Как теперь можно доказать факт изнасилования?

Молчание — знак несогласия: как Украина борется с насилием

Как теперь можно доказать факт изнасилования?

На Украине вступает в силу закон, регулирующий сексуальные отношения граждан государства. Теперь любой секс без добровольного согласия будет квалифицироваться украинскими правоохранителями как изнасилование.

Соответствующие поправки были внесены в Уголовный кодекс еще в декабре 2017 года. Эти изменения расширяют статьи кодекса, где трактуются понятия изнасилования и сексуального насилия.

В новой редакции появилась такая формулировка, как «добровольное согласие».

«Согласие считается добровольным, если оно является результатом свободного волеизъявления лица с учетом сопутствующих обстоятельств», — гласит теперь закон.

Фактически любой человек, вступив в интимную связь, сможет после написать заявление, что не давал на это согласия. Ранее на Украине привлечь к ответственности за изнасилование можно было, только если к жертве применяли силу, злоупотребляли ее беспомощным состоянием или угрожали.

Юристы считают, что теперь в судебных разбирательствах, касающихся насильственных действий сексуального характера, фокус сместится на то, что секс без четкого «да» — неважно, устного, письменного и даже невербального — теперь будет расценен как изнасилование. За такой проступок обвиняемому может грозить от трех до пяти лет тюрьмы — то же самое касается любого действия сексуального характера, включая поцелуи, прикосновения и прочее.

Украинское издание «Сегодня.ua» поговорило с экспертами и разобралось в том, что может измениться в интимной жизни украинцев с вступлением в силу новых поправок в конституции.

Полицейских данные нововведения насторожили, поскольку они могут существенно усложнить работу следователей: «Сложно доказать в суде факт изнасилования, основываясь только на том, было согласие или нет.

Огромное количество работы ляжет на плечи экспертов, ведь именно они и будут устанавливать факт насилия. Например, по наличию синяков и ссадин.

Именно их выводами мы и будем руководствоваться», — рассказал изданию сотрудник правоохранительных органов, пожелавший остаться неизвестным.

Юристы, в свою очередь, сомневаются в том, какой эффект произведут новые поправки. «Необходимость согласия, конечно, расширит поле для шантажа и даст возможность аферисткам дополнительного легкого заработка.

Ведь кто сможет подтвердить добровольность? Вы же свидетелей звать не будете.

Да и вряд ли кто-то решит перед началом полового акта взять расписку для суда, что все было добровольно», — рассказала порталу юрист Дина Дрыжкова.

Также нововведения насторожили украинцев, состоящих в браке, ведь их данные поправки в конституции тоже касаются, и штамп в паспорте не снимает ответственности за действия сексуального характера по отношению к своей второй половинке.

Теперь так называемый супружеский долг перестанет быть долгом, поскольку для его исполнения по закону необходимо обоюдное желание супругов.

Украинский адвокат разъяснил порталу, что не стоит воспринимать буквально слово «согласие» и у супругов эти поправки все же работают немного иначе. «Если говорить о семьях, то тут будет зеркальная ситуация — супругам не нужно постоянно спрашивать согласия у своих партнеров.

Наоборот, речь идет о принципе «несогласия» — если один из супругов отказывается от интима, принудить к сексуальному контакту его нельзя. По законодательству это будет считаться домашним насилием.

Но чтобы его доказать, конечно же, лучше записать отказ на видео или аудио», — пояснил Иван Либерман.

Ранее на фоне движения #MeToo, разоблачившего ряд сексуальных домогательств, подобный закон приняли в Швеции. Правительство, обеспокоенное статистикой, согласно которой в прошлом году в Швеции было зарегистрировано на 10% изнасилований больше, чем в позапрошлом году, обязало мужчин получать однозначное согласие на секс.

В Швеции «согласием» считается не только письменное или устное выражение, но и любое физическое участие в процессе. Выяснять, демонстрировалось ли согласие с помощью слов, жестов или другим способом, приходится суду.

Подобный законопроект готовится представить на рассмотрение правительство Испании. Премьер-министр Педро Санчес объявил, что государству стоит устранить любую неоднозначность в вопросах о сексуальном насилии. Согласно новому законопроекту любой половой акт без предварительного согласия также будет рассматриваться законом как изнасилование.

«Чтобы внести ясность, дамы и господа: если кто-то говорит «нет», это значит «нет», если кто-то не говорит «да», это тоже значит «нет», — объяснил премьер-министр.

Источник: https://www.gazeta.ru/lifestyle/style/2019/01/a_12124759.shtml

Инструкция. Что делать, если вас изнасиловали

Как теперь можно доказать факт изнасилования?

Новая рубрика — инструкции, как вести себя в разных тяжелых ситуациях

Юридически «изнасилование» (статья 131 УК) — половой акт, совершенный с физическим насилием или угрозой его применения. Под половым актом в кодексе понимается только вагинальный секс, а жертва — всегда женщина.

Впрочем, существует и более широкий термин — «сексуальное насилие» или «насильственные действия сексуального характера», статья 132 УК. Это любые действия сексуального характера, совершенные с человеком против его воли.

