Как можно законно обжаловать протокол допроса?

Ходатайство о рассмотрении жалобы на незаконные действия следователя

Как можно законно обжаловать протокол допроса?

Как показывает практика, адвокаты защитники практически не используют возможность обжалования действий следователя в судебных стадиях производства по уголовному делу. Многие из них считают, что обжалование действий и решений следователя может осуществляться только в порядке ст.125 УПК РФ. Однако, это мнение ошибочно.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.03 г, № 18-П, было разъяснено, что обжалование незаконных действий (решений, бездействия) следователя должно осуществляться в суде, рассматривающем уголовное дело по существу.

Но, в тех случаях, когда перенос на более поздние сроки обжалования действий (решений, бездействия) следователя может привести к нарушению конституционных прав и свобод гражданина (например, арест имущества), то, такие действия (решения, бездействие) следователя могут быть обжалованы в суд и до того, как уголовное дело будет направлено для рассмотрения по существу в суд первой инстанции.

В рассматриваемом случае в суд заявлено ходатайство о рассмотрении жалобы на незаконное постановление следователя о непроведении очной ставки между свидетелем обвинения и обвиняемым.

Ходатайство защиты надлежит рассматривать, как вынужденное, поскольку данный свидетель не явился в суд и суд огласил протоколы его допросов в ходе предварительного расследования.

Тем самым, обвиняемый был лишён возможности задать этому свидетелю вопросы, как на досудебной, так и в судебной стадии производства по уголовному делу, что является существенным нарушением права обвиняемого на защиту.

23 июня 2015 года Конституционный суд РФ принял Определение № 1313-О по вопросу о конституционности положений пункта 4 части второй статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации № 1313-О, где вновь повторил правовую позицию КС РФ в отношении оглашения показаний, данных при производстве предварительного расследования, что должно рассматриваться как исключение и допускаться лишь в случаях, предусмотренных законом. Согласно подп. «d» п. 3 ст. 6 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. В силу ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство. Данная правовая позиция Европейского суда по правам человека была поддержана и Верховным судом РФ, который неоднократно отменял приговоры и признавал факты нарушения Европейской конвенции, в случае, если обвиняемому не была предоставлена адекватная и надлежащая возможность допрашивать показывающих против него свидетелей, возражать показывающему против него свидетелю и задавать ему вопросы (см. Постановление Президиума ВС РФ от 24.12.14 г, N 150-П14).

Таким образом, защитником правильно заявлено ходатайство о признании незаконным и необоснованным постановления следователя о непроведении очной ставки, которая должна была быть проведена (что признал сам следователь) с одновременным обеспечением безопасности свидетеля в соответствии с ч.9, ст.166 УПК РФ, а равно посредством исключения непосредственного контакта между лицами, допрашиваемыми в порядке очной ставки (эта процедура применяется во всём мире, в том числе, в РФ).

Если бы адвокатом защитником не было бы заявлено подобное ходатайство, то, его действия являлись бы неэффективными, поскольку не были бы использованы все доступные ему средства правовой защиты своего клиента — обвиняемого в уголовном деле.

В Советский районный суд

города Самары

федеральному судье

Д._______________

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

Тел. +7-987-928-31-80

в защиту подсудимого

А._________________

ХОДАТАЙСТВО

(в порядке ст. ст. 53, 75, 271 УПК РФ)

о рассмотрении жалобы на незаконные действия следователя

В Вашем производстве находится уголовное дело в отношении А.____________ и О._____________, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч.3, ст.285 и п. в», ч.3, ст.286 УК РФ.

Мной осуществляется защита подсудимого А.______________.

В судебном заседании 09.09.15 г судом принято решение об оглашении показаний свидетеля обвинения В., не явившегося в суд (по поводу этих действий суда мной отдельно поданы письменные возражения в порядке ст.243 УПК РФ).

Вместе с тем, государственным обвинителем не были оглашены, то есть, были сокрыты от исследования в судебном заседании иные материалы уголовного дела, имеющие непосредственное отношение к допросу свидетеля В. и к оценке допустимости его показаний.

