Как решить вопрос с сараем соседей, примыкающим к стене нашего дома?

Противопожарные расстояния между домами: зачем их соблюдать?

Как решить вопрос с сараем соседей, примыкающим к стене нашего дома?

Не знаю, может быть самовольное строительство многоквартирных многоэтажных жилых домов на земельных участках, предназначенных под индивидуальное жилищное строительство – это проблема только Геленджика и других курортных городов.

Но факт остается фактом – люди продолжают строить высокие дома на несколько квартир там, где по нормам этого делать нельзя.

Кроме этого, даже индивидуальные жилые дома в некоторых районах нашего города  построены так близко друг к другу, что можно совершенно спокойно дотянутся из своего окна до стены (или окна) соседнего здания.

Давайте попробуем разобраться, почему существуют определенные нормы, зачем их соблюдать и действительно ли жить в таких домах опасно?

И начнем мы с расстояний между соседними зданиями.

Противопожарные расстояния между домами (именно так называется такое расстояние на языке норм) НЕ позволяют ОГНЮ ПЕРЕКИНУТЬСЯ с одного здания на другое.

Предположим, что у нас есть два жилых дома «А» и «Б», стоящих на небольшом расстоянии друг от друга:

И окна в этих домах расположены как обычно. То есть жильцы дома «А» спокойно заглядывают в окна к жильцам дома «Б» (и наоборот) :(.

В доме «А» произошел пожар – загорелась квартира на первом этаже.

А в квартире были мебель, обои на стенах, вещи и т.п. Пожар вовремя не заметили, пожарных не вызвали и пламя перекинулось уже и в соседние квартиры.

Лопнули стекла на окнах, а жар от огня стал такой, что в соседнем здании «Б» (построенном слишком близко  к дому «А») воздействия температуры не выдержали оконные рамы, а затем мебель и вещи в квартире.

Не забывайте, что горит и дерево, и пластик (который, кстати, еще и деформируется при этом), и ткань. Пожар перекинулся на новую «пищу» — квартиру дома «Б».

Думаете, так не бывает?

Бывает, и очень часто. Ведь при пожаре температура пламени может достигать 1200 градусов и выше (!), «прогревая» довольно большое пространство вокруг.

Древесина же воспламеняется «всего лишь» при 450-600 градусах, которые могут «образоваться» в нескольких метрах от очага загорания.

Нагрелись оконные рамы, мебель, вещи до «нужной» температуры и – воспламенились (даже если они находились в соседнем здании «Б»).

Если же дома буквально «прикасаются» друг к другу оконными проемами, то огонь «перескочит» с одной горящей квартиры в другую за несколько минут.

На этой фотографии пожар, который произошел не в Геленджике. Хотя и у нас были такие «примеры» (несколько лет назад около здания администрации Геленджика также «красиво» горел клуб «Академия», где огонь по пути «съел» и все остальные примыкающие к нему без противопожарных разрывов здания).

Именно для того, чтобы такие ситуации не происходили, и были «придуманы» противопожарные разрывы между домами  – расстояния между зданиями. Зависят они от того, из каких материалов построено то или иное здание.

Если дома деревянные, то и гореть они будут в случае пожара сильно и долго, поэтому и расстояние между такими домами должно быть максимальным (не меньше 15 метров). Если же здания кирпичные, то расстояние уменьшается.

Минимальное рекомендуемое расстояние, до которого можно «пододвинуть» два здания друг к другу, составляет 5-6 метров (это если в нем практически вообще нет горючих элементов – один железобетон, кирпич, металл, натуральная черепица по негорючей стропильной системе или плоская кровля из негорючих материалов). В остальных случаях – лучше не рисковать и отодвинуть свой дом от соседа подальше.

Конечно, в идеале, Вы с соседом должны отодвигаться зданиями друг от друга РАВНОМЕРНО (например, Вы – 4 метра от забора, и он – 4 метра от забора). Но на практике все обычно совсем не так:

И это лишь один из многих примеров ОПАСНЫХ зданий , построенных без соблюдения противопожарных расстояний между домами в нашем городе.

Но, что самое интересное, соседи продолжают давать разрешения друг другу на нарушение противопожарных расстояний между строящимися домами, не думая о своей безопасности, абсолютно добровольно :(.

