Является ли фраза в социальных сетях административным правонарушением?

Проверьте свои соцсети. Инструкция о том, как не попасть под суд за репост

Является ли фраза в социальных сетях административным правонарушением?

На прошлой неделе житель Могилева стал фигурантом уголовного дела из-за репоста во «ВКонтакте».

Незадолго до этого на гродненского музыканта составили протокол за репост экстремистских материалов. Иногда фигуранты таких дел не понимают, что за преступление они совершили. 42.TUT.

BY опросил экспертов и составил инструкцию о том, как вести себя в соцсетях, чтобы не нажить проблемы с законом.

Иногда поводом для уголовного дела становится порнография на страницах в соцсетях. К примеру, так было с жительницей Гродно, которая случайно сохранила в один из альбомов во «ВКонтакте» порнографическую картинку. По ее словам, в момент сохранения она не понимала, что картинка неприличная. Суд приговорил ее к двум годам лишения свободы с отсрочкой на год и штрафу в 690 рублей.

— Кажется, взрослый человек в большинстве случаев сможет определить порнографический характер картинки, — считает Алексей Козлюк, правозащитник, исследователь Лаборатории цифровых свобод правозащитной организации Human Constanta. — Но для уверенности можно изучить инструкцию Минкультуры:

Порнография — вульгарно-натуралистическая, омерзительно-циничная, непристойная фиксация половых сношений, самоцельная, умышленная демонстрация большей частью обнаженных гениталий, антиэстетичных сцен полового акта, сексуальных извращений, зарисовок с натуры, которые не соответствуют нравственным критериям, оскорбляют честь и достоинство личности, ставя ее на уровень проявлений животных инстинктов.

Также в законе предусмотрено наказание за хранение порнографических материалов с целью распространения.

— Важно понимать, что уголовная ответственность наступает именно за хранение с целью распространения, — замечает Дмитрий Черных, координатор юридических программ Белорусского Хельсинкского комитета.

— То есть, если у тебя на компьютере находятся порнографические материалы, которые ты никому не собираешься показывать, это не образует состав преступления. Для того, чтобы привлечь к уголовной ответственности человека по этой статье, следствие обязано установить, какие были у него мотивы для хранения таких материалов.

То есть если на допросе человек говорит, что порнографические материалы он хранит только для себя, и нет никаких доказательств обратному, то привлекать человека по данной статье нельзя.

За репост в социальной сети могут привлечь к ответственности и по «экстремистской» статье 17.11 КоАП — «Распространение, изготовление, хранение, перевозка информационной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности или пропагандирующей такую деятельность».

— Запрещены материалы о терроризме, свержении государственной власти, создании незаконных вооруженных формирований и другие, — объясняет юридическая фирма COBALT Belarus. — Публичные призывы к планированию, организации, подготовке и совершению указанных действий могут повлечь ответственность по указанной статье.

В Беларуси есть список материалов, которые точно считаются экстремистскими — его можно изучить на сайте Мининформа. К примеру, недавно в него добавили речовку «Хто не скача, той [русский]». Теперь любой пост или репост с ней — это нарушение закона.

— Если информационная продукция входит в этот список, то она автоматически признается экстремистской, а человек, который ее распространяет, хранит или перевозит, привлекается к административной ответственности, — поясняет эксперт COBALT Belarus.

— Если ее в списке нет, но у правоохранителей есть подозрение, что она экстремистская, она изымается, составляется протокол по ст. 17.11 КоАП, а дело направляется в суд. Суд назначает экспертизу, отправляет материалы в экспертную комиссию, которая выносит свое заключение.

Если оно отрицательное — суд прекращает дело, а информационная продукция возвращается владельцу.

Если комиссия находит признаки экстремизма, суд привлекает человека к ответственности, а информационная продукция, признанная экстремистской, уничтожается, сведения о ней заносятся в Республиканский список экстремистских материалов.