Так, в материалах уголовного дела имеется заявление свидетеля В. от 21.04.14 г с просьбой к следователю не проводить очных ставок с А.________________ (том 4, л.д.124).

Источник: https://pravo163.ru/xodatajstvo-o-rassmotrenii-zhaloby-na-nezakonnye-dejstviya-sledovatelya/

Кс рф запретил следствию искусственно изменять статус адвоката с защитника на свидетеля по тому же делу

Как можно законно обжаловать протокол допроса?

Новости и аналитика Новости Кс рф запретил следствию искусственно изменять статус адвоката с защитника на свидетеля по тому же делу

Конституционный Суд Российской Федерации своим “отказным” определением признал незаконным (проведенным вопреки смыслу Уголовно-процессуального кодекса) процессуальный маневр по “выводу” неугодного следствию адвоката из числа защитников обвиняемого по делу: адвоката сначала допрашивают по тому же делу в качестве свидетеля, а затем на этом основании заявляют ему отвод как защитнику (Определение КС РФ от 11 апреля 2019 г. № 863-О).

Поводом послужила жалоба адвоката, с которым следствие и прокурор обошлись именно таким образом. При этом допрос и очная ставка с собственным подзащитным были устроены без предварительного разрешения суда (суд просто отказался рассматривать соответствующее ходатайство следователя).

Впоследствии адвокат обжаловал постановление следователя и его действия, связанные с этими допросом и очной ставкой, но суд признал их законными.

А когда уже само дело подзащитного стало рассматриваться в суде, сторона обвинения отвела защитника ввиду того, что в данном деле тот является свидетелем.

В своей жалобе в КС РФ адвокат указывал на неконституционность ряда положений УПК РФ и Федерального закона от 28 декабря 2010 г.

№ 403-ФЗ “О Следственном комитете Российской Федерации”, поскольку они позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката ОРМ и следственные действия, в том числе наблюдать за адвокатом, задерживать адвоката, осуществлять его привод на допрос в качестве свидетеля, допрашивать в этом качестве, применять к нему иные подобные меры.

КС РФ отказал в рассмотрении жалобы по существу, однако при этом отметил следующее:

  • Конституция РФ и общепризнанные принципы и нормы международного права гарантируют каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Право пользоваться помощью адвоката (защитника) необходимо предполагает обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем. Этот элемент отношений является не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя. Государство должно обеспечивать – и законом, и в правоприменении, – такие условия для эффективного осуществления адвокатами деятельности, чтобы гражданин мог свободно сообщать адвокату сведения, которые он не сообщил бы другим лицам, а адвокат – возможность сохранить конфиденциальность полученной информации;
  • поэтому в РФ сформирован отдельный процессуальный режим, в рамках которого возможно проведение следственных действий и ОРМ в отношении адвоката. В частности, адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, кроме случаев , если об этом просит сам адвокат, с согласия и в интересах своего подзащитного (ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”);
  • допрос адвоката в качестве свидетеля допускается только на основании судебного решения;
  • допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны. Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, притом что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях;
  • таким образом, оспоренные положения УПК РФ не предполагают привод адвоката к следователю для его допроса в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи, без предварительного судебного решения;
  • проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника, с применением правовых норм вопреки их смыслу, выявленному КС РФ в его решениях, включая рассматриваемое определение, само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в качестве защитника в данном уголовном деле.

Источник: https://www.garant.ru/news/1273832/

Такой протокол суда нам не нужен

Как можно законно обжаловать протокол допроса?

Не раз отмечалось, что уголовно-процессуальные нормы, регулирующие составление протоколов судебного заседания нуждаются в экстренном регулировании. К сожалению, а воз и ныне там.

Проблем много, вот наиболее кричащие из них:
Искаженный протокол судебного заседания не обжалуется Невозможность обжалования участниками процесса постановления судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания. Так, в соответствии с ч 3 ст.

260 УПК РФ: «По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания». Нормы УПК РФ, касающиеся протокола судебного заседания (ст. 259 УПК РФ, ст.

260 УПК РФ) ничего не говорят о праве обжалования постановления судьи об отклонении замечаний на протокол.