Наказание за оба преступления — до шести лет тюрьмы, если нет отягчающих обстоятельств.

2. Что нужно знать, прежде чем предпринимать любые действия?

Во-первых, возникает угроза заражения заболеваниями, передающимися половым путем. Во-вторых, жертва получает физические травмы. В-третьих, перенесшие сексуальное насилие испытывают боль, стыд и вину, которые приводят к депрессии и другим тяжелым последствиям.

И наконец, приходится решать ряд проблем юридического характера. К сожалению, российская практика устроена так, что нужно выбирать, какие задачи решать в первую очередь. Иначе говоря, если вы сразу обратитесь к врачу, то защита прав становится затруднительна (см.

пункты 3 и 5).

3. Как избежать проблем со здоровьем после сексуального насилия?

Лучше всего сразу вызвать «скорую». Однако врач не сможет засвидетельствовать факт сексуального насилия — это работа судмедэксперта. После медицинского осмотра собрать доказательства для возбуждения уголовного дела будет гораздо сложнее.

В течение 72 часов после случившегося (а лучше в первые четыре) нужно пойти в СПИД-центр и пройти профилактику ВИЧ. Результат станет известен через четыре-шесть месяцев. Также необходимо сразу пройти профилактику венерических заболеваний и через месяц сделать повторные анализы.

То же касается нежелательной беременности: на экстренную контрацепцию есть 120 часов.

4. Есть ли смысл обращаться в полицию?

Преступления, связанные с сексуальным насилием, относятся к делам частно-публичного обвинения, следователь возбудит дело, только если есть заявление потерпевшего. Но в полицию обращаются только от 8 до 14% женщин, переживших сексуальное насилие. О мужчинах подобных данных нет, но можно предположить, что эти цифры еще меньше.

К сожалению, с подачей заявления проблемы не заканчиваются. Вам может попасться добросовестный следователь, но вероятнее будет наоборот: с такими делами сложно работать из-за эмоционального состояния потерпевших, а доказательства собирать нелегко.

Кроме того, в изнасиловании часто считают виновной жертву, — и не только в России.

Например, треть населения Великобритании уверена, что ответственность за изнасилование лежит на женщине — хотя юридически за преступление всегда несет ответственность насильник.

5. Как добиться возбуждения уголовного дела?

Лучше всего идти в полицию с адвокатом: он знает, как вести себя со следователем и как правильно написать заявление. Если денег на адвоката нет, нужно проконсультироваться со специалистами, например, с центром помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры».

Найдите человека, который сходит с вами в полицию и поддержит вас морально. Cледователь обязан принять заявление: если этого не происходит, нужно обращаться в прокуратуру. Если заявление приняли, обязательно возьмите талон-уведомление.

Также помните, что следователь должен сразу направить пострадавшего к судмедэксперту, ведь без экспертизы дело не возбудят.

До экспертизы лучше не принимать душ. Если это невозможно, необходимо хотя бы сохранить белье и одежду, — на них может быть сперма насильника. Важно обратить внимание, какие вопросы следователь задает судмедэксперту в постановлении.

Например, если речь будет идти о «следах изнасилования» (статья 131), а потерпевшую принудили к анальному сексу (статья 132), то результат экспертизы будет отрицательным, и дело не заведут. После экспертизы придется не раз встречаться со следователями, пока дело не отправится в суд.

И перед каждой встречей следует консультироваться со специалистами.

6. Как справиться с душевной травмой после насилия?

Вам понадобится квалифицированная помощь. Психолога общей практики и форумов взаимопомощи недостаточно. Специалисты, которые вам помогут, работают в центре «Сестры» (8-499-901-02-01). Они помогают бесплатно.

7. Как я могу помочь близкому человеку, пережившему сексуальное насилие?

Не обвинять его, — никогда, ни при каких условиях. Даже если очень хочется спросить: «О чем ты думала, когда шла к нему домой?». Такие вопросы вызывают чувство вины, которое делает состояние пострадавшего еще тяжелее. Нужно полностью встать на сторону пережившего насилие, дать понять, что вы поддержите его в любом случае, и возвращение к нормальной жизни реально.

8. Как самому не стать жертвой насилия?

К сожалению, рецепта нет. Кто-то советует не носить коротких юбок или не гулять в одиночку. Однако внешность жертвы не так важна: насилие происходит не из-за сексуального влечения, а из-за желания почувствовать контроль и власть.

Преступник пользуется беззащитностью и доверием, 65% изнасилований совершают знакомые и члены семьи. Поэтому универсальный совет один: не пытайтесь отбиться от насильника уговорами, даже если это ваш знакомый или родственник.

Сразу зовите на помощь.

9. Как я могу помочь пережившим сексуальное насилие прямо сейчас?

Центр «Сестры» — один из немногих в России, кто помогает людям, которые пережили насилие, и единственная в Москве организация, которая помогает пострадавшим от сексуального насилия детям. Вся помощь оказывается бесплатно.