В интернете лучше вообще никого не оскорблять, резкая фраза даже в вайбер-чате может довести до суда. Однако в белорусских законах установлена уголовная ответственность за оскорбление или клевету в отношении президента либо другого представителя власти, судьи, народного заседателя.

— Представители власти — это, прежде всего, представители законодательной власти (депутаты Палаты представителей и члены Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь) и депутаты местных Советов депутатов, также к представителям власти можно отнести генерального прокурора Республики Беларусь, главу Администрации президента Республики Беларусь и других, — объясняют адвокат адвокатского бюро «РЕВЕРА» Юлия Ошмян и помощник адвоката Сергей Петровский.

Важно отметить, что оскорбление представителю власти либо судье, народному заседателю может нанести тот репост, который содержит оскорбительную информацию в отношении профессиональной деятельности оскорбленного.

Иными словами, оскорбление депутата в очереди магазина в связи с тем, что гражданину что-то не понравилось в поведении депутата, не будет караться уголовным законом, а лишь будет рассматриваться в качестве административного правонарушения.

То же самое справедливо и в отношении репостов.

Белорусские законы предусматривают ответственность за разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни — в том числе через репосты в соцсетях. Максимальное наказание за такие действия — лишение свободы на срок до пяти лет.

— Под действие данной статьи могут попасть высказывания, которые имеют целью возбуждение вражды или розни, или, например, высказывания, которые формируют у людей чувство недовольства, озлобленности по отношению к какой-либо расовой, национальной, религиозной или иной группе, — рассказывает Дмитрий Черных из Белорусского Хельсинкского комитета. — Все перечисленные категории очень оценочные, поэтому и дела по данной статье достаточно сложно доказуемые.

В таких делах множество нюансов — ведь то, что оскорбляет одних, может казаться другим абсолютно нормальным.

Прямой призыв причинять вред определенной группе людей точно будет истолкован как разжигание розни, считает Александр Сушко, руководитель проекта в Group-IB по предотвращению и расследованию киберпреступлений, который 15 лет проработал следователем. Шутка или завуалированное высказывание тоже могут быть восприняты как «разжигание». Важную роль в этих случаях играет экспертиза с участием специалистов по лингвистике и психологии.

— Чтобы избежать преследования по данной статье, мы рекомендуем воздерживаться от любых комментариев, которые могут унижать национальную честь и достоинство, показывать представителей какой-либо группы в негативном свете, — говорит Дмитрий Черных. — Это имеет важное значение, чтобы не допустить распространения ненависти в обществе, и как следствие — совершение в отношении представителей национальных, религиозных или других меньшинств преступлений по мотивам ненависти.

Известным фигурантом дела о «разжигании» был Эдуард Пальчис, который за политическую критику в блоге получил срок без направления в учреждение открытого типа. Еще один пример — Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин, которые публиковали политические статьи в пророссийских изданиях и были приговорены к пяти годам лишения свободы с отсрочкой на три года.

— В таких делах важен контекст. Во-первых, важно, могли ли высказывания привести к ущемлению прав или физическому насилию в отношении отдельной группы людей.

Здесь важна ситуация в стране, наличие экстремистских групп, которые могут положительно отреагировать на призывы, — рассуждает Алексей Козлюк из Human Constanta.

— В делах Пальчиса и авторов «Регнума» ничего подобного не было, и реальная общественная опасность криминализованных высказываний стремилась к нулю. Формулировки приговоров вызывают удивление у правозащитников.

Если вы репостнули запись — это значит, что вы ее распространили. С точки зрения закона, авторство, к примеру, порнографической картинки, не имеет значения. Даже если не вы ее рисовали, отвечать перед законом придется вам.

Источник: https://42.tut.by/613974

В самаре прокуратура выписала штраф за оскорбление в чате viber

Является ли фраза в социальных сетях административным правонарушением?