Иными словами, по смыслу действующего процессуального закона, постановление суда об отклонении замечаний на протокол судебного заседания (об удостоверении их правильности) в кассационном порядке не обжалуется, а его законность и обоснованность может быть проверена судом второй инстанции при обжаловании приговора вместе с уголовным делом.

Между тем, нормы УПК РФ никаким образом не регулируют процесс проверки судом кассационной инстанции законности и обоснованности постановления об отклонении (удостоверение правильности) замечаний на протокол судебного заседания, не содержат оснований и критериев для признания постановления незаконным, правовые последствия этого признания. В частности, в п. 11 ч. 2 ст. 381 УПК РФ к безусловным основаниям для отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции является по интересующей нас теме только отсутствие протокола судебного заседания.

Судьи вышестоящего суда не могут проверить обоснованность замечаний

Обжалуя протокол вместе с приговором, имейте ввиду Определение № 50-002-33 Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ по делу Котова, которая определенно высказала, что УПК РФ не предусматривает права участников процесса обжаловать постановление судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.

Мотивируя принятое решение, Судебная коллегия достаточно оригинально указала: «Никто из судей вышестоящего суда не присутствовал в зале судебного заседания при рассмотрении уголовного дела, вследствие чего судьи суда второй инстанции не знают и не могут знать о правильности (либо неправильности) принесенных замечаний на протокол судебного заседания, поэтому они не вправе проверять существо принятого решения по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, которые рассмотрены председательствующим судьей в установленном УПК РФ порядке».

Бюллетень ВС РФ №1, 2004г., с.18. Беспрецедентное Определение по делу Котова включило зеленый свет для судебного произвола при изготовлении протоколов судебного заседания. Логика Судебной коллегии удивительно проста и незамысловата: «Мы не присутствовали в суде 1-ой инстанции и откуда нам знать, что же в действительности происходило в этом суде, судья поступил правильно, он не поленился и рассмотрел все ваши замечания на протокол, ну а то, что не вызвал Вас и отказал Вам в удостоверении замечаний, так на это его судебная воля….». Может быть, согласно приведенной аргументации суд второй инстанции вообще не вправе пересматривать вынесенные приговоры, ведь судьи вышестоящего суда не присутствуют в зале судебного заседания и не могут знать о том, что в действительности там происходило, да и в ходе досудебного производства судьи вышестоящего суда также не присутствуют, возможно, в целях объективного рассмотрения кассационных жалоб и представлений следует допустить судей второй инстанции на предшествующие стадии уголовного судопроизводства в качестве «наблюдателей»!? К сожалению, именно к таким выводам может привести аргументация Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Котова.

Судья не может объективно рассмотреть замечания

Закон предусмотрел, что замечания на протокол рассматриваются председательствующим. Однако не учтено то, что председательствующий после вынесения судебного решения и изготовления протокола, подведенного под это решение, уже не может объективно рассмотреть поданные замечания, поскольку является заинтересованным в оставлении поданных замечаний без удовлетворения, а кассационных жалоб и представлений без изменения. Судья не может удостоверить правильность поданных замечаний, поскольку приговор он уже вынес и показания в нем изложил, а редактирование показаний в протоколе вызовет несоответствие приговора протоколу судебного заседания, что может повлечь отмену приговора. Иными словами, при рассмотрении поданных замечаний на протокол, председательствующий, как правило, подлежит отводу на основании ч. 2 ст. 61 УПК РФ. Не удивительно, что рассмотрение замечаний на протокол судебного заседания превращается в формальное мероприятие. Суды нередко удостоверяют правильность поданных замечаний на протокол, но только тогда, когда замечания носят несущественный характер, т.е. не влияют на квалификацию либо доказанность вины.