Добавил несколько статей по этой теме:

– Как определить необходимое противопожарное расстояние между двумя частными жилыми домамичитать ЗДЕСЬ

– Как уменьшить законно противопожарное расстояние между жилыми домамичитать ЗДЕСЬ

Источник: //yug-gelendzhik.ru/protivopozharnye-rasstoyaniya-mezhdu-domami-zachem-ix-soblyudat/

Что было дальше: чем закончилась война соседей с замуровыванием окна 

Как решить вопрос с сараем соседей, примыкающим к стене нашего дома?

Семья Петровых выиграла иск, которым суд обязал семью Колотухиных наглухо закрыть окна, выходящие на территорию соседей. Колотухины решение суда не исполнили и подали встречный иск на соседей. 

В начале этого года редакция News.Ykt.Ru публиковала материал о том, что суд постановил семье Колотухиных заколотить окна по иску их соседей Петровых.

Петровы посчитали, что с окна второго этажа дома соседей на их участок открывается обзор, и подали заявление в суд.

Якутский горсуд с исковым требованием Петровых согласился и постановил замуровать три окна Колотухиных, выходящих на участок соседей.   

Судебный спор между некогда приятельствовавшими соседями продолжился. Супруги Михаил Колотухин и Надежда Исакова выяснили, что часть участка Петровых выходит за границы и накладывается на их землю. Поэтому часть теплицы соседей находится на территории Колотухиных, а сарай, где Петров хранит горючее, расположен впритык к стене дома, что не отвечает правилам пожарной безопасности. 

Их слова подтверждаются актом обследования земельного участка управления муниципального контроля администрации Якутска. В нем говорится, что «с восточной стороны Петров К.П. самовольно занял часть земельного участка», принадлежащего Исаковой.

В заключении главного архитектурно-планировочного учреждения Якутска указывается, что расстояние от стены дома Колотухиных до участка соседа в точке А составляет 2,33 метра, в точке Б — 1,82 метра, в точке В — 1,62 метра, в точке Д — 1,81 метра.

Между тем по нормам строительства частного дома расстояние между домом и забором соседей должно составлять три метра. 

Кроме того, по СНиП не разрешается устанавливать рядом с жилым домом постройки. Однако сарай Петрова установлен впритык к дому Колотухиных. На это указывается в заключении отдела надзорной деятельности и профилактической работы по Якутску управления МЧС РФ по Якутии, выданном Надежде Исаковой. 

Собрав необходимые документы, Колотухины обратились в суд с иском обязать Константина Петрова освободить их участок от построек и перераспределить участки. 
Якутский горсуд назначил землеустроительную экспертизу.

Исследование участка провели специалисты «Якутского аэрогеодезического предприятия». Суд принял выводы эксперта о том, что Константин Петров самовольно занял часть земли Колотухиных.

На этом основании Якутский горсуд обязал освободить занятые части участка соседей. 

Ответчик обжаловал решение горсуда в суде высшей инстанции. Судебная коллегия Верховного суда Якутии отменила постановление — суд посчитал, что участок Петрова сформирован раньше земельного участка Колотухиных. Петров получил землю в наследство в 2003 году, а истцы купили участок в 2013 году. Когда они покупали, по мнению суда, границы участков были определены, забор установлен. 

Надежда Исакова не согласна с мнением Верховного суда Якутии и считает, что решение судебной коллегии может быть предвзятым. «Мы предоставили все доказательства того, что участок Петрова занимает нашу площадь.

Более того, его сарай стоит впритык к нашему дому, что небезопасно, поскольку он там хранит топливо. Но почему-то суд эти доводы не принимает.

Зная, что супруга Петрова Сардана назначена в этом году мировым судьей в Якутске, невольно приходят мысли о предвзятости судебного решения», — говорит Исакова.   

Константин Петров говорит, что соседи первыми нарушили границу смежного участка, разобрали забор и начали строить дом. «Забор там стоял еще до моего рождения. За ним был пустырь. Прежний хозяин участка начал строить там самовольно. Потом каким-то образом оформил землю. Там стоял маленький домик.

А нынешние соседи увеличили его в два-три раза, и стена дома оказалась вместо забора», — утверждает он. Петров сообщает, что он пытался решить вопрос с соседями без разбирательства в суде. «Когда они начали строить, мы их предупреждали. Есть ватсап-переписка. Я им пытался сказать, закройте окна.