Соцсети, мессенджеры, тематические форумы сейчас весьма популярны: сетевые аккаунты есть практически у каждого – от детей до людей старшего поколения. Выражаясь языком специалистов, современные люди, встраиваясь в различные соцсети, проходят необходимый этап киберсоциализации.

Но к сожалению, в Сети пользователи не всегда могут общаться в дозволенных обществом рамках: в чатах то и дело сыплются оскорбления в адрес оппонентов и брань. Не многие знают, что “нецензурщина” и публичные “обзывательства” подпадают под административное наказание.

В том числе потому, что до активного регулирования этой сферы у государства пока не доходят руки.

В Тольятти Самарской области родители школьников переругались в группе мессенджера Viber.

Итогом публичной ссоры стала поступившая в прокуратуру жалоба от одного из членов родительского комитета класса на оскорбление в интернет-чате.

По версии прокуратуры, родительница одной из школьниц написала пострадавшей в ходе переписки так: “Я с тобой на собрании встречусь. Ты мне многое пояснишь”, сдобрив фразу нецензурными выражениями и обращениями.

Прокуратура Комсомольского района города провела проверку и возбудила по данному факту дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ (оскорбление). Женщине был назначен штраф в размере одной тысячи рублей.

Студент помог женщине родить через WhatsApp

Штраф чуть большего размера недавно был назначен еще одной самарчанке, разместившей в “Одноклассниках” фотографии мнимой соперницы с порочащими женщину подписями. Причем ссылку на фото она сама отправила “разлучнице” по Viber.

Девушка терпеть оскорбления не стала – обратилась в прокуратуру и суд, чтобы в будущем обезопасить себя от возможных нападений ревнивой супруги в Сети. Она настаивала, что поводов для ревности не давала, чужого мужа уводить не собиралась.

Поэтому столь резкие публичные высказывания в ее адрес были для молодой женщины неожиданностью.
В результате прокуратура Красноглинского района Самары завела дело об административном правонарушении по статье “Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении”.

А мировой районный суд назначил наказание в виде штрафа размером три тысячи рублей.

Решение по делу – прецедент, поскольку, как правило, доказать оскорбление в Интернете достаточно сложно и сформированной практики по таким делам по сути пока нет.

Надо сказать, что выбирать выражения следует не только в Сети, но и при общении по мобильному телефону. За оскорбления во время разговора (если он записан) или в sms также можно попасть под “административку”.

В начале текущего года в правоохранительные органы Пензы обратилась горожанка, заявившая о получении в ее адрес sms с нецензурной бранью. После обращения была проведена прокурорская проверка, в ходе которой выяснилось, что сообщения заявительнице отправляла ее 39-летняя соседка – бывшая супруга нынешнего мужа потерпевшей.

Эта ситуация и была причиной конфликта между женщинами. По решению прокуратуры на обидчицу был наложен штраф в размере тысячи рублей.

За свинью ответишь

– Оскорбление в Интернете с точки зрения законодателя ничем не отличается от оскорбления в реальной жизни, – рассказывает управляющий партнер адвокатского бюро “Яблоков, Лапицкий и партнеры” Вячеслав Яблоков. – До 2011 года была предусмотрена уголовная ответственность за оскорбление, сейчас – только административная.

Кодекс об административных правонарушениях описывает оскорбление так: унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме. Наказывается это в случае доказанности штрафом от одной до трех тысяч рублей. Но существует сложность в доказывании, поскольку “неприличная форма” является оценочным понятием и должна трактоваться в каждом конкретном случае индивидуально.

Когда речь идет о нецензурных выражениях в адрес другого лица, все достаточно очевидно, но бывают и другого типа оскорбления. Например, еще до 2011 года зафиксирован случай, когда эксперт установил, что адресованное в адрес потерпевшего мусульманского вероисповедания слово “свинья” явно носило оскорбительный характер и было высказано в целях унижения чести и достоинства.

В дальнейшем это экспертное заключение было положено в основу обвинительного приговора.