Зачем рассматривать замечания после вынесенного приговора

Исходя из изложенного возникает вопрос: для чего УПК РФ предусматривает возможность рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания уже после вынесенного судебного решения. Логичным было бы предложить иной вариант. Судья, завершая судебное следствие при выполнении требований ст. 291 УПК РФ, предлагает сторонам ознакомиться с протоколом судебного заседания и принести свои замечания, т.е. реализовать свои права, предусмотренное ст. 259 УПК РФ, ст. 260 УПК РФ. Если стороны не желают знакомиться с протоколом, то суд объявляет судебное следствие оконченным и переходит к судебным прениям. Если же стороны (сторона) желают ознакомиться с протоколом, то суд предоставляет им такую возможность, а при наличии замечаний на протокол рассматривает их, причем до начала судебных прений. Принципиальная разница при таком порядке заключается в том, что стороны, выступая в прениях, могут ссылаться на показания допрошенных по делу лиц, изложенные в протоколе судебного заседания. А председательствующий при рассмотрении обоснованных замечаний на протокол до вынесения приговора, в большей степени заинтересован в их удостоверении. При выступлении в прениях сегодня стороны, не зная содержания протокола, цитируют показания допрошенных лиц по своему усмотрению, не редко так, как им этого хочется. В соответствии с ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом подписываются председательствующим и секретарем. По ходатайству сторон им может быть предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления. Казалось бы, сторона вправе ознакомиться с протоколом суда до начала судебных прений. Однако суд, в подавляющем большинстве случаев, Вам такую возможность не предоставит, заявив, что в силу ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол будет предоставлен лишь после окончания судебного заседания.

В ходе следствия один порядок фиксации показаний, а в суде другой

В соответствии со ст. 190 УПК РФ (Протокол допроса в ходе досудебного производства): «По окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая пометка». В соответствии со ст. 277 УПК РФ, ст. 278 УПК РФ допрос потерпевшего и свидетелей в суде не требует прочтения допрашиваемым и подписания данных ими показаний. Почему же для досудебного производства законодатель установил один порядок допроса потерпевших и свидетелей, а для судебного разбирательства иной? Совершенно очевидно, что приведение процессуального порядка допроса потерпевших и свидетелей в суде в соответствие с порядком их допроса на досудебных стадиях уголовного судопроизводства и является панацеей от возникших проблем. В случае прочтения участникам уголовного судопроизводства их показаний, данных в суде и удостоверения правильности их записи в протоколе, институт принесения замечаний на протокол со всеми вытекающими из него проблемами может прекратить свое существование.

О результатах рассмотрения замечаний на протокол сторона не узнает

Ст. 260 УПК РФ, к сожалению, не предусматривает обязанности суда ознакомить сторону с результатами рассмотрения поданных ею замечаний на протокол, не предусматривает оглашения вынесенного постановления в судебном заседании. Данная правовая норма представляется несбалансированной с ч. 1 ст. 256 УПК РФ, согласно которой: «По вопросам, разрешаемым судом во время судебного заседания, суд выносит определения или постановления, которые подлежат оглашению в судебном заседании». Этим ущемляется право граждан на обжалование процессуальных решений суда, предусмотренное ч. 1 ст. 19 УПК РФ, в частности, право на обжалование вынесенного постановления вместе с приговором в кассационной инстанции.

При рассмотрении замечаний на протокол лица, их подавшие, могут не вызываться

Действует несовершенная законодательная процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания. В соответствии с ч. 2 ст. 260 УПК РФ: «Замечания на протокол рассматриваются председательствующим незамедлительно. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания». Очевидным недостатком действующего процессуального закона является то, что заинтересованному суду дано право определять, в каких случаях он вправе вызвать лиц, подавших замечания, а в каких нет. На практике, суды очень редко вызывают лиц, подавших замечания в судебное заседание, поскольку не видят в этом никакого смысла, «судьба» замечаний ими уже решена заранее.

Указанное выше Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Котова фиксирует недостаток действующего закона: «Судья, рассматривающий замечания на протокол, самостоятельно определяет, нужен ли вызов в судебное заседание лица, подавшего замечания, для уточнения их содержания. В данном случае судья такой необходимости не усмотрел, что является его правом и не может расцениваться как нарушение закона».