Если Центр не соберет пять миллионов рублей на свою работу, в следующем году он закроется. Два миллиона уже есть, оставшуюся сумму можете помочь собрать вы, используя форму ниже.

Сделать пожертвование

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в телеграм-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

Источник: https://takiedela.ru/2015/12/sexual-abuse/

Таков закон: следователь позволил повторно изнасиловать ребёнка, чтобы получить доказательства

Как теперь можно доказать факт изнасилования?

Об изнасилованиях в Казахстане сегодня говорят много и подробно. Руководитель движения “Немолчи.кз” Дина Смаилова сокрушается, что, интересуясь скандальными деталями случившегося, люди часто забывают о том, каково жертве насилия. В частности, как сложно бывает наказать обидчика и через какие дополнительные страдания для этого нужно пройти.

Нет биоматериала – нет дела

Основная сложность, по словам Дины – несовершенство закона. Единственным и главным доказательством изнасилования сегодня являются выводы судебно-медицинской экспертизы. А они часто бывают спорными.

Если нет биоматериала, а есть лишь показания потерпевшей, доказать что-либо практически невозможно. Чтобы добыть доказательства, следствие порой само идёт на преступные действия. До сих пор эта история держалась в тайне.

Её подробности не озвучиваются и сейчас.

“Был случай, когда следователь пошёл на то, чтобы ребёнок, которого насиловали дома, согласился на повторный половой акт, чтобы получить биоматериал. У нас так устроен закон, что вот эта вот сперма – это единственное доказательство”. – говорит Дина Смаилова.

Экспертиза часто становится камнем преткновения в делах о сексуальном насилии Ставшая известной на весь Казахстан жертва группового изнасилования в Есике Жибек Мусинова сумела добиться осуждения своих обидчиков.

В случае с Жибек судебно-медицинская экспертиза хоть и была проведена, но вызвала споры. Адвокаты второй стороны по этому делу были не согласны с тем, что выводы экспертов доказывают факт насилия. Они заявляли, что наличие в теле Жибек спермы именно осуждённых не доказано. Формулировка о том, что биологический материал, вероятно, принадлежит обвинённым, казалась им неубедительной.

Изнасиловали – иди в полицию

Судмедэксперты советуют женщинам, которые подверглись сексуальному насилию, несмотря на тяжёлое душевное состояние, не теряться и тут же идти в полицию. Затягивать с этим нельзя, если вы хотите наказать обидчиков. Специалисты говорят о том, что ни в коем случае нельзя сразу бежать в душ, чтобы не смыть следы биоматериала, который будет главным доказательством в суде.

“Самое главное, чтобы доказать преступление – это быстро изъять биологический материал, – прокомментировал Informburo.kz судебно-медицинский эксперт. – Это может сделать только полиция в соответствии с законом.

Женщину отвезут в центр судебно-медицинской экспертизы, где проведут заборы образцов. Надо все мероприятия провести, все вещдоки изъять, а после этого уже можно обращаться в больницу. Одежда женщины также будет изъята, в частности бельё.

А если женщина сразу пойдёт помоется или будет думать два-три дня, то в суде ей будет сложно что-либо доказать”.

“Очень важно сразу обратиться в полицию, предоставить свою одежду, сдать биоматериал, – говорит Дина Смаилова. – Но если есть недоверие полиции, а оно зачастую есть, то есть хитрости. Наши жертвы делали так: разрезали бельё пополам. Половину отдавали в полицию, половину на независимую экспертизу. Если бы мы Жибек не отправили на независимую экспертизу, мы бы не доказали факт насилия”.

Изнасилование на кладбище

Жительница Балхаша Нургуль Кусылбекова утверждает, что двое местных жителей вывезли её на кладбище, где один из них насиловал её, а второй снимал происходящее на видео.

По словам женщины, её также пытались утопить и заставляли рыть себе могилу. Это произошло в августе 2016 года.

Однако никого из обидчиков Нургуль до сих пор не привлекли к уголовной ответственности. Женщина обратилась за помощью в движение “Немолчи.кз”.

“Это сделал мой бывший друг Жексимбаев, с которым я на тот момент уже не встречалась, – рассказала Нургуль. – У нас были общие знакомые, и мы общались как друзья. 12 августа после обеда ко мне приехал Жексимбаев с другом, его называют Габа. Они за волосы вытащили меня в подъезд. Я почувствовала, что кто-то дал мне под дых”.

Нургуль рассказала, что её насильно посадили в джип, вывезли на озеро и принялись топить.

“Подошла женщина, кричала: “Здесь дети, что вы делаете!” – вспоминает Нургуль. – Но они не обращали внимания. Потом они отвезли меня на кладбище, там буквально выпнули меня из машины. Хотели связать мне руки, я убегала, они меня обратно сажали в джип. Я им говорила: “За что? Вы что делаете?” Я их умоляла, я их просила очень сильно. Но они были невменяемые”.

По словам Нургуль, мужчины дали ей в руки штыковую лопату и заставили рыть себе могилу. Жексимбаев изнасиловал женщину.