Но они там видеокамеру установили и круглосуточное наблюдение за нами ведут». 

Зачем им это делать? 

— Не знаю, у них спросите. Но со слов их адвоката, они знают, кто во сколько приезжал к нам на участок. 

На отмену решения суда первой инстанции в Верховном суде республики как-то повлияло то, что ваша супруга является мировым судьей?    

— Как может повлиять работа моей супруги? Нет никакой судебной системы. Это, наверное, представитель наших соседей Яхонтов говорит. С его подачи началась травля нашей семьи. 

Судя по всему, вы не настроены решить вопрос мирным способом? 

— Я старался, они не послушались. В конце концов, сарай могу разобрать. Тогда они пусть дом свой разбирают, который находится на границе.

Колотухины намерены подать кассационную жалобу на постановление Верховного суда Якутии.     

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Источник: //news.ykt.ru/article/80345

Из-за претензий соседей вынужден снести дом. История «самостройщика», несогласного с решением суда – Недвижимость Onliner

Как решить вопрос с сараем соседей, примыкающим к стене нашего дома?

«Я предлагал компромисс: вот вам мешок картошки и мешок капусты. Даром. Каждую осень по два-три мешка. И забудьте про эти грядки. Нет, не хотят.

Значит, не в овощах дело», — Юрий Демидович водит нас по этажам недостроенного коттеджа и пытается растолковать свое понимание сути затянувшегося конфликта.

Выведенный под крышу и застывший в неготовности трехуровневый дом стоит прямо на границе двух участков и, по словам соседей, отбрасывает тень на их огород. Уже несколько лет спор рассматривается в судах.

Согласно последнему решению, дом Демидовича признан самовольной постройкой и подлежит сносу. Мужчина несогласен и указывает на непоследовательность действий местных чиновников: «Как же так? Сначала исполком дает разрешение на строительство и не видит никаких нарушений, а затем, когда вложено столько денег и сил, уведомляет о принудительном сносе».

Ветхий домик в самом центре Березы — на улице Первомайской — Юрий купил 13 лет назад за небольшие по тем временам деньги — $2700 в эквиваленте. Планировал возвести красивый и просторный коттедж для детей. В 2009 году обратился в райисполком за получением разрешения на строительство.

— Мы с супругой Зинаидой хотели строить отдельно стоящий дом в центре участка. Но главный архитектор района пояснил, что на улице Первомайской в соответствии с планом застройки предусмотрено возведение нескольких попарно сблокированных коттеджей улучшенных характеристик.

Это центр города, и таким образом месту хотели придать презентабельный вид перед проведением областных «Дожинок», — вводит в курс дела Юрий. — В 2009 году мною было получено разрешение на строительство одноквартирного жилого дома [не блокированного, а именно одноквартирного — это важное обстоятельство — прим Onliner.

by], ситуационная схема расположения дома на границе смежных участков была согласована с главным архитектором района, после чего я приступил к работам.

Проект коттеджа Юрий разработал сам: он архитектор по профессии. Застройщиком выступила супруга.

К тому времени владельцы еще двух участков (№15 и №17) на улице Первомайской получили разрешения на строительство сблокированных жилых домов. Демидович же, согласно ситуационной схеме, планировал объединить свой дом №13 с домом №11, однако на тот момент прежние хозяева соседнего дома никакого строительства не планировали и искали покупателей на свой участок.

— Меня не смутило, что сосед не строится. Предполагалось, что новый собственник участка обратится в райисполком, ему выдадут разрешение и он начнет возводить свой дом с условием блокировки с моей глухой стеной. Такая была договоренность с районным архитектором, — поясняет Демидович.

Позже дом №11 с участком был приобретен семьей Закуповских. Конфликт между соседями возник весной 2012 года, когда Демидович активно принялся за строительство.

Закуповские, как выяснится позже, вовсе и не собирались ни с кем «блокироваться». Они хотели лишь реконструировать старый дом, стоявший в центре участка. Семья забила тревогу, увидев, как Демидович возводит стену вплотную к их забору.

По санитарным нормам расстояние от дома до границы соседнего участка должно быть не меньше 3 метров, в данном случае разрыв составлял всего 15—20 сантиметров.