“ВКонтакте” запустил прямые трансляции с компьютера

По словам юриста, с доказыванием фактов оскорблений в Интернете есть чисто “технические” сложности.

Часто люди в социальных сетях используют не свое настоящее имя, встречаются страницы-дублеры другого человека, бывает, что аккаунты “взламывают” или к одному аккаунту есть доступ у нескольких людей и прочее.

Кроме того, можно сделать скриншот страницы и распечатать, но это не будет весомым доказательством, если пользователь удалит потом сообщения.

– При настойчивости пострадавшего от оскорблений и активной позиции правоохранительных органов все эти препятствия устранимы, – говорит Яблоков. – страницы с оскорбительными высказываниями можно удостоверить на определенную дату у нотариуса.

IP-адрес, используемый для выхода в Интернет в момент написания оскорбительного текста, также можно установить и сопоставить его с конкретным адресом или местом нахождения телефона при его использовании в качестве средства коммуникации. Для организации процесса сбора доказательств заявление лучше адресовать в прокуратуру.

Специалисты считают, что наращивание практики подобных дел может изменить правила поведения пользователей глобальной паутины. Но пока, к сожалению, предпосылок для массовых исков нет. Сами граждане даже не знают, что можно обратиться с заявлением на человека, допускающего оскорбительное поведение.

Но рано или поздно практика сформируется, ведь без регулирования поведения в Интернете в конечном счете не обойтись. 

Компетентно

Елена Барашкина, к.ф.н., доцент кафедры теории и истории журналистики Самарского университета:

– Понимание оскорбления как оценки, выраженной в неприличной форме, опирается на относительно точный критерий – перечень “неприличных” слов и выражений.

Это, безусловно, мат, грубая, обсценная лексика, кроме того – зоосемантичные метафоры, отсылающие к названиям животных и подчеркивающие отрицательные свойства человека; слова и выражения, обозначающие антиобщественную, социально осуждаемую деятельность, и некоторые другие.

В словарях подобные единицы помечаются как “грубые”, “презрительные”, “бранные”, “вульгарные”, “сниженные” и подобным образом. Но приличность/неприличность оценочного высказывания, исключая нецензурные выражения, – это дискуссионный вопрос, который решается в контексте конкретной речевой ситуации, в рамках конкретного текста.

Источник: https://rg.ru/2017/04/13/reg-pfo/v-samare-prokuratura-vypisala-shtraf-pa-oskorblenie-v-chate-viber.html

«Меня хотят приструнить»: Лев Пономарев о новом административном деле

Является ли фраза в социальных сетях административным правонарушением?

Руководитель движения «За права человека» Лев Пономарев NATALIA KOLESNIKOVA / AFP

Известный российский правозащитник, исполнительный директор общероссийского движения «За права человека» и член Московской Хельсинкской группы Лев Пономарев может быть снова привлечен к административной ответственности.

13 мая он провел несогласованное с властями мероприятие, посвященное началу судебных заседаний по громким делам «Сети» и «Нового величия», за что получил подписанный районным ОВД Москвы протокол об административном правонарушении.

Это может стать уже третьим привлечением правозащитника к административной ответственности за организацию публичных акций. Как известно, согласно статье 212.

1 УК РФ, «неоднократное» нарушение «установленного порядка организации» подобных акций может повлечь за собой и уголовную ответственность, как это было в случае с Эльдаром Дадиным, и караться лишением свободы вплоть до пяти лет. О поводах и истинных причинах заведения против него третьего дела Лев Пономарев рассказал у микрофона RFI.

RFI: Вам недавно пришло уведомление об административном правонарушении. Это уже не первый раз: в последний раз, как мы помним, вас арестовывали на несколько суток. Что в этот раз вам инкриминируют?

Лев Пономарев: Это не уведомление, а составлен протокол районным отделением полиции города Москвы об административном правонарушении.

Содержательных там буквально две-три фразы: что я провел несогласованный пикет и организовал несогласованное протестное шествие по улицам Москвы. Все это нарушает законодательство, и поэтому они составили протокол об административном правонарушении.