“Они очень сильно издевались надо мной, заставили рыть себе могилу, раздеваться и ложиться на землю, – со слезами на глазах говорит Нургуль. – Меня избивали, надо мной надругались”.

Нургуль пригрозили, что если она расскажет о случившемся, интимное видео с ней окажется в интернете.

Ни следов, ни свидетелей

Руководитель следственного отдела ОВД Балхаша Кайрат Сарсенбаев в интервью Informburo.kz сказал, что дело об изнасиловании Кусылбековой было прекращено из-за того, что она слишком поздно обратилась с заявлением.

“Эта женщина обратилась в больницу, оттуда сообщение поступило нам. Следственно-оперативной группой при сборе материала было установлено, что она обратилась после происшедшего через два дня, – прокомментировал Кайрат Сарсенбаев. – Она сообщила, что её изнасиловали, при этом нанеся телесные повреждения.

На стадии досудебного расследования мы установили двоих мужчин: Жексимбаева и второго – по кличке Габа. Они говорят, что эта женщина встречалась с одним из них. В тот день они были пьяные и втроём с ней поехали на берег озера. Там сидели, разговаривали. Кусылбекова, по словам Габы, нецензурно выражалась. Он признаёт, что избил её за это.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, был причинён лёгкий вред здоровью”.

По словам Сарсенбаева, Кусылбекову с места происшествия забрала подруга. Она также не смогла подтвердить, что женщину насиловали.

“Кусылбекова говорила, что её подруга видела, как её насиловали, и всё может подтвердить. Но мы опрашивали эту подругу, она говорит, что именно изнасилования не видела, – объяснил Сарсенбаев. – Дело было возбуждено по признакам преступления по статье 120, то есть “Изнасилование”.

Но доказать факт изнасилования не удалось из-за того, что она обратилась после этого факта через два дня. Даже если оно было, все доказательства уже были уничтожены. По поводу побоев, так как это лёгкий вред здоровью, она могла в частном порядке обратиться в суд.

Следователь звал её, чтобы разъяснить порядок обращения в суд”.

Нургуль Кусылбекова говорит, что после того, как оказалась дома после изнасилования, почувствовала себя очень плохо, периодически теряла сознание. Её отвезли в больницу, где она написала заявление в полицию.

Нургуль Кусылбекова / фото Informburo.kz

“Материал для экспертизы у меня не спрашивали, – говорит Нургуль. – Спросили, где вещи, в которых я была, они у меня были дома. Они (полицейские. – Авт.) сказали: ладно, уже не будем ночью к вам домой ездить.

На следующий день я им предоставила вещи. Это было на вторые сутки. Но почему-то в протоколе факт изъятия моего белья не был указан. Врачи даже не предложили мне провести экспертизу, меня не осмотрел гинеколог”.

Количество изнасилований возросло

Сложно не заметить, что в последнее время в Казахстане стали чаще говорить о сексуальном насилии. Общественники заявляют об участившихся случаях изнасилований. Данные с сайта Комитета по правовой статистике это подтверждают. Количество изнасилований за последние восемь лет росло. Пик подобных преступления приходится на 2013 год.

Скриншот с сайта Комитета по правовой статистике

Больше всего изнасилований в прошлом году было в Южно-Казахстанской области.

Скриншот с сайта Комитета правовой статистики

Можно много говорить о причинах насилия: неуважение к женщинам в обществе, низкий моральный уровень, злоупотребление алкоголем и многое другое. Президент ассоциации психологов РК Владимир Стеблянко считает, что потенциальный насильник – часто сам жертва жестокого обращения в детстве.

“Он сам в детстве пережил насилие, наверняка. У него возникает комплекс обиды и злости. Его могли воспитывать битьём, криками, оскорблениями”, – прокомментировал Владимир Стеблянко.

Психолог считает, что насилия было бы меньше, если бы люди больше задумывались о духовных ценностях, а не о витальных потребностях.

“Акцент сейчас смещается в сторону зарабатывания денег, в сторону стремления к власти, материальных благ, – считает Владимир Стеблянко. – Акцент внимания смещается со сферы духовности. Это может играть роль.

А сейчас идёт смещение ценностей. В связи с этим может меняться отношение к женщинам и вообще к человеческим отношениям.

В системе ценностей, данной нам матерью-природой, на первом месте должны стоять любовь, семья, дети, человеческие отношения”.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://informburo.kz/stati/takov-zakon-sledovatel-pozvolil-povtorno-iznasilovat-rebyonka-chtoby-poluchit-dokazatelstva.html

Пять мифов о сексуальном насилии и их разоблачение

Как теперь можно доказать факт изнасилования?

Линда Геддес BBC Future

Правообладатель иллюстрации Getty Images

В среднем одна из каждых пяти женщин когда-либо подвергалась сексуальному насилию. Однако до сих пор существует множество ложных представлений о том, как надо вести себя в таких ситуациях, и о том, что к таким ситуациям приводит.

Эти представления либо дискредитируют тех, кто стал жертвой насилия, либо вводят в заблуждение тех, кто руководствуется подобными взглядами, оценивая случившееся.