В ответ на жалобу райисполком распорядился приостановить работы до выяснения обстоятельств.

— Летом 2012 года я иду на личный прием к председателю Березовского райисполкома и получаю ответ: оснований для прекращения строительства нет, — говорит Юрий Демидович.

— В подтверждение у меня имеется письмо за подписью зампреда исполкома, где говорится, что строительство может быть продолжено, что проект застройки улицы Первомайской согласован главным архитектором района с привязкой двухквартирных блокированных жилых домов. После этого, успокоившись, я продолжил строительство и вывел первый этаж.

Однако соседи Юрия Петровича на этом не сдались и обратились с жалобами в различные инстанции, дошли до Минстройархитектуры.

Вскоре из министерства пришел ответ, свидетельствующий о нарушении градостроительных норм, регламентирующих расстояние от отдельно стоящего дома до границ соседнего участка.

Березовскому райисполкому при участии Брестского облисполкома было рекомендовано «немедленно приостановить строительство, устранить допущенные нарушения при выдаче разрешительной документации, принять меры к отмене ранее принятых решений и урегулировать конфликтную ситуацию».

Незамедлительно решением исполкома от 6 марта 2013 года дом Демидовича признается самовольной постройкой, и застройщик получает уведомление о сносе.

Единственным выходом оставалось судебное разрешение спора. В первый раз дело рассматривалось осенью 2013 года.

Суд установил, что строительство дома велось на основании решения исполкома и в соответствии с проектной документацией, а потому не может быть признано самовольным.

Что же касается нарушения градостроительных норм, то, согласно заключению суда, они были допущены должностными лицами Березовского райисполкома при согласовании проекта, однако это не является основанием для сноса.

Также были приняты во внимание денежные расходы, понесенные Демидовичем: на момент рассмотрения спора в стройку было вложено более 216 млн неденоминированных рублей, что эквивалентно почти $24 тыс. (фундамент, цокольный этаж, стены первого этажа). Изучив все материалы, суд постановил отменить решение исполкома о сносе.

— Исполком решение суда не обжаловал, и 23 января 2014 года я получил официальное разрешение продолжить строительство. Закупил материалы, сделал перекрытие, поставил второй этаж, — излагает дальнейшую хронологию событий Юрий Демидович. — Строю себе дальше, как вдруг выясняется, что сосед подал надзорную жалобу на решение суда в прокуратуру.

Повторное рассмотрение дела состоялось летом 2015 года, и решение на этот раз было вынесено уже не в пользу Демидовича.

Суд признал несоблюдение расстояния до соседнего участка существенным нарушением градостроительных норм.

В решении подчеркивалось, что разрешение исполкома в 2009 году выдавалось на строительство именно одноквартирного жилого дома, указания на строительство сблокированного дома в документе не содержалось.

В суде бывший архитектор района Алексеюк подтвердил, что для утверждения проекта блокированного дома необходимо было согласие Закуповского, которому принадлежит участок №11, однако данное требование закона архитектурной службой выполнено не было…

В конечном счете суд отказал Демидовичу в жалобе на решение райисполкома от 6 марта 2013 года «О сносе самовольной постройки». Областной суд, куда Юрий Петрович адресовал кассационный протест, оставил решение районного суда в силе.

— Выходит, теперь я снова «самостройщик». При наличии на руках разрешения исполкома на проектирование и строительство, при наличии разрешения на дальнейшее возведение дома, — указывает на абсурдность ситуации наш собеседник.

— Ты стройся, дальше стройся, а потом мы тебя снесем. Что это за подход? Если я такой самовольщик, так остановите меня на уровне фундамента.

Я хотел построить красивый дом для своей семьи, ничего не брал у государства, следовал только решениям местного органа власти. И что в итоге?.. 

Неужели нельзя решить спор как-то иначе, договориться, предложить компенсацию?

— Я предлагал снабжение овощами, предлагал пересмотреть границы участков: они отдают мне землю возле стены, я им выделяю территорию за своей хозпостройкой. Не хотят.

В качестве приемлемой компенсации мне была названа сумма в $10 тыс. Мои слова может подтвердить протокол судебного заседания, где упоминается именно такая цифра. Как вы считаете, $10 тыс.

— это адекватная плата за тень на грядках? Да и есть ли те грядки и много ли той тени?