Этот протокол, кстати, направлен 16 мая в районный суд. Меня могли бы давно уже вызвать на суд, но пока не вызывают, протокол лежит там в суде.

Что имеется в виду? Какое шествие, какой пикет?

Дело в том, что мы предполагали 13 мая провести акцию. Мы подавали уведомления в мэрию Москвы в соответствии с законодательством и просили нам ее согласовать. Мы несколько раз подавали, они нам не согласовывали.

Последний вариант, который мы просили согласовать, уже после переписки, самый «вегетарианский» — мы просили разрешить нам шествие по центральной части бульвара, при этом никак не предполагая, что мы мешаем интенсивному движению в Москве.

И второе: мы сказали, что нас будет 500 человек, поэтому мы не мешаем прохожим на бульваре — очевидно, что вытянувшаяся колонна никому не мешает. Тем не менее нам не согласовали, сказали: «Пожалуйста, мы вам перекроем движение, но только на окраине Москвы».

Но мы сказали, что на окраине Москвы нам не пойдет, потому что наша задача — привлечь внимание органов власти, которые в центре Москвы находятся, и жителей Москвы, которые окраинами не очень интересуются. А в центре Москвы ходят люди, которые гуляют, может быть, интересуются политикой, могут задать нам вопросы. Понятно, любая политическая акция, конечно, стремится провести себя в центре города.

Мы предполагали провести акцию, имея в виду два процесса, которые сейчас начались. Тогда 13-14 мая должен был начинаться в Пензе процесс по так называемой террористической группе «Сеть», где молодые люди давали свои показания под пытками.

Это страшная история, когда пятерых человек пытали электрическим током, заставили их оговорить и себя, и других. Расследования пыток проводились крайне небрежно, это всем известно и все знают, что расследование пыток не проводилось.

Пытки проводили сотрудники ФСБ, и просто им никто не может (ничего сказать — RFI), все боятся… Сейчас Россия так устроена, что пытки полицией — еще можно доказать, а пытки сотрудниками ФСБ уже нельзя доказать. ФСБ сейчас обладает абсолютным иммунитетом. Ну и, конечно, «Новое величие» — это в Москве группа молодых людей судится.

Якобы они занимались экстремизмом, но им там сроки меньше предполагаются. А по террористической группе «Сеть» — до 20 лет, если их будут обвинять в организации террористической группы.

Наша акция касалась двух этих процессов, очень знаковых для страны. В результате мы тогда сказали: хорошо, раз вы нам не согласовываете, мы просто придем и постоим рядом со зданием ФСБ, проведем собрание без плакатов, без каких-то признаков политической акции. Мы так и сделали. Около здания ФСБ в Москве собралось около тысячи человек, и она прошла очень организованно.

Полиция была рядом с нами. Провокаторы пытались сорвать ее, и этих провокаторов полиция даже задерживала. То есть полиция следила более-менее за порядком. Меня предупредили, что если будет какое-то неординарное событие, то я буду за это отвечать – какая-нибудь драка, еще что-нибудь. Но этого не произошло.

Мы постояли там около часа и через некоторое время сказали: все, мы расходимся.

То есть полиция вас не разгоняла, никто к вам не подходил, не угрожал?

Полиция нас не трогала, не разгоняла нас и, более того, помогала нам. Провокаторы пытались нам мешать, кричали что-то. Было довольно много журналистов, и фактически это была пресс-конференция на открытом воздухе. Там были родители задержанных ребят, там были правозащитники.

Кстати, кроме меня, там были еще наши старейшие активно действующие правозащитники: Борщов, Ганнушкина. Было еще несколько известных правозащитников, члены совета по правам человека при президенте – Илья Шаблинский там был, был политик Гозман — в общем, некоторое количество более-менее известных людей там было.

Все было спокойно, и полиция нас не разгоняла — это очень важно.