Полагаю обязательным рассмотрение замечаний на протокол с вызовом в суд участников уголовного судопроизводства, чьи показания, по мнению сторон, отражены в протоколе неверно, с участием самих сторон. В случае, если тот или ной свидетель не согласится с записями его показаний в протоколе и подтвердит обоснованность замечаний стороны, то суд обязан будет в таких случаях удостоверить правильность таких замечаний. Участие стороны при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания является обязательным еще и потому, что имеется право предоставить аудиозапись хода судебного разбирательства для обоснования поданных замечаний.

По этим причинам сторона защиты ожидает внесения изменений в УПК РФ.

А пока этого не произошло, участникам уголовного судопроизводства не следует удивляться: протокол судебного заседания может иногда походить на фантастическое произведение автора, но пусть Вас это не огорчает: фантасмагория в протоколе не может расцениваться как нарушение закона, а Ваши обращения в кассационную инстанцию окажутся бесплодными, поскольку никто из судей вышестоящего суда не присутствовал в зале судебного заседания при рассмотрении дела судом 1-ой инстанции.

Нвер ГАСПАРЯН,
адвокат, член квалификационной комиссии АП Ставропольского края

Источник: http://www.palatask.ru/article-all/gasparyan/court-record.html

Ходатайство об исключении из числа доказательств протокола допроса подозреваемого

Как можно законно обжаловать протокол допроса?

Следователю (в суд)______________________

______________________

______________________

______________________

От защитника — адвоката Некоммерческой организации

“Самарская областная коллегия адвокатов”

Антонова А.П., рег. № 63 / 2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080,

г. Самара, пр-т Карла Маркса, д. 192, офис 619

Тел.: +7-987-928-31-80

в интересах ___________________

Ходатайство

об исключении из числа доказательств

протокола допроса подозреваемого

В Вашем производстве находится уголовное дело № ______________, возбужденное по ст._____ УК РФ в отношении Н. __________________.

Мной осуществляется защита обвиняемого Н. с момента предъявления ему обвинения «___» ____________ 20 ___ г.

«___» _________ 20___г следователем с участием обвиняемого Н. и моим участием в качестве защитника проведено следственное действие – проверка на месте показаний Н., данных им в качестве подозреваемого, о чём составлен протокол проверки показаний на месте.

Полагаю, протокол допроса Н. в качестве подозреваемого получен с нарушением закона, поэтому не может использоваться в качестве доказательства по уголовному делу и подлежит исключению из совокупности доказательств обвинения по следующим основаниям:

После предъявления обвинения, обвиняемый Н. был допрошен с моим участием в качестве защитника и не подтвердил показания, данные им ранее в качестве подозреваемого, с участием защитника адвоката А., от услуг которого обвиняемый Н. отказался до предъявления ему обвинения с моим участием в качестве защитника.

Порядок производства проверки показаний на месте исчерпывающим образом регламентирован в ст.194 УПК РФ.

Целями указанного следственного действия являются проверка или уточнение показаний, ранее данных лицом, в отношении которого проводится проверка показаний на месте.

Перед началом проверки показаний на месте, обвиняемый Н. сделал заявление о том, что ранее данные им показания в качестве подозреваемого он не подтверждает и отказывается от них, поскольку они не соответствуют действительности.

На вопрос следователя – почему Н. ранее дал такие показания в качестве подозреваемого – обвиняемый Н. пояснил, что следователем не были разъяснены причины задержания Н.

, не была предоставлена возможность посоветоваться с адвокатом до начала допроса, не было разъяснено право не давать показания по любым обстоятельствам и не отвечать на любые вопросы следователя, а не только на те вопросы, которые касались персонально Н.

По моей рекомендации эти ответы Н. были занесены в протокол проверки показаний на месте.

Кроме того, обвиняемый Н. пояснил, что ранее данные им показания в качестве подозреваемого о своём местонахождении в тот момент, когда якобы было совершено преступление, инкриминируемое Н., тоже не соответствуют действительности, поскольку в этот момент Н. находился в другом месте, а именно ______________. Эти показания обвиняемого Н. также занесены в протокол проверки показаний на месте.

После чего следователем было прекращено проведение следственного действия – проверки показаний на месте – так как отпали предмет и цели проверки показаний Н. в качестве подозреваемого.

Однако, вопреки тому, что Н. отказался от своих показания в качестве подозреваемого, ему было предъявлено обвинение, основные тезисы которого основаны на показаниях Н. в качестве подозреваемого.

Эти действия следователя являются незаконными и необоснованными.

Протокол допроса Н. в качестве подозреваемого содержит показания Н. о его местонахождении в момент совершения преступления в ________, а также показания о совершении Н. таких действий, как ____________.

Однако, в действительности, Н. в этот момент находился в _________, а перечисленные действия Н. не совершал и не мог совершить в указанные следователем в обвинении время, дату и место.

Эти показания Н. в качестве обвиняемого не опровергнуты следователем и, в силу презумпции невиновности, все возникающие противоречия и сомнения, которые не устранены, должны быть истолкованы в пользу обвиняемого.

Согласно протокола допроса Н. в качестве подозреваемого, он сделал _____________, однако, в качестве обвиняемого Н. дал показания, что он не совершал этих действий и не мог их совершить, поскольку __________________, что исключало выполнение объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.______ УК РФ.

Более того, для совершения этих действий необходимо было наличие __________________, а подобные факты следователем не установлены.

Кроме того, показания обвиняемого Н. подтверждены письменными документами, а именно:

____________________________________________________________

____________________________________________________________

____________________________________________________________

Эти документы, удостоверенные в установленном законом порядке, передаются следователю вместе с настоящим ходатайством.

В силу требований ст.88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности.

Показания Н. в качестве подозреваемого не отвечают критерию достоверности доказательственной информации и не могут признаваться доказательством по уголовному делу.

На основании вышеизложенного,

руководствуясь ст.ст.53;75 УПК РФ, —

ПРОШУ:

1. Признать протокол допроса Н. в качестве подозреваемого не отвечающим критерию достоверности доказательств.

2. Исключить протокол допроса Н. в качестве подозреваемого из числа доказательств по данному уголовному делу, как недостоверное доказательство.

3. Признать необоснованным обвинение, предъявленное Н., поскольку оно основано на недостоверном доказательстве – протоколе допроса Н. в качестве подозреваемого.

ПРИЛОЖЕНИЕ: документы___________________ на _____ л.;

С уважением,

Адвокат                                                   А.П. Антонов

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

Доказательства обвинения по уголовным делам должны соответствовать критериям относимости, допустимости, достоверности и достаточности (ч.1, ст.88 УПК РФ).

Несоответствие доказательства хотя бы одному из этих критериев влечёт его исключение из числа доказательств.

В варианте предложенного ходатайства, защитником приведены доводы о недостоверности такого доказательства, как показания подозреваемого (п.1, ч.2, ст.74 УПК РФ).

Недостоверность – это несоответствие действительности. Достоверность является наиболее значимым условием, при котором полученная информация может использоваться в уголовно-процессуальном доказывании. Ложная информация не является источником доказательств.

Только достоверная информация позволяет установить по уголовному делу юридические факты (ст.73 УПК РФ), обуславливающие применение уголовного закона.

Выводы о наличии или отсутствии события преступления, состава преступления и других признаков преступного деяния, могут быть основаны исключительно на достоверной информации, то есть, признанной таковой следователем, судьёй в соответствующих правоприменительных актах.

Показания обвиняемого являются центральными в совокупности доказательств по любому уголовному делу. Либо эти показания обвиняемого согласуются с другими собранными доказательствами, либо противоречат им. В этом случае, следователем производится оценка доказательств путём их сопоставления между собой.

За основу выводов следователя должны быть взяты те доказательства, которые признаны достоверными. В нашем случае, показания обвиняемого Н.

не только опровергают его предыдущие показания в качестве подозреваемого, но, они подтверждены дополнительными письменными документами, которые должны быть проверены следователем.

И если эти письменные доказательства подтверждают показания обвиняемого Н., то, следователь должен их принять в качестве юридического и фактического основания для своих выводов.

Отвергнуть показания обвиняемого Н. следователь вправе только в том случае, если они будут опровергнуты иными доказательствами, полученными следователем в соответствии с УПК РФ, поскольку именно на следователе лежит обязанность опровержения доводов защиты (ч.2, ст.14 УПК РФ).

Чтобы защита была эффективной, необходимо разграничивать доказательства по их содержанию, оценка которого производится по критерию достоверности. Доказательства могут устанавливать различные обстоятельства и от их содержания зависит их использование и следователем, как стороной обвинения, и обвиняемым (его защитником).

Наиболее сложное положение у защиты возникает в том случае, когда следователь считает достоверными именно доказательства обвинения, а не доказательства защиты.

И если у защиты нет возможности предоставить дополнительные доказательства, то, далее спор между обвинением и защитой ведётся относительно правовой оценки всей совокупности имеющихся доказательств.

Здесь всё зависит от доводов сторон, то есть, от их умения оперировать доказательствами. Окончательное решение принимает суд.

=============================================================================================================

Источник: https://pravo163.ru/xodatajstvo-ob-isklyuchenii-iz-chisla-dokazatelstv-protokola-doprosa-podozrevaemogo/

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 N 1346-О

Как можно законно обжаловать протокол допроса?

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 июня 2016 г. N 1346-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

МИХАЙЛЕНКО АЛЕКСАНДРА СПАРТАКОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ СТАТЬИ 56 И ЧАСТЬЮ

ШЕСТОЙ СТАТЬИ 190 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.С. Михайленко к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.С. Михайленко просит признать не соответствующими статьям 24 (часть 2), 45 (часть 2), 46 (часть 2) и 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации часть вторую статьи 56 “Свидетель” и часть шестую статьи 190 “Протокол допроса” УПК Российской Федерации.

Из жалобы и представленных материалов следует, что А.С. Михайленко в присутствии адвоката был допрошен к качестве свидетеля, в его квартире с участием адвоката был проведен обыск. После этого А.С.

Михайленко заключил соглашение с другим адвокатом, который обратился к следователю с ходатайством предоставить для ознакомления и копирования протоколы следственных действий, проведенных с участием заявителя.

В удовлетворении ходатайства было отказано, с чем согласились суды, рассмотревшие соответствующие жалобы адвоката.

По утверждению заявителя, оспариваемые им нормы препятствуют свидетелю и его адвокату в повторном ознакомлении и снятии копий с протокола допроса свидетеля, что не позволяет выявить, были ли нарушены права свидетеля во время допроса, тем самым нарушая его конституционные права на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, получение квалифицированной юридической помощи и обжалование действий и решений должностных лиц.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Согласно части второй статьи 56 УПК Российской Федерации вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 – 191 данного Кодекса.

Статья 190 УПК Российской Федерации, закрепляющая правила составления протокола допроса свидетеля, устанавливает, что по окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись; ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению (часть шестая); в протоколе указываются все лица, участвовавшие в допросе; каждый из них должен подписать протокол, а также все сделанные к нему дополнения и уточнения (часть седьмая); факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола; допрашиваемое лицо подписывает также каждую страницу протокола (часть восьмая).

Данные нормы, обеспечивая право свидетеля на ознакомление с записью его показаний в протоколе и на их уточнение, вместе с тем не предусматривают специальной процедуры вручения копии протокола допроса и последующего ознакомления с ним, а равно и с другими материалами уголовного дела свидетеля – лица, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, которое вызвано для дачи показаний (часть первая статьи 56 УПК Российской Федерации) и которое не является стороной в уголовном деле, а относится к иным участникам уголовного процесса (глава 8 того же Кодекса) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 марта 2015 года N 534-О).

Вместе с тем свидетель наделен правом приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда (пункт 5 части четвертой статьи 56 УПК Российской Федерации), в том числе на нарушающие права и законные интересы свидетеля действия следователя при его допросе. Соответственно, при обжаловании таких действий свидетель и оказывающий ему юридическую помощь адвокат не могут быть лишены возможности ознакомления с протоколами, фиксирующими обжалуемые действия.

Таким образом, оспариваемая заявителем норма не может расцениваться как нарушающая его права в обозначенном им аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Михайленко Александра Спартаковича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

——————————————————————

Источник: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-23062016-n-1346-o/

Окно права
Добавить комментарий