний. Он должен дать разъяснения по закону, прежде чем начать расспрашивать вас по сути, разъяснить вам ваши права.

Отклонения же от этой нормы поведения как в сторону дружеских уговоров, так и в сторону угроз должны вас насторожить и вызвать правовой отпор.

Самый опасный и чаще всего встречающийся тип недобросовестного дознавателя – это “друг”, который начинает с горячего желания помочь вам выпутаться из неприятной ситуации (потом все окажется совсем иным, но это будет потом…).

В потоке его слов и уверений трудно разобраться, и если вы хоть ненадолго поддадитесь панике и уговорам, то можете крепко влипнуть в сфабрикованное дело.

Если же ему удастся вас обмануть и подвигнуть на неверные показания против подельников, то следователь -” друг” потом вполне сможет играть на ваших вине и страхе перед прежними друзьями.

Крайне опасно, если следователь сможет уговорить вас отказаться от участия адвоката или навяжет своего, ссылаясь на трудности его поиска, когда дело не стоит выеденного яйца, и после подписания “нужного” протокола вас отпустят домой.

Не исключено, что после этого поведение вашего “друга” резко изменится, или его заменит дознаватель-“мучитель”.

Ведь подписанный вами добровольный отказ от адвоката имеет для суда неоспоримое свидетельство доброкачественности всех показаний.

Главным советом в отношениях с сочувствующим дознавателем-следователем может быть один: не верь! Оставайтесь с ним в сугубо официальных правоотношениях.

Не жалейте, если, скиснув от вашего сухого тона, “друг”-следователь потеряет к вам интерес и перестанет вызывать на допросы, надеясь на общее давление атмосферы СИЗО.

Поверьте, как вам ни трудно, его отступление от “работы с вами” означает, что вы избежали большой опасности. Чем меньше он “работает с вами”, тем больше шансов у вашей защиты.

3. Страх – плохой советчик
Второй тип недобросовестного или даже преступного дознавателя, надевающего маску “рассерженного тигра”, не столь опасен, как желает показаться и может быстро оказаться в роли побитого пса, если не испугаетесь вы.

Как бы не были страшны и реальны его угрозы, надо помнить, что поддавшись им один раз, вы тем самым стимулируете возобновление угроз и давления снова и снова.

Ситуация встречи с преступным дознавателем-следователем близка к ситуации первых контактов с уголовниками в камере: если изнасилуют один раз, попадете в разряд “опущенных”, и жизнь будет искалечена.

Поэтому надо помнить, что хуже все равно не будет и поэтому: не бойся! При первом же признаке угроз следует продемонстрировать свою осведомленность в знании своих прав, указать на допущенные следователем процессуальные нарушения и ответственность (ведь если дознаватель начал с угроз, вряд ли он успел ознакомить вас с сутью дела или разъяснить права на адвоката и на отказ от дачи показаний – а он обязан это делать по закону).

В ответ на угрозу следует в сдержанной, но ультимативной форме дать понять, что вы требуете связать вас с личным защитником и семьей, что до задержания вас видели многие живыми и здоровыми, и вы уверены, что таковыми останетесь.

Даже если у вас нет заранее подготовленного защитника, у дознавателя нет времени усомниться и понять, что вы блефуете. Ему в часы задержания надо много успеть сделать, и поэтому он наверняка поостережется с исполнение угроз.

Ваш уверенный и безбоязненный тон отрезвит самого “грозного” дознавателя, что должно заставит его вернуться в процессуальные рамки.

4.

Если вас избивают Если все-таки не получилось и вас бьет дознаватель или люди следователя, то ли потому, что вы вначале допустили ошибки, то ли и взаправду это преступный тип, что можно посоветовать? Не проси! Ибо это может только усилить старания мучителей… Поэтому, поняв неизбежность избиений, надо, во-первых:

– принять их, как вид зубной боли и постараться как можно лучше защитить свои жизненные органы, не особенно заботясь о внешнем виде (если, например, это сделать лучше лежа, то надо упасть).

Во-вторых, надо криком известить об избиении как можно большее количество людей, чтобы была вызвана медицинская помощь, которая бы зафиксировала следы побоев, и т.д.

Ведь все это свидетели и доказательства совершаемого над вами преступления, а значит и будущего возмездия над мучителями.

И чем яснее для них станет опасность “засветки”, тем скорее они прекратят черное дело и тем больше шансов выйти из этой “схватки” победителем.

Даже если вас никто не слышал, и медсанчасть не “сняла побои” отчаиваться не надо. Время содержания под стражей до прокурора и суда, до встречи с защитником ограничено. В камере, куда вас отведут после допроса, найдутся люди, которые смогут подтвердить своими письменными и устными показаниями ваше состояние.

5. Жалуйтесь!
Даже если с воли к вам не пробился защитник, из камеры сами можете отправить жалобу прокурору, и она должна быть ему доставлена в запечатанном виде. При этом необходимо знать ее возможности.

Например, если напишите Генеральному прокурору или Президенту, будьте уверены, она попадет самому “нижнему” прокурору, которому поручено надзирать за дознавателями и следователями, потому что такого рада жалобы на недозволенные методы разбирают только прокуроры и только в соответствии со своей иерархией, начиная с низшего. И прежде чем доберетесь до высшей ступеньки на этой лестнице (как правило, это заместитель Генерального прокурора РФ), пройдет много времени. Тем не менее, своего вы добьетесь, если будете писать жалобы грамотно и методично, тем более, что время есть.