Мы прекратили эту акцию через некоторое время. Все понимали, что я там ее организатор, и я сказал: «Все, акция закончена, расходимся». И мы разошлись.

Но, тем не менее, какое-то количество молодых людей, уйдя оттуда, с этой акции, на какой-то центральной улице Москвы стало кричать лозунги против пыток — лозунги, которые не носили политический характер, а скорее тоже в защиту «Сети» были. Формально говоря, где-нибудь в Париже это точно ненаказуемо.

А меня таким образом обвинили в организации пикета, стояния, к которому никаких замечаний у полиции не было. Я оттуда ушел, не пошел с этими молодыми людьми — они ушли незаметно. Я пошел в кафе, в кафе-мороженое мы зашли. И потом вечером я слушаю радио — этих ребят задержали.

Так вот в протоколе, который составлен, меня обвиняют в том, что я организовал это шествие, причем очень легко доказать, что никакого шествия я не организовывал, я сидел в кафе — есть свидетели и все остальное. Но, тем не менее, протокол составлен. Будем смотреть, что будет дальше.

Вы говорите «мы», то есть вы являетесь организатором акции, но действуете от имени фонда?

Нет, конечно, все эти акции заявлялись мной персонально. Я сказал, что считаю недопустимым несогласование этих акций, и буквально писал следующее: «Я приду к зданию ФСБ во столько-то и надеюсь, что буду не один. Но всех, кто придет, прошу не приносить с собой плакаты, чтобы это было собрание граждан, а не политическая акция».

Сейчас вы фактически получили протокол и ждете, будет ли вызов в суд. Но некоторые юристы считают, что в последствии вас могут привлечь и к уголовной ответственности, поскольку это уже было с другими правозащитниками, как, например, с Ильдаром Дадиным, поскольку для вас это уже не первое административное привлечение.

Теоретически — да, это возможно.

У нас уже этот закон окрестили «законом Ильдара Дадина», так что теоретически это можно, но довольно сложно, потому что Конституционный суд, когда принимал решение по Ильдару Дадину, не поддержал возбуждение уголовного дела против Ильдара Дадина.

И он сказал, что, действительно, в законе написано, что если после трех административных задержаний — а у меня это третье будет — в течение года будет четвертое задержание, то можно возбудить уголовное дело.

Если три предыдущие административные деяния несли общественную опасность. Но что такое общественная опасность? Может быть, какие-то хулиганские действия производились либо против граждан, либо били витрины, либо переворачивали машины и еще что-то такое. Очевидно, что в моих предыдущих задержаниях никакой общественной опасности не было.

С чем вы связываете такие преследования? Потому что тут явно целенаправленное что-то идет. Почему вдруг такое внимание к вам в вашем возрасте?

Прежде всего, потому что я провожу акции у здания ФСБ — это вторая моя акция у здания ФСБ.

Конечно, самое охраняемое место, святое место сейчас в Москве — это здание ФСБ, потому что ФСБ сейчас — это главная, я бы сказал, не только силовая структура, но и политическая организация.

И президент — сотрудник ФСБ, и все его друзья… Большинство людей, которые управляют страной — выходцы из ФСБ. Поэтому в этом смысле меня хотят приструнить.

***

Справка: 28 октября 2018 Лев Пономарев провел акцию «За наших и ваших детей» у здания ФСБ, после чего 15 человек были задержаны на Тверской улице города Москвы.

5 декабря Тверской районный суд Москвы арестовал на 25 суток 77-летнего главу движения «За права человека» за пост в фейсбуке с призывом участвовать в несогласованной октябрьской акции «За наших и ваших детей». Суд вменил ему повторное нарушение правил проведения массовых мероприятий. Позже наказание смягчили до 16 суток.

Согласно статье 212.1 УК РФ, «нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, если это деяние совершено неоднократно», влечет за собой наказание в виде штрафа, исправительных или принудительных работ вплоть до пяти лет, либо тюремного срока вплоть до пяти лет.

