Есть ли изменение в УК РФ по статье 162 часть 2?

О внесении изменения в статью 162 уголовного кодекса российской федерации

Есть ли изменение в УК РФ по статье 162 часть 2?

Вносится депутатом

Государственной Думы

Д.И.Савельевым

Проект

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О внесении изменения в статью 162

Уголовного кодекса Российской Федерации

Статья 1

Внести в статью 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 25, ст. 2954; 2003, № 50, ст. 4848; 2004, № 30, ст. 3091; 2009, № 52, ст. 6453; 2010, № 52, ст. 7003; 2011, № 11 ст. 1495; № 50, ст. 7362) изменение, дополнив часть 4 пунктом «г» следующего содержания:

«г) в отношении лица, достигшего семидесятилетнего возраста».

Статья 2

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Президент

Российской Федерации

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

к проекту федерального закона

«О внесении изменения в статью 162

Уголовного кодекса Российской Федерации»

В последнее время в России значительно увеличилось количество разбойных нападений на пенсионеров, особенно достигших возраста 70 лет и более. Преступники умышленно выбирают в качестве жертв пожилых людей, которые являются наиболее незащищенной и уязвимой социальной группой населения.

Расчет преступников делается на неспособность престарелых людей ответить на разбойное нападение, совершенное с целью хищения их имущества. Разбой всегда сопровождается применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия.

Иногда оно совершается группой преступников или сопровождается применением оружия, либо с незаконным проникновением в жилище.

Наказание за данный вид преступления всегда было очень высоким. Однако действующая статья Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) не делает различий по категориям потерпевших, хотя в иных статьях такие различия делаются. Например, в части 1 статьи 132 УК РФ применение насилия или угрозы насилия приравнивается к использованию беспомощного состояния потерпевшего.

Однако пожилой человек в возрасте 70-ти лет и выше, фактически, находится в беспомощном состоянии при разбойном нападении на него преступников. Это говорит не только о циничности данных преступлений и высокой степени деморализации лиц, их совершающих, но и о необходимости установления повышенного наказания за данное преступление.

Средства массовой информации – газеты, телевидение, Интернет – заполнены сообщениями о разбоях, совершенных в отношении пенсионеров по всей России. При этом разбойные нападения на пенсионеров часто сопровождаются и другими преступлениями, например, убийством, поджогами домов пенсионеров и т.п.

Пожилые граждане России в большей степени подвергаются опасности стать жертвами разбойного нападения, чем молодые люди, способные вовремя и адекватно отреагировать на посягательства преступников.

Учитывая то, что люди пожилого возраста, как правило, не имеют иного источника дохода, кроме пенсии, то и совершение в отношении них такого преступления, как разбой, должно оцениваться как более тяжкое преступление.

Любое разбойное нападение, совершенное в отношении пожилого человека, уже может квалифицироваться как преступное деяние, причиняющее значительный материальный и моральный ущерб потерпевшему.

Во-первых, потому, что пенсионеры, особенно в возрасте 70-ти и более лет, как правило, относятся к категории малообеспеченных людей.

А во-вторых, потому, что пожилые люди крайне тяжело переживают случившееся, что наносит им не только моральный вред, но даже может повлечь серьезное расстройство здоровья, вплоть до летального исхода. Указанные обстоятельства свидетельствуют о повышенной общественной опасности такого преступления, как разбой, совершенный в отношении пожилых граждан.

Необходимость в ужесточении уголовной ответственности за совершение разбоя в отношении лиц старше 70-ти лет обусловливается также повсеместной и широкой распространенностью такого рода преступлений. Поэтому для повышения эффективности борьбы с данным видом преступления их следует отнести к категории преступлений, за которые установлено повышенное наказание.

Данным законопроектом предлагается установить наказание за разбой, совершенный в отношении лица, достигшего возраста 70-ти лет, аналогичное наказанию, уже установленному частью 4 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации за разбой, совершенный организованной группой, в особо крупном размере или с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. А именно – лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Предлагаемое наказание является соразмерным содеянному, соответствует его характеру и степени общественной опасности, что позволит соблюсти принцип справедливости уголовного закона, закрепленный частью 1 статьи 6 УК РФ, и достичь предусмотренных целей наказания: восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Законопроект направлен на защиту пожилых граждан России и совершенствование уголовного законодательства.