Если вы напишите Президенту, то ответит, скорее всего, даже не прокурор, а следователь, ибо чиновники отправят жалобу “нижнему” прокурору. Но ведь она не ему адресована, да и написана ругательно и не по делу, он ее и передаст следователю для вразумления.

Другое дело, если первая же жалоба будет подана надзирающему прокурору и в ней будет будут содержаться ссылки на имеющиеся доказательства (показания очевидцев или “снятые побои”), а кончится она просьбой дать ответ в установленный законом срок во избежание последующего обжалования… При получении такой жалобы прокурор обязан будет серьезно реагировать, начиная свою проверку сообщаемых фактов, и делать соответствующие выводы.

Если же он этого не сделает, покрывая дознавателя-следователя, то должен понимать, что в случае удачной защиты преступником будет признан не только дознаватель, но и он как укрыватель преступника.

Он будет реагировать и после проверки отвечать самолично. Получив ответ прокурора, вы имеете полное право жаловаться уже на него, зная, что получите ответ от более высокопоставленного должностного лица.

И так до самого верха…

При этом вас не должны печалить отрицательные ответы прокуроров, если правда за вами, потому что жалобы и ответы по поводу недозволенных методов следствия – официальная и многократная фиксация ваших и иных показаний о допущенных дознавателем-следователем преступлений. И она не может не помочь вам в конечной победе на поле права.

Материалы сборника “ЗЭК”Общества защиты осужденных хозяйственников

и экономических свобод

Источник: http://www.prpc.ru/law_met/torture.shtml

Как вести себя на допросе?

Как защитить себя от дознавателей

Вы стали жертвой/свидетелем преступления или подозреваемым. Так или иначе, вы оказались на допросе. Что делать и как правильно себя вести?

 Могут ли меня допрашивать, если меня задержали совместно с группой других людей в момент совершениями ими преступления, при том что  я оказался рядом случайно?

Скорее всего вас задержали как подозреваемого.

В соответствии с частью 2 статьи 46 УПК РФ подозреваемый, задержанный в порядке статьи 91 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) (к примеру, если на вас указали потерпевшие или очевидцы), должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания. До начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально (часть 4 статьи 92 УПК РФ).

Кто проводит допрос?

Допрос проводится следователем или дознавателем. В случае если гражданина допрашивают в статусе подозреваемого, допрос должен проводиться в присутствии адвоката. Адвоката гражданин приглашает сам или пользуется услугами защитника по назначению, которого бесплатно предоставит государство (доверять таким защитникам нужно очень осторожно, если доверять вообще).

Допрос проводится как в кино с лампой в лицо или это просто беседа?

Это больше похоже на беседу, никакой голливудской «романтики». Допрос может начинаться со свободного рассказа допрашиваемого и заканчиваться вопросами следователя или дознавателя.

Общие правила допроса предусмотрены статьей 189 УПК РФ. В первую очередь следователь должен удостовериться в личности допрашиваемого, разъяснить ему права и порядок производства допроса (часть 5 статьи 164 УПК РФ).

При допросе вы вправе пользоваться документами и записями, а также ходатайствовать о проведении фото-, аудио- или видеосъемки хода допроса. Допрашиваемый вправе изложить свои показания (часть показаний) собственноручно.

Никогда не давайте никаких показаний без вашего адвоката! Фиксируйте любые нарушения и недочеты в протоколе допроса – это в будущем может повлиять на ход уголовного дела.

Что делать, если мне угрожают?

Во-первых, стоит сделать отметку в протоколе допроса. Во-вторых, если вы расцениваете угрозы, поступающие в ваш адрес,  как реальные, стоит обратиться с соответствующей жалобой в прокуратуру и в отдел собственной безопасности ведомства, в производстве которого находится уголовное дело.

Я невиновен, но полицейский говорит что мои друзья уже все рассказали и если я не признаюсь, меня посадят, как быть?

Уголовно-процессуальное законодательство запрещает следователю задавать наводящие вопросы, в остальном он свободен при выборе тактики допроса. В такой ситуации постарайтесь сохранять хладнокровие и полагайтесь на советы вашего адвоката. Помните, что суета и спешка исключительно вредны при взаимодействии с правоохранительной системой.

Также важно помнить, что данные вами  показания могут быть истолкованы против вас за исключением случаев, когда они даны в отсутствие защитника (пункт 1 части 2 статьи 75 УПК РФ).

Могут ли ко мне применять силу?

Ни в коем случае.

Применение физической силы при допросе является уголовно наказуемым деянием (статья 286 УК РФ), а итоговые доказательства будут признаны недопустимыми (статья 75 УПК РФ), как полученные с нарушением требований закона. В таких ситуациях стоит также обратиться в одну из правозащитных организаций, которые специализируются на предотвращении пыток и жестокого обращения.

Мы подготовили для вас перечень таких организаций.

Как вести себя, если я был вызван в качестве свидетеля или потерпевшего? 

Допрос в качестве свидетеля несколько отличается от допроса подозреваемого. В отличие от подозреваемого, свидетель не может отказаться от дачи показаний или солгать на допросе, поэтому перед началом допроса вас обязаны предупредить об ответственности, предусмотренной статьями 307 (заведомо ложные показания) и 308 (отказ от дачи показаний) Уголовного кодекса Российской Федерации.

Свидетель или потерпевший также вправе пригласить адвоката для защиты своих прав, но государство не обязано предоставлять его бесплатно.

Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется всеми правами, предусмотренными Уголовно-процессуальным кодексом.

По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля, которые подлежат занесению в протокол допроса.

Источник: https://openpolice.ru/pages/pomosh/kak-vesti-sebya-na-doprose/

Окно права
Добавить комментарий