Сейчас редкая неделя проходит без сообщений либо о свежем случае изнасилования, либо о сексуальных домогательствах, имевших место в прошлом.

Непонимание сущности сексуального насилия ведет к искаженным взглядам на случившееся, отчего жертвы испытывают незаслуженный стыд, заставляющий их чувствовать себя виноватыми.

Важно и то, что распространенные мифы об изнасилованиях и нападениях на сексуальной почве мешают объективно оценивать факты, когда дело доходит до суда.

Вот пять самых распространенных мифов – и то, что на самом деле стоит за ними.

Миф номер 1. Большинство нападений на сексуальной почве осуществляется незнакомыми людьми

Сцену, в которой на женщину, возвращающуюся домой поздним вечером по неосвещенной улице, кто-то нападает, по-прежнему можно часто увидеть на экранах телевизоров.

Однако в реальном мире как изнасилование, так и любое другое опасное посягательство сексуального характера с куда более высокой долей вероятности происходит дома, и женщины страдают от рук тех, кого они хорошо знают.

В Англии, Уэльсе и Австралии примерно одна из каждых пяти женщин становилась жертвой сексуального насилия хотя бы раз в жизни.

В США общенациональный опрос на эту тему обнаружил примерно похожую статистику: одну из каждых пяти женщин и одного из каждых 71 мужчины когда-либо насиловали.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Большая часть сексуальных нападений осуществляется теми, с кем жертва хорошо знакома

Еще одно британское исследование показало, что преступник был незнаком с жертвой только в 10% случаев.

В 56% это был партнер жертвы, а в оставшихся 33% – друг, знакомый или член семьи.

Миф номер 2. Если с тобой действительно случилось такое, ты сразу заявишь в полицию

Согласно данным министерства внутренних дел Великобритании, о 46% зарегистрированных случаев изнасилования было заявлено в тот же день, а 14% потерпевших понадобилось более полугода для того, чтобы набраться духу и обратиться в полицию.

Если жертвой был ребенок, то отсрочка с заявлением может затянуться еще больше: только 28% из тех, кому меньше 16 лет, сообщили о совершенном на них нападении в тот же день, а примерно треть откладывала обращение в полицию более полугода.

И это касается только тех преступлений, о которых рано или поздно заявляли. Многие жертвы этого не делают вообще.

Например, в США, по оценке исследователей этой проблемы, о двух из каждых трех таких нападений в полицию никогда не сообщается.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Согласно исследованиям, о двух из каждых трех нападений сексуального характера полиция не узнает никогда

Существует много причин того, почему некоторые жертвы либо тянут с обращением в полицию, либо никогда этого не делают, что показала онлайн-кампания в “Твиттере” с хэштегом #WhyIDidn'tReport (“почему я не собщил/а”).

“Многие не сообщают потому, что не хотят, чтобы совершивший это оказался в тюрьме – может быть, они влюблены в него, может, это член семьи или партнер и их благосостояние зависит от него”, – рассказывает Николь Вестмарленд, директор Даремского центра по изучению случаев насилия и издевательств в Великобритании.

“Еще одна частая причина, о которой я слышала от своих студентов: они не хотят разрушить чью-то жизнь”.

Но и в таком случае, подчеркивает она, нет никаких доказательств того, что затягивание с сообщением в полицию связано с тем, что ничего такого на самом деле не было.

Миф номер 3. Если о преступлении на сексуальной почве сообщить немедленно, то следственным органам будет сравнительно легко разобраться в деле и предъявить обвинения

Что в этом утверждении правда? Пережившие сексуальное насилие и сразу об этом сообщившие действительно с куда большей степенью вероятности пройдут все необходимые медицинские обследования – например, для идентификации семенной жидкости нападавшего, его слюны и ДНК.

Кроме того, эксперты сразу зафиксируют травмы (синяки, порезы и так далее), что поможет обвинению доказать применение силы.

Но такая процедура совсем не гарантирует того, что преступник будет тут же схвачен и осужден, или что дело начнут расследовать.

Это доказывают многочисленные примеры из практики американской полиции, когда собранные свидетельства изнасилования так и хранятся в полицейских архивах.

К тому же доказательства сексуального акта не очень помогают, если совершивший его – партнер или хороший знакомый.

“В наши дни большинство таких дел сводится не к тому, был ли половой акт или нет, а к тому, был ли он осуществлен по взаимному согласию”, – подчеркивает Вестморленд.

По данным британского Хоум-офиса, 26% изнасилований и опасных нападений на сексуальной почве, о которых сообщили в тот же день, привели к предъявлению обвинений, но эта цифра падает до 14%, если полиция узнает о случившемся на следующий день или еще позже.

У тех, кто сообщил о насилии в день, когда оно произошло, гораздо больше шансов увидеть своего обидчика на скамье подсудимых (эта разница в шансах не столь значительна, если жертве меньше 16 лет).

Между тем, согласно другим отчетам, в США только 18% изнасилований, о которых сообщено в полицию, завершаются арестами и только в 2% случаев выносится обвинительный приговор.