Источник: https://ldpr.ru/power/Bills/on_amending_article_162_of_the_criminal_code_of_the_russian_federation_040314/

Некоторые вопросы квалификации убийств, сопряженных с разбоем

Есть ли изменение в УК РФ по статье 162 часть 2?
то оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние.

Отграничение убийства, сопряженного с разбоем, от оставления в опасности при совершении данного преступления проводится по субъективной стороне: в первом случае у виновного имеется прямой или косвенный умысел на лишение жизни человека, при оставлении в опасности виновный лишь ставит потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние при отсутствии умысла на убийство.

Так, приговором Челябинского областного суда от 28 августа 2006 г. З. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизодам от 5, 24, 26 марта, 9 июня, 23 июля, 17 августа 2004 г.); А. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ, п. «б» ч. 4 ст.

162 УК РФ; Г. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизодам от 5, 24, 26 марта, 9 июня, 23 июля, 24 октября 2004 г.), п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизоду от 8 ноября 2004 г.), ч. 1 ст. 325 УК РФ, ст.

125 УК РФ.

З., А. и Г. были признаны виновными в серии ограблений водителей автокранов и иных лиц, А. и Г. — дополнительно в разбое, а Г. еще и в похищении официальных и важных личных документов Б. и в заведомом оставлении в опасности Г. Л., которого сам поставил в опасное для жизни состояние.

Органами предварительного следствия действия Г. по эпизоду в отношении Г. Л. были квалифицированы по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 162 УК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель указал на необоснованность переквалификации действий З., А. и Г. со ст. 162 УК РФ на ст. 161 УК РФ и переквалификации действий Г. с пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 125 УК РФ.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующим выводам.

По эпизоду от 26 марта 2004 г. — ограбление водителя автокрана Г. Л. и ООО виновность Г. и З. доказана показаниями осужденного З. в процессе предварительного расследования, представителя ООО М., свидетелей Б., Г., П., вещественными и другими собранными доказательствами.

Оценив приведенные данные в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно квалифицировал действия Г. и З. по п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ.

Заведомое оставление Г. Л. в беспомощном состоянии доказано показаниями потерпевших С. и Р. о том, что после похищения автокранов их увозили в безлюдное место, где насильно поили водкой.

Из показаний З. следует, что после похищения автокрана Г. и другое лицо увезли Г. Л.

Стр.21

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. № 11. С. 11—12. 2. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 1. С. 8.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что тело Г. Л. было обнаружено 30 марта 2004 г. в пригороде Челябинска у заброшенного производственного здания.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Г. Л. наступила от переохлаждения организма, перед смертью он находился в тяжелой степени алкогольного опьянения, поскольку выпил не менее 580 мл спиртного.

Из показаний свидетелей и медицинских документов видно, что Г. Л. спиртные напитки не употреблял.

По сообщению гидрометеорологической службы, температура воздуха в Челябинске 26 марта 2004 г. была минус 8,4 градуса.

Оценив приведенные данные, суд обоснованно квалифицировал действия Г. по ст. 125 УК РФ.

Несостоятельны доводы кассационного представления о том, что Г. совершил умышленное убийство Г. Л., что суд необоснованно переквалифицировал его действия с пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 125 УК РФ.

Суд обоснованно указал в приговоре, что по делу нет данных о наличии у осужденного умысла на лишение Г. Л. жизни, что он совершил действия, направленные на это.

Суд установил, что участники ограбления, как и в предшествующих случаях, напоили потерпевшего водкой, оставив его в безлюдном месте. В остальных случаях потерпевшие выбирались из тех мест, где их оставляли грабители. В данном случае потерпевший от выпитой водки потерял сознание и не пришел в себя.