«Неоднократным» нарушение установленного порядка признается, если «лицо ранее привлекалось к административной ответственности за совершение административных правонарушений» по статье 20.2 КоАП «более двух раз в течение ста восьмидесяти дней».

Источник: http://www.rfi.fr/ru/rossiya/20190527-menya-khotyat-pristrunit-lev-ponomarev-o-novom-administrativnom-dele

Как не сесть за посты в соцсетях: 10 правил

Является ли фраза в социальных сетях административным правонарушением?

Информационно-аналитический центр “Сова” опубликовал памятку, которую должен выучить наизусть любой российский блогер или журналист. В ней – инструкция, как не стать фигурантом уголовного дела по обвинению в экстремизме за публикации в социальных сетях.

Настоящее Время коротко, в 10 пунктах рассказывает, по каким статьям за публикации в интернете вас могут привлечь к уголовной и административной ответственности.

1. “Возбуждение ненависти и розни” (статья 282 Уголовного Кодекса)

На данный момент — это самая популярная статья, по которой привлекают блогеров к уголовной ответственности.

Старайтесь не писать и не публиковать в своем профиле тексты или графический материал, который направлен против этнических, национальных, языковых и религиозных групп.

Уголовный кодекс использует широкую формулировку “социальные группы” и почти любое количество людей, объединенных каким-либо признаком может туда попасть.

Но в УК есть приписка об “унижении” тех же групп, и что именно имеется ввиду под этим – непонятно даже правоохранительным органам. Но любые резкие высказывания в адрес таких групп могут считаться криминальными.

Что грозит?

Штраф в 100 тыс. рублей или до пяти лет лишения свободы. Если призывы к “розни” сделаны в составе группе или с использованием использовании служебного положения (иными словами, если под постом подписываются и ставят лайки ваши друзья или вы работаете в каком-то СМИ) – до шести лет.

Каждое утро для вас – наша рассылка.

2. “Призывы к экстремистской деятельности” (статья 280 УК)

Определения экстремизма в УК РФ очень размытые. Тем не менее, следует их прочитать.

Чтобы не попасть под статью 280, не стоит призывать или намекать на желание переворота, терроризма, возбуждения вражды, дискриминацию и применение насилия к социальным группам, препятствия органам власти (включая полицию и избиркомы), демонстрации запрещенной символики (пункт 9) или финансирования всего перечисленного. При должном стремлении полиции вам могут “пришить” статью об экстремизме. Криминалом может стать даже любимая блогерами фраза “Когда мы придем к власти…”

Избегайте хотя бы наиболее явных негативных высказываний, но главное — не говорите, что другим стоит пренебрежительно или негативно относиться к другим людям по таким групповым признакам (см. пункт 1).

Что грозит?

До пяти лет принудительных работ (место и вид работ определит суд) или лишение свободы на этот же срок.

3. “Призывы к сепаратизму” (280.1 УК)

Любое высказывание о желании уменьшить территорию Российской Федерации, как она изображена на официальной карте, а не только призывы к мятежу, могут считаться уголовно наказуемыми, поэтому старайтесь не высказываться, что “Крым – не наш”.

Что грозит?

То же, что и за “призывы к экстремизму” (см. пункт 2).

4. Оправдание терроризма (статья 205.2 УК)

Запрещается не оправдание в моральном или педагогическом смысле (“он мстил за отца”, “в детстве он перенес травму”), а именно одобрение и желательность терактов как метода действия. Естественно, говорить такое в адрес террористов не следует.

Что грозит?

Штраф от 300 тыс. до миллиона рублей и до семи лет лишения свободы.

5. “Реабилитация нацизма” (статья 354.1 УК)

Не стоит в записях отрицать или одобрять массовые преступления германских властей времен Второй мировой. А также “распространять заведомо ложные сведения о деятельности СССР” за тот же период.

Не стоит безосновательно дискутировать об истории, проверяйте факты и даты – гугл есть у всех.