Закончив беседу с Юрием Демидовичем, мы постучались в соседний дом. Хозяйка Алена Закуповская охотно рассказала нам альтернативную версию происходящего:

— Знаю, прежние хозяева участка не разрешали Юрию строить дом на самой границе. Потом мы с мужем купили этот участок, и сосед, пока оформляли документы, быстро вырыл котлован и приступил к фундаменту.

С нами строительство своего дома Юрий не согласовывал. Ни о какой блокированной застройке нас не уведомляли, ничего такого исполком не требовал.

Стоял на нашем участке старый дом — мы его реконструировали и живем, а больше нам ничего и не надо.

Как-то муж пришел с работы — наш забор повален, стройка кипит. Тут мы не выдержали, начали писать жалобы. Я так считаю: закон один для всех. Если положено отступить 3 метра — отступи.

Ну хотя бы 1,5 метра — и у нас не было бы вопросов. Про $10 тыс., что мы якобы требуем с него, — это вранье. Не нужны нам его деньги. Я просила об одном: раз уж такие неудобства, проведи нам газ. Он промолчал.

Ну, мы сами и провели. Теперь ни в чем не нуждаемся.

Да, тень от стены падает. У нас там картошка растет. Когда шла стройка, весь участок был в мусоре, кусты смородины засохли. С его крыши будет течь вода. Зачем нам эти неудобства? Все, кто приходит к нам в гости, ужасаются: как можно было так близко строить?

Почему он стал строить у самого забора? Мне кажется, Юрий и бывший главный архитектор района что-то намудрили. Участок у него узковат. Может, в центре участка такой большой дом с навесом для машины не помещался?

Мы понимаем, что он вложил много денег. Но ведь надо было сразу договариваться, а не надеяться на авось…

По нашей просьбе ситуацию прокомментировал заместитель председателя Березовского райисполкома Виталий Михнюк:

— За год до проведения областных «Дожинок» в городе обсуждались планы, как облагородить центральные улицы. Собственникам ветхих домов на улице Первомайской было рекомендовано выполнить реконструкцию. Двое соседей (дома №15 и №17) сами инициировали строительство блокированного дома, который красиво смотрелся бы со стороны площади.

У них есть все документы, они согласовали свой проект с архитектором области и получили разрешение на строительство дома блокированного типа. Подчеркну: блокированного. Юрий Демидович со своим соседом не договаривался, и ему было выдано разрешение на строительство одноквартирного дома. А это значит, его объект попадает под нормативы, касающиеся одноквартирных домов.

Одно из жестких требований в данном случае — расстояние в 3 метра от стены дома до забора.

Думаю, начиная стройку на границе участка без согласия соседей, Юрий Демидович изначально шел на определенный риск. Как архитектор, он должен был знать тонкости закона и предвидеть последствия.

В 2013 году было выдано предписание о добровольном сносе. Суд первой инстанции встал на сторону застройщика, приняв во внимание его финансовые затраты.

Позже были прокурорский протест и пересмотр дела, решение о сносе снова обрело силу.

— На протяжении пяти лет райисполком несколько раз разрешал Демидовичу строительство. А теперь признает его дом самостроем. Нет ли здесь нестыковки? — задаем, на наш взгляд, ключевой вопрос.

— Вопрос скорее не к исполкому, а к судам. Мы руководствовались решением суда первой инстанции. Затем суд высшей инстанции принял иное решение — мы обязаны были следовать ему. Строго говоря, райисполком свое решение о добровольном сносе от 6 марта 2013 года не отменял, оно было лишь приостановлено.

Предвидя судебную тяжбу, на момент возникновения претензий Демидович мог переделать проект, перестроить фундамент и цокольный этаж. Сейчас перестройка дома будет стоить намного дороже.

Мы не сторонники жестких мер, пытались наладить диалог между конфликтующими сторонами. Но, поверьте, это нелегко.

Если за семь последних лет они не смогли договориться, то точку в их споре сможет поставить только Верховный суд.

Иначе видят ситуацию в Министерстве архитектуры и строительства, куда Юрий Демидович обратился на личный прием. С обстоятельствами конфликта в Березе знакомился замминистра Дмитрий Семенкевич.

В письме за его подписью сказано буквально следующее: «На основании рассмотренных материалов Минстройархитектуры не усматривает нарушений в части строительства одноквартирного жилого дома по ул. Первомайской, 13, в г. Береза и не считает его самовольным, подлежащим сносу».

Еще одна интересная выдержка из письма: «Ответственность за сложившуюся ситуацию в части застройки ул. Первомайской в Березе несет Березовский райисполком». Наверняка этот документ окажется нелишним при рассмотрении дела в Верховном суде.

Дома и коттеджи под ключ в каталоге Onliner.by

Источник: //realt.onliner.by/2017/01/25/bereza-2

Соседские войны на шести сотках: как защитить свои права. * Правовая зоозащита

Как решить вопрос с сараем соседей, примыкающим к стене нашего дома?

Соседские войны на шести сотках: как защитить свои права
С.Е. Жмурко,

адвокат, эксперт по правовым вопросам

МОО «Московский союз садоводов»

Предисловие
Народная мудрость гласит: не узнав соседа, дом не покупай.

Абсолютно правильная и актуальная мысль как для квартир в многоквартирном доме, так и для загородной недвижимости.

Покупка земельного участка — дело непростое. Сначала нужно найти достойный вариант, чтобы подходил по всем параметрам, включая месторасположение, наличие инфраструктуры, транспортной доступности, а главное — был приемлемым по цене.

Но не нужно сбрасывать со счетов при выборе участка и «наведение справок о соседях». Если речь идет о покупке участка на территории садоводческого или дачного объединения, то узнать о соседях можно у председателя, членов правления, садоводов, у которых участки на этой же улице. Наконец, можно познакомиться и пообщаться с самими потенциальными соседями.

Я встречала в своей практике случаи, когда собственники земельных участков не ездили на свою дачу и мечтали ее продать только лишь по той причине, что там их ждали бесконечные конфликты и ссоры с ненавистными соседями.

Хорошие соседи помогут не только с солью, но и уберегут участок от непрошеных гостей, польют урожай в случае вашего отъезда, но самое главное — с ними можно обсудить разные вопросы и договориться.

Без желания обсуждать и договариваться не получится решить возникающие вопросы без суда, а суд по земельным спорам — дело не быстрое и не простое. Поэтому, если есть возможность договориться, надо попробовать это сделать.

В данной книге приведены разъяснения по наиболее часто встречающимся спорным вопросам, которые могут возникнуть между соседями по земельному участку. Большое количество судебной практики поможет понять перспективы обращения в суд и правильно подготовить свою позицию по делу.

1. Споры о местоположении границ земельных участков

Ведущее место среди земельных споров, которые рассматривают суды, занимают дела об установлении границ земельных участков. Чаще всего в таких делах участвуют владельцы соседних земельных участков (смежные землепользователи), которые без обращения в суд не могут договориться, где должна проходить граница их наделов.

Необходимость обращения в суд может возникнуть, например, в следующих случаях.

1. В результате межевания земельного участка выясняется, что забор соседа по даче стоит не в соответствии с данными государственного реестра недвижимости, в результате чего выявляется наложение границ.

2. После проведенного межевания выясняется, что площадь земельного участка меньше, чем по правоустанавливающим документам.

3. Приехав на земельный участок, вы обнаруживаете, что установленный между участками забор смещен вглубь вашего участка, уменьшив его размер.

4. Сосед отказывается подписать акт согласования границ. Без этого документа проведенное межевание будет недействительным.

Таким образом, споры о границах земельного участка могут проистекать из нарушения постройками или сооружениями смежного землепользователя (соседа) границ земельного участка, отказа подписать акт согласования границ в процессе межевания, наложения смежных участков на кадастровой карте.

В силу п. 1 ст. 64 ЗК РФ земельные споры рассматриваются в судебном порядке. К таким спорам относятся споры смежных землепользователей о границах земельного участка.

Данная позиция подтверждается разъяснениями Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и ВАС РФ о некоторых вопросах, возникающих при разрешении споров, связанных с защитой права собственности, согласно которым к искам о правах на недвижимое имущество относятся, в частности, иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений прав, не связанных с лишением владения, о признании права, об установлении сервитута, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста.

Таким образом, если владельцы земельных участков не смогут договориться между собой по перечисленным вопросам и урегулировать возникший конфликт путем переговоров им не удастся, придется обращаться в суд.

Обратиться в суд с исковым заявлением об установлении границ земельного участка имеет право гражданин, который обладает земельным участком на праве собственности, на праве пожизненного наследуемого владения, на праве постоянного (бессрочного) пользования или на праве аренды государственного (муниципального) участка со сроком договора более пяти лет (ч. 3 ст. 39 Закона о кадастре).

Ответчиком по гражданскому делу об установлении границ земельного участка будет правообладатель соседнего (смежного) земельного участка, с которым возник межевой спор.

В качестве третьего лица по делу привлекается дачное или садоводческое объединение, на территории которого находятся спорные земельные участки.

В том случае, если ранее не было проведено межевание обоих земельных участков, ответчик может заявить встречный иск об установлении границ земельного участка по другим точкам и координатам, которые отличаются от предлагаемых истцом.

Межевой план — документ, содержащий сведения о земельном участке
При рассмотрении спора об установлении границ истец и ответчик предоставляют суду межевые планы, которые были составлены кадастровыми инженерами.

В соответствии с ч. 1 ст.

 22 Закона о регистрации недвижимости межевой план представляет собой документ, который составлен на основе кадастрового плана соответствующей территории или выписки из ЕГРН о соответствующем земельном участке и в котором воспроизведены определенные сведения, внесенные в ЕГРН, и указаны сведения об образуемых земельном участке или земельных участках, либо о части или частях земельного участка, либо новые необходимые для внесения в ЕГРН сведения о земельном участке или земельных участках.

Межевой план подготавливается в форме электронного документа и подписывается усиленной квалифицированной электронной подписью кадастрового инженера, подготовившего такой план.

Межевой план, если это предусмотрено договором подряда, также подготавливается в форме документа на бумажном носителе, заверенного подписью и печатью подготовившего такой план кадастрового инженера, для передачи его заказчику по договору подряда (ч. 12 ст. 22 Закона о регистрации недвижимости).

Судебная землеустроительная экспертиза
В ходе гражданского процесса по земельному спору практически всегда возникает необходимость в проведении судебной землеустроительной экспертизы.

В том случае, если отсутствуют документальные доказательства правильного местоположения границ спорных земельных участков, проведение землеустроительной экспертизы является обязательным, так как фактическое пользование не может быть достаточным доказательством для установления границ.

После того, как будут проведены замеры земельных участков, с учетом правоустанавливающих и иных документов, а также мнений сторон, эксперт подготовит варианты того, как должна проходить граница между участками.

Рассматривая земельный спор об установлении границы земельного участка, суд исходит из фактически сложившегося землепользования, интересов сторон, правоустанавливающих документов, определяет вероятность кадастровой ошибки, учитывает целевое назначение спорных земельных участков.

Земельные споры об установлении границы рассматриваются судами по месту нахождения земельных участков.

Приведем пример из судебной практики.

Одно из дел об установлении границ земельного участка стало предметом рассмотрения Верховного Суда РФ, куда поступила кассационная жалоба на решение нижестоящих судов первой и апелляционной инстанции.

Обратились в суд сразу два владельца земельных участков — соседи. Истцы являются собственниками смежных земельных участков, границы которых в соответствии с требованиями земельного законодательства не установлены. Другими словами, межевание не делал ни тот, ни другой.

Иски были направлены друг против друга, и в своих требованиях соседи просили установить границы своих земельных участков.

Рассматривая данное дело, суд первой инстанции опирался на заключение судебной землеустроительной экспертизы и на основании выводов эксперта установил границы земельных участков.

Суд апелляционной инстанции пересмотрел решение первой инстанции и отменил его, отказав в удовлетворении требований и одному, и второму истцу.

Суд апелляционной инстанции исходил из положений ст. 39 и 40 Закона о кадастре*(1), придя к выводу, что правилами установления и закрепления границ земельного участка не предусмотрена возможность определения и согласования границ земельного участка со смежным землепользователем посредством судебного решения.

По мнению апелляционной инстанции, суд может установить смежные границы между земельными участками, определенные в соответствии с результатами межевания. Межевание земельных участков не проводилось, границы земельных участков не согласовывались со всеми смежными землепользователями.

С этими выводами не согласился Верховный Суд РФ.

Источник: //pravo-zoozahita.ru/spory-v-sadovodstvakh/

Окно права
Добавить комментарий