По стечению обстоятельств, температура воздуха в ночь на 25 марта понизилась, он замерз. В деле нет данных о том, что Г. с целью лишения потерпевшего жизни оставил его пьяным в безлюдном месте, зная, что он замерзнет. Доводы кассационного представления по этому поводу основаны на предположениях(1).

В рассматриваемом примере суд, не установив умысла Г. на лишение жизни Г. Л., переквалифицировал его действия со ст. 105 УК РФ на ст. 125 УК РФ. Переквалификация действий виновного со ст. 162 УК РФ на ст.

161 УК РФ произведена судом в соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г.

№ 29, согласно которым «в случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой.

Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием». Виновные насильно поили потерпевших водкой — веществом, которое, как, по всей видимости, и определил суд, само по себе не представляет опасности для жизни или здоровья.

В другом случае суд, исходя из обстоятельств дела, установил наличие косвенного умысла на умышленное причинение смерти потерпевшему при совершении разбоя и квалифицировал действия виновных как убийство, сопряженное с разбоем.

Приговором Омского областного суда от 1 августа 2005 г. Л. и Б. наряду с иными составами преступлений были осуждены по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и пп. «ж», «з» ч. 2 ст.

105 УК РФ за разбой группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Стр.22

В кассационном представлении государственный обвинитель просил об отмене приговора в отношении Л. и Б., считая, что выводы суда в части обоснования косвенного умысла на убийство потерпевшего противоречивы, выводы суда об умышленном характере преступных действий Б. и Л., направленных на причинение смерти К., носят противоречивый характер.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации установила, что вывод суда о доказанности вины Л. и Б. в разбойном нападении на К. и его убийстве группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, соответствует материалам дела и подтвержден приведенными доказательствами.

Так, сами осужденные Л. и Б. не отрицали того обстоятельства, что договорились забрать у таксиста деньги. С этой целью Б. поймал такси, а затем позвал в машину Л. В тот момент, когда водитель разворачивал машину, Б. нанес ему удары штакетиной по голове, а Л. — по туловищу.

Затем они подвергли водителя избиению на улице, повезли в сторону пляжа, чтобы забрать деньги. На пляже вытащили К. из машины, обыскали, забрали деньги, которые потом поделили. Когда водитель стал подниматься, вновь нанесли ему удары.

Затем на машине уехали с места происшествия и бросили ее в районе аэропорта.

Эти обстоятельства следуют и из явки с повинной Б. и Л. и протоколов проверки их показаний на месте, протокола осмотра места происшествия — пляжа, где был обнаружен труп К.

, протоколов выемки, заключения биологической экспертизы о наличии следов крови потерпевшего К. на одежде осужденных, выводов судебно-медицинской экспертизы о характере и степени тяжести причиненных
К.

телесных повреждений и причине его смерти, которые объективно подтверждают показания осужденных об обстоятельствах дела.

Выводы суда об умысле Л. и Б. на убийство потерпевшего в приговоре надлежаще мотивированы.

Как обоснованно указал суд в приговоре, о косвенном умысле Л. и Б. на убийство К.

, сопряженное с разбоем, свидетельствуют не только их показания, в частности: о предварительной договоренности об открытом хищении денег, угоне автомашины, об избиении потерпевшего без предъявления ему каких-либо требований имущественного характера, о бессознательном состоянии потерпевшего, наступившем от их совместных действий, о перевозке и оставлении потерпевшего в безлюдном месте в холодное время года, которые суд взял за основу при вынесении приговора, но также и количество, характер и локализация телесных повреждений, причиненных К. в область жизненно важных органов, которые причинены были совместными согласованными действиями обоих подсудимых.

Эти данные свидетельствуют о том, что Л. и Б., избив К. и оставив его в бессознательном состоянии в безлюдном месте в холодное время года, осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность наступления общественно опасных последствий, в том числе и в виде смерти потерпевшего, не желали последствий в виде смерти потерпевшего, однако относились к ним безразлично(1).

Стр.23

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k808.html

Окно права
Добавить комментарий