Поскольку использована формулировка “заведомо ложных”, вашей защитой может стать ссылка на источники, как можно менее маргинальные.

Что грозит?

Штраф до 300 тысяч рублей до трех лет лишения свободы или до года исправительных работ.

Увольнения, штрафы и тюрьма – что можно получить за “лайк” в разных странах

6. “Оскорбление религиозных чувств верующих” (часть 1 статьи 148 УК)

Что такое “оскорбление” и “чувства верующих” – из УК непонятно совсем. Но это определит за вас суд. Чтобы подобного не произошло, старайтесь не высказываться грубо против религиозных обычаев, символов, учреждений или верований, принятых на территории России. Хотя бы в отношении четырех официально признанных в России религий: православия, ислама, буддизма и иудаизма.

Что грозит?

Штраф до 300 тыс. рублей и до года лишения свободы.

7. Участие в экстремистском сообществе (статья 282.1 УК) или организации (статья 282.2 УК)

Если вы не состоите в таких сообществах, то вряд ли вам стоит беспокоится, но все же не делайте перепосты статей или заявлений лидеров из уже запрещенных Минюстом групп (террористических или экстремистских). На всякий случай перепроверьте список сообществ, в которых вы состоите в социальных сетях. Поверьте, а лучше посмотрите: некоторые группы могут быть вполне неочевидными.

Что грозит?

От штрафа до 300 тыс. рублей до лишения свободы на шесть лет.

8. Распространение “экстремистских материалов” (статья 20.29 Кодекса Административных Правонарушений)

Достаточно трудно соблюсти этот пункт: на сайте Минюста уже около 3,5 тыс. всевозможных книг, песен, видеороликов и сайтов. И публикация на вашей страничке в соцсети уже считается массовым распространением.

Перед тем, как поделиться каким-то материалом с друзьями проще всего задать в поисковике его название в разделе новостей, скорей всего оно там появится. Еще вариант искать в официальном списке Минюста. Ну, и конечно, включить здравый смысл.

Что грозит?

Штраф до трех тысяч рублей или арест на 15 суток.

9. Демонстрирование запрещенной символики (статье 20.3 КоАП)

Вне зависимости от вашего намерения и контекста публикации на вашей страничке, достаточно самого наличия на картинке или в видео запретных символов, – вы будете привлечены к ответственности.

Среди запрещенной символики:

  • Нацистская. К ней относятся символы, использовавшиеся в Третьем Рейхе, и организаций, которые с ним сотрудничали и отрицают их преступления. Иногда это символы современных неонацистов.
  • Сходная с нацистской до степени смешения. Термин “до степени смешения” означает сходство, затрудняющее различение для обычного человека. Степень сходства определяет суд.
  • Символика запрещенных за экстремизм и терроризм организаций (см. выше). Каталога такой символики нигде сейчас нет, но если вы регулярно постите на эту тему, то наверняка с ней вы уже встречались.

Что грозит?

Штраф до двух тысяч рублей или арест на 15 суток.

10. Дополнительные рекомендации: отключите чувство юмора

“[Не стоит писать про] Украину, Крым, исламскую пропаганду – это наиболее болезненные темы”, – советует эксперт Центра “Сова” Наталия Юдина.

В “Сове” также отмечают, что в России при рассмотрении таких дел не учитывают ни контекст, ни иронию, ни юмор, ни даже тот факт, что вы лично не являетесь автором каких-либо материалов. К анализу поста привлекут стороннего эксперта, который должен установить одно: возбуждает ли фраза или материал ненависть.

Скорей всего сотрудники правоохранительных органов будут смотреть только на вашу “стену” в соцсетях, но подчистить сохраненные публикации и материалы тоже бы следовало. Если какой-то материал отнесут к экстремистским, а он был ранее опубликован на вашей странице в Сети, суд все равно будет его учитывать.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/27855847.html

Окно права
Добавить комментарий