Миф номер 4. Если бы ты действительно не хотела, ты бы сопротивлялась

Разные люди прибегают к разной тактике, когда им грозит сексуальное насилие. В своей книге “Серийные жертвы”, вышедшей в 2008 году, криминалист из Веллингтонского университета Ян Джордан описывает то, как вели себя в подобных случаях 15 женщин, каждая из которых подвергалась насилию со стороны одного и того же мужчины.

Кто-то пробовал разговаривать, кто-то отбивался, а некоторые пытались подняться над ситуацией – как будто это происходит не с ними (психологи называют это отстранением или расщеплением личности).

В ходе другого исследования, осуществленного на базе 274 отчетов американской полиции, было обнаружено, что только 22% прошедших через такую ситуацию удалось избежать изнасилования, сопротивляясь и громко крича.

Большинство (56%) пыталось просить пощады, уговаривать насильника, остальные же, как они потом рассказали, просто окаменели от ужаса.

Разное поведение может быть более или менее эффективным в разных обстоятельствах.

Например, те женщины, которые активно сопротивляются, с большей долей вероятности смогут избежать изнасилования, но в то же время очень рискуют получить серьезные травмы – особенно если у насильника есть оружие.

С другой стороны, умоляя, плача или пытаясь вразумить нападающего, жертва также рискует получить травмы, если нападение совершается дома.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Одно из исследований выявило, что сопротивление или мольбы о пощаде могут в определенных обстоятельствах повышать риск физической травмы или сделать надругательство еще более изощренным

Важно также признать, что человек далеко не всегда может осознанно контролировать свое поведение в подобных ситуациях.

Некоторые, когда им грозит страшная опасность, впадают в состояние, схожее с параличом (так называемое тоническое торможение).

Одно из шведских исследований, проведенное по заявлениям 298 женщин, которые обратились в центр помощи изнасилованным в рамках одного месяца со дня инцидента, обнаружило, что у 70% из них случилось то самое тоническое торможение, а 48% рассказывали о крайне высокой степени такого торможения во время нападения на них.

Кроме того, у тех, кто испытывал от страха такой внезапный паралич, в первые же месяцы с большей долей вероятности развивался синдром посттравматического стресса и тяжелая депрессия.

Миф номер 5. Травмирующий психику опыт искажает память – возможно, вы вспоминаете то, чего не было на самом деле

Многие из тех, кто подвергся сексуальному насилию, часто утверждают, что ясно помнят отдельные подробности – звуки, запахи и визуальные образы, связанные с нападением, даже годы и десятилетия спустя.

Однако когда их просят вспомнить точное время произошедшего или то, в каком месте находился тот или иной человек во время нападения (детали, которые обычно интересуют полицию и следствие), они порой с трудом восстанавливают это в памяти, а то и противоречат сами себе, что ставит под сомнение их показания.

“Существует такое трагическое несоответствие между тем, что ожидает от пострадавшего система правосудия, и особенностями воспоминаний о пережитой психической травме”, – указывает Эми Харди, клинический психолог из лондонского Королевского колледжа.

И все из-за того, что воспоминания о травмирующих психику событиях укладываются в нашей памяти совсем иначе, чем обычные воспоминания.

Обычно мы кодируем то, что видим, слышим, чувствуем и обоняем, и складываем в ячейки нашей памяти вместе, как комплекс пережитого.

И потом, когда мы вспоминаем тот или иной день, события встают в нашей памяти связно и все вместе, как единая история.

Однако во время травмирующих событий наш организм выделяет гормоны стресса. И они заставляют мозг концентрироваться на том, что происходит здесь и сейчас, из-за чего общая картина затуманивается или теряется.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Во время подобных событий наш организм вырабатывает гормоны стресса, вынуждающие мозг концентрироваться на деталях происходящего

С точки зрения теории эволюции это имеет определенный смысл. “Когда нам угрожает опасность, куда лучше, если мы сосредоточены на том, что мы испытываем в данный момент – это заставляет нас вступать в бой или убегать, или застыть как камень. В такие моменты вряд ли нам помогли бы абстрактные рассуждения о смысле происходящего”, – говорит Харди.

“Кроме того, нам известно, что если люди отстраняются от происходящих с ними травматических событий, это еще сильней фрагментирует их восприятие – таким образом, их воспоминания еще в большей степени состоят из кусочков “здесь и сейчас”.

Харди исследовала влияние таких процессов, происходящих в памяти, на то, чем у прошедших через опыт сексуального насилия закончилось обращение в полицию.

Она обнаружила, что те, кто рассказывал ей о высокой степени отстранения от травмирующей ситуации, демонстрировали большую фрагментарность воспоминаний во время дачи показаний в полиции.

Таким людям (с высокой фрагментацией воспоминаний) с большей долей вероятности казалось, что у них не получается связно рассказать о том, что с ними случилось. Все это снижало их шансы на открытие уголовного дела.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Источник: https://www.bbc.com/russian/vert-fut-45668180

Опасные связи. Почему в деле об изнасиловании виновата жертва | Forbes Woman

Как теперь можно доказать факт изнасилования?

Что на самом деле произошло между молодыми людьми, человеку со стороны всегда сказать трудно: его слова против ее — это обычное дело при такого рода обвинениях, ведь насилие редко совершается при свидетелях (добровольный секс — тоже).

Поэтому доказать факт изнасилования в принципе бывает очень трудно: следственные органы, так же, как и обычные граждане, более или менее готовы признать изнасилованием нападение в темном переулке, но во все то, что происходит между знакомыми между собой людьми, предпочли бы не вникать (в этом они, правда, отличаются от обычных граждан). И те, и другие, готовы неохотно признать доказательством изнасилования следы побоев или другие физические повреждения, но даже в этом случае часто возникают вопросы, не нанесла ли их девушка сама себе с целью дальнейшего шантажа своего незадачливого любовника?

Много уже было написано по поводу так называемого виктим-блейминга, т.е. обвинения жертвы изнасилования в том, что она сама его спровоцировала непродуманными, а иногда и злонамеренными действиями. В данном случае стоит обратить внимание на другую сторону проблемы.

Существует серьезная дилемма: с одной стороны, никто не отменял презумпцию невиновности, толкование всех сомнений в пользу обвиняемого и прочих аспектов гуманного правосудия.

С другой стороны, на практике у жертвы очень мало возможностей собрать в поддержку своего заявления серьезные улики (разве что она во время акта насилия «предусмотрительно» сопротивлялась так, чтобы ее серьезно покалечили (в тех случаях, когда в результате оказывается серьезно покалечен насильник, женщина сама подвергается уголовному преследованию, так что это тоже не очень хороший вариант). К тому же особое упорство в достижении своих сексуальных целей зачастую проявляют именно те мужчины, которые имеют основание надеяться, что им все это сойдет с рук, потому что они обладают какими-либо ресурсами — деньгами, властью, связями, и бороться с такими мужчинами в рамках судебных процедур действительно бывает очень трудно, потому что все эти ресурсы они успешно подключают.

https://www.youtube.com/watch?v=JeFtRJ3mdvE

С третьей стороны, именно мужчины, обладающие материальными ресурсами, с большей степенью вероятности могут стать жертвой шантажа — такое тоже не исключено. Разобраться в каждой конкретной ситуации бывает действительно нелегко, и остается надеяться на профессиональную работу следователей (надеяться же всегда можно?).

Сфера риска

Но с точки зрения общественной реакции на обвинения хоть в харассменте, хоть в изнасиловании, интересен вот какой аспект.

Наверняка немало людей встанет на сторону обвиняемого (как это было, например, в известном деле Дианы Шурыгиной) — и не столько из симпатии или соображений непредвзятости правосудия, а потому что многим кажутся опасными сами прецеденты: получается, что в результате половой связи любой мужчина может быть обвинен в изнасиловании, а значит рискует своей свободой или, по крайней мере, репутацией? Эта мысль нередко вызывает ужас и негодование: ведь рушатся (ну, в России, как правило, не рушатся, но хотя бы подвергаются сомнению) такие блестящие карьеры, в новостях смакуются интимные подробности, обвиняемый, даже если и избегает собственно уголовного наказания, испытывает сильнейший стресс и дискомфорт. И неоднократно мне приходилось слышать жалобы на то, что в результате всех этих #MeToo мужчины находятся под ударом, превращаются в жертв, а половая связь стала для них уже не только удовольствием, но и сферой риска.

Опасные связи

Для мужчин это действительно относительно новый феномен, очень неприятный: ведь раньше источником связанных с сексом неприятностей мог стать только другой мужчина (муж, брат, отец, жених), претендующий на контроль над твоей половой партнершей — причем, по мере того, как женщины стали становится все более самостоятельными, такие ситуации встречались все реже и реже. Теперь же, получается, от самой партнерши приходится ожидать коварства, и так уж складывается социальная ситуация, что ее претензии могут быть поддержаны общественным мнением, а то и юридически (вспоминаем горькую судьбу Ассанжа, до сих пор коротающего свои дни в эквадорском консульстве).

Да, сексуальные отношения с малознакомой партнершей становится в известной мере опасными для мужчины. Но ведь для женщины опасность существовала всегда — вступив в отношения, она всегда рисковала столкнуться и с насилием, и с унижением, и с оглаской, и с потерей репутации.

И эта ситуация воспринималась, да и до сих пор воспринимается, как совершенно нормальная — кто же тебя просил рисковатьи уединяться с человеком, которого ты плохо знаешь? Рисковала — расхлебывай теперь.

Теперь этот же принцип стал применяться и к мужчинам, что вызывает почему-то большое общественное возмущение.

Но сближение с человеком, которого ты плохо знаешь, особенно столь интимное сближение, которое предполагает секс, действительно всегда рискованная штука — слишком уж много тут всего: и желание, и разочарование, и самолюбие, и физическая уязвимость, и не всегда согласованные взаимные ожидания.

И последствия — да, после полового акта иногда наступают разные нежелательные последствия, от незапланированных беременностей и инфекций, до юридических претензий. В наше время эти возможные неприятные последствия касаются представителей обоих полов. Я не предлагаю женщинам по этому поводу злорадствовать, но это более справедливое распределение рисков.

Источник: https://www.forbes.ru/forbes-woman/368889-opasnye-svyazi-pochemu-v-dele-ob-iznasilovanii-vinovata-zhertva

Днк могут принять как доказательство изнасилования

Как теперь можно доказать факт изнасилования?

В Пакистане могут разрешить принимать ДНК в качестве основного доказательства в делах об изнасиловании. Дискуссии разгорелись после изнасилования пятилетней девочки.

Дела об изнасиловании в Пакистане особенно сложно расследовать в судебном порядке. Жертвы должны представить четырех свидетелей — мужчин, взрослых и набожных, чтобы обвинение в изнасиловании было передано в суд. Научные доказательства, такие как ДНК, рассматриваются только в качестве косвенного доказательства. Вскоре это может измениться, если, как ожидается, влиятельный исламский орган в Пакистане разрешит принимать ДНК в качестве основного доказательства на судебных процессах об изнасиловании. Как говорят, Совет исламской идеологии — верховный орган исламского руководства страны — уже принял свое решение и, как ожидается, в ближайшие дни даст свои заключительные рекомендации властям.

ИЗМЕНЕНИЕ РЕШЕНИЯ

В мае совет принял решение, что действующее законодательство, основанное на законах шариата, не может быть изменено, поскольку имеет в своей основе священную исламскую книгу Коран. Но недавно один из 20 членов совета, Аллама Тахир Мехмуд Ашрафи, сказал, что совет изменил свое решение и предоставит судам право самим решать, может ли ДНК быть принята в качестве основного

Четверо обвиненных в груповом изнасиловании Мухтаран Маи, ставшей символом угнетения женщин в Пакистане. Мултан, 16 июля 2002 года.

доказательства в делах об изнасиловании. — ДНК не является неисламским или противоречащим законам шариата. Мы говорим, что если судья считает, что ДНК необходимо в качестве доказательства в определенном деле об изнасиловании, то тогда он сам должен решить, принимать это или нет в качестве приемлемого доказательства, — говорит Аллама Тахир Мехмуд Ашрафи.

Директор представительства организации Human Rights Watch в Пакистане Али Дайян Хасан приветствовал то, что он назвал давно назревшим решением: — Это позитивное развитие, это шаг вперед со стороны совета. Это определенно поможет дать научную основу для приговоров об изнасиловании. Ожидается, что власти внедрят соответствующее законодательство в свете этой рекомендации совета.

ЧЕТЫРЕ ПРОЦЕНТА НАКАЗАННЫХ

Майское решение совета оставить в силе действующий закон, основанный на нормах шариата, вызвало жесткую критику со стороны правозащитных групп. Действующий закон, который был принят в 1979 году бывшим военным правителем генералом Зия уль-Хаком, правозащитные группы называют одной из главных причин низкого рейтинга осуждений в делах об изнасиловании в Пакистане. По словам правозащитника Али Дайяна Хасана, только около четырех процентов дел об изнасиловании, переданных в суд, заканчиваются обвинительным приговором.

Он говорит, что совет испытывал давление с целью заставить изменить его курс в свете бурных дискуссий после существенного числа громких случаев изнасилования, связанных с несовершеннолетними, в том числе из-за недавнего

Дебаты по поводу низкого процента осуждений и общественного отвращения в связи с отсутствием должных мер, думаю, способствовали тому, что совет начал искать способы, с помощью которых осуждения по изнасилованиям могут стать более существенными.

изнасилования пятилетней девочки в городе Лахор. — Эти дела вызвали большой шок в обществе.

Дебаты по поводу низкого процента осуждений и общественного отвращения в связи с отсутствием [должных мер], я думаю, способствовали тому, что совет начал искать способы, с помощью которых осуждения по изнасилованиям могут стать более существенными, — говорит Али Дайян Хасан.

Однако шагом назад может стать то, что, как говорят, Совет исламской идеологии рекомендовал властям пересмотреть закон о защите женщин, введенный в 2006 году. Закон был направлен на изменение широко критикуемых законов «Постановление Худуд», регулировавших наказание за изнасилование и прелюбодеяние.

По этим законам, введенным в 1979 году, тысячи жертв изнасилований, ищущих правосудия, были заключены в тюрьму, поскольку не смогли доказать факт изнасилования и сами были обвинены в прелюбодеянии.

Председатель Комиссии по правам человека в Пакистане Зохра Юсуф говорит, что уходящие друг за другом правительства не осмелились изменить законы в отношении изнасилований. Чересчур большим, по ее словам, является страх спровоцировать негативную реакцию в глубоко консервативном исламском обществе.

В подготовке материала участвовали Фруд Бежан и Анна Клевцова.

Источник: https://rus.azattyq.org/a/pakistan-dnk-kak-dokazatelstvo-iznasilovaniya/25114473.html

Окно права
Добавить